332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Грейзе » О чем молчит город (СИ) » Текст книги (страница 5)
О чем молчит город (СИ)
  • Текст добавлен: 14 декабря 2020, 23:00

Текст книги "О чем молчит город (СИ)"


Автор книги: Грейзе






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 22 страниц)

========== Глава 13 ==========

Из земли торчали бетонные шпили, подобно костям огромного змея, выброшенного из моря. Их силуэты чернели на фоне гранитного неба. Единственное, что поняла Василиса – это не здание. Она уже успела обойти огражденный периметр, обнесенный плотным забором. Ей до жути хотелось позвонить Драгоцию и наорать на него, срывая голос. Но она пока держалась. Мерзавец только того и ждет, чтобы я вышла из себя.

Когда ЧарДольская в третий раз пошла вдоль забора, в глаза ей бросилась табличка: помятый листок, наспех приклеенный к жестяной трубе. «Вход для нежданных гостей со стороны воды. Не заблудитесь» и грубая стрелка, указывающая куда-то в пустырь. Если это их розыгрыш, то я подам в полицию… Черт, скажу, что он домогался меня и попрошу маму написать пару статей об этом.

Василиса соскочила с бетонной дорожки и пошла по высокой, сухой траве. Длинные стебли жалобно хрустели под подошвой, перемешиваясь с жирной грязью. А ведь ЧарДольская еще и каблуки собиралась обуть, отказавшись от них только перед выходом. Хороша бы она была сейчас.

Пустырь кончался пологим склоном, выходящим на берег моря. С другой стороны бухты мерцали огни города и пара судов качалась в заливе. Старый маяк светил на скалистом пляже, разбрызгивая тусклый луч. Отсюда Астроград казался волшебной жемчужиной, выпавшей из пенного ожерелья. Хотелось стоять и рассматривать его, пока лицо обдувал соленый ветер.

В заборе чернела дыра. Кто-то выдрал кусок жестяного листа, а сверху опять оставил сообщение: «Вы почти на месте, мисс. Забирайтесь по лестнице и старайтесь не смотреть вниз. Искренне Ваша З.Д.». Я добавила бы к твоим инициалам еще одну букву, Драгоций.

Территория, на которую попала Василиса, была самой обычной стройкой. Только чуть заброшенной. Вокруг валялись остатки лесов, мешки со смесями и куски арматуры. Приходилось очень осторожно перешагивать через все это, пробираясь к бетонному сооружению. ЧарДольская снова осмотрела его, подивившись размерами. Ей казалось, что высотой этот исполин не уступал пятиэтажному дому. Конструкция уходила прямо в открытое море, опираясь на толстые сваи. Да это же мост! Огромный мост с торчащими шипами.

Лестница нашлась довольно быстро. Вот только ее вид не внушал надежности. Пара веревок со скользкими балками посередине, свисающая из пустоты. Василиса задрала голову, но конца так и не увидела.

– Эй! Заканчивайте свой долбанный квест, – ее крик эхом пронесся по площадке. И с какой-то пугающей ясностью до ЧарДольской дошло, что она тут, быть может, совсем одна. Ей некстати вспомнились все те наставления, которые мама рассказывала в детстве. И ужастики, на которых Маар бывало закрывал ей глаза, прижимая к теплому боку.

– Я развернусь и уйду! Слышите? Я не стану лезть по этой дряни!

Ей показалось, что где-то что-то упало. В одночасье все звуки обострились, а пальцы намертво вцепились в пакет с бутылкой вина: ее единственным оружием. Василиса со всей силы дернула за лестницу, но та даже не скрипнула. Девушка оставила пакет рядом со стеной, а сама очень осторожно поставила ногу на первую ступеньку. Голова слегка закружилась. ЧарДольская крепко выдохнула и оторвалась от земли.

Лестница качнулась под ее весом. Василиса чувствовала себя гирей на тонкой ниточке, а что же будет там, наверху?

– Идите вы все к черту! Я напишу на тебя заяву, Драгоций! Слышишь?

На глазах показались слезы, но она упрямо переставляла ноги. Вот уже две ступеньки оставались позади. Впереди каких-то пять десятков…

– Захарра, можно резать. Она уже достаточно высоко, – ее отвлек насмешливый голос.

Василиса со страху взвизгнула, и ее руки заскользили по влажным перекладинам. На какой-то миг девушке показалось, что она сломает шею. Ноги запутались и полетели вниз. Пальцы, что есть силы ухватились за опору, и ЧарДольская перестала понимать, где находится.

Крепкие руки мягко ухватили за талию, пытаясь оторвать от злосчастной лестницы. Василиса размахнулась и заехала коленкой, угодив во что-то мягкое. А потом сама кое-как спустилась, все еще ощущая дрожь в ногах.

– Т-ты просто кретин! Вы в-все, думаешь это смешно?

– Никто не думал, что ты настолько больная, что полезешь, – Фэш болезненно морщился. Видимо, попало ему знатно. – Там за столбом есть работающий лифт.

– Да откуда мне было знать! Откуда мне было знать, что тут вообще кто-то есть!

– Боги, как я соскучился по твоему голосу, – Драгоций примирительно прищурился. – Хватит, это просто шутка. Да, признаю, не совсем удачная.

Василиса хотела возразить, но захлебнулась возмущением. ЧарДольская глубоко выдохнула, заставляя себя успокоиться. Главное, что ее нашли и не надо лезть по этой дуре вверх. И скоро она поговорит с Ником, а потом уедет отсюда.

– Ладно, проехали. Вас оправдывает хотя бы то, что я слишком устала для полноценной истерики. Где там твой лифт?

Фэш подвел ее к открытой лебедочной конструкции с каким-то рычагом. Веревочная лестница показалась не таким уж плохим вариантом.

– Что, встречи в кафе уже не такие модные? – не выдержала девушка. – Дай угадаю, в следующий раз забронируете комнатку в психушке…

Драгоций усмехнулся, подталкивая ее на платформу.

– Неплохая идея для новогоднего корпоратива… Позовем твою семью? Думаю, Дейле пойдет белый халатик.

Василиса не выдержала и громко фыркнула.

– А тебе пара наручников, – Драгоций едко усмехнулся ее словам, и девушка поспешила добавить: – самых обычных! Железных… Черт, перестань так усмехаться!

Какой-то механизм скрипнул, после чего их платформа оторвалась от земли. Василиса ойкнула, поспешив вцепиться в единственную опору. Фэш снисходительно выгнул бровь, но не стал отстранять девушку.

Под ними натужно заскрипели тросы.

– Мы не упадем? – тихо спросила Василиса. Драгоций пах легким парфюмом и лесными ландышами.

– Постараюсь удержать тебя, – усмехнулся он, а потом положил руку ей на поясницу, легонько придерживая через ткань пальто. ЧарДольская от неожиданности попыталась отодвинуться, но Фэш не дал. – Не так быстро, пташка. За тобой двенадцать футов высоты и бушующее море.

– Мне хватило бы трех.

Василисе казалось, что она лизнула железный столб на лютом морозе. Внутри все плавилось и растекалось жидким пламенем по венам. А потом рука Драгоция медленно пошла вверх, оставляя невидимые ожоги. ЧарДольская подняла голову, встретившись с ним взглядом. Что-то мрачное свернулось на дне этих глаз, во тьме казавшихся почти черными. Мрачное и притягательное.

Поцелуй меня. Сейчас.

Механизм снова щелкнул, и мир остановился. Волосы растрепал порыв бриза, и те рыжими змеями мазнули Драгоция по щекам. Вокруг них расстилалась беспросветная мгла, рассеченная далекими огнями города. На миг ушел весь страх, но осталось слепое восхищение: хотелось захлебнуться этим свежим воздухом и пьяной свободой.

Фэш помог ей сойти на бетонный пол. ЧарДольской снова показалось, что они попали в скелет древнего змея с торчащими ребрами. Она никогда еще не бывала в подобном месте.

– Пойдем, нас уже заждались.

Драгоций уверенно пошел вперед, как будто под ним стелился обычный городской асфальт.

– Постой… Что это за место?

– Это Златой мост, он должен был соединить два района города. Ты, должно быть, слышала про него много интересного пару лет назад?

Василиса помотала головой. Пару лет назад ей было не до чего.

– Змиулан был одним из главных инвесторов, сам РадоСвет ратовал за этот проект. Но потом строительная компания разорилась, и мост заморозили.

– И теперь вы его используете для загулов?

– Ну надо же хоть как-то окупать вложения, – Фэш шел, опустив руки в карманы пальто. А ведь минуту назад они были совсем в другом месте. По спине прошлись мурашки. – И мы пришли.

Василиса резко остановилась, ругая себя. За своими идиотскими мыслями она не уследила, как впереди замаячила гирлянда огней и замелькали силуэты. К ним стала приближаться полутемная фигура в мешковатой одежде.

– А вот и они, – веселый голос Захарры Драгоций птицей облетел все вокруг, – моя милый брат и его очередная подружка. На этот раз рыжая.

Кровь прилипла к щекам.

– Мы деловые партнеры, мисс, – отчеканила Василиса, а сама вспомнила, как минут десять назад его руки сжимали ее тело. – Рада снова видеть вас.

– Черт, я тебя вспомнила… ты была на том вечере со своей бледнолицей сестрицей. Неужто к нам заскочила Огнева?

– Захарра, я же предупреждал, что приду с дочерью Нортона, – Фэш устало потер глаза. – И она, правда, полезла по лестнице. Так что всю следующую неделю ты таскаешь мне кофе в перерывы.

Василисе захотелось закатить глаза. Эти Драгоции напоминали ей оставленных без присмотра детей. Вот только игрушки у них были недетские.

– Ладно, умник. А ты молодец. Не ожидала, что девчонка осмелится полезть на такую верхотуру. Признайся, сколько раз успела прокостерить нас? – Захарра усмехнулась так по-свойски, что ЧарДольская смутилась.

Василиса привыкла, что все женщины из ее окружения надменные, повернутые на себе гадюки. Такой была Елена, Маришка, иногда Дейла, да даже в Лиссе пряталось немного чернявой гнили. И во мне она тоже найдется. Но эта Захарра была другой.

– Василиса ЧарДольская, – девушка уверенно протянула руку, – поздравляю с повышением. И да, я орала как не в себе, когда раскачивалась на этой дуре… Честно, мне казалось, что дело идет к смерти.

– Захарра Драгоций, – ей ответили на рукопожатие. – Думаю, с тобой мы поладим куда лучше, чем с той белоголовой куколкой. Кстати, Фэш, госпожа Резникова уже отмыла пятно на своей… репутации?

– Позвони – спроси. Вы же лучшие подружки, как никак, – оба Драгоция понимающе усмехнулись, а потом и вовсе тихо рассмеялись.

Василиса уловила взгляд, которым Фэш смотрит на Захарру. В ее детских мечтах у Норта был такой же.

– Мне кажется, я ей немного не нравлюсь, – нарочито серьезно сказала Драгоций, а потом обернулась к Василисе. – Как думаешь?

– Кому ты можешь не нравиться? Ты же само очарование… Только над первым впечатлением еще нужно поработать.

На этот раз они рассмеялись все втроем, и ЧарДольская почувствовала, как внутри растекается давно забытое тепло.

========== Глава 14 ==========

– А потом мы поехали по предгорьям и заехали к прорицателям… Просто волшебное место. Знаете, там живут как бы монахи, разговаривающие со звездами, и они дают свое благословление, – Диана глотнула пряного глинтвейна, а потом подняла голову вверх, где стелилось ночное небо. – Жаль, к нам так и не вышла преподобная Агата.

– А я тебе сразу говорил, что надо было покупать путевки в Чародол. Вот там край вечного лета и тепла, – Фэш обернулся к Нику. – И заметь, никаких слепых женщин.

Фрезер поджала тонкие губы, осудительно покачав головой.

– В путешествиях надо искать духовное развитие и преодоление. Верно, Ник? А тем, кто едет поваляться на солнышке, я искренне сочувствую. Ведь они упускают тысячи и тысячи новых встреч, взглядов, улыбок, ароматов… Целые миры проносятся мимо.

Василиса хмыкнула, привлекая всеобщее внимание. Все началось с простого просмотра фотографий из последней поездки Фрезер и Лазарева. Загорелые и счастливые, они карабкались по горам, сплавлялись по речке, ночевали в какой-то берлоге посреди хвойного леса. Почему-то все время Драгоций не сводил со своего дружка долгого сочувствующего взгляда.

– А ты как отдыхаешь, Огнева? Тоже дожидаешься, пока за тобой не прилетит спасательная экспедиция?

– Это было один раз, Фэш. Один раз. Ты так вцепился в этот случай, будто лично вытаскивал нас с того ледника.

У этой Дианы взгляд тяжелее железных гирь… Кажется, я понимаю, почему Ник так старательно улыбался на каждой фотке.

– Последний раз я ездила в детский лагерь вожатым, на втором курсе. Это считается за отдых? Преодоления там было предостаточно, могу вас заверить.

Все улыбнулись, даже Фрезер чуть смягчилась. А Фэш вновь показал свои ямочки, будто специально знал, что ЧарДольская будет смотреть на него.

Вечер выдался на удивление тихим и ясным. Ветер утих, а море было столь спокойным -хоть пряди из него шелковое полотно. Кроме них пятерых здесь никого не было, только чайки пару раз проносились с пронзительными возгласами.

В теплом термосе плескался глинтвейн с корицей, имбирем и дольками лимона. Его тут же отдали Василисе и Диане, остальные же пили коньяк из черной фляги. Его запах напомнил ЧарДольской об отце, когда они с Мираклом играли в вист и обсуждали политику, сидя у камина.

– Вожатым? Я думал, что твой отец во всем… – Ник замялся под конец, но взгляд его жег пытливым интересом.

– Обеспечивает меня? Он любит нас иногда баловать, это правда. Кидать в руки дорогущие подарки, оплачивать путешествия, курсы… Но жить мы должны на свои деньги. Особенно, если отказываемся от его фамилии и убегаем из дома.

В наступившей тишине был слышен морской прибой. Волна обнимала шуршащую гальку, оставляя соленые поцелуи.

– Это же было года три назад, верно?

– Два с половиной, если быть точнее. Да, два с половиной года назад стало на одного Огнева меньше, – видимо, выпитое вино начинало сказываться и ее мысли путались. – Господи, прошло больше двух лет, а это клеймо никак не сходит.

Драгоций как-то странно хмыкнул после этих слов.

– Ник… мы говорили об этом, – Фэш не спускал с Василисы долгого вдумчивого взгляда, словно пытался забраться к ней в мысли.

– Да, да, конечно. Я сейчас подойду, милая, – Ник скомкано улыбнулся Диане, после чего легко дотронулся до плеча ЧарДольской. – Кажется, за мной осталась пара вопросов.

Они отошли, зайдя за бетонные столбы. Голые стены, обдуваемые ветром и дождями, были словно потерянные дети. Кое-где время уже изъело их, оставив щербинки и трещины. Василиса провела рукой по неровной поверхности, выбивая ногтями мелкие кусочки.

– Я говорила с отцом… – больше никакие слова не желали появляться. Ей до отчаянья хотелось прокричать все то, что сидело внутри, но удавка опустилась на горло. Видишь, папа, как хорошо ты научил нас слушаться.

– Знаешь, а ведь когда-то они дружили, наши родители. Еще со школы мечтали создать вместе что-то такое, что изменит этот мир, – Ник усмехнулся, хотя его глаза оставались серьезными. – А потом Нортона пригласил Астрагор, ввел его в старший круг, ну и дальше тебе известно.

Он покинул Лазорь, заставил Константина отказаться от всех прав на совместные изобретения и парочку раз старался присвоить и саму компанию… Да, вот так стоит поступать с бывшими друзьями.

– В ту ночь ты сказал, что у вас что-то пропало…

Ник не дал ей договорить:

– Думаю, тебе известно об этом куда больше моего.

– Ты ошибаешься, – голос против воли сдавило. Для таких вестей у отца есть Норт.

– Да брось, – Лазарев устало махнул рукой, – я не записываю на диктофон, не прячу камеру в пуговице. Можешь хоть сейчас прекратить лицемерить и говорить прямо. Поверь, тебе понравится.

Василиса задержала воздух в легких, словно собиралась прыгнуть с вышки. А потом выпалила на одном вздохе:

– Я пустое место для него!

Весь мир как будто разорвался, бросая в лицо мелкие осколки. Девушка вцепилась в стену, чувствуя, как ноги подкашиваются.

– Перед тобой стоит паршивая овца славного семейства Огневых. И почему-то она все еще дает себя стричь.

Полминуты ей отвечал лишь соленый прибой.

– Постой… я не знал, – Ник судорожно вздохнул. – Думал, что ты смеешься надо мной. Просто, тебя ни разу не назвать пустым местом.

– Ты не виноват. Мне жаль, жаль, что все так вышло, – это были одни из тех слов, что говорятся раньше, чем ты успеваешь обдумать их. И они золотыми нитями связывают то, что казалось навек поломанным.

– И мне… Василис, я не собираюсь винить тебя за поступки Нортона, – Ник тут же стушевался под ее внимательным взглядом. – То есть ты не кажешься мне подлой… даже наоборот… Ты не должна оставаться там, где тебе не рады.

Лазарев совсем сбился и, видимо, не знал, как она отреагирует на его признание.

– Я тебя поняла, спасибо.

На них уже косилась Диана, да и Фэш с Захаррой подходили все ближе. Каждый сам должен нести ответ за свои ошибки. Рано или поздно мы все придем к этому.

Василиса уже собралась уходить, как Ник сжал ее руку.

– Пропал «Крест». Это одна из последних разработок Нортона и папы. Что-то наподобие вируса, способного уничтожить определенную базу… Вот только я не знаю какую. Еще это не весь программный код. У нас хранилась лишь половина, а где-то прячется вторая.

Василиса кивнула, впитывая каждое слово. Так вот, что отец отдал Лазоревым «на хранение».

– Используй эти знания правильно, – Ник разжал пальцы и направился к Диане.

Теперь появился и седьмой ключ. И тот, кто положит его в карман, заберет все.

– Ты даже не представляешь, как помог мне, – одними губами произнесла Василиса.

Когда-то Эфларус создал величайший замок, который сам же и обрек на смерть. А Нортон Огнев оказался ничуть не лучше. Вот только его замок будет состоять из костей всего города.

Такси подъехало, осветив их фигуры потоком света. Ник открыл дверцу Диане, помогая ей устроиться. Захарра цокнула и нарочито громко залезла на ряд к водителю. Василиса усмехнулась, наблюдая за ними. Такие разные и при этом близкие. Совсем не как мы с Нортом.

– Фэш! Ты там долго? – Захарра опустила окно, и из салона послышались сердитые наставления Дианы. Она просила «не гнать, убавить громкость и положить на руль обе руки».

– Я на следующем. Хочу оказаться дома не к утру.

– Ну-ну, пока, Василис. Пожалуйста, верни мне брата в целости и сохранности.

Машина, наконец, тронулась, оставляя на асфальте следы колес. Ее огоньки фар промчались по пустынной дороге, потонув в молочном тумане.

Они остались с Драгоцием одни, разделяя тишину с шепотом волн.

– Если я скажу, что ни одно такси не может нас найти, ты поверишь? – Василиса почувствовала прямой взгляд Фэша.

– До моего дома отсюда далеко.

– А мы не пойдем к твоему дому.

Они спустились к самой кромке воды. Пахло рыбой, портом и мокрым камнем. Под ногами шуршала галька, перекатываясь под подошвой. Скоро она скроется под первым снегом, а море нальется свинцом, растеряв все летние краски.

– Отсюда виден шпиль Ратуши и даже Черновод… – а там сейчас должно быть все спят, или вообще никого нет.

Фэш посмотрел на зыбкий горизонт, где маячили скопища разноцветных огней.

– В детстве я жил рядом с большим лесом. Наш дом стоял прямо рядом с огромными деревьями, каждое величиной с колонну Белофея. Наверное, из их стволов получился бы прекрасный корабль. На таком не страшно было бы отправиться в любую бурю.

Василиса прикусила губу, чтобы не проговориться. Я знаю, где ты жил. Я ходила по тем коридорам, трогала те вещи, заглядывала в комнаты. И плутала между тех деревьев.

– Иногда мне кажется, что мы тоже попали в бурю… И нас мотает из стороны в сторону. Как думаешь, все дело в неправильном корабле? – гладкие камушки шуршали, перекатываясь с каждым шагом.

– Думаю, ты просто не на том месте, – по его тону было понятно: Фэш слышал их разговор с Ником. Отчего-то стало неуютно, будто содрали часть кожи, обнажив кусок чего-то сокровенного.

Пока Василиса думала с ответом, Драгоций поравнялся с ней, и его рука, затянутая в кожаную перчатку, мазнула по ее. Девушка остановилась, до боли выпрямив спину. ЧарДольская чуть покачнулась, заведя руки за спину и сцепив их. Ей казалось, что под ногами расстилается пропасть, а она вот-вот полетит туда. И Фэш Драгоций лично встретит ее на дне.

– Ты слишком плохо меня знаешь, чтобы так думать.

Василиса вскинула подбородок и пошла дальше. Где-то в небе одиноко прокричала чайка.

========== Глава 15 ==========

Зима пришла в Астроград неожиданно. Ее порывистое свежее дыхание затопило город в ясной дымке первых морозов. Все стало прозрачнее и чище, заковавшись в льдистую корку. Пожухлая сырость осени скрылась под снежным пухом – только кое-где все еще проглядывали бурые проталины.

Василиса листала свежий номер «Камней настроения» и поражалась, как еще мама не подалась общей истерии. На глянцевой обложке улыбалась Зарри Столетт со своим женихом, Александром Драгоцием. Их взгляды были устремлены прямо в объективы невидимых камер, в них читалось одно: мы вместе и любим друг друга, а все остальное горит в пекле. Василиса отложила журнал подальше, ей вдруг стало холодно в этом душном кабинете. На старых фотографиях Нортон также крепко прижимал Лиссу.

На глаза снова попался брелок-кинжал. Он выглядывал из-под горы белых листов, поблескивая матовой чернотой. Девушка взяла его в руки, проведя пальцем по изогнутому лезвию. На миг ей показалось, как что-то в глубине щелкнуло, отзываясь на ее прикосновения.

А потом дверь кабинета отъехала, впуская Фэша Драгоция. ЧарДольская вздрогнула от неожиданности, вскинувшись, как подстреленная лань.

– У меня две новости: плохая и просто ужасная. И обе связаны с тобой… – он хотел добавить еще что-то, но замолчал, странно прищурившись.

– Скажи, где ты тут видишь платформу или табличку «осторожно, не прислоняться»?

Фэш наклонил голову и уселся напротив стола. Его взгляд цепко прошелся по всему вороху бумаг и папок, что валялись на нем.

– Ты каждый раз так влетаешь, будто стараешься успеть в двери последнего вагона… – этот шарящий взгляд путал все мысли, заставляя сбиваться на ровном мысли. – Ты что-то забыл на моем столе?

Василиса против воли накрыла кинжал ладонями.

– Что у тебя в руках?

Девушка, поколебавшись, показала безделушку и тут же сунула ее в карман пиджака.

– Привезла из одной поездки, теперь храню на удачу. Так что там стряслось?

Драгоций секунду молчал, а на его лбу проявилась острая складка. У Василисы вспотела спина, и нестерпимо захотелось поерзать на стуле.

– Мне надо будет уехать на одну конференцию, посвященную вашему проекту… Ты ведь слышала о ней? – девушка медленно кивнула. – Скажи, что плохого я сделал, что ты так бессовестно подставила меня?

О чем это он? Я ведь даже не внесена в список приглашенных. Елена сказала, что сама возьмет на себя эту муть, а я лишь вздохнула с облегчением… И выписала пропуск на какую-то ее протеже… Вот черт.

– Брось, да я без ума от тебя, – она сказала это тоном Марка, отвечающего на звонки Дейлы в пятницу вечером.

– Тогда кидай все эти скрепки и составь мне компанию, – Драгоций смотрел на нее взглядом приговоренного. А ему идет. – Поехали вместе.

Василиса секунду помолчала, наслаждаясь этим растерянным выражением на красивом лице.

– Не могу. Списки уже сформированы, и от ЗолМеха поедет… – девушка включила базу, чтобы узнать имя, внесенное туда Еленой. – Вот кошмар-р!

Она еле сдержалась, чтобы не хлопнуть рукой по клавиатуре. Фэш согласно скривился.

– Поверь, компания бывших не самый большой мотиватор для успешной работы.

– В любом случае, я уже ничего не изменю… Но тебе еще не поздно уехать из страны. Или просто заменить себя одним из братцев.

Драгоций чуть повернул к себе в монитор и вгляделся в него так, будто стремился выжечь злосчастное имя из списка. Копна его кудрявых волос оказалась в сантиметрах тридцати от ЧарДольской, и ее пальцы болезненно сжались.

Василиса отъехала на своем кресле в сторону. Ей вдруг самой захотелось оставить на месте «Маришки Резниковой» чистый пропуск.

– А кто изменит? – Драгоций пытливо посмотрел на нее. – Елена? Дейла? Норт? Старик Эфларус?

– Марк мог бы… Или Дейла с его учетки.

– Брось, не верю, что у Ляхтича больше прав, чем у те…

– Не веришь – выход там, – отчего-то его слова с гулким шлепком ударили по ней, оставив мерзкие разводы. – Не забудь передать от меня привет Маришке. Кого-то ждет увлекательная поездка.

Василиса уставилась в монитор, притворившись, что Драгоция тут и вовсе нет. Столбики цифр плясали перед глазами, складываясь в причудливые размытые фигуры.

Фэш встал, но направился вовсе не к двери. Он обогнул стол, ведя ладонью по его гладкой поверхности и вороша стопки документов. ЧарДольская сглотнула вмиг потяжелевшую слюну. Шея напряглась, словно кто-то оплел ее стальным жгутом.

Драгоций дернул ее кресло за спинку, заставляя со свистом отъехать и развернуться. Василиса возмущенно выдохнула, но все слова застряли глубоко в горле.

Он стоял прямо перед ней, с обманчиво расслабленным лицом и в бессовестно расстегнутой рубашке. В голове промелькнули обрывки дурацких фильмов, где начальник тискает секретаршу, не отходя от рабочего стола.

– Мы еще не договорили, – Фэш положил одну руку на подлокотник кресла.

– Ты… ты не должен так… – ноготь до боли вжался в подушечку пальца, – вести себя.

– Как? Вот так? – его рука едва уловимо задела лацканы пиджака и медленно провела по ним вниз, – что же вы молчите, мисс?

Вся кровь будто бы разом свернулась, превращая тело в безвольный манекен. Василиса только и следила, как ладонь Драгоция осторожно касается пуговицы, как его пальцы очерчивают дугу по холодному металлу. Казалось, еще немного и кто-то из них сорвется. Сорвется, чтобы потом ни о чем не жалеть.

Ее как будто вышвырнули из теплой постели на лютый мороз.

Василиса в одно касание перехватила руку Фэша, сжимая ее за запястье так, словно хотела расколоть орех. Благо, она несколько раз тренировала захват на Марке.

– Ты, верно, хотел найти у меня скрепки?

Фэш Драгоций ответил ей нечитаемым льдистым взглядом. На дне голубых глаз с расширенным почерневшим зрачком расцветало понимание.

ЧарДольская показательно медленно одернула пиджак и пригладила карман, где лежал кинжал. Ей страсть как хотелось вынуть его и провести перед самым лицом Фэша.

– Всегда в последний момент забываю, что ты дочь Нортона.

Василиса впилась ногтями в кресло, оставляя царапины.

– Хорошо, что я не забываю, кто твой дядя.

Фэш весь вмиг подобрался, и его глаза стали еще чернее. Он кивнул и направился к выходу, остановившись в проходе.

– У тебя еще есть время передумать и составить мне компанию.

И дверь неслышно закрылась, оставляя Василису за плотной стеной поваленных отчетов. Щеки все еще горели, будто под столом работала печка. Девушка спрятало лицо в руках, стараясь прогнать застывшее перед глазами видение. Нестерпимо хотелось зачерпнуть на улице снега и затолкать себе за шиворот.

– Что же он в тебе такого нашел, – прошептала ЧарДольская, разглядывая давний подарок отца. Черный кинжал ответил ей насмешливым блеском.

Норт на время забрал себе кабинет отца. Василиса каждый раз прикусывала губу, когда ей приходилось бывать там. Брат не имел права на эти стены, стол из камня и массивное кресло. Все это принадлежало Нортону Огневу и должно было дожидаться его возвращения.

– Можешь войти, – Норт кивнул ей, – присаживайся. Подожди немного, я закончу дело.

Василиса с интересом посмотрела на договор, лежащий на столе. Подумала и все же взяла его в руки. Брат скривился, но говорить ничего не стал. ЧарДольская зашуршала страницами, разглядывая печать Белофея. Ничего интересного. Из красной папки торчал уголок письма. Василиса уже прицелилась к нему, как Огнев стукнул мышью.

– Ты роешься в моих документах.

– Поверь, будь моя воля, нашла бы занятие поинтереснее.

Секунду они испытывали друг друга взглядом.

– И какое? Елена говорит, что со своими обязанностями ты справляешься слабо, – Норт наконец отвлекся от монитора и полностью сосредоточился на сестре. – Я не доволен тобой.

– Можешь поставить меня в угол или лишить премии, – ЧарДольская усмехнулась. Изводить брата ей нравилось с самого детства. А точнее с того момента, как он перестал звать Лиссу «мамой».

– Миракл уже сказал тебе, что после этих выходных состоится первое слушанье?

– Нет… видимо, подобная честь была оказана лишь тебе, – ее голос прозвучал непривычно глухо. Все мысли тут же скрутились, составив одно пульсирующий узел – Новый Год они могут встретить всей семьей. – Норт, у нас… вы знаете, что делаете?

– Лазаревы не смогут ничего доказать. Папу отпустят и все наладится, – секунду он колебался, а потом добавил: – не переживай, сестренка.

Боги, когда он так звал меня в последний раз…

– Я виделась с ним, – расчувствовавшись, сказала Василиса. – Кажется, отец очень многое поставил на тебя… и, черт возьми, не разочаруй его.

Норт посмотрел так, как еще ни разу на нее не смотрел.

– Знаешь, я хотел сказать тебе сегодня то же самое, дорогая моя сестра.

========== Глава 16 ==========

Цзиа заказала себе целую кружку горячего шоколада с маленькими зефирками, сдобренную бисквитной крошкой. Греза неторопливо помешивала пенку в карамельном капучино, то и дело облизывая ложку. А Василиса щурилась от яркого света, пробивающегося через окно кофейни и распадающегося по всему залу.

За огромными окнами плескалось ясное зимнее утро, тающее румянцем на щеках прохожих. Даже в помещении было чуть холодно, отчего все сидели в вязаных свитерах, не разматывая шарфов.

– Так как тебе на новом месте? – в который раз пыталась узнать Цзиа. – Не жалеешь, что ушла от нас? Ни по кому не скучаешь?

Последний вопрос обжег не хуже кипятка. ЧарДольская осуждающе покачала головой.

– Давайте не о работе. К тому же, этот кое-кто обещал присоединиться к нам… Кстати, где он?

– Сейчас придет, – Греза скорчила насмешливую гримасу, – Маар думает, что так он будет казаться важной шишкой.

– И вовсе он так не думает! – Цзиа подавилась своим шоколадом, – просто у него дел много.

– Вижу, у вас ничего не меняется, – сердце гулко сжалось, словно кто-то вонзил в него несколько иголок. – Расскажите что ли, кто кого позовет на корпоратив в этом году?

За беспечной болтовней о том, кто кому нравится и кто с кем, что уже успел, время полетело незаметно. За окном пошел пушистый снег, напоминающий сладкую вату. Колокольчик над дверью весело затрещал, а потом раздался хлопок двери.

Маар прошел к их столу, разматывая зеленый шарф и приветливо щурясь. Василиса заметила, как Цзиа тут же освободила место у себя под боком и бодро помахала рукой.

– Мы уже заждались тебя!

Отчего-то ЧарДольской захотелось снять мешковатый свитер и остаться в одной тонкой кофточке, плотно стягивающей грудь.

– Вас невозможно не заметить, – Броннер как всегда обворожительно улыбнулся и на секунду его взгляд задержался на ЧарДольской, – твоя рыжая макушка – главное украшение витрины.

Василиса попыталась не смутиться.

– Смотрите, неделю не виделись, а он уже сдержаться не может, – проворчала Греза.

– Тебе взять кофе? Садись, – Цзиа выглядела так, будто за шиворот ей засунули тающую сосульку. – А зима-то в этом году снежная. У кого какие планы на праздники?

В воздухе таяли запахи карамели, кофейных зерен и сухих трав. Их столик словно окутали вуалью, отделив от всего остального мира. Казалось, всю жизнь можно было просидеть так – смеясь и болтая ни о чем. Василиса, разморенная теплом и негой, откинулась на спинку дивана. Под локоть ей тут же легли подушки с вышитыми орнаментами.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю