332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » авторов Коллектив » Contra Dei 2 » Текст книги (страница 22)
Contra Dei 2
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:06

Текст книги "Contra Dei 2"


Автор книги: авторов Коллектив




Жанр:

   

Религия



сообщить о нарушении

Текущая страница: 22 (всего у книги 25 страниц)

ВЕЛЕМУДР, ВОЛХВ «КРУГА БЕРА». КАК СООТНОСЯТСЯ САТАНИЗМ И ТЁМНАЯ СТОРОНА ЯЗЫЧЕСТВА?

Сатанизм как таковой не всегда выходит из христианства. Распространённое представление о том, что сатанизм имеет истоки в Библии, неверно в принципе. Почитание Тёмных богов существовало всегда и везде. При этом Тёмные боги – это не обязательно «злые», но, как правило, боги Нижнего Мира, следящие за структурой мира, выполнением его законов. Также к этой категории относятся боги возмездия, подчас противостоящие неразборчивому в своей любви Свету, стремящемуся всех подряд сделать «светлыми» и «хорошими». Тёмные боги поддерживают равновесие во Вселенной – без них не может существовать никакой социум, никакой порядок. Разумеется, это не значит, что они «служат Равновесию» – они являются одной из сторон этого баланса.

Сатана в средневековой традиции является не столько персонажем христианской мифологии, сколько выражением Тёмных богов, необходимых для существования любого общества и любого человека. Когда мы говорим о славянском язычестве, речь идёт о следующем: существовал бог Ящер, являвший «что-то Тёмное и непонятное», обитающее глубоко под землёй, у корней мира. Ему приносили жертвы – см. книги Рыбакова «Язычество древней Руси» и «Язычество древних славян» или работы академика Проппа. В конце одного из описанных обрядов (Белоруссия) выбранная в «невесты Ящера» девушка бросается в реку. С современных позиций такой обряд выглядит как нечто тяжёлое, страшное. Но Персефона, которую выдали замуж за Аида, выполняла в греческой мифологии ту же самую функцию. Во всех религиозных системах мира существовало нечто подобное – нечто светлое, женственное отдавали Силе, связанной со смертью, подземным миром, структурой мира и т. д.

Функции Тёмных богов со временем перешли к Сатане. К сожалению, в современной (и в более ранней) Европе и Америке Сатана рассматривается как «заведомое зло»[!Характерна для этого взгляда серия книг Дж. Рассела «Дьявол», «Сатана», «Люцифер», «Мефистофель» – прим. ред.!], хотя, если всерьёз разобраться в его функциях, в том, что Он делает, зачем и почему, и чего, собственно, он хочет – то становится ясно, что без него Вселенная просто не могла бы существовать. Даже если ориентироваться на библейские тексты, очевидно следующее: бог дал человеку свободу воли, связанную с наличием души, причём ангелы возмутились именно из-за этого – они свободой воли не обладали[!Как способность возмутиться совмещается с отсутствием свободы во ли – вопрос не к нам. – прим. ред.!]. Согласно этой мифологии, Сатанаил (или Люцифер) и др. изначально также были ангелами, но они не хотели быть биороботами, в которых заложили некую программу, обязательную к исполнению. И в процессе борьбы с христианским богом они приобрели это право, то есть их действия против бога привели к образованию у них души как свободы воли. Они перестали быть марионетками; более того, в славянском язычестве человек не является чьей-либо марионеткой – ни богов, ни других людей; и с этим весьма сочетается восстание Сатаны против бога.

Во многих ритуалах, во многих действиях, даже во второстепенных моментах Тёмная составляющая славянского язычества полностью соответствует сременному нормальному сатанизму. Нормальному – понятно, что не в смысле «кого-то приносить в жертву на кладбище».

Следует также добавить, что как в сатанизме не принято ориентироваться на социум, который творит подчас неизвестно что, так и в язычестве пристальное внимание на социум обращают те, кто хочет лишь «поиграться в язычника», которым нравится такой имидж. Нормальный же язычник не смотрит на то, что могут подумать о нём другие. Свобода воли, присущая ему изначально, позволяет занимать любую позицию при наличии внутренней убеждённости.

Если он считает, что его мировоззрение правильно, а его действия необходимы, он вправе думать и действовать так, как считает нужным – в отличие от монотеистических религий, жёстко привязанных к «правилам от бога» и социуму.

Сакральное язычество, как и сатанизм, не связано с человеком, а опирается на законы Вселенной. Приведём аналогию: мировые константы, скажем, число или гравитационная постоянная, существуют независимо от человека. Язычество – собственно, как и сатанизм – основывается на воле Тёмных богов, а не на мнении человека о том, что ему в данный момент выгодно или удобно. Оба мировоззрения придерживаются позиции изучения объективных законов, не скатываясь до дебильных заявлений типа «пути господни неисповедимы» и проч. Индивид не становится рабом чего / кого бы то ни было.

По большому счёту, если брать базовые практические выводы, действия и прочее, то Тёмная сторона славянского язычества и сатанизм – это в принципе одно и то же, только проявленное в разных формах.

В сатанизме есть концепция отхода от человека не только как существа социального, но и от человечества вообще – с точки зрения сатанизма, человечество должно быть уничтожено, его место должно занять нечто более достойное. Так же и в Тёмном язычестве – ныне существующее человечество приносит только вред. Это – плесень, которая разъедает Землю и поганит Космос. Так что позиции язычества и сатанизма совпадают и здесь. Речь, конечно, идёт не о физическом уничтожении каждого человека, но о необходимости появления «нового человека» как вида, принципиально отличающегося от нынешних homo. Если то же христианство декларирует «молись и спасёшься», убогие попадают в царствие небесное и т. д., то в язычестве подобного преклонения перед убожеством нет. Человек в язычестве должен именно расти и развиваться, становиться чем-то большим; то же, собственно, и в сатанизме. Конечно, методологии и подходы отличаются друг от друга, но это всё обсуждаемо или основано на личных мировоззренческих предпочтениях.

Так, в отличие от сатанистов, язычник будет использовать для обозначения тех, кто придёт на смену человечеству, Человека (с большой буквы), но это не обозначает, что Человек – тот же человек, только слегка сильнее / умнее, разговор идёт именно о качественно новом. Вопрос терминологии, не более того.

Часто язычникам приписывают сверхценное желание «завоевать массы». Но активное взаимодействие язычников с окружающими людьми вызвано лишь необходимостью вычленять из социума тех, кто может отрываться от обывательской массы. Если же этого не делать, то будет лишь вечное болото, где разрастается та самая плесень, разлагающая всё на свете.

Если даже из десяти тысяч людей найдётся один, способный стать не-человеком, это уже хорошо.

МАСТЕР ПЕПКА. С НОЖОМ В ЗУБАХ

 
Нож в зубах, и не видно лица:
С тенью ночи сливается кожа.
Мы пройдём этот путь до конца:
По-другому мы просто не сможем.
Солнца лава устанет всходить
И катиться обратно в безбрежность,
Жаром чествуя наши ладьи,
Что к рассвету скользят неизбежно.
Нам награда в стволах девять грамм
От собак безголового стада,
Одиночества каменный храм —
Ключ к воротам преддверия Ада.
Но на всех не достанет свинца:
Смерть не раз свои косы ломала.
Мы пройдём этот путь до конца.
Кто-то выживет. Их будет мало.
Сквозь туманы расчётливой лжи,
Через веры гнилую трясину,
Зажимая зубами ножи,
Чёрным пламенем Зла возносимы.
Нам в ответ – отвращенье и страх.
Что ж, у них перспектива другая:
Пусть лелеют свой медленный крах,
Пусть детей своих нами пугают.
Не прислали нам Звёзды гонца —
Ничего, мы управимся сами:
Мы пройдём этот путь до конца
Дней грядущего вещими снами.
Проклят мир, что крестом осенён,
И удел его – рвота и пепел,
Но на скалах отвесных времён
Путь прочерчен, он узок и светел.
Так, оставив внизу отчий дом,
Пыль традиций, надежды и прочее,
Мы не учим ролей: мы идём,
Вверх карабкаемся, кровоточа.
И, в плену у Вселенной кольца,
Неподвластны ни раю, ни сглазу,
Мы пройдём этот путь до конца,
Не упав на колени ни разу.
 

BLIZZARD. САТАНИСТ И ОБЩЕСТВО

Сложилось так, что параллельно с работой над журналом членами редколлегии активно обсуждался вопрос о взаимодействии сатанистов с социумом, о возможных мотивах, целях, стратегиях такого взаимодействия и принципах, на которых оно должно строится. Мы не пришли по этим вопросам к единому мнению, а между тем они представляются нам достаточно важными. Поэтому редакция посчитала целесообразным не замалчивать имеющиеся расхождения в позициях, а предоставить читателю возможность ознакомиться с различными соображениями, которые имеются по этому поводу. Для этого мы попытались представить в этом разделе относительно широкий спектр мнений в виде небольших статей.

Сатанизм не является идеологией, мы не составляем партии, не можем – и не желаем – руководствоваться некими догмами, тем более – заданными извне. В конечном, последнем счёте каждый из нас ответственен только перед Ним и перед собой, и потому любое стороннее, сколь угодно «авторитетное» мнение может показаться нам интересным, полезным, доказательным или нет, но никогда не будет принято как инструкция или догма. Во всяком случае – так должно быть. И потому мы не предлагаем рецептов – мы предлагаем пищу для размышлений. Ну а уж если в результате этих размышлений нам случится смотреть друг на друга сквозь прорези прицелов – что ж…

Сатана рассудит нас.

Fr. A

Проблема противостояния «сатанист vs социум», на мой взгляд, несколько надумана. А вот адаптация сатаниста в социуме – это действительно интересная проблема. На стадии nigredo, совпадающей, как правило, с возрастом 15–25 лет, следующий Нашим Путём осознает, сколь чуждо ему то, чем живут окружающие люди и насколько чужд им он сам. В это время через отрицание неприемлемого формируется внутренний стержень сатаниста.

К сожалению, часто возникают и фрустрации на тему «всех ненавижу, мир – говно, люди – сволочи, всех поубивать». Да, на определённой стадии развития социум противопоказан сатанисту.

Но только потому, что он ещё слишком слаб. До тех пор, пока его «внутренний стержень», убеждения, цели, мироосозознание, мироощущение не окрепли, ему лучше держаться подальше от мира людей. Но это – всего лишь этап становления, и не означает, что сатанист должен быть изгоем и опущенцем, страдающим от несовершенства мира. Ибо всё-таки мы другие; мы ведаем то, о чём не имеет понятия людская масса.

Да, нам неприятно общаться с ними, нас они грузят куда больше, чем друг друга; мы чувствуем свою чуждость. Но прятаться, забиваться в подвалы, ненавидеть – это путь слабого: того, кто не настолько силен, чтобы суметь целиком противопоставить себя им. Уметь делать то же самое, что делают они, но – лучше, или по крайней мере – не хуже, и при этом быть сатанистом, это – Путь, своего рода отшельничество в миру. И, следуя по нему, мы получаем определённый духовный опыт – опыт борьбы, опыт выживания, опыт становления.

Тема эскапизма для сатаниста – приемлема, но не конструктивна. Проявить себя в социуме – это почти то же самое, что проявить себя в магии. Я имею в виду именно предметную магию: навести порчу на человека – да, это хорошо, но убрать человека из своего жизненного пространства, пользуясь возможностями социума, – ничуть не хуже. Наш плюс должен быть в том, чтобы одинаково владеть и тем, и другим.

В конце концов, стадия nigredo – во всяком случае, у тех, кто заслуживает уважения – рано или поздно проходит. Соответственно, встаёт вопрос – что делать дальше? Провести всю жизнь на одной ненависти – тупик в развитии. Стадия nigredo, на мой личный взгляд, нужна исключительно для осознания себя и ощущения того, что не твое.. Когда ты это осознал – а это всего лишь знание – ты должен строить свой мир, своё бытие, конструктивно – что-то делая и совершая, но уже с учётом этого знания.

Мой стаж в Культе порядка 15 лет, и я могу поделиться своими собственными наблюдениями: когда мы начинали (это сильно отличалось от сидения в интернете, столь теперь популярного), то nigredo было нашим ответом окружающему – мы были молоды, агрессивны и бескомпромиссны, нам было плевать на всё в мире, в том числе и на собственную жизнь. Сейчас итог таков: некоторые умерли, кто-то «отошёл от дел» (случайные люди, по ошибке ступившие на Путь). Те же, кто прошёл через всё это, на данный момент вполне реализовали себя не только в Культе, но и в социуме. Практически все стали хорошими специалистами в разных областях. Каждый выбрал то, что больше ему соответствует, и сейчас мы сотрудники моргов, дизайнеры, полиграфисты, психологи, переводчики и т. п.; нас ценят и уважают окружающие потомки Адама. Практически у каждого есть ученики, у многих – дети, которым уже не надо тратить столько энергии на бессмысленный нонконформизм. Наоборот, наряду с развитием Духа, являющимся безусловным приоритетом, есть возможность конструктивно преобразовывать окружающую действительность, заставляя социум работать на себя.

Как относиться к обычным людям – личное дело каждого сатаниста. Конечно, у сатанистов есть общая точка зрения: никто из нас людей не любит. Но мы живём здесь с этими самыми людьми, и поэтому относиться к ним (по крайней мере внешне) стоит хорошо, так как в конечном итоге именно благодаря им сатанист сыт, обут, одет и имеет крышу над головой. А этот мир устроен так, что жить без этого, в том числе и сатанисту, невозможно.

При этом не надо никем притворяться («белым и пушистым» и т. п.), а надо выстроить отношения таким образом, чтобы люди воспринимали тебя таким, какой ты есть. Это не значит, что надо орать на каждом углу: «Я – тру-сатанист and evil», – надо суметь сделать так, чтобы тебя попросту уважали, вот и всё.

Ну а встречающееся иногда «я тут перед людьми притворяюсь, а как только будет выгодно – всех кину» и так далее… Наш Культ – это всегда честность и честь. Сатанизм – работа на очень высокий и жёсткий эгрегор, в которой никакая ложь, никакой обман – попросту невозможны. Если же некто разделяет себя: типа «перед Сатаной я честен, а людишек наебу», то это значит лишь то, что честь не является его действительным принципом жизни, не является атманической ценностью.

Соответственно, если сатанист целен, то эти принципы он будет нести и в своей повседневной жизни, при взаимодействии с социумом.

Разумеется, если кто-либо из потомков Адама обошёлся с сатанистом нечестно, то он имеет полное право сделать с ним то же самое (и вообще что угодно), но это – не принцип жизни, а принцип выживания.

Сатанист воплощается здесь, на этой Земле; применительно к нашему случаю [русских сатанистов] – в этой стране. Если бы воплощение здесь и сейчас не имело смысла, оно бы не состоялось. Речь здесь идёт, вестимо, о так называемых изначальных сатанистах, тех, кто наделён – здесь и сейчас – определенной миссией. Тёмные боги знают, что делать; причём намного лучше, чем мы. Если они посылают нас сюда, то это происходитзачем-то и для чего-то.

Конечно, социальная реализация не может быть для сатаниста самоцелью; главное – обрести свободу от социума, но практически никто от рождения этим похвастаться не может. Соответственно, остаётся два варианта: либо быть аутичным закомплексованным маргиналом-опущенцем, либо завоевать эту свободу путём интенсивного взаимодействия с окружающей действительностью. Такой выбор – личное дело каждого, но для нашего Культа в целом намного полезнее, если члены его будут образованы, хорошо интегрированы в различных социальных областях, не будут иметь жилищных, материальных и прочих общечеловеческих проблем. В этом случае вопросы из серии «а что делать с социумом?» вообще не будут возникать, вместо этого появятся новые обширные возможности преобразования мира во славу Тёмных Богов, и социум вполне может быть одним из наших инструментов.

Дополнение по теме

В современном мире крайне быстрым темпом развивается синтез компьютерных и био– технологий. Не за горами появление организмов, сочетающих в себе живое и неживое, плоть и механику – на зависть некромантам древности. При сохранении данного вектора развития все религии, в отличие от сатанизма, так или иначе останутся за бортом. Они создавались совершенно для других обществ, и в роботизированной технократии нежизнеспособны. То же создание гибрида человека и машины для белосветников – кощунство по определению. А для нас – практическое внедрение принципов Некромантии.

Наш Культ прекрасно совмещается с практикой и эстетикой компьютеризации. Попробуйте представить боженьку или ангелочков, например на упаковке материнской платы… А вот пентаграмму – легко. Наш крест я лично видел на упаковке какой-то железки. Все эти видеоускорители Voodoo и Monster, демоны Линукса, чёртик BSD, надкусанное яблоко Макинтоша, игрушки Diablo и т. п. наглядно показывают, какая Сила стоит за научно-техническим прогрессом. Компьютерные технологии являются одновременно и наиболее важной, и наиболее «сатанизированной» областью современного общества. Сатанинский эгрегор является определяющим в области компьютеризации и технического развития.

Победа будет за нами! Ура, товарищи!;*)

Bellicum
Versia

Великое Зло сияет кромешным мраком. В густоте даже Малой Частицы содержится всё возможное богатство Зла. Сонмы Демонов с острой яростью вырываются из Неё. Если Оно в сердце – это распахнутые Врата в этот мир.

Малое зло – тень от Зла Великого. Великий тёмный замысел, устремляясь к своей цели, способен закрыть на миг вечности источник света и бросить тень на мир. Те, кто оказались в этой тени – отравлены малой пагубой – низшими идеями зла.

Тени и их обитатели омрачают свет, но не способны его растерзать. Не принадлежа к свету и порождённые Тьмой, они воинствуют против света, не желая творить Тьмы. Они ходят по земле, пророки-палачи, носители злой идеи, идеологи разных теней.

Разность сочетания света и Тьмы множат тени, очерняя или высветляя их. Богатство разновидностей тени плодит сонмы различных идей, несущих в себе различную меру черноты и сияния. Это скопление сочетаний выражается во множестве способов исхода – идеологиях.

Любая воинственная идеология тени ограничена человеческим миром. Замыкаясь в своих целях и средствах, идеология может быть способна реализовать пагубную, человеконенавистническую и даже богоборческую идею.

Изначально направленная на человеческий мир, низшая идея зла способна быть реализована в нём только как пагуба. Пагубная идея не может выродиться и потерять своего предназначения. Она – лишь злой яд, отравляющий жизнь и заставляющий одного человека выступать против другого, нарушая изначальный промысел.

Не имея возможности выйти за пределы человеческого мира, пагубная идея, реализованная в идеологии, угрожает только человеку, его жизни, его роли и тому, что его окружает.

Воинствующие идеологи, защищая своё, неизбежно обращаются против чужого и враждебного. Один человек становится врагом другого, ненавидит и убивает его.

Их цели и средства подтверждают то, что они остаются людьми тени, отравленными злом. Они не злы по своей природе.

Но мы приветствуем их, восторгаясь их клыками, их яростью, их враждебностью, их ядом.

Исполняя волю Сатаны и следуя Высшему Злу, мы можем лишь пожелать им удачи в достижении их целей. Ведь тень – это уже не свет.

Diversia

Высшие идеи Зла изменяют своего носителя, его естество и устремляют его в тёмный низ.

Низшие идеи пагубы заражают своего носителя, его сознание и гонят его вдоль мира, требуя своей реализации. Ему стоит только остановиться – и даже земля не удержит его падения вниз, но порченая пагубой кровь зовёт к горизонтам умирать, а отравленное сознание распахнуто настежь.

Через отравленное злом сознание злые и пагубные идеи приходят в этот мир. Они подобны вирусу, неизбежному палачу всего.

Пагубные идеи противоположны жизни и нежизни, лишены глубины и уровня. Их единственное предназначение – отравлять, заражать и уничтожать.

Как семя нуждается в плодородной почве, так и идеям необходимо больное сознание.

Заражённое сознание, пропуская пагубные идеи через себя, придаёт им подобие жизни.

Реализованная идея прежде всего обращается против своего носителя. Используя его навыки, его знания, его убеждения пагубная идея, пожирая необходимое себе, получает своё развитие. Принимая форму и завершённость, пагубные идеи обретают необходимую глубину и убедительность, получая возможность к самораспространению и репродукции.

Отравленное сознание – обречено. Пагубная идея, подчиняясь своей сути, обращается против всего, подменяя всё собой. Яд заполняет собой естество и стремится во внешний мир. Проходя через своего носителя, яд прежде всего убивает самого отравленного, подчиняет его себе, отравляет его дыхание, его мысли и его кровь. Последовательно исполняя роль пророка, отравленный творит не свою волю. Каждое его слово, даже исполненное блага, обращённое к жизни, имеет своей оборотной стороной лишь яд и смерть.

Каждый отравленный умножает подобных себе. В пандемии чувствуя силу и единство, один яд противопоставляется другому.

Творя обозначенное в идее будущее, заразные пожирают отравленных. Империя лепры ведёт войну с республикой сифилиса. Идеология чумы отвергает идеологию СПИДа. Политика эболы против политики марбург.

Неизлечимая болезнь пагубной идеи. Пандемия пагубной идеологии.

Вирус, обращённый против человека.

Заражённые противодействуют свету и жизни.

Но больные не осквернят Тьмы своим присутствием.

BELLICUM, год Вечной Славы Сатаны, оскал.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю