332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » К. Линде » Консорт (ЛП) » Текст книги (страница 14)
Консорт (ЛП)
  • Текст добавлен: 14 декабря 2020, 03:32

Текст книги "Консорт (ЛП)"


Автор книги: К. Линде






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 22 страниц)

Авока нахмурилась.

– Лекарства нет, Сирена.

– Для меня тоже не было!

– Эм… ребята, – Кэл повернулась к другой стороне комнаты с луком и стрелой.

Все посмотрели туда. Алви вытащил меч из ножен. Авока вдруг оказалась с белым клинком в руке. Сирена потянулась к магии, готовая столкнуться с призраком.

Но когда существо вышло на свет, Сирена охнула. Клинок Авоки упал на пол. Алви шагнул, закрывая собой Авоку.

Только Кэл была готова. Она выпустила стрелу. Та пролетела по воздуху, летела точно. Но в последний миг он махнул запястьем, и стрела полетела в сторону.

– Что за… – спросила Кэл.

Он сделал шаг, и его стало видно лучше.

– Здравствуй, Ава, – сказал Кесф.

39

Правда

– Вот так сюрприз, – буркнул Алви.

– Вы пришли в мой город и удивлены, что нашли меня? – спросил Кесф. Его золотые глаза разглядывали их отряд, голодно посмотрели на Авоку.

– Мы не знали, куда ты ушел, – сказала Сирена, когда Авока промолчала.

– Может, я не хотел, чтобы меня нашли.

Все переминались, кроме Кэл, которая смотрела то на Кесфа, то на Сирену.

– Что происходит?

Авока тихо вдохнула.

– Это старый друг, которого мы не ожидали увидеть.

Сирена вздохнула.

– Мы тут не ради беды.

Она взглянула на Дина, еще лежащего без сознания на полу. В ее плане не было встречи с Кесфом. Она думала, будет просто. Прийти и уйти. Но, конечно, в ее жизни ничто не было простым.

– У людей всегда так, – рявкнул Кесф, – но они всегда устраивают беды.

– Ты убрал в храме? – спросила Авока.

Кесф кивнул.

– Так было правильно, ведь мне было некуда идти.

Авока сжала кулаки по бокам.

– Ты знаешь, что тебе всегда рады в Элдоре.

– Нет, – заявил Кесф. – Это не дом, и без тебя там нечего делать.

– Понимаю, – сказала Авока.

Кесф проворчал что–то под нос.

– Что ты тут делаешь?

– Мы оставались в местной деревне, на нее последние пару месяцев нападали призраки, – сказала Авока. – Кэл из деревни, и она помогала нам найти их. След привел нас сюда. Ты об этом случайно ничего не знаешь?

– Призраки? – он с отвращением фыркнул. – Как насчет ноккина, Ава?

Авока пошатнулась. Алви не дал ей упасть.

Сирена вздохнула.

– Что за ноккин?

– Это я хочу узнать, – сказала Кэл.

– Существо из легенд, – сказал Кесф.

– Когда–то они были Дома, одними из первых семей в древние времена. Они были очень сильными и одержимыми темной магией. Они так хотели получить силу, что эта сила захватила их тела. Она лишила их души и сделала их чем–то другим. Зловещим. Они похожи на людей, но могут становиться тенями. Они питаются магией и высасывают жизнь из людей, пока от них ничего не остается. Так говорится в легендах.

Сирена пошатнулась. Высасывают магию из тел. Становятся тенью. Темная магия.

Создательница! Она с этим сталкивалась. Может, этот же ноккин терроризировал Фэн. Может, он прибыл сюда из–за нее. Она не помнила встречу в горах до этого. Она думала, что убила то существо, сбив его магией, но, может, она ошиблась.

– Но все они мертвы, – сказала Авока. – Мама говорила, всех убили в войне.

Кесф пожал плечами, обходя дерево.

– Полагаю, она ошиблась.

– Как их убить? – спросил практичный Алви.

– Если бы я знал, разве не сделал бы это сейчас? – рявкнул Кесф. – Я пытался избавиться от этой штуки с тех пор, как прибыл сюда. Удачи с этим.

– Нам нужно посоветоваться с Матильдой и Верой, – сказала Авока, поднимая клинок и пряча его. – Может, только они выжили из тех, кто сталкивался и ноккином, и они могут знать, как его одолеть.

– Мы можем поговорить наедине? – спросил Кесф, потянувшись к локтю Авоки.

Алви скрестил руки и хмуро смотрел на Кесфа. Сирена надеялась, что они не сожгут это место во второй раз.

– Я справлюсь, – сказала Авока Алви и ушла с Кесфом.

– Он – настоящая угроза, – проворчала Кэл, когда он ушел.

– Это точно, – буркнул Алви. – Я прослежу за ними.

– Можно и мне? – спросила восторженно Кэл.

Сирена хотела сказать им обоим прекратить это, когда за ней раздался громкий стон.

– Дин?

Она упала рядом с ним и попыталась помочь ему сесть, когда он пришел в себя. Кэл перестала преследовать Алви и Авоку и помогала Сирене.

– Он будет в порядке? – спросила она.

Сирена прикусила губу.

– Не знаю. Я ничего не знаю о зеркале.

Дин застонал снова и склонился вперед, уперся руками в голову.

– Фу!

– Дин, ты в порядке? Ты меня слышишь? Ты меня видишь? Ты меня помнишь?

Она оказалась перед ним, и он приоткрыл глаз.

– Сирена? – пробормотал он. – Прекрасно выглядишь.

– Я выгляжу так, будто прошла часы по лесу, и мне не мешало бы поесть и принять горячую ванну.

– Как в тот день, когда я тебя встретил, – он накрутил прядь ее волос на палец.

Она резко отпрянула. Она не хотела делать это личным. Она переживала, что потеряет еще кого–то. Она не простила Дина за произошедшее, но видела, что он пытался загладить вину.

– Ты хотя бы это помнишь, – сказала она. – Ты помнишь, что увидел в Зеркале?

Он нахмурился, зрачки уменьшились.

– Фрагменты. Обрывки. То, что я не хотел видеть. И… путь. Как заслужить это.

– Что заслужить?

Он покачал головой и отвел взгляд.

– Что я говорил?

Сирена вздохнула. Он еще не мог ничего вспомнить. Авока была права. Им нужно было вернуться в Фэн и рассказать об этом Матильде и Вере. Может, Авока уговорит Кесфа пойти с ними. Если он был отсюда, мог знать о Зеркале правды. Она хотела бы получить как можно больше информации.

Сирена и Кэл устроили Дина между собой. Это было непросто, ведь он был крупным капитаном армии, а они были довольно хрупкими женщинами. Сирена хотела бы магией помочь ему идти, но не использовала ее с тех пор, как ее спасли после магии крови. Она не хотела начинать, пока они не попали в беду.

Когда они вывели Дина из комнаты со священным деревом и спустились в бальный зал, Авока и Алви уже спешили к ним.

– Что случилось? – спросила Сирена.

– Кесф в своем стиле, – рявкнула Авока.

– Мерзавец, – прорычал Алви, решил занять место Кэл под рукой Дин.

– Нет, я его удержу. Сирена меньше. Без обид, – сказала Кэл, кривясь.

– Я и не обижаюсь. Так и есть.

Алви пролез под руку Дина, и Сирена выдохнула с облегчением. Она понимала, что была меньше, слабее, уязвимее остальных. Она всегда была женственной и хрупкой, но с диким характером. Магия сочеталась с ее характером.

– Он нам не поможет? – спросила Сирена.

– Он не уйдет, – сказала Авока. – И не будет больше говорить о ноккине. Он хочет, чтобы мы покинули его город до ночи.

– Отлично, – сказала Сирена. – Тогда нам стоит вернуться.

Авока кивнула лишь раз. Ее взгляд говорил, что она была готова найти Кесфа и избить его. Но она сдержалась и потянула за связь с Сиреной.

Сирена ответила нежным прикосновением, словно говоря: «Понимаю».

– Он хоть что–то полезное сказал? – спросила Сирена, пока они выходили из здания.

Дин был на ногах, но спотыкался и все еще терял нить разговора. Она не знала, как они пройдут по лесу, когда он в таком состоянии.

– Если считаешь насмешки и плохо скрытые угрозы полезными, – сказал Алви.

– Он сказал, что не интересует ноккина, – сказала Авока. – Но я не знаю, почему. У него столько же магии, сколько и у нас.

– Он сказал, зачем он здесь? – спросила Сирена. – Это явно не из–за того, что ему не рады в Элдоре.

Авока напряглась.

– Он сказал, что пришел посмотреть в Зеркало.

– Что? – спросила Сирена. – Он казался адекватным!

– Он сказал, что Дину повезло, что это свело его с ума, – проворчала Авока, глядя на Дина. – Потому что когда Кесф хотел увидеть будущее в Зеркале, он ничего не увидел.

Сирена закрыла рот. Она ощущала боль через связь. Авока редко так дико выражала эмоции. Но если Кесф не увидел будущего в Зеркале, значит… скорее всего, у него не было будущего.

* * *

– Почему обратный путь кажется куда длиннее? – спросила Кэл.

– Потому что мы несем тяжкое бремя, – простонал Алви. – Мне нужен перерыв. Нужно остановиться.

Солнце уже давно село, и в лесу стояла почти кромешная тьма. К счастью, Авока создала несколько факелов для них, но все равно они видели мало. Они не смогли бы идти, если бы Алви и Кэл не знали местность.

– Мы остановимся чуть дальше. Я ощущаю ручей, – сказала Авока.

Она была права. Еще десять шагов, и стало видно ручей, который они пересекали раньше. Алви и Кэл опустили Дина на траву, и он застонал и склонился вперед.

– Простите, – сказал Дин. – Вас не нужно мне помогать. Я могу идти.

– Слава Создательнице! – сказал Алви.

– Ты уверен? – спросила Сирена.

Дин кивнул.

– Голова кружится, и я плохо ориентируюсь.

– Это пройдет, – убедила его Сирена. Хоть она не знала, было ли это правдой.

– Лучше бы это того стоило, – Алви ткнул Дина локтем. – Нести тебя не очень весело.

– Ты должен был подумать, – возмутилась Авока.

– Знаю, – сказал Дин. – Но мне нужно было увидеть.

– И? – спросил Алви.

– Столицы Элейзии нет, – сказал Дин. – Я… видел военные корабли Бьерна, легко плывущие среди наших камней, будто наши корабли. Это должно быть невозможно, но они это делали. А потом огонь и взрывы. Весь остров сгорел, и это моя вина.

Все заерзали в тусклом свете. Только один человек знал, что ощущал Дин, но он отказался вернуться с ними в Фэн. Словами невозможно было выразить глубину горя Дина.

– Я отчасти виновата, – сказала Сирена с ужасом.

– Я пощадил Эдрика, а он поступил вот так, – Дин тряхнул головой. – Он использовал магию Каэла как оружие и разгромил мой дом.

– Он работал с Каэлом? – охнула Сирена.

Дин посмотрел на нее пустыми глазами.

– Да.

– Создательница…

– Мы уже отдохнули, – мягко сказала Авока. – Стоит идти дальше.

Дин встал на ноги, когда Сирена ощутила это.

– Ноккин, – выдохнула она.

Все тут же насторожились.

– Сирена, ко мне! – закричала Авока. – Соедини со мной силы и доверься мне. Доверься себе!

Сирена сглотнула и кивнула, ощущая магию Авоки впервые за месяцы. Это было приятно, освежало. Не как огонь и тьма от соединения сил с Каэлом.

Дин и Алви вытащили мечи, Сирена оттащила Кэл и ее лук со стрелой в центр их круга. Она не хотела рисковать четырнадцатилетней девочкой. Она ей нравилась.

Ноккин сливался с тьмой, как тень и дым, скользил к их группе, тянулся к ним. Ощущение неправильности… охватило группу. Оно было таким сильным, что Сирена могла ощущать еще раз его раздвоенный язык на своей щеке. Но она не могла это допустить.

Существо потянулось к ней, и Алви напал мечом. Он пронзил призрака, но существо отпрянуло и стало заметным в паре футов от них.

– Нам не нужно так играть в кошки–мышки, – сказал он обиженным нечеловеческим голосом.

– Оставь нас в покое и не трогай деревню, или мы тебя уничтожим, – сказала Сирена с большей уверенностью, чем ощущала.

Но в ней трещала магия, она сжимала Авоку как канат. Она была с друзьями и девочкой, в которой было больше внутренней силы, чем у кого–либо еще.

Странный смех донесся от ноккина.

– Вам меня не одолеть. Я тебя получу. Получу.

Он пропал. Сирена вдохнула и ждала. Кэл завизжала за ней и выпустила стрелу.

Сирена развернулась и увидела, что ноккин тянулся к Кэл. Стрела попала в его плечо, и он закричал и застонал, словно давно не ощущал боль.

Авока выпустила огонь в лицо существа. Оно рассеялось, оставив дым. На миг его глаза было видно во тьме. Белые, видящие и не видящие. Жуткие и пугающие.

Ноккин снова пропал, в этот раз Дин и Алви попытались порезать его плоть. Но не нашли ее. Ноккин коснулся ладонью груди Алви.

– Нет! – закричали одновременно Сирена и Авока.

Но ноккин замешкался. А потом рассмеялся.

– Ты моего мира, как погляжу.

Алви воспользовался шансом и пронзил мечом шею ноккина. Он словно резал воду.

Ноккин появился снова, потянулся к Сирене.

– Отдайте мою награду, и друзья уцелеют.

– Ни за что, – сказала Авока. – Сейчас!

Сирена и Авока напали одновременно, сбили ноккина порывом энергии, которую медленно накопили вместе. Они пронзили энергией плечо, уже раненое Кэл. Он снова завизжал. Только Сирена подумала, что он пропадет и появится снова, что–то вырвалось из леса и послало с боевым криком огненный залп в грудь ноккина.

Кесф приземлился с вихрем бело–серебряных волос туда, где только что был ноккин. Существо пропало, и место него остался закаленный сражениями воин–лиф.

– Мы его убили? – охнула Кэл.

Авока покачала головой.

– Вряд ли. Мы его прогнали.

– Вы можете дойти домой так, чтобы на вас не напали, заставляя спасать вас? – осведомился Кесф.

– Мы неплохо справлялись, – сказала Авока.

Сирена согнулась. Она дико и неровно дышала. Она не могла поверить в то, сколько энергии они использовали вместе. Но с Авокой она даже не думала об этом. Это просто пришло. Хотя было сложно.

Алви сжался на земле.

Сирена потянулась к нему.

– Он тебя коснулся?

– Да, – Алви тряхнул головой. – Но… я в порядке.

– Я не в порядке! – закричала Кэл. – Я счастлива! Вы видели, как я попала ему в плечо?

Сирена рассмеялась.

– Наша спасительница.

– Не стоит благодарности, – пробормотал Кесф.

– Спасибо, – тихо сказала Авока. – Я знала, что ты нас не бросишь.

Кесф пробормотал что–то гадкое под нос, пошел в лес, крича:

– Шевелитесь!

40

Признание

Они пришли в Фэн уставшими, голодными и полными вопросов.

Но их встретили яростью и отчаянием.

– Калдрева Анамария! – закричала женщина, врываясь в их группу, чтобы сжать руки дочери. Она крепко обняла ее. – Ты жива. О, Создательница, ты жива!

– Мама! – проворчала Кэл. – Конечно, я жива.

– Ты сказала, что уйдешь на пятнадцать минут! – визжала она. – Тебя не было часами! Часами! Ты знаешь, что я думала? Что твоя бабушка думала? Что думала вся деревня?

– Да, – она переминалась с ноги на ногу.

– Что ты мертва! Что призрак напал и убил тебя. Всех вас, – она посмотрела на их группу. – Вам должно быть стыдно. Взять четырнадцатилетнюю девочку в лес, не сообщив никому, где она была, и как долго вас не будет. В такое время!

– Мам, я в порядке! – Кэл оттолкнула ее от себя. – Меня не было полдня! Волки уходят на неделю! Я была с самой храброй, умной и благословленной Создательницей группой людей. Стоило верить в меня.

– Я не буду это слушать. Немедленно домой. Ты под домашним арестом.

Кэл открыла рот, чтобы возразить, но ее мама пронзила ее взглядом, и та поплелась в дом. Ее мама шагала следом.

– Надеюсь, нас примут не так… бурно, – сказал Алви.

Сирена провожала Кэл взглядом, стыдясь того, что втянула ее в беду. Она не сожалела. Хоть на них напал призрак. Только бы она не рассказала своей маме об этом!

Когда Сирена прошла в дом Авниэллы, их приняли не лучше, чем Кэл. Авниэлла и Лейс отчитали их за то, что они ушли без предупреждения и взяли с собой Кэл.

Алви поцеловал их в щеки и сказал:

– Мы подобрали изгоя, – он кивнул на Кесфа.

– Ой, нам нужна еще кровать, – сказала Лейс.

Кесф гордо стоял в углу, ему было неудобно в доме людей. Матильда и Вера с любопытством смотрели на него, выйдя из спальни, но просто улыбались.

– С возвращением, Кесф, – сказала Вера.

Он хмыкнул.

Рив и Оброн ворвались в комнату.

Рив обхватил талию Сирены и прижал ее к себе.

– Я думал, с тобой что–то произошло. Я не могу потерять и тебя.

Сирена похлопала его по плечу и вздохнула.

– Знаю. Я люблю тебя.

Дин рухнул в углу и отключился, привлек этим снова общее внимание.

Вера прижимала ладонь к его лбу пару минут, а потом нахмурилась.

– Вам нужно многое объяснить.

– Начинайте, – Матильда устроилась удобнее.

И они начали. Они рассказали, как добрались по следу призрака до Аонии и нашли Кесфа, а потом обнаружили, что призрак был ноккином.

– Невозможно, – сказала Матильда.

Вера пожала плечами.

– Я думала, они мертвы.

– Вы знаете, как их убить? – спросила Авока.

Матильда нахмурилась.

– Ноккинов было мало. Не ясно, на кого они работали, и информации о них мало. Мы подумаем над этим.

– А пока что, – сказала Вера, – можно окружить город барьером, чтобы помешать этим нападениям. Фэн достаточно маленький, чтобы хватило сил, если ваши древние помогут.

– Я поговорю с Маной, – Лейс поднялась и ушла из комнаты.

– Пока мы были там, – сказала Сирена, – Дин заглянул в то, что Авока назвала Зеркалом правды.

Матильда прошипела между зубов:

– Что именно он искал?

– Что случилось с его домом и семьей.

– Скорее всего, только это он и увидел.

– Мы можем что–то для него сделать? – взмолилась Сирена.

– Время, – сказала Вера. – Когда я попробовала его исцелить, все было на местах. То, что он переживает, он должен преодолеть сам.

Сирена нахмурилась. Этого она и боялась.

– Это все хорошо, – заговорил Ордэн, – но у нас есть проблемы важнее, чем угроза деревне.

– Да, – сказала Вера.

– Точно, – согласилась Матильда.

– Мы чуть не потеряли Сирену, но теперь вернули ее, нужно понять, что делать дальше. Ноккин хочет Сирену за ее магию, – сказал Ордэн. – Об этом никто не хочет говорить, но она использовала магию крови и выжила. Ей нужно учиться. Узнать, на что она способна.

Сирена чуть покраснела, но посмотрела в мрачные глаза Ордэна. От него слова звучали правильно. Любой мог сказать это в шутку или попытаться смягчить удар, но Сирена была другой, и она не могла скрываться от этого.

– Ты прав, – сказала она, отталкиваясь от стены и проходя в центр их круга. – Последние пару месяцев я была сама не своя. Смерть Мэлии… раздавила меня. Нет, уничтожила. Она вывернула меня, и мне не было ни до чего дела. А потом случились смерти Дофины и моих родителей, и осталась только моя оболочка. Я делала то, чем не горжусь, но магию крови я приняла, только когда браж убил моих родителей на глазах моих брата и сестры. Я использовала силу, чтобы спасти жизнь короля. Это может быть неправильно, но я не видела вариантов. Если хотите судить меня, смелее.

В комнате стало тихо от ее слов. Никто не отвел от нее взгляд.

– Может, я не такая, какую все хотели для исполнения проклятого пророчества, но у вас есть только я. Я хочу вернуть магию. Я хочу, чтобы весь мир был как Фэн! Никто тут не обходит стороной тех, у кого есть магия. Всех принимают, может, не за то, кем они являются, но их и не убивают за их магию. Таким мир был до Виктора Дремилона. И… я верю, что знаю, как поступить дальше.

– О? – спросила Вера.

Сирена улыбнулась.

– Как вы знаете, почти год у меня были видения Домины Серафины. Она показывала мне обрывки своего прошлого, но, когда я была без сознания после магии крови, она смогла пробить барьер между ее миром и нашим. Она сказала, что, когда я овладею магией духа, я смогу говорить с ней сама. И мне не придется для этого терять сознание.

Матильда склонилась ближе, Вера зажала рот рукой.

– Так я смогу лично говорить с ней, а не попадать в ее видения. Она сказала, что мне нужно использовать монету и не ослепнуть, ведь во всем этом замешаны большие силы. Она упомянула женщину, но не смогла произнести ее имя.

– Монета, – прошептала Авока.

– Да, да, – сказала Матильда. – Что еще?

– Женщина? – тихо спросила Вера.

– Да, порой меня вырывало из сна с Серафиной, и я оказывалась в мире тьмы с этой женщиной. Думаю, это та самая женщина. Она говорила мне прийти к ней. Я не знаю, что это значит, но она дала мне монету, – Сирена вытянула руку. – Она ощущалась такой реальной. И хоть она могла быть опасной, уж очень много совпадений. Первый шаг – нам нужно найти эту монету.

Вера встала и вытащила что–то из кармана.

– Она выглядела так?

Сирена охнула.

– Где… откуда вы это взяли?

– Ты сжимала ее в ладони, – сказала Авока.

– Но откуда она?

Авока покачала головой.

– Я держала тебя за руку, и у тебя ничего не было. А потом я отошла попить воды, вернулась, и монета была у тебя в руке.

– Она из моего сна? – голова Сирены кружилась. – Как это? Такое возможно?

Вера крутила монету в руке.

– Это талисман. Его использовали, чтобы управлять сильной энергией. В зависимости от талисмана, так можно хранить магию, усиливать ее или что–нибудь вспоминать. У них много функций.

– Что делает эта монета?

Матильда покачала головой.

– Мы не знаем. Возможно, монету и не использовали как талисман.

– Но у нас их две, – Вера вытащила вторую монету.

Сирена протянула руку, и Вера опустила монету на ее ладонь. Она была такой же, как из ее сна. С половину ее ладони размером, золотая, с гладкими краями и женским профилем в центре, окруженным тремя словами на языке, который Сирена еще не видела. Он выглядел как язык Дома, но… нет.

– Второй талисман? – спросила Сирена, гладя пальцем текст. Ей казалось, что она должна была знать, что там говорилось, но значение не давалось ей. – Откуда он у вас?

– Был у Мэлии в комнате, – объяснила Авока.

– Дайте–ка уточнить, – сказал Алви. – У нас два талисмана. Один от Мэлии. Другой из сна Сирены. И мы не знаем, как они работают. Но мертвая Дома сказала тебе это использовать? Хорошая идея.

– Звучит нелепо, – сказал Кесф. – Твои планы всегда такие дурацкие.

– Но все сошлось, – отметила Авока.

– Это не все, – сказал Ордэн. – Что ты опустила?

– Как ты… – начала Сирена.

– Я долго учился и следил за людьми, девочка. У тебя всегда были безумные идеи, но они работают. Расскажи остальное.

Сирена вздохнула.

– Серафина сказала, что знает причину, по которой у меня есть магия.

Рив встал от этого.

– Я хочу знать ответ. Почему ты, а не я? Не Аралин или Элея?

– Это не всегда передается по прямой, – сказала Матильда. – Это не связано с тобой или твоими сестрами. Это связано с верной комбинацией силы и времени.

– Что она сказала, Сирена? – тихо спросила Авока.

– Что у нее был ребенок.

– У Сэры был ребенок? – охнула Вера.

– И… я могу быть ее наследницей.

Все застыли от этого. Произойти от Домины Серафины. Такое она не представляла.

– Конечно, она так сильно с тобой связана, – сказала Вера. – Это многое объясняет.

– Хоть я не знаю, как она скрыла это от нас, – пробормотала недовольно Матильда.

– О, и еще одно, – сказала Сирена, только вспомнив. – Она сказала не просто использовать монету. Использовать и найти утерянных. Но я не знаю, кто они.

– Она сказала «утерянные»? – выдохнула Вера.

– Да. Вы знаете, что это значит?

Матильда и Вера переглянулись, слезы блестели в их глазах.

– Драконы, – хором сказали они.

41

Заклинание

Все минуту переваривали это слово.

Сирена моргнула, потом моргнула еще раз.

– Драконы? Прямо… драконы?

Матильда и Вера кивнули и сказали вместе:

– Да.

– Есть настоящие драконы? – спросил Алви. – Это не выдумки?

– Когда вы все поймете, что все истории на чем–то основаны? Все, о чем вы читали, существует. И драконы существуют, – сказала Матильда.

– Мы знали, что вы говорили о драконах в своем времени, – сказала Авока, – но мы не думали, что драконы остались в Эмпории.

– Они и не остались, – сказала Матильда.

– Но драконы должны существовать, – сказала Вера. – Мы привязаны к драконам, наши жизни связаны с их жизнями.

– Если одного из ваших драконов где–то убьют, вы можете вдруг упасть замертво? – спросил Алви.

Матильда пронзила его убийственным взглядом.

– Ты умеешь подбирать слова.

Рив кашлянул в углу.

– Я в группе новенький, как и в магии. Этого слишком много. Я был с вами, видел магию своими глазами. Слышал про проклятие крови и монеты, которые усиливают магию, как и зеркало, что рассказывало правду, но… драконы?

Оброн похлопал его по руке.

– Ты научишься просто принимать это.

– У нас нет времени обсуждать все это, – сказала Вера. – Нам нужно встретиться с древними и попытаться создать защитные чары. Этой ночью, если можно.

– Да, – добавила Матильда. – Ноккин – все еще угроза, и я бы хотела разобраться с ним до того, как мы уйдем.

Они встали, поправили платья, словно это был конец обсуждения.

– Погодите… уйдем? – спросила Сирена.

– Они знают, где искать драконов, – догадалась Авока.

– Есть идея, – сказала Вера, ее глаза мерцали.

Матильда и Вера кивнули Сирене и Авоке следовать за ними, оставили остальных в комнате обсуждать драконов. Сирене все еще казалось, что драконов не бывает.

«Если они все еще существовали в Эмпории, как мне их найти? Разве не должно быть примет? Их не видели в небе? Скот не пропадал?».

Казалось странным, что Серафина послала ее на такое задание. Как она могла знать из–за вуали, что драконы еще существовали? Но Серафина не ошиблась, послав Сирену за Матильдой и Верой. Она надеялась, что Сэра права и в этот раз.

Кесф появился за ними и обратился к Авоке.

– Я не останусь в деревне людей на ночь. Идем со мной в лес. Когда ты последний раз запускала руки в землю?

Авока отдернула руку.

– Я останусь и помогу деревне. Тебе, может, нет до них дела, но они были добры к нам.

– Когда ты уже поймешь, что людям плевать на тебя? Они хотят тебя только использовать.

– Когда ты осознаешь, что не все такие?

– Эта деревня была тут, когда на Аонию напали, и они ничего не сделали, – прорычал Кесф.

– Они с трудом могут защититься от одного ноккина. Ты знаешь, что они не могли бы помочь твоему народу, который был обученными воинами.

– Ты вернешься со мной или нет? – спросил он.

– Нет. Ты знаешь, что у меня долг перед Сиреной.

– Смешно. Я думал, ты о том мерзком человеке.

Авока прищурилась.

– Осторожнее со словами про Алви. Я все еще сражаюсь лучше тебя.

Сирена переминалась с ноги на ногу, ей казалось, что она лишняя. Матильда и Вера не замедлили шагов, но она не хотела оставлять Авоку одну с Кесфом.

– Нам нужно идти, – сказала Сирена. – Он не станет помогать.

Авока подняла голову выше и кивнула.

– Ты права. Не поможет. Ничего не изменилось.

Лицо Кесфа было напряженной мрачной маской. Его золотые глаза раздраженно вспыхнули.

– Многое изменилось, но не мое отвращение к людям. Я буду на лугу. Найди меня, когда проснется разум.

Он пошел прочь, обходя деревню, направляясь в лес бодрым шагом. Он будто был рожден для леса.

– Прости, – Сирена коснулась плеча Авоки.

– Не стоит. Он… выводит из себя. Как я вообще думала о браке с ним?

– В Элдоре вы были суждены друг для друга. Может, там у вас все получилось бы.

Авока поравнялась с Сиреной, они следовали за Матильдой и Верой.

– Мы бы постоянно грызли друг друга. Это было бы катастрофой.

– Вполне возможно, – сказала Сирена, тихо смеясь.

– А ты? – спросила Авока. – Что насчет твоих мужчин?

Сирена вздрогнула от этого. Она пыталась забыть мужчин, что не давали ей покоя весь год. Видимо, сила привлекала силу.

– Не знаю.

– Дин все еще тебя любит.

– Знаю, – сказала Сирена.

– Ты все еще беспокоишься за него.

– Как иначе? Нас ждала свадьба. Я ничего не могу поделать со своими чувствами, но я творила ужасные вещи в Бьерне, и не все они были из–за смерти Мэлии. Многие были из–за Дина. Не знаю, что теперь у нас. Я не готова простить его, но знаю, что он старается.

– Может, он и дурак, – сказала Авока. – Но влюбленный дурак. Я не хотела работать с ним. Я хотела перерезать ему горло, узнав, что он сделал с тобой. Но мы работали вместе несколько месяцев. Он верный. Я не хочу лезть в твою любовную жизнь, но я бы с ним хоть поговорила. Он это заслужил.

– Думаю, да, – сказала она.

– А Эдрик и Каэл? – спросила Авока. – Дремилоны?

Сирена покачала головой.

– Мертвы для меня.

Авока едко рассмеялась.

– Это вряд ли.

– Когда я была там, я поняла, что привязана к обоим. Дома и Дремилон, как Серафина и Виктор.

– Думаешь, это та же связь? – поняла ее Авока.

– Не знаю. Я даже не знаю, возможно ли это. Но, когда я спасла жизнь Эдрику, связь пропала, – объяснила Сирена.

– Долг был отплачен. Только так это можно объяснить.

– Не знаю, – Сирена все еще не разобралась в этом. – Это возможно. Как еще связь можно убрать?

– Смертью.

– Он умер.

– Но ты его вернула. Все не так просто, и мы многого не знаем о произошедшем с Виктором и Серафиной.

Сирена кивнула. Это было правдой.

– Значит, теперь я связана только с Каэлом.

– Да. Я ощущаю его на всей тебе, – сказала Авока. – Я не сразу поняла, что это было, но вы, похоже, соединили магию.

– Да,– пристыжено прошептала Сирена. – Он сказал, что убил свою любовницу Жардану, чтобы получить сильную магию крови.

– И ты думаешь, что вас соединяет магия крови?

Сирена кивнула.

– Он хотел, чтобы я правила миром рядом с ним.

– Ах, он тебя не знает.

– О чем ты?

Авока оскалилась.

– Тебе не нужен кто–то рядом, чтобы править. Перед тобой задрожат даже горы, когда ты пойдешь в атаку.

Сирена улыбнулась от таких слов. Может, Авока была права. Может, она не нуждалась в мужчине рядом, чтобы править. Но она знала по улыбке на лице Авоки, что у нее всегда будут друзья.

Они добрались до хижины, куда ушли Матильда и Вера. Дом был по соседству с Кэл, и он был одним из самых больших в деревне. Сирена слышала голоса внутри и ворчливые возражения.

– Как сильна магия древних? – спросила Сирена у Авоки. – Я видела только игру Манны со светом на церемонии волка–одиночки.

– Достаточно сильна. Они помогли тебя исцелить. Но все они разные. Их не учили должным образом, но у них много опыта.

– Как Фэн жил так долго с магией, если он в Бьерне? – поинтересовалась Сирена.

– Потому что мы – не часть Бьерна, – сказала Манна, возникая на пороге. Она не горбилась, как в день церемонии волков–одиночек. Она стояла прямее, ее глаза пылали. Она явно правила деревней, что бы ни говорили мужчины.

– Но Алви и Оброн – в Высшем ордене.

– Технически мы существуем в пределах Бьерна. Хотя магический барьер до нас не доходит, наше поселение возникло после последней войны. И наши мальчики вызвались пойти на церемонию Представления Бьерна. Но если корона признает Фэн частью Бьерна – это новость для нас.

– Ох.

– Но вы тут не поэтому. Вы хотите нашу помощь, – сказала Манна. – Мы обсудили все и согласились попробовать использовать магию так, как говорят ваши древние. Наша магия никогда не работала так, как они говорят, и многое для нас в новинку, но если это защитит деревню, мы это сделаем.

– Мы рады вашей помощи, – сказала Авока и коснулась пальцами губ в жесте уважения своего народа.

Матильда и Вера повели их группу к центру деревни, туда, где горел костер для волков–одиночек. Матильда, Вера, Сирена и Авока присоединились к, что поражало, двенадцати древним, и все, кроме двоих, были женщинами разных возрастов. Двое мужчин были близнецами и больше всего сомневались в предложении Матильды и Веры. Похоже, они голосовали, и мужчины проиграли.

Матильда глубоко вдохнула и медленно выдохнула.

– Я давно не видела столько своих братьев и сестер в одном месте.

– Очень давно, – прошептала Вера.

Матильда открыла книгу, и Сирена тихо охнула. Книга была не простой. Это была книга Дома, которую она получила на день рождения больше года назад. Книга направляла ее силы. Она думала, что потеряла ее в Элейзии.

– Мы приберегли ее для тебя, – прошептала Авока.

Матильда и Вера взглянули на открытую страницу и опустили книгу на землю перед собой.

– Благодарим за то, что присоединились к нам, – сказала Матильда. – Наше дело простое. Мы с Верой можем заняться механикой чар. Нам нужна общая сила, чтобы создать нечто прочное.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю