332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » К. Линде » Консорт (ЛП) » Текст книги (страница 16)
Консорт (ЛП)
  • Текст добавлен: 14 декабря 2020, 03:32

Текст книги "Консорт (ЛП)"


Автор книги: К. Линде






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 22 страниц)

– Отпусти силы из центра, – сказала Авока. – Когда твои силы сосредоточены, и ты настроена на свое тело, твои силы будут питать тебя, даже если будут уменьшаться.

– И они будут заканчиваться куда медленнее, – добавила Матильда.

Сирена кивнула.

– Поняла. Нужно сосредоточиться, управлять и думать о центре.

– Теперь попробуй еще раз, – попросила Вера.

– Хорошо.

Сирена закрыла книгу и спрятала ее в сумку на седле. Она уже два раза уронила книгу, и ругань Матильды заставила ее внимательнее относится к книге, которой было две тысячи лет.

Она закрыла глаза, потянулась к своему центру и собрала магию. Огонь все еще было сложно направлять, но она знала, что это было нормально. Многие вообще не умели управлять огнем.

Вздохнув, она подняла другую руку и призвала огонь в ладонь. Она открыла глаза и улыбнулась. Огонь – есть.

Она снова закрыла глаза и представила, как забирает тепло и энергию из огня и направляет ее вне своей ладони. Чтобы шарик огня, что грел ее руку, стал согревать всю команду.

Сирена прогнала лишние мысли и воспоминания из головы. Она дала себе стать единой с огнем в руке. Она поднесла другую ладонь к сиянию и направила тепло дальше. Огонь оставался одного размера, но энергия в нем росла до размера колеса кареты.

Эта часть была сложной. Она уже доходила сюда. Было сложно направить энергию дальше кончиков пальцев.

Капли пота собрались на ее лбу, она нагревала все вокруг себя, и она сосредоточилась сильнее. Она легко вдохнула и отпустила энергию все дальше и дальше, пока она не окутала ее тело и Цеффи под ней. Воздух вокруг нее стал таким теплым, что снег таял там, где они шли.

Она улыбнулась, глядя на землю, но знала, что Матильда и Вера не одобрят этого, так что взяла себя в руки. Она и Цеффи согрелись, но снег теперь почти не таял.

Ее сосредоточенность дрогнула, она пыталась двигать жар дальше. Согреть всю группу. Она словно растягивала резинку. Она двигала, пока энергия не натянулась, а потом надеялась, что она не лопнет.

Авока глупо улыбнулась, когда Сирена окутала ее теплом.

– У тебя получилось!

– Тут еще холодно, – простонал Алви.

– Минуту, – заявила Сирена.

– Дыши. Это как напрягать мышцу. Не переутоми себя. Пусть энергия работает за тебя, – подсказывала Вера.

Сирена кивнула и попыталась слушаться ее советов. Растягивать магические мышцы было как тянуть мешок кирпичей по склону холма. Но она это делала. Ее магия накрыла Матильду, а потом Веру. Вспышка энергии, и она подвинула барьер за Ордэна и Алви.

Алви завопил:

– Слава Создательнице!

– Хорошо. Теперь удерживай его там, – сказала Матильда. – Я хотя бы могу чувствовать пальцы.

Сирена ехала дальше, удерживала магию силой воли. Она знала, что могла установить барьер и греть их весь путь. Это забрало бы много сил, но стало бы шумом на фоне. Почти вся энергия ушла на создание тепла. Она могла удерживать жар меньшей ценой. Она должна была делать это огнем Дома, шаром энергии, что озарял на десять футов во все стороны. Полезные чары. Но они не давали ей освобождать так жар намеренно.

Они забрались на вершину и охнули от сцены внизу. Горы открылись, показывая реку Кейлани и Тан, столицу Кархары. Вид потрясал, белый пейзаж перемежался с серым камнем города с шапками снега. Хоть Тан был в нескольких часах севернее на лодке от Бьерна, Сирена ни разу не видела город с его красивыми витражами, из–за которого все место сияло и мерцало.

– Ого, – прошептала она, прикрывая глаза от солнца, сверкающего на стекле.

– Сирена, – рявкнула Матильда.

Сирена тихо выругалась. Столько труда впустую. Миг отвлечения, и ее огонь погас.

– Мы можешь сделать это, чтобы Алви перестал меня ругать? – спросила Сирена. – Сосредоточимся лучше на монете.

– Ребята, – сказал Алви. Он насторожился. Глаза сияли, обыскивая округу.

– Что такое? – спросила Авока, тут же напрягшись.

Ордэн проехал дюжину шагов по горе и замер.

– Тихо.

– Засада, – тут же сказал Алви.

И напали индресы.

Они появились внезапно. Почти в десять футов длиной, с клыками, похожими на стрелы, их желтые глаза желали плоти. Их мех отличался от индресов, которых они встречали в Скрытом лесу – те были цвета грязи, а эти сливались с горой из–за белой шерсти, которая мешала их разглядеть.

Сирена сжала шар огня в руке и бросила его в ближайшего индреса. Он взвыл от удара, упал на землю и повернулся к ней. Глаза зверя были умными, как у человека. Он признал в ней угрозу и прорычал что–то другим индресам.

Плохо дело.

Сердце Сирены колотилось, пока индресы собирались и сосредотачивались на ней. Матильда и Вера взялись за руки и бормотали что–то под нос. Авока связалась с Сиреной. Она тянула за их связь, общалась без слов. Ордэн выхватил меч и стоял против двух зверей. Алви был где–то за ней. Она знала, что он выстоит сам.

Она попыталась понять, сколько было индресов, но все размывалось перед глазами. Она потеряла счет. Их было много. Больше, чем в прошлый раз. Это не радовало.

Звери двигались как одно целое, пока приближались к ней. Она бросила огненный шар в одного, но когда разобралась с ним, они добрались до нее. Цеффи встала на дыбы от страха, и Сирена отлетела в снег. Авока бросилась к ней, резала клинками горло зверям, магией отталкивала их.

Матильда и Вера закончили и толкнули магию вперед. Она ударила по индресам, отбрасывая их в гору и обрушивая на них снег и обломки идеальным кругом.

– Назад! – закричал Ордэн.

Никто не спорил. Они были в меньшинстве.

Сирена забралась на Цеффи и побежала галопом вниз по горе. Ветер трепал ее волосы. Ее щеки болели, губы потрескались, но она не оглядывалась, не останавливалась.

Когда они добрались до низа горы, Цеффи задыхалась, замедлившись. Сирена не могла ее винить. Ее адреналин сотрясал ее тело. Она теперь уже согрелась.

– Как они узнали, где мы будем? – спросила Сирена.

– Ноккин, – поняла Матильда.

Ордэн кивнул.

– Генералы шепчут своим армиям зверей.

– Да.

– Гадко, – буркнула Авока.

– Точно, – согласилась Вера.

Сирена посмотрела на друзей. Она повернула голову к горе.

– Где Алви?

Авока выругалась.

– Он был рядом со мной.

Сирена выругалась и развернула Цеффи, направила ее галопом. Она слышала, как Авока мчится за ней. Их лошади тяжело дышали, когда они поднялись на гору, где лежали мертвые индресы. Следы были всюду, вели во все стороны.

– Иди туда, – Сирена указала на второе большое скопление следов. – А я пойду сюда. Потяни за связь, если что–то найдешь.

Авока кивнула, и они быстро расстались. Сирена искала и искала, но не было ни следа индресов, напавших на них. Они все словно пропали. И, когда она вернулась к месту, где на них напали, почти наступила ночь.

Ордэн ждал их с Матильдой и Верой.

– Вы нашли его? – спросила Сирена.

– Нет, – сказал Ордэн. – Я ничего не нашел.

Матильда и Вера покачали головами. Они ничего не видели.

Авока вернулась с подавленным видом.

– Следы вели во все стороны. Даже с моим хорошим зрением я бы не смогла пройти за всеми ночью.

– И что? Мы будем надеяться, что ночью не пойдет снег? Что мы не потеряем след?

Ордэн вздохнул.

– Думаю, мы можем только это.

– Он вернется, – сказала Матильда.

– Он знает, что делает, – добавила Вера.

– На него напали! Он может истекать кровью, – сказала Сирена.

– Ты не видела кровь, – сказала Вера. – Думаю, он найдет нас к утру.

– Но как он найдет нас? – спросила Сирена.

– Он поймет, что мы пошли в город. И он отыщет Авоку.

– Я в смятении.

Матильда вздохнула и взглянула на Веру.

– Уверена, ему стоило рассказать.

– Что рассказать? – спросила Авока. Ее глаза были большими от тревоги.

Ордэн направил коня между ними.

– У мальчика много тайн. Но нам нужно уйти, если мы хотим попасть в Тан к закату.

Авока и Сирена взглянули на гору. Индресов не было видно. Ничего не было видно. Сирена не могла поверить, что они оставляли Алви позади. Но они сделали все, что могли. Если они не будут в городе к закату, им будет негде отдохнуть.

Она неохотно развернула лошадь к городу и последовала за ними к огромной Кархаранской стене, которой был знаменит Тан. Внутри город горел, как Вспышка. Снаружи город мог годами быть в осаде. Стены были в двадцать футов высотой, в два фута толщиной, окружали весь город. Было всего два входа, и оба закроют на ночь.

Дюжина страже стояла у входа, и столько же было на стене с луками и стрелами, направленными во все стороны. Кархара всегда была известна воинами. Сирена знала, что они постоянно пытались получить больше территории, но толком не получалось. Тик давил на их границы, и горы не давали им достать до Бьерна.

– Дело? – спросил мужчина.

– Мы ищем гостиницу на ночь. Мы уедем с первым светом, – пообещал Ордэн. Он передал мешочек золота в руку мужчине.

Сирена чуть не рассмеялась. Лорда можно было вывезти из Аурума, но Аурум из лорда забрать не удавалось.

– Отлично. Рекомендую гостиницу на главной улицу. «Ворона и топор». Не пропустите.

– Благодарю, – величаво сказал Ордэн.

Они поспешили в город.

Сирену пленил город внутри, как он расцветал, хоть был закрыт в одном месте. Они не могли двигаться в стороны, так что стеклянные здания поднимались все выше и выше до головокружительных высот, которые были прибережены для замков. Дружелюбные лица сменялись хмурыми военными, и запах пряностей доносился до них со смехом бегающих детей. Так было и в других городах, которые видела Сирена, но тут здания были друг на друге. Этого хватало, чтобы вызвать клаустрофобию.

– Я рада, что мы тут только на ночь, – прошептала она Авоке.

– И я. Воздух в городе кажется неправильным. И земля так вытоптана, что едва может дышать.

Сирена кивнула. В этот раз она знала, о чем говорила Авока.

Они легко нашли «Ворону и топор», как и сказал страж. Ордэн спешился и прошел пару шагов, и его поприветствовала женщина с хорошей фигурой. Она была средних лет, с лицом в форме сердца и широкой улыбкой.

– Герилд вас послал? – спросила она, окинув Ордэна взглядом.

– Да, – подтвердил Ордэн.

Хотя Сирена знала, что он не слышал имени мужчины раньше.

– У него хороший вкус. Я – Маргрит. Вам нужно переночевать с, – Маргрит окинула остальных взглядом, – женой и семьей?

Ордэн улыбался глазами. Сирена видела, что он пытался не смеяться над женщиной. Кроме Матильды и Веры, остальные не выглядели как родственники. Маргрит выуживала информацию.

– Это мои сестры и их ученики. Мы хотим три комнаты на ночь.

Маргрит улыбнулась.

– Сестры. Ладно. Три – можно. Я отправлю нескольких ребят в конюшни принести ваши вещи. Заходите и погрейтесь. Не представляю поход в такую погоду.

Маргрит сделала еще три смелые попытки, чтобы заполучить внимание Ордэна, а потом оставила их в комнатах и ушла.

– Она приятная, – сказал Ордэн.

– Мы могли бы получить комнаты бесплатно, будь ты общительнее, – захихикала Матильда.

Ордэн поднял еще мешочек денег.

– Я лучше заплачу ей, чем буду греть ее постель. Тот Герилд явно делает это для нее.

Сирена кашлянула.

– Это все хорошо, но что насчет Алви? Мы оставили его в горах.

Матильда и Вера переглянулись и вздохнули.

– Если бы мы думали, что он в беде, мы бы его не бросили. Поверь. Если он не вернется за ночь, мы пойдем туда и убьем всех чудищ, чтобы добраться до него, – пообещала Матильда.

Авока покрутила меч.

– Я убью их голыми руками, если они хоть волосок с его головы тронут.

– Но мы, – перебила Вера, – должны хорошо поспать. Впереди долгий путь до реки Одэ через Мастиру. Мы должны молиться Создательнице, чтобы она еще не замерзла.

– Сирена хотя бы к тому времени научится согревать, – усмехнулась Матильда.

– Научусь, – уверенно сказала она.

– Я тебе верю, дитя.

Сирена и Авока ушли к себе и рухнули на кровать, что не была лучшей в их жизни, но ощущалась прекрасно после дней на земле.

– Почему они так спокойны насчет Алви? – спросила Авока.

Сирена покачала головой, вытащила книгу Дома и полистала страницы, как делала каждый раз перед сном.

– Только Алви может это рассказать. Ты знаешь, как они себя ведут, когда что–то решили.

– Они более упрямые, чем ты.

– Понятное дело. Я знаю, где можно упрямиться.

– Наверное.

Глаза Авоки закрылись. Еще миг, и ее дыхание стало ровным, и она уснула. Сирена хотела бы так уметь.

Она ворочалась, пока не уснула. Кошмары мучили ее, она видела, как Серафина просит ее использовать монету, а тьма зовет к ней.

Сирена проснулась с криком до первого света, и Авока резко села в кровати с клинком в руке, чтобы убить угрозу, которой там не было.

А потом они поняли, что окно открыто.

– Ты его открывала? – спросила Сирена.

Авока покачала головой. Они огляделись и вздрогнули, прижавшись к стене спинами. Индрес лежал на полу их комнаты, растянувшись.

46

Индрес

Крик Сирены был громким и полным ужаса. Магия вспыхнула внутри нее, и Сирена сжала энергию, готовая атаковать. Авока сжимала клинки в руках, пригнувшись в защитной стойке, как хищник.

Но ее крик испугал зверя. Он привстал и посмотрел на них так же пристально, как последний индрес в горах. Слишком умный взгляд, как для зверя.

Авока выпустила клинок, и он ударил зверя по плечу. Он взревел от боли. Но он не напал на нее, как они делали все время, а забился в угол. Подальше от них.

Словно говорил: «Только не меня, прошу. Простите».

– Постой, – сказала Сирена, когда Авока собралась добить ударом. – Его глаза.

– Золотые, – прошептала Авока.

– Человеческие, – добавила Сирена.

И существо на их глазах изменило облик. То это был зверь длиной в десять футов, готовый порвать их… а потом он стал обнаженным мужчиной, дрожащим в темной комнате.

И не просто мужчиной.

– Алви? – охнула Авока.

Дверь распахнулась.

Ордэн был с мечом в руке.

– Я слышал крик.

Он посмотрел на Алви, нагишом лежащего на полу. Он тут же снял свой плащ и укрыл его. Девушки были слишком потрясены, чтобы понять, что они только что увидели.

– Я отведу его помыться, – стал командовать Ордэн. – Встретимся в комнате сестер, – он увидел, что они не двигаются, и рявкнул громче. – Живо!

Авока и Сирена вздрогнули, словно только проснулись. Сирена кивнула Ордэну, он поспешил увести Алви из их комнаты. Они оделись в подходящую одежду и ошеломленно зашагали в соседнюю комнату.

Матильда и Вера сидели в углу и пили чай, словно ничего не произошло за часы, пока они не виделись.

– Как он? – спросила Вера.

– Индрес, – Сирена скривилась от слова.

– Я… не понимаю, – сказала Авока с мрачным видом. Она выглядела так, будто Алви умер.

– Ордэн приведет его в чувство. Знаю, он долго не решался говорить об этом, – объяснила Вера.

– Как долго? – осведомилась Авока.

– Терпение, – рявкнула Матильда. – Выпейте это. Поможет от нервов.

– Что там? Чары? – спросила Авока, взяв напиток.

– Почти. Помогает расслабить мышцы и убрать напряжение. Мы зовем это виски.

Авока невесело посмотрела на нее и сделала глоток. Она закашлялась и выпила до дна. Она отдала чашку.

– Я буду еще.

– Сирена? – спросила Вера.

– Нет.

– Как хочешь, – сказала Матильда.

Когда Алви вошел в комнату, он напоминал тень того, каким был. Ордэн сел рядом с Верой, и они стали ждать. Алви смотрел на пол, на свои руки, на обувь, только не на них.

– Теперь вы знаете, – сказал Алви, издав смешок, словно все это было шуткой.

– Как давно? – осведомилась Авока. Ее голос был напряженным.

Алви скривился от яда в ее тоне.

– Пожалуй, мне стоит начать с самого начала.

Сирена представила, как он надел свой костюм, как для выступлений в таверне в Элейзии. Он словно сочинял, как стал кем–то еще. Не был индресом, а примерял на себя этот облик в истории. И вел себя как всегда напыщенно, как и ожидалось от Алви.

Он поднял взгляд и посмотрел на каждого по очереди. Он вздрогнул от пристального взгляда Авоки, но был рад, что Сирена смотрела на него спокойно. Она могла лишь представлять, что происходило в его голове.

– В год моего рождения на Фэн напали. Волки прибыли из ниоткуда и убили десятки людей. Большие волки. Огромные. Таких волков никто не видел раньше. Их имя было в легендах, но мы не смели называть его. Так много людей погибло. Включая моего отца, – сказал Алви. – Это было около двадцати лет назад.

Авока вздрогнула.

– В ту же ночь. Когда напали на Аонию?

– Насколько я понял по твоим рассказам, время примерно совпадает, – Алви издал смешок. – Похоже, у нас с Кесфом больше общего, чем он думает.

– Но ты пережил нападение, – сказала Сирена.

– Да и нет. Я рос с жутким шрамом на животе. От груди до низа живота. Словно меня кто–то распорол и неправильно соединил. До церемонии волка–одиночки я и не понимал, что я не такой, как все моего возраста. Я всегда хорошо видел. Я слышал разговоры, которые не должен был. Информация копилась в голове, и я ее не забывал. Но я не удивлялся этому, пока не вернулся первым в тот день, и мама не рассказала о нападении.

– Тебя укусили, – поняла Матильда.

– Да.

– Но укусы так не влияют на людей! – завопила Авока.

– Нет. Многих укусили в ту ночь. Некоторые умерли. Некоторые – нет. Никого больше не задели. Но я был ребенком, я должен был умереть от того укуса. Но путешествовал мимо нашей деревни и остался там на ночь. Без него индресы убили бы всю нашу деревню. Он наполнил мое тело магией, которая сдерживала яд индреса в моей крови. Тот мужчина спас и проклял меня.

Авока тихо охнула. Ее глаза были огромными.

– То есть…

Алви кивнул.

– Кесф…

– Он спас твою деревню и твою жизнь, но прибыл в Аонию и обнаружил, что ее больше нет, – прошептала Авока.

– Еще один повод для него ненавидеть людей, – прошептала Сирена. – Если бы он не помог тебе и вернулся в Аонию на ночь раньше, может, ему удалось бы им помочь.

– Или он бы умер, – добавила Вера. – Это вполне вероятно.

– Ему стоило понять, что ему повезло, что он задержался на ночь, – сказала Матильда.

– Это на него не похоже, – сказала Авока. – Ты уверен, что это был Кесф? Может, жив еще один лиф Аонии?

Алви покачал головой.

– Моя мама узнала его. Говорит, он не изменился за двадцать лет. Она пыталась отблагодарить его, но он сказал, что не помнит ее. Или решил не признаваться.

– Он… знает, что спас тебя тогда? – спросила Сирена.

Алви мрачно кивнул.

– Теперь знает.

Сирена скривилась. Кесф спас жизнь Алви, и тот оказался с женщиной, которую любил Кесф. Он явно ненавидел себя за это. И многое другое.

– Итак… Кесф задержал яд индреса в твоем организме, и теперь ты индрес? – поразилась Авока.

– Не совсем. До этого яд спал. У меня были преимущества. Это помогло мне в Бьерне. Особенно просто было ускользать незаметно.

– Конечно, ты бы использовал силы, чтобы пробираться всюду и жульничать, – проворчала Сирена.

– Зачем суперсилы, если нельзя повеселиться? – Алви пожал плечами. – В любом случае, когда мы были в Ауруме, и на тебя напал браж в замке, я оказался в саду, где столкнулся с Альфой.

Матильда и Вера насторожились.

– С настоящим Альфой? – спросила Матильда.

– С ним, великим и ужасным. Есть вожаки стай, а есть главный Альфа, – объяснил Алви. – Они ощутили, что я один из них. Что я невольно готовился присоединиться к ним. И они послали лучшие силы, чтобы заставить меня быть с ними или убить.

– И ты победил? – Вера почти хихикала от радости.

– Убил мерзавца, – подтвердил Алви. – А потом стая вторглась в мой разум и сделала меня Альфой, потому что я убил его. С тех пор становилось все хуже. Я пытался подавлять симптомы. Но на горе их было так много, они дико звали, и я сдался и изменился.

– И это спасло наши жизни, – сказала Матильда, склонив голову.

Вера улыбнулась и тоже так сделала.

– Спасибо, что сдержал стаю. Может, это отгонит их от нас на время.

– Вот так? – спросил Алви. – Вас это устраивает?

– У нас было время подумать. Мы все знали, – сказала ему Вера. – Ты не первый полукровка, которого мы встретили за годы.

– Да? – Алви охнул. – Есть другие, как я?

Авока вскочила на ноги.

– И никто не признает опасность, с которой мы столкнулись? Индресы – зло. В Элдоре мы на них охотимся. Они убили шестерых моих лифов в Скрытом лесу. Они убили бы всех нас, если бы Сирена не спасла нас. А теперь ты один из них? – она была в ужасе.

– Я это не выбирал, – Алви развел руками.

Она покачала головой и помчалась из комнаты. Алви потянулся к ней, но Авока обошла его, стараясь не задеть по пути.

– Позволь, – Ордэн взмахнул плащом и последовал за Авокой.

Алви был раздавлен.

– Я боялся этого, – сказал он, опустившись на стул.

– Она остынет, – сказала Сирена. – Она тебя любит.

– Это кое–что хуже. Я – ее враг. Я это знал. Потому не сказал ей.

– Может, если бы ты сказал ей, не было бы этого хаоса.

Алви пожал плечами.

– Может быть. А ты? Что ты чувствуешь? Я еще с вами?

– Ты сам говорил мне, что ты верный. Я тебе доверяю, – она коснулась его руки. – И всегда доверяла. То, что ты индрес, не делает тебя сразу плохим. У тебя все еще человеческое сердце. Используй его, и все будет хорошо.

47

Талисман

Авока так и не вернулась час спустя.

Ордэн пришел с пустыми руками и пожал плечами.

– Попробуй угнаться за лифом, который не хочет, чтобы его преследовали.

Алви встал и пошел к двери.

– Я отправлюсь за ней. Я все объясню. Я ведь умею все решать обаянием.

Сирена остановила Алви.

– Не лучшая идея. Даже если ты ее найдешь…

– Я нашел ее в твоей комнате прошлой ночью в лиге от горы, перепрыгнув стену города высотой в двадцать футов. Думаю, я найду ее и сейчас.

– Уверена, мы все хотели бы знать, как тебе это удалось, – сказала Сирена, вскинув бровь. – Но прошлой ночью ты был в облике индреса. А сейчас, даже если ты ее найдешь, она не хочет быть найденной. Поверь. Порой лучше отступить, чтобы она пришла сама.

Алви заворчал ругательства.

– Ладно. Я спущусь с Ордэном и позавтракаю.

– Без глупостей.

– Я? – спросил он с уверенным взглядом. – Да никогда.

Сирена рассмеялась, и они с Ордэном ушли вниз.

– Как долго не будет Авоки?

– Пока не остынет ее гнев, – сказала Матильда.

– Если ее не будет слишком долго, ты можешь ее позвать, – сказала Вера.

– Давно вы знали об Алви? – спросила Сирена, снова садясь перед ними.

– С самого начала, – сказала Вера.

– Да. По нему сразу видно, – подтвердила Матильда, – что он полукровка.

– Знаете, – продолжила Вера, – я думала о монете.

Она подняла монету, и Сирена смотрела на нее пристально. Она не знала, почему ее так тянуло к ней. Может, потому что она видела эту мелочь каждую ночь во сне.

– Да? – спросила Матильда.

Вера изящно повернула ладонь, как делал Алви, играя в кости в таверне.

– Почему этот талисман был у Мэлии?

Сирена пожала плечами.

– Случайно?

– Нет, – сказала Матильда. Она подняла палец и трижды коснулась им щеки. – Редкие талисманы могут использовать люди без магии, а у той девочки не было ни капли магии.

– Есть талисманы, которые могут использовать люди без магии? – спросила Сирена.

– Конечно. Ты такой видела, – сказала Матильда.

Сирена смотрела на нее, не понимая.

– Зеркало правды, – ответила Вера. – У Дина нет магии, но он заглянул в его глубины. Книга Дома – тоже талисман.

– Книга – талисман? – охнула Сирена.

– Да, и тех, кто не достоин ее использовать, ждут серьезные последствия.

– Они теряют время, – поняла Сирена.

– Но многие талисманы, включая твою книгу, считались утерянными до или во время войны. Элдора, конечно, многое сохранила, но другие были утеряны со временем.

– И Зеркало можно использовать без магии. Другие такие же? Эта монета может быть такой?

– Мы не знаем точно, – Вера вздохнула.

– Самый заметный из них – мост, – сказала Матильда.

Вера с отвращением взглянула на нее.

– О, не говори об этом.

– Что за мост? – спросила Сирена. Она могла сидеть весь день и всю ночь и наполняться информацией от них, но этого было бы мало.

– Наша сказка, – сказал ей Вера.

– Разве вы не говорили, что все сказки – правда?

Матильда посмотрела на Веру, торжествуя.

– Ты ведь это сказала?

– Ладно, – буркнула Вера. – Мост, по слухам, один из самых сильных талисманов в мире. Он может перемещать человека между измерениями.

Сирена растерянно уставилась на нее.

– Измерения?

– Представь, что помимо нашего есть много других миров, – сказала Матильда. – Другие места, которые существуют так же, как наш мир.

– Ладно, – с опаской сказала она.

– Мост, как говорят, переносит на другую сторону. То есть, в ад и обратно, – сказала Вера.

– Зачем кому–то это нужно?

– Говорят, – отозвалась Матильда, – что в других измерениях своя магия. Что драконы пришли из других измерений. Что можно пройти по тому мосту, доказать, что достоин, и вернуться с большей силой.

– Как видишь, – сказала Вера, – это миф. Если бы такой мост существовал, туда пошел бы только дурак. Жертвовать жизнью за шанс награды.

– Или те, кому нечего терять, – отметила Сирена.

– Возможно. Но сейчас не об этом. Мост ни разу не видели. Даже когда мы были девочками, мост был просто историей. Никто не видел его и не знал никого из живых, кто пересек его.

– Ладно. Талисманы могут работать у людей без магии. Их нельзя проверить? – спросила Сирена.

– Проблема в том, – сказала Матильда, и Сирена знала, что ее ждет лекция, – что мы не знаем, нет ли в этой паре монет такой, побочные эффекты которой сродни Зеркалу правды. Я знала лично тех, кто использовал камни, чтобы стать сильнее, но их постигала слепота.

– О, бедный Мартен, – прошептала Вера. – Он никогда не отличался умом.

– Что талисман сделал перед тем, как ослепить его? – охнула Сирена.

– Кто–то понял позже, что он повторял видения. Ты мог видеть то, что происходит, чужими глазами. Жуткое дело.

– Нельзя просто ничего не делать, – сказала Сирена, возмущенно вскочив. – Серафина сказала использовать монету, чтобы найти драконов. Она не могла сделать это без причины.

– Верно, – согласилась Вера.

– Вы узнаете фигуру или язык на монете? – спросила Сирена, любуясь женской фигурой и тремя загадочными словами. – Слова кажутся знакомыми.

– Ах, это, – Матильда тряхнула головой. – Похоже, от этого языка пошел язык Дома.

– Или, – добавила Вера, – этот язык произошел от Дома.

– Было что–то до Дома? – спросила Сирена.

– Возможно. В легендах говорят, что существует язык богов.

– Язык богов? Он использовался, когда Создательница ходила по земле?

Вера кивнула.

– Возможно. Мы владеем всеми известными языками, но этот не знаем. Значит, его использовали раньше наших знаний.

Сирена быстро заморгала.

«Это может быть монета богов? И… дала ли мне его во сне богиня?».

Было страшно даже думать о таком.

Боги на земле! Создательница!

Вера сделала глоток чая и опустила чашку.

– Сирена, принесешь нам книгу? Может, мы что–то проглядели.

Сирена кивнула и поспешила к себе. Книга ждала там, где она ее оставила. Она схватила книгу, ив тот миг Авока забралась в открытое окно.

– Создательница! Неужели нельзя использовать дверь? – возмутилась Сирена.

– Прости, – прошептала она.

– Где ты была?

– Нигде. Бродила. Город очень грязный.

Сирена улыбнулась.

– А я думала, они убирают, раз столько зданий из стекла.

– Стекло сбивает с толку. Зачем столько стекла, если его так часто скрывает снег?

– Понятия не имею.

– Что ты делаешь?

– Алви и Ордэн спустились поесть. Мы с Матильдой и Верой обсуждали монеты, пока тебя не было.

– Тогда не буду задерживать.

Сирена сжала связь между ними и потянула.

Авока улыбнулась ей.

– Я не готова говорить об этом.

– Тогда идем со мной.

Авока кивнула и пошла следом без возражений. Матильда и Вера не удивились, когда она села в углу и стала точить клинки. Сирена передала книгу Вере.

– Спасибо. Возьми и попробуй что–нибудь ощутить, – сказала Вера.

Сирена взяла монету, и ее магия почти вздохнула с облегчением. Она не знала, что это значило, но она ощущала какую–то связь с талисманом.

– Ощущается правильно, – сказала Сирена. – Может, потому что мне дали ее в моем сне.

– Может, они работают вместе, – рассуждала Матильда.

Вера пожала плечами и перевернула страницу.

– В этом мы не эксперты. Две тысячи лет – долгая жизнь, но без таких книг мы получали лишь обрывки новой информации из оставшихся источников в Эмпории.

– Это можно делать вечно, – пробормотала Авока.

Сирена вздохнула.

– У нас нет вечности.

– Стоит собраться и пойти к воротам до рассвета. Так мы первыми выйдем из города и отправимся в путь, – сказала Авока.

– Не торопи их, – сказала Сирена, приподняв бровь.

Авока закрыла рот и посмотрела на клинок.

– Ладно.

– Если направить энергию четырех стихий в талисман, – тихо прочла Вера, – он засияет, раскрывая свое назначение.

Сирена нахмурилась и посмотрела на монету. И все? Направить энергию в талисман? Это просто.

Она притянула к себе четыре стихии и толкнула их к монете.

– Нет! – завизжали одновременно Матильда и Вера, вскакивая на ноги.

Авока оказалась рядом с клинком, готовая к бою.

– Что ты наделала? – кричала Матильда.

Сирена взглянула на них, а потом на монету, которая стала греметь, сияя красным.

– Я… следовала указаниям Веры!

– Я не закончила читать! – отозвалась Вера.

– Брось монету! – сказала Матильда. – Брось ее! Все в укрытие!

Рот Сирены раскрылся, она швырнула монету в центр комнаты и откатилась от того, что выпустила. Она скрылась за креслом, дрожа всем телом. Она не могла поверить своей глупости. Но указания были такими ясными. Но, конечно, стоило узнать о последствиях.

«Я могу ослепнуть, сойти с ума или попасть в другое измерение! Все возможно! Как можно быть такой беспечной? Почему я не могу управлять порывами, что охватывают меня?».

Ей нужно было просто послушать, а она активировала талисман, не зная, что он может сделать.

Сирена посмотрела на монету в центре комнаты. Она была красной, как уголек в костре, кружилась на боку, а потом упала фигурой вверх.

Она не успела укрыться. Мир разбился надвое.

48

Монета

Сирена закричала и отпрянула от происходящего. Один миг она смотрела на другую сторону комнаты, где стояли Матильда, Вера и Авока, а теперь глядела на длинный коридор. Он был из темного камня, и в конце она видела закрытую дверь.

Она расколола пространство.

Монета привела ее… куда–то.

Конечно, она не знала, был ли коридор в этом мире, или это был тот мост, который упоминали Матильда и Вера.

– Сирена! – закричала Авока. Звук был приглушенным, словно доносился издалека.

– Я здесь! – крикнула она.

Она потянула за связь и ощутила моментальный ответ. Авока была в порядке. Все они были в порядке.

– Вы это видите? – спросила Сирена.

– Да! Мы пытаемся это исправить! – отозвалась Авока.

Сирена поднялась на ноги. Из коридора ничего не доносилось. В коридоре ничего и не было, кроме решетчатых ламп. Она все ждала, что что–то выползет оттуда. Тьма из ее снов проникнет в ее мир и захватит его. Рука потянется и схватит ее.

Но, кроме помех по краям пространства, было пусто. То, что сделала монета, не казалось опасным. Может, так было бы, если бы она держала монету, когда коридор появился. Может, ее тело разрезало бы пополам так же легко, как раскрылась комната.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю