156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Выйду замуж по любви (СИ) » Текст книги (страница 1)
Выйду замуж по любви (СИ)
  • Текст добавлен: 6 февраля 2019, 22:00

Текст книги "Выйду замуж по любви (СИ)"


Автор книги: Мила Ваниль






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 20 страниц)

= 1 =

Пролог

Летняя ночь пахнет маттиолой и душистым табаком. Легкий ветерок лениво играет занавесками. Лунный свет сквозь открытое окно падает на кровать.

Обнаженный мужчина лежит на спине, закинув руки за голову. Глаза его закрыты.

В комнату входит женщина в полупрозрачном халате. Она молода и красива. Распущенные волосы обрамляют белоснежное лицо. Ее шаги невесомы. Кажется, она скользит по воздуху, не касаясь ногами пола.

Женщина замирает рядом с кроватью и бросает томный взгляд на мускулистое тело. Халат соскальзывает с белых точеных плеч. Она запрыгивает на кровать, садится мужчине на бедра, сжимая их коленями, и наклоняется вперед, упираясь руками в живот.

– Ты пришла… – шепчет мужчина и открывает глаза.

– Луна в полной силе, – отвечает ему женщина. – Сегодня моя ночь.

– Твоя, любимая…

Женщина тянется к его губам за поцелуем, оглаживает плечи, сладко вздыхает и выгибает спину. Но мужчина лежит неподвижно, не делает попыток приласкать женщину.

– Что ты чувствуешь, дорогой?

– Как обычно, ничего, любимая… Только горечь от того, что не могу к тебе прикоснуться. Зачем все это, Айри?

– Я прихожу, потому что ты хочешь этого.

– Ты права, я все еще не могу тебя отпустить…

По щеке мужчины скатывается слеза. Женщина ложится рядом, обнимая мужчину.

– Она уже близко.

– Кто близко?

– Она… Та, что подарит мне покой.

– Я измучил тебя, Айри…

– Ты измучил себя, любимый. Но она уже близко…

– Это чушь. Ты единственная в моем сердце.

– Конечно.

Женщина целует мужчину и замолкает.

Летние ночи короткие. С первым лучом зари женщина исчезает, медленно растворяясь вместе с серыми утренними сумерками.

= 2 =

Часть первая

«Три сестры»

Глава 1

«Осиное гнездо»

– Лиса-а-а! Ли-и-ис! Василиса-а-а!

Истошный крик Ярославы ворвался в уютную кухню через распахнутое окно. Василиса поспешно отставила миску с ягодами, которые перебирала для варенья, вытерла руки и выбежала на крыльцо. Ярослава неслась через лужайку к дому, высоко подобрав юбки.

«Опять ведет себя, как мальчишка! – с досадой подумала Василиса. – И опять что-то натворила!»

– Лисочка, милая, я не хотела-а-а… – Ярослава крепко обняла сестру, пряча пылающее лицо.

– Что тут… – на шум выглянула служанка, но Василиса махнула ей рукой, мол, сами разберемся, и та скрылась в доме.

– Яруся, милая, на кого ты похожа? – мягко упрекнула старшая сестра младшую. – Ведь тебе уже не десять лет, пора вести себя, как барышня.

Та лишь горестно всхлипнула в ответ.

– Так что случилось?

Василиса успокаивающе погладила Ярославу по золотистым волосам. Конечно же, косы растрепались, ленты потерялись. Яра посмотрела на нее виновато и жалобно. В незабудковых глазах блестели слезы, на круглых щечках горел лихорадочный румянец, пухлые губы дрожали. Похоже, на этот раз Яра не притворялась, чтобы разжалобить Василису и избежать справедливого выговора, а была напугана по-настоящему. Вот только чем?

– Яра, немедленно рассказывай, что случилось, – строго велела Василиса.

– Я… была в саду… в том самом… – она все же не выдержала и расплакалась.

– В каком саду? В каком «том самом»? – не поняла Василиса. – Яра! – она схватила сестру за плечи и хорошенько тряхнула. – Быстро говори!

– У соседа-а-а… – проревела Яра. – У колдуна-а-а…

Василиса с трудом удержалась, чтобы не отвесить сестре полновесный подзатыльник.

– Яра, ты совсем рехнулась? – прошипела она, схватив ее за руку. – Ну-ка, пойдем.

Для начала она отвела ее в умывальню, потом помогла переодеться. Подол у нового муслинового платья испорчен – мало того, что испачкан в зелени, так еще и порван.

– Ты хоть понимаешь, что больше некому тебя баловать? – сердито ворчала Василиса, прикидывая в уме, нельзя ли все же починить платье. – Где я тебе деньги на новый гардероб возьму? У Анатолия?

– Злая ты. – Яра обиженно выпятила нижнюю губу. – Вот уеду жить к Майе, она мне купит новых платьев.

Василиса лишь закатила глаза: Ярослава безнадежна. В свои восемнадцать она оставалась глупенькой, как ребенок. Оно и понятно – отец ее баловал, называл «куколкой», позволял то, за что нещадно карал старших детей. Яра пользовалась его покровительством и выросла эгоистичной, ленивой и взбалмошной девицей. Иногда Василисе казалось, что она не глупа, а просто притворяется, потому что так ей удобнее, но вывести сестру на чистую воду не удавалось.

Вот и сейчас рассказ Яры был похож на лепет неразумного ребенка. Гуляла с Сонечкой, подружкой с соседней дачи, поссорилась с ней, убежала в слезах, куда глаза глядят, не заметила, как пересекла запретную черту, очнулась в незнакомом саду, бродила там, потом увидела дом с остроконечными башенками, поняла, где находится, и в панике припустила обратно.

Башни – это точно дача архимага, или, как за глаза его называли соседи, колдуна. Артур Гайволоцкий появился в Озерном недавно, всего пару лет назад, и с тех пор все соседи обходили его владения стороной. Он купил поместье у семьи, уехавшей в другую страну, и сразу установил незыблемое правило – никто из соседей не имел права пересекать границу, которая была четко обозначена. Зеленый забор из самшитовых кустов не мог остановить нарушителей, особенно детей, поэтому архимаг добавил к ним охранное заклинание, которое отбрасывало назад любого, кто пытался перейти запретную черту.

Кому из соседей понравится такая дикость? Особенно в Озерном, где все дружили и навещали друг друга без приглашения. Гайволоцкий гостей не звал, сам визитов не наносил, жил отшельником вместе с двумя детьми.

Вдовец, архимаг, затворник – этого вполне достаточно, чтобы обрасти слухами. Соседи не знали, что он за человек, и как живет, следовательно, придумывали все сами. Архимагов всегда боялись – из-за силы, которой они владели. И чем можно заниматься за закрытыми дверями? Ясное дело, колдовать. И жену извел, изверг. И детей, небось, мучает, оттого и не пускает никого в свои владения. Поговаривали, что слуги, которые у него работают, все немые и безграмотные, чтобы не могли рассказать о том, что творится в доме.

Впрочем, Василису слухи не интересовали, как и сам архимаг. Ей было достаточно знать, где проходит граница владений, чтобы никогда ее не пересекать. Остальное ее не касалось. А вот Ярослава могла бы быть осторожнее!

– Как ты вообще туда прошла? – не понимала Василиса. – Там же магия. Может, ты перепутала? И просто была рядом?

– Не-е-ет… Точно в саду. Не знаю, как прошла… Прошла и все… – ныла Ярослава. – Ой, что теперь будет… что он сделает…

– Догонит и съест, – фыркнула Василиса. – Яра, прекрати. Ну что страшного произошло? Ты же там ничего не трогала?

Яра опустила взгляд и снова зашмыгала носом. Понятно, трогала.

– Говори.

– Подумаешь, слив немного съела… И еще малины… И персик… ой, Лиса, там такие персики! Во-о-от такие!

Василиса застонала и схватилась за голову. Проникновение на чужую территорию само по себе нарушение закона. Да еще воровство! И Гайволоцкий определенно не тот человек, с которым можно договориться по-соседски. Одна надежда, что не заметил.

– Пороть тебя некому! – с чувством произнесла Василиса. – Девица на выданье, а думать, что делаешь, так и не научилась.

– Замужем думать не нужно, – хмыкнула Яра.

– Это ты так считаешь…

– То-то ты до сих пор не замужем.

Василиса обиженно поджала губы. Сестра, как обычно, умудрилась ударить по больному месту. И когда бы думать о замужестве, если на ее, Василисиных, руках долго болел и умирал отец, а теперь приходится следить и за домом, и за младшей сестрой. Мачеха все поправляет здоровье на минеральных водах, сводный брат Анатолий только делает вид, что управляет делами, и на Майю, старшую сестру, надежды никакой с тех самых пор, как она вышла замуж. Василиса женихов не искала, некогда было. К ней сватались, но безуспешно. Батюшка, пока жив был, хорошее приданное за нее давал, да и сейчас ее доля в наследстве оговорена. Вот только не спешила Василиса замуж, а сейчас вроде как и поздно. Правда, Майя писала, что в этот сезон непременно займется сестрами…

– Барышня! Барышня! – закричала с крыльца служанка. – Ой, кто приехал-то!

Ярослава побледнела и вцепилась в Василису мертвой хваткой:

– Ой, это он! Не ходи! Он меня в лягушку превратит!

– Глупости не говори, – она вырвалась. – Сиди пока здесь.

Василиса вышла в гостиную и, радостно охнув, кинулась к старшей сестре.

– Майя! Как я рада! Все в порядке? Я не знала, что ты приедешь.

Они обнялись. Майя, самая старшая из трех сестер, внешне отличалась от младших, как две капли воды походящих на мать. Черные волосы, густые брови, крупный нос, острый подбородок не делали ее миловидной, зато за большие темные глаза с поволокой ее называли привлекательной и загадочной.

– Я сама не знала, – порывисто ответила Майя. – Ничего не случилось. Пока не случилось! Но нам нужно поговорить, всем троим, срочно.

– Ты меня пугаешь, – поежилась Василиса. – Сначала Яра, теперь ты…

– Яра? Что с ней? Где она?

– Она у себя в комнате. Ох… Катенька, – кликнула она служанку, – позови сюда Ярославу. И чаю, да? – она посмотрела на Майю.

– Потом, – она сняла перчатки, опустилась в плетеное кресло и нервно забарабанила пальцами по подлокотнику.

Ярослава прискакала веселой козочкой, зацеловала сестру, но Василиса заметила, что ее игривость напускная. Глаза беспокойно бегали по сторонам, и на лбу залегла напряженная морщинка.

– Анатолий где? – вспомнила вдруг Майя. – Он нам не помешает?

– Навряд ли, – ответила Василиса. – Он сегодня на пикнике у Ольги, вернется только к вечеру.

– Хорошо. – Майя закусила губу, как будто собиралась с духом. – Девочки, мы в опасности.

– Какой? – тут же пискнула Ярослава.

– Вот, смотрите.

Майя протянула вперед руку, ладонью кверху, и над ней сформировалось маленькое голубое облачко, потрескивающее серебряными искрами.

– О-о-о… А что это?

– А это, Яруся, магия, – ответила Василиса на вопрос младшей сестры. – Но, Майя, откуда?

– Хотела бы я знать!

– Как это случилось? Когда?

Василиса пока не понимала, что так встревожило сестру. Проявление магических способностей в таком возрасте, конечно, явление редкое, но легко решаемое. В академию уже не поступить, но есть амулет-блокатор, который просто нужно все время носить с собой. И дикий маг, как называли тех, кто не обучался управлять силой, становится неопасен для окружающих.

– Недавно я заболела, простыла…

– И ничего нам не сказала! – всплеснула руками Василиса.

– Лиса, не перебивай. Не хотела тревожить, только и всего. Тебе и так забот хватает. Так вот, температура была высокой, и врач ко мне сиделку приставил, на ночь. Так та поутру рассказала, что у меня тело светилось голубым светом. Представляете?

– Да ты что-о-о… – охнула Ярослава, прикрыв ладошкой рот.

– Раньше такого точно не было, – пробормотала Василиса. – Я помню, как ты болела. И что дальше?

– Дальше я подала прошение в министерство магии. Когда выздоровела, конечно. А что мне оставалось? Есть же свидетельница. Маги подтвердили «позднее пробуждение силы», поставили на учет и выдали амулет. А потом я кое-что вспомнила…

Майя встала, нервно прошлась по комнате, выглянула в окно, распахнула прикрытую дверь.

– Катенька! – крикнула она.

– Ась? – донеслось со стороны кухни. – Чаю подавать?

– Нет, Катенька, будь добра… – Служанка пришла на зов, и Майя продолжила: – Будь добра, купи бубликов у Кузьминичны. Только у нее такие вкусные, нигде больше не встречала. И так хочется бубликов, сил нет, – она достала деньги из сумочки.

– Конечно, барышня.

– И потом чаю, милая, хорошо?

– Я мигом.

Василиса поняла, что Майя хочет услать служанку подальше от дома, чтобы та не подслушала ненароком. Стало страшно, да так, что мороз пробежал по коже. О чем таком вспомнила Майя?

– Так, девочки… – Майя дождалась, когда Катерина вышла со двора, и обернулась к сестрам. – Кто-нибудь из вас помнит клятву, которую мы дали друг другу десять лет назад?

– Десять? – удивилась Ярослава. – Мне тогда восемь было, что я могу помнить?

– Какую клятву, Майя? – всплеснула руками Василиса. – Мы столько клятв давали друг другу… Не ссориться, например.

– Да, но лишь одна из них была произнесена по магическому ритуалу, – жестко ответила Майя. – Вспоминайте же! Чердак, сундук, бабушкина книга…

– О-о-о… Да-а-а? Так ты… Да, я помню… – Василиса потерла виски. – Тяжело забыть, как батюшка разозлился, когда узнал, что мы залезли в сундук. Я после этого дня два… сидеть не могла…

– Я тоже, – кивнула Майя. – Только Яре не попало, хотя это она первая начала.

– Ой, ну вы мне еще что-нибудь припомните… – пробормотала Ярослава.

– Ладно, дело не в том, кто виноват, – отмахнулась Майя. – Дело в том, что клятва имеет силу. У меня появились магические силы, значит, я – маг. Хоть и дикий, и слабый, но маг. А та клятва обретает силу, если ритуал проводит маг. Доходит до вас или еще нет?

– То есть… Мы тогда подурачились, уверенные, что с нами ничего не случиться, а на самом деле… Я даже не помню толком, что за клятва! – воскликнула Василиса.

– Выйти замуж по любви, – произнесла Ярослава. – Я вспомнила. Мы поклялись выйти замуж по любви.

– «Выйду замуж по любви, не позднее, чем через десять лет. И если я нарушу эту клятву, то лишусь самого дорогого, что у меня есть», – процитировала Майя. – Это дословно.

– Через десять? Но это же… уже?

– А я о чем! Клятва нарушена, вот-вот начнется откат.

– Нет. Нет, Майя, погоди… – Василиса старалась не поддаваться панике. – Тогда, в тот момент, мы же не были магами. Да и теперь, только ты одна… Ох… – она уставилась на Ярославу.

– Что? – нахмурилась та.

– Или вас все же двое, – прошептала Василиса. – Яра, сегодня ты прошла через магический барьер. Либо он был временно снят, либо ты его сама сняла.

– Какой барьер? – спросила Майя.

Василиса в двух словах рассказала ей о выходке младшей сестры.

– Лиса, боюсь, магия есть во всех нас, – вздохнула Майя. – Иначе отец тогда не сердился бы. Мы же так и не признались ему, что провели ритуал. Навряд ли он просто переживал за сохранность бабкиных вещей.

– Но почему он ничего нам не говорил? Яра, может, ты что-то слышала?

– Нет. И не смотрите на меня так! Точно нет… Ой, мамочки… – она закрыла лицо руками. – И что теперь будет?

– У меня самое дорогое – это вы, – твердо сказала Майя. – И я не хочу вас потерять. Хорошо бы проконсультироваться у магов. Все же мы многого не понимаем.

– Погодите, а тот бабкин сундук… Он все еще на чердаке? – встрепенулась Ярослава.

– Там, – кивнула Василиса. – После смерти батюшки ключи у меня. Я там даже была, на чердаке. И сундук видела. Только все руки не доходят навести порядок.

– А пойдемте, посмотрим? – предложила Ярослава. – Найдем в книге ритуал, узнаем точно, есть ли обратная сила. Да и вообще, стоит ли переживать.

– Сейчас, за ключами схожу…

Ключи Василиса хранила у себя в комнате, в потайном ящике стола. От Ярославы и прятала, памятуя о том, как сердился батюшка, если кто-то из дочерей спрашивал о сундуке и хранящихся там вещах. Правда, они интересовались еще детьми, а потом как-то привыкли к запретной теме, да и не до того стало. Матушка умерла, когда Яре было десять. Во время родов умерла, вместе с нерожденным младенцем. Поговаривали, что виноват в этом батюшка, мол, не захотел звать мага, уперся, а обычный лекарь не справился. Через год после этого батюшка женился во второй раз и усыновил ребенка жены, Анатолия, сделал его своим наследником. Старшую дочь замуж выдать успел, а на младших уже здоровья не хватило.

Достав ключи, Василиса пошла было обратно, да мельком глянула в окно и обмерла. По тропинке через сад к ним шел сосед. Тот самый маг, во владениях которого побывала Ярослава. Все же заметил! Она быстро вернулась в гостиную.

– Яра, он тут, – сказала она сестре.

– Кто? Колдун?! – сразу поняла та. – Меня нет дома!

Выхватив ключи, Ярослава умчалась к лестнице, ведущей на чердак.

При других обстоятельствах Василиса ни за что не пустила бы Яру одну на чердак, но что оставалось делать, если Гайволоцкий уже поднимается на крыльцо? Только быстро пригладить волосы, одернуть платье, умоляюще посмотреть на Майю, мол, поддержи, сестренка, да выйти навстречу непрошеному гостю. И надеяться, что Ярослава будет вести себя благоразумно и не успеет наделать глупостей.

Василиса впервые видела вблизи сурового соседа, поэтому не смогла сдержаться и разглядывала его дольше, чем позволяли приличия. Мужчина в возрасте, с проседью в светлых волосах, собранных в хвост. Лицо темное, но не загаром, а словно закрыто тенью. Лоб в морщинах – хмурится, явно недоволен. Желваки гуляют по скулам, губы поджаты. Но хуже всего глаза – темно-серые, как небо перед грозой. И взгляд тяжелый, мрачный, ледяной. Одет Гайволоцкий был в светлый летний костюм, элегантный и модный, а руке держал трость с набалдашником. Присмотревшись, Василиса поняла, что это дракон, хвост которого обвивается вокруг древка.

– С кем имею честь? – сухо спросил гость.

– Добрый день, мессир, – ответила Майя, тоже вышедшая встречать мага.

Василиса спохватилась и тоже поздоровалась, присев в легком поклоне.

– Кому как, – ответил Гайволоцкий и окинул обеих сестер цепким взглядом. – Полагаю, мне представляться не нужно, однако…

– Простите, мессир, – поспешно произнесла Василиса. У магов особые привилегии, они выше всех титулов, и подчиняются только императорской семье. Не стоило злить Гайволоцкого, он и так зол. – Княгиня Полянова, – она представила Майю, – и Василиса Орлова.

Свой титул она опустила по привычке, впрочем, Гайволоцкий не обратил на это никакого внимания.

– А третья где? – спросил он. – Там?

Он указал тростью в направлении комнат и, не дожидаясь приглашения, зашел в гостиную. Василиса закатила глаза, Майя пожала плечами, и они обе заспешили следом за гостем.

– Где она? – рыкнул Гайволоцкий, не обнаружив никого в гостиной.

– Мессир, послушайте, – Василиса лихорадочно подбирала слова, – давайте поговорим. Ярослава не хотела ничего дурного. Она ребенок… вернее, как ребенок… Она случайно… Может, мы просто возместим ущерб?

Гайволоцкий прислушивался к чему-то, игнорируя Василису.

– Чердак? – спросил он, ткнув тростью в потолок.

– Да позову я ее! – всплеснула руками Василиса. – Но сначала выслушайте меня!

– И что вы можете мне сказать, Василиса? «Извините, она нечаянно»? – он усмехнулся, снизойдя до собеседницы.

– Да что тут такого? – не выдержала Майя. – Забрела девочка в ваши владения. Но ведь без злого умысла!

– Мужчины в этом доме есть? – внезапно поинтересовался Гайволоцкий. – Отец? Муж?

– Брат. Но его сейчас нет дома. – Василиса крепко сжала кулаки. Нет уж, она не доверит судьбу Ярославы Анатолию. – Ярослава – наша сестра, мы несем за нее ответственность.

– Да вы что? – Гайволоцкий изогнул бровь в притворном изумлении. – Так я могу ее видеть или…

На чердаке громыхнуло, да так, что с потолка посыпалась штукатурка. Василиса охнула и понеслась к лестнице, Майя и маг побежали следом.

– Ярослава! Яра! – кричала Василиса на бегу. – Ты жива? Что случилось?

На чердаке никого не было. В глаза сразу бросился бабушкин сундук, открытый и наполовину пустой. На полу валялась книга магических ритуалов, какие-то мешочки, тряпичная кукла, свечи и зеркальце в темной оправе.

– Яра… – позвала и Майя. – Где ты? Не прячься, выходи. С тобой все в порядке?

– Ее здесь нет, – мрачно сказал Гайволоцкий, поднимаясь на чердак последним. – Не трогать!

Последнее предназначалось Василисе, которая хотела поднять с пола куклу.

– То есть как… нет? – растерялась Майя. – А где она?

– Понятия не имею. В другом измерении, полагаю, но в каком именно… – он бесцеремонно отодвинул в сторону Василису и присел на корточки, рассматривая разбросанные вещи.

– К-как… в другом?.. – пролепетала Василиса.

– Помолчите, обе! – прикрикнул Гайволоцкий. – А еще лучше – уйдите прочь.

– Это наш дом, мессир, – напомнила Майя. – И даже ваше особенное положение не дает вам права распоряжаться…

– И я никуда не уйду, пока не узнаю, что тут произошло, – добавила Василиса, перебивая сестру.

Гайволоцкий сердито фыркнул, но даже не обернулся. Он достал из кармана перчатки, натянул их и только тогда взял в руки куклу. Осмотрел, отложил в сторону, поднял зеркало.

– Дача Орловых? – вдруг спросил он. – Или Поляновых?

– Орловых, – ответила Василиса.

– А вещи чьи?

– Ба… бабушки…

– Орловой?

– Клименской, – вспомнила Майя девичью фамилию матери.

– Из диких… – поморщился Гайволоцкий. – Что ж, это объясняет…

– Я сейчас с ума сойду, – шепотом пожаловалась Василиса, прижимаясь к сестре. – Майя, ты понимаешь, что происходит?

– Не больше твоего, – отозвалась сестра.

– Хотите сказать, не знали, что в сундуке? – Гайволоцкий встал и подошел к сестрам.

– Про книгу знали, – честно ответила Майя. – В детстве видели. А остальные вещи не рассматривали, нам батюшка не позволял.

– А батюшка?..

– Умер…

– Понятно. Видимо, тогда печать потеряла силу. Ладно, идите вниз. Попробую объяснить, может и поймете…

– А Ярослава как же?

– Нет здесь Ярославы! – рассердился маг. – И вернуть ее я не в силах! Вниз, я сказал!

Василиса хотела было возразить, но Майя схватила ее за руку и потащила за собой.

– Потом… – шепнула она, – пусть объяснится сначала.

В гостиной вернувшаяся с бубликами Катенька накрывала стол к чаю. К счастью, при ней Гайволоцкий не стал устраивать сцен, спокойно присел на диван и терпеливо ждал, пока она закончит. Катенька пугливо косилась на странного гостя, и Майя поспешила отправить ее на кухню.

– Чаю? – предложила Василиса, хотя внутри все переворачивалось от беспокойства за Ярославу, и больше всего ей хотелось треснуть мага чайником по голове, чтобы не тянул с объяснениями.

– Будьте добры, – буркнул он в ответ, и тут же добавил: – Княгиня, давно амулет носите?

– Со вчерашнего дня. – Майя подала ему чашку с чаем.

– А вы, Василиса?

– А что я?

– Магия проявлялась?

– Н-нет…

– Просил же, тихое место, и чтобы ни одного мага… – неожиданно пожаловался Гайволоцкий, ни к кому не обращаясь. – И пожалуйста! Просто осиное гнездо.

– Что с Ярой?

Василиса твердо решила добиться от мага внятного объяснения. А уж про гнезда пусть кому-нибудь другому рассказывает.

– Ваша Яра открыла запечатленный портал между мирами, – ядовито произнес Гайволоцкий. – И мало того, что открыла, еще и ушла в другое измерение. И все потому, что дикие маги должны вовремя вставать на учет. А приличные люди должны знать, что хранится у них на чердаке.

– Но Яра не дикая! – запротестовала Василиса.

– Однако же ваша сестра…

– Я только сегодня им рассказала, – перебила его Майя. – И уже после того, как Ярослава нарушила границу ваших владений. Это произошло, потому что… у нее тоже?..

– О, наконец-то хоть до одной из вас дошло! – воскликнул Гайволоцкий. – Или вы всерьез решили, что я пришел из-за съеденного персика?

«Да, конечно… – поежилась Василиса. – Не из-за персика он пришел, но, тем не менее, про персик знает».

– Попробую узнать, из какой ветви ваша бабка. Василиса, вам лучше не откладывать с амулетом. В любом случае, я сообщу в министерство.

– А Ярослава?

Василиса почувствовала, как к горлу подступает колючий комок. Она отказывалась верить, что сестре нельзя помочь. Стоило представить, что глупая девочка попала в беду, и она, Василиса, не в силах ничего изменить… Яра может погибнуть! А если… Нет, надо что-то делать! Надо! А этот противный маг делает вид, что все в порядке. Рад, небось, что Яра сгинула!

– Про нее придется забыть. Никто не в силах высчитать координаты, а проход запечатлен на вашу кровь…

– Как забыть? Как?! – Василиса подскочила. – Она же… она же может там погибнуть? Она же там одна! Как ей вернуться? Что за мир?!

– Может, – признал Гайволоцкий. – И про мир ничего сказать не могу. У нас стабильные порталы только с тремя реальностями…

– Да будьте вы прокляты! – закричала Василиса, теряя контроль над собой. – Верните мою сестру!

Снова громыхнуло. И куда сильнее, чем незадолго до этого. Выбило оконные стекла, со стола снесло посуду, со стен упали картины. Люди чудом не пострадали. Или не чудом?

– Вот и ваша сила проснулась, Василиса, – невозмутимо произнес Гайволоцкий, отряхивая брюки от осколков. – Знак минус, полная шкала, хаос. Поздравляю, барышня. Это закрытое поселение, пожизненная изоляция.

– Чего? – растерялась Василиса.

Она стояла посреди комнаты, стряхивая с рук голубые искры: ошеломленная и оглушенная.

– Лиса… Ли-и-иса… – всхлипнула Майя, кинулась к ней, обняла и заплакала: – Это я виновата-а-а…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю