332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » авторов Коллектив » Contra Dei 2 » Текст книги (страница 11)
Contra Dei 2
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:06

Текст книги "Contra Dei 2"


Автор книги: авторов Коллектив




Жанр:

   

Религия



сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 25 страниц)

12. Дайте определение сатанизму, как Вы его понимаете.

Сатанизм – это культ Тёмных Богов и их Путь.

13. Если хотите, назовите своё имя. Если это не паспортное имя, поясните его значение и что оно несёт для Вас лично.

Меня зовут Антон. Это – моё паспортное имя, ибо я из принципа не пользуюсь никакими псевдонимами, а в оккультизме, естественно, у меня есть своё Имя, которым я посвящён, но афишировать его по понятным причинам я не собираюсь. А в качестве социального псевдонима меня вполне устраивает моё паспортное имя.

№ 2

1. Расскажите о том, как Вы ощутили свою принадлежность к Тьме.

Со мной сложная ситуация – я не осознал в какой-то момент принадлежность ко Тьме, я вырос таким сразу, и лишь позже узнал, что, оказывается, бывают и Светлые.

«Зло приходит с Севера».

Я вырос в семье военного офицера за полярным кругом – в городе Североморск, приезжая в среднюю полосу лишь на пару месяцев летом. Я всегда видел то, чего не было у абсолютного большинства других детей – полярный день, когда солнце не садится на ночь, а кружит по небу; полярную ночь, когда солнце вообще не встаёт. Когда большинство мальчишек мечтало посмотреть на самолёт/вертолёт – я каждый год 2 раза проделывал дорогу в 2,5 тыс. километров – в т. ч. и на самолёте. Про то, сколько я порвал штанов и курток, облазив боевые (!) вертолёты и самолёты на военном аэродроме, где служил мой отец, вообще лучше промолчать.

Вторым фактором, послужившим моему становлению на Тёмный путь, было воспитание – я рос в совершенно свободной психологически и идеологически обстановке + получил замечательное фундаментальное базовое образование от матери-радиофизика, настолько, что учителя физики и математики были не в состоянии на меня влиять в школе, а на остальных я просто чихать хотел. На меня никогда не давили, а в религиозном плане семья у меня была всегда атеистически-безалаберная, так что всё, что я знаю – я раскопал, прочитал и выяснил сам, и только сам.

В свете данного пункта можно добавить, что в пятом-седьмом классах моим любимым занятием было чтение научно-популярной литературы по астрофизике, а не классические занятия подростков. Настолько, что если меня нет дома слишком долго – точно в библиотеке застрял. Библиотекари меня знали и уже просто звали к телефону, если меня искали дома.

Мне всегда до одури нравились ураганы и ситуации со штормовыми предупреждениями. Когда я стал достаточно тяжёлым, чтобы не быть попросту снесённым пятнадцати-двадцатиметровым ветром – я просто гулял, ощущая его мощь.

Если подвести краткий итог – почему я принадлежу Тьме?

1. Свобода. Как физическая, так и психологическая.

2. Север.

3. Познание.

4. Самостоятельность.

5. Близость к военной, имперской стороне.

6. Любовь к ураганам, к чистой энергии Хаоса.

Как бы пафосно это не звучало, но, в отличие от многих, я ещё в детстве взглянул в глаза Тьме, и мы понравились друг другу.

2. Стоял ли перед Вами вопрос выбора стороны Тьмы или другой?

Нет.

3. Как Вы осознали полностью свою принадлежность к Тьме? Как пришли к самоназванию «сатанист»?

На первый вопрос – см. пункт 1.

Ситуация достаточно классическая – «древние украли все наши лучшие мысли»– в период до 18 лет я высказал огромное количество идей античной греческой философии, не читая её. Затем я прочитал «Библию Проклятых» Sclex_NotesFromBrackets_112 и ряд работ Варракса, после чего выругался – вот сволочи, все мои мысли украли, и узнал, что моё мировоззрение называется «сатанизм».

4. Как Вы определяете мизантропию, важно ли это понятие для Вас и влияло ли оно на Ваше становление и продвижение по Пути?

Мизантропия – это чувство собственного достоинства в противовес стадным хотелкам жвачных чел-овечков.

Я не могу сказать точно, как и насколько сильно связаны между собой две неотъемлемые части моей личности в контексте вопроса, но то, что связь есть – очевидно.

5. Какие препятствия на Пути Вы считаете наиболее существенными? Мешало ли что-либо Вашему осознанию и становлению?

Я не уверен в том, что моему осознанию что-то действительно мешало, хотя общесоциальный фон, разумеется, противился ему. Помню, что в первый раз я вообще боялся читать «Библию проклятых». Иррационально – так, на всякий случай. Разумеется, сейчас это воспоминание, кроме здорового смеха, ничего не вызывает.

6. Что (и/или кто) помогало преодолевать препятствия к становлению (если они были)?

Не было.

7. Было ли какое-то внешнее влияние, оказавшееся значимым для Вашего выбора и/или подтолкнувшее вас к нему?

Нет.

8. Как Вы думаете, было ли неизбежным Ваше становление на сторону Тьмы или жизнь могла сложиться иначе?

Осознание своей принадлежности Тьме было неизбежным.

9. Знакомо ли Вам одиночество, связано ли оно с продвижением по Пути?

Я одинок по жизни, но, мягко говоря, тяготиться не приходится. Я из тех, кому своё собственное общество приятнее компании пустозвонов. Общая экстравертированность, конечно, накладывает свой отпечаток, но не более того – любые компании быстро утомляют, как только экстраверсия будет удовлетворена.

10. Считаете ли Вы себя человеком? Если нет, то на каком основании?

Нет, не считаю. Я слишком отличаюсь в плане ценностей и отношения к классическим философским вопросам от чел-овека среднестадного современного.

Они не считают меня человеком, заявляя: «Ты нелюдь, чудовище, тебе не место среди людей». Пожалуй, это единственный вопрос, в котором я с ними соглашусь с удовольствием.

11. У всех сатанистов свой стиль жизни, своё мировоззрение, своя «специализация». Меняли ли Вы свои взгляды на сатанизм в процессе становления, делили ли его на направления?

Я не делю сатанизм на направления. Есть сатанисты, и те, кто называет себя сатанистами. Не более.

12. Дайте определение сатанизму, как Вы его понимаете.

Сатанизм – это осознанный Путь во Тьму.

13. Если хотите, назовите своё имя. Если это не паспортное имя, поясните его значение и что оно несёт для вас лично.

Моё имя Ariokh (Ариох).

Я взял его в честь Ариоха, валета Хаоса из «Хроник Эльрика» М. Муркока, ощутив при прочтении чрезвычайную «родственность» отсутствия душ.

Впоследствии было чрезвычайно приятно узнать, что по Мильтону Ариох – демон мщения, высший демон, восставший вместе с Люцифером в первых рядах.

№ 3

1. Расскажите о том, как Вы ощутили свою принадлежность к Тьме.

Сколько себя помню, всё время ощущал свою принадлежность к Тьме. Тотальная и немотивированная (т. е. не имеющая внешних предпосылок) «заинтересованность» в садизме (не только в плане секса), оккультизме; мизантропия и отвращение к религиям света имели место с самого раннего детства, так что говорить о каком-то конкретном моменте становления (по крайней мере в актуальной инкарнации) невозможно.

2. Стоял ли перед Вами вопрос выбора стороны Тьмы или другой?

См. 1.

3. Как Вы осознали полностью свою принадлежность к Тьме? Как пришли к самоназванию «сатанист»?

См. 1.

По поводу самоназвания… Пожалуй, это произошло порядка 10 лет назад не без влияния «металлической музыки». Хе-хе.

4. Как Вы определяете мизантропию, важно ли это понятие для Вас и влияло ли оно на Ваше становление и продвижение по Пути?

Мизантропия (человеконенавистничество) – необходимая составляющая Сатанизма. Для меня это – изначальная естественность. Крайне тяжело контролировать поведение своего организма в местах скопления «царей природы», что порой создаёт массу весёлых проблем.

5. Какие препятствия на Пути Вы считаете наиболее существенными?

Кроме собственной человеческой слабости и уголовного кодекса Российской Федерации ничего не приходит в голову.

Мешало ли что-либо Вашему осознанию и становлению?

См 5.

6. Что (и/или кто) помогало преодолевать препятствия к становлению (если они были)?

.:.SATAN.:.

7. Было ли какое-то внешнее влияние, оказавшееся значимым для Вашего выбора и/или подтолкнувшее вас к нему?

См. 1. Уверен, что люди, «приходящие к „сатанизму“» из-за внешнего довлеющего тварного влияния (тяжёлое детство, неудачи в сексуальной сфере, побои от одноклассников, жестокость яхве etc.) так навсегда и останутся агнцами божьими. Говном.

8. Как Вы думаете, было ли неизбежным Ваше становление на сторону Тьмы или жизнь могла сложиться иначе?

Как я уже говорил, в актуальной инкарнации никакого выбора / духовного поиска / осознания не было в принципе. Всё говорит о том, что аз есмь Примордиальный Служитель Дьявола.

9. Знакомо ли Вам одиночество, связано ли оно с продвижением по Пути?

Пратьяхара, связанная с тотальной самоизоляцией – важная и полезная практика для продвижения по Пути. Она мне хорошо знакома.

10. Считаете ли Вы себя человеком? Если нет, то на каком основании?

Глупо отрицать свою физическую принадлежность к виду «человек разумный». С духовной же точки зрения я являюсь Античеловеком.

11. У всех сатанистов свой стиль жизни, своё мировоззрение, своя «специализация». Меняли ли Вы свои взгляды на сатанизм в процессе становления, делили ли его на направления?

См. 12.

12. Дайте определение сатанизму, как вы его понимаете.

…«сатанизм» – закомплексованная «христианская» хуета из*под ногтей. (В вашем написании Этого Слова не хватает лишь кавычек).

Какого-либо значительного различия (если мы не говорим о пацифизме, терпимости, убогости – неотъемлемых «гранях» «сатанизма» – на хуй мне такой кристалл?) в Его восприятии быть не может.

13. Если хотите, назовите своё имя. Если это не паспортное имя, поясните его значение и что оно несёт для Вас лично.

В соответствии с гематрией моё Имя равно 841. Разрушение в квадрате. Инициатическое Имя – это связь с моим Повелителем.

№ 4

1. Расскажите о том, как Вы ощутили свою принадлежность к Тьме?

Ощущение принадлежности к Тьме должно всегда сопутствовать идущему по Пути. Первое ощущение принадлежности неизбежно должно иметь продолжение. Иначе это ощущение легко становится коллекционной диковинкой, мёртвым фетишем, ржавой медалью для того, кто заглянув во Тьму, не нашёл в себе сил и смелости следовать Её зову.

Ощущение принадлежности не должно измышляться, настоящая принадлежность к Тьме определяется только Тьмой, а не человеком и тем, что от человека.

Свою принадлежность к Тьме я ощутил, когда, обратившись во Тьму, услышал ответ, и, услышав, смог многое изменить.

2. Стоял ли перед Вами вопрос выбора Тьмы либо другой стороны?

Тьма не принимает всех, это противоречит Её сути. Прежде чем говорить о выборе Тьмы человеком, важно задуматься о том, каков этот человек и может ли его выбрать Тьма.

Выбор Тьмы неразрывно связан с необходимостью соответствия Ей. Ты либо соответствуешь Тьме, либо противоречишь Ей, то есть – однажды сделанный выбор требует подтверждения, как и однажды сделанная клятва – исполнения.

3. Как Вы осознали полностью свою принадлежность к Тьме? Как пришли к самоназванию «сатанист»?

Осознание принадлежности к Тьме пришло, когда, приняв Тьму, я понял, что Она приняла меня.

Всего несколько лет назад сатанизм не был так связан с теориями архетипов, бессознательным, безличностным восприятием и, прежде всего, означал взаимодействие с Сатаной, желание соответствовать Ему и устремление к Аду. Это объединяло всех сатанистов, и различия между ними были только в степени устремлённости, соответствия и в личных качествах.

Когда я начинал свой Путь, нас было несколько человек, и мы вместе искали ответа на вопрос, как добиться того, что мы осмелились поставить для себя целью. Мы говорили о себе, как о сатанистах, но понимали, что всех наших злых слов и вызывающих поступков недостаточно, чтобы быть сатанистами. Мы пытались вести себя, подчёркивая наше отношение к Сатане, мы пытались соизмерять свои слова и действия с Ним.

Мы нашли свой первый ответ и передали самое ценное, что у нас было – наши жизни и души – во власть Сатане. И этого первого шага было достаточно, чтобы понять, каков будет дальнейший Путь, и достаточно, чтобы стать сатанистами.

4. Как Вы определяете мизантропию, важно ли это понятие для Вас и влияла ли она на Ваше становление и продвижение по Пути?

Мизантропию можно определить только как ненависть человека к человеку. Именно ненависть к подобному себе. Причины этой ненависти могут быть различны – от банальных до идеологически окрашенных, но, несмотря на эту разницу, мизантропия является достаточно примитивным явлением человеческого мира. Она означает вовлечённость в этот мир и определённую реакцию на него. Люди вызывают ненависть, поскольку находятся вокруг, рядом, занимают тот же уровень.

Мизантроп, оставаясь человеком, крайне редко ненавидит себя самого. Его ненависть обращена на окружающих, он одержим ей, он её раб. Эта участь для многих – единственно возможная, и место раба для них очень ценно. Одержимые ненавистью, ослеплённые ей, они не могут увидеть её великолепной глубины. Примитивные, бешеные, они не следуют ненависти как Пути, раскрывая её в себе, следуя её течениям, становясь ими.

В мизантропии содержится частица ненависти, определённый потенциал, требующий реализации – пути от малого к большему, от искры к пламени. Если кто-то не может или не желает развивать этот потенциал, он делает свой выбор и привносит своё участие – люди должны ненавидеть себе подобных.

Для меня первичное значение имеет ненависть, а не формы, в которых она себя проявляет. Мизантропия, расцвеченная идеологиями и идеями, стала частью стереотипного образа сатаниста. Мизопедия, или ненависть к детям, менее окрашена идеологически и не столь часто встречается, но и в ней может присутствовать маленькая частица ненависти.

Только Сатана, Повелитель Ненавистей, и ненависть влияли на моё становление и продвижение по Пути, даже если я когда-то не понимал этого, чрезмерно увлекаясь формами.

Человеческие особи достойны только презрения. Только бог достоин всей полноты нашей ненависти ([113]113
  Michael the Heretic, «Библия Проклятых». Строго говоря, в этом произведении есть отдельные места, несовместимые с отдельной позицией. – прим. ред.


[Закрыть]
).

5. Какие препятствия на Пути Вы считаете наиболее существенными?

Человек и его ограниченность.

6. Что (и/или кто) помогало преодолевать препятствия к становлению (если они были)?

Сатана и всё, что от Сатаны.

7. Было ли какое-то внешнее влияние, оказавшееся значимым для Вашего выбора и/или подтолкнувшее вас к нему?

Под выбором может подразумеваться очень многое. Если не касаться примитивных ситуаций, когда происходит выбор между мелочью и банальностью и говорить о выборе, который определяет всю дальнейшую жизнь, можно отметить, что к подобному выбору нужно подойти подготовленным, иначе этот выбор не будет столь категоричным и значимым.

Многое зависит от самого выбирающего – первый делает выбор один раз и навсегда, второй делает выбор один раз и на несколько дней, хотя объект выбора один и тот же, и звучат одинаковые слова. Если для первого – это выбор всей дальнейшей жизни во Тьме, то для второго – нечто совершенно отличное от этого.

Если говорить о моём выборе, то ему предшествовало множество событий, совпадений, чувств, идей и настроений. Каждый из этих моментов был значимым, необходимым, и сложно разделить эти моменты на внешние и внутренние. Было понимание, что происходит нечто очень важное, что-то просыпается и одновременно умирает. Сейчас я с уверенностью могу сказать, что каждый из этих моментов нёс в себе частицу Тёмного Духа, который не подталкивал меня к выбору, а, скорее, обозначал его.

8. Как Вы думаете, было ли неизбежным Ваше становление на сторону Тьмы или жизнь могла сложиться иначе?

В словах о неизбежности становления на сторону Тьмы не должно быть исключительности, превосходства и самовосхваления. Желание становления на сторону Тьмы, подкреплённое действиями и усилиями, неизбежно даст результат.

Без желания, без действий и усилий, – всё будет невозможным, кроме жизни обычного человека.

9. Знакомо ли Вам одиночество, связано ли оно с продвижением по Пути?

Мне знакомо одиночество без людей. Но, заслужив честь называть Сатану Отцом, я могу сказать, что теперь Дьявол всегда со мной.

С продвижением по Пути связаны только деяния, действия. Одиночество может лишь соответствовать определённым этапам. Я был одинок в самом начале Пути, но я искал тёмных и нашёл их. Образ одинокого и мрачного отшельника слишком ущербен по сравнению со стремлением тёмного найти подобных себе. Так утверждается неделимость и богатство Тьмы. Когда объединяются те, кто служит Сатане, они могут сделать больше ради Его славы. Это вопрос приоритетов – образ одиночки, уют одиночества или возможность служить Дьяволу.

10. Считаете ли Вы себя человеком? Если нет, то на каком основании?

Человек в своей спеси может считать себя кем (чем) угодно. В большинстве случаев подобная самоидентификация позволяет приукрасить человеческое существование, наделив его привлекательными чертами исключительности. Невежество приукрашивается философскими мёртвыми фетишами, слабость – моралью право имеющего, никчёмность существования – вульгарными красками вечного праздника, ярмо бытия человеком – жизнью нечеловека.

Слова человека вряд ли станут действием, вряд ли изменят его человеческую натуру. Среди тех, кто говорит о себе как о нечеловеке, слишком много трусливых слепых людей, которые не могут или боятся заглянуть в зеркало Дьявола и увидеть самих себя такими, какие они есть. Они не желают идти к Дьяволу, становясь нечеловеком, им легче нагромождать обоснования своей нечеловечности и измышлять критерии бытия нечеловеком, которым могут соответствовать распоследние люди. Они пытаются исказить саму суть небытия человеком. Они пытаются стереть грань между «говорить» и «являться», между «стоять на месте» и «идти».

Я иду к Дьяволу, а не хочу просто считать себя идущим к Нему. Изменяясь и избавляясь от человеческой природы, я стремлюсь соответствовать Ему.

11. У всех сатанистов свой стиль жизни, своё мировоззрение, своя «специализация». Меняли ли Вы свои взгляды на сатанизм в процессе становления, делили ли его на направления?

Я не согласен с постановкой вопроса и расставленными акцентами.

Если определять стиль жизни как сумму привычек, предпочтений и условностей существования в мире (сюда можно отнести социальную роль, стереотипы поведения и т. д.), то, действительно, сатанисты могут иметь свой индивидуальный стиль жизни.

Если рассматривать стиль жизни как физическое отображение духовных принципов и идеалов, способных обозначить суть Тьмы, то нельзя говорить об индивидуальном стиле жизни сатанистов. Возможные различия между сатанистами лишь указывают на степень соответствия тёмным принципам, на следование им, либо на игнорирование их. Тёмные принципы являются основой для взаимодействия с Тьмой и с Дьяволом, тот, кто следует им – сатанист, тот, кто нет – сатанистом являться не может, либо ещё не является. Принципы – неотъемлемая часть самого идущего по Пути Тьмы, это то, что указывает на саму суть жизни сатанистов, а не на «свой стиль жизни».

Слова – «мировоззрение», «познание мира» и т. п. в приложении к сатанизму ограничивают его суть рамками человеческого, придавая чрезмерное значение этому миру и принадлежности к нему. Сатана враждебен этому миру, богу и человеку. Если сатанистом движет любовь к Сатане и ненависть к богу, его тёмная природа, – он враждебен этому миру и рассматривает этот мир как нечто, что следует погубить. Иные цели и движущие мотивы, легко интерпретируемые в терминах личной выгоды, ублажения эго, саморазвития, рассматриваемого как самоцель, – чётко указывают на принадлежность к миру, на человеческое, что исключает возможность быть сатанистом.

Использование термина «мировоззрение» для того, чтобы обозначить принадлежность к миру Тьмы, не совсем корректно.

Принадлежность к миру Тьмы означает духовную вовлечённость, одухотворённость, определённые чувства, неразрывно связанные с Тьмой. Всё это невозможно свести к сумме взглядов, отношений и закономерностей, определяющих слова и поступки, т. е. к мировоззрению. Человек разумный может следовать сумме этих взглядов и отношений, но это не делает его сатанистом и не означает его принадлежности к миру Тьмы. Если нет Духа Тьмы, который оживляет и наполняет любые злые слова и деяния, человек разумный остаётся всего лишь человеком.

Специализация. Глубокие навыки и знания в ограниченной области противоречат богатству Тьмы. Специализация указывает на замкнутость, ограниченность, зацикленность на малом, что всё вместе препятствует возможности видеть картину в целом, и поступать в соответствии с этим. Невозможно частично находится во Тьме и непоследовательно утверждать Её власть, не прилагая усилий для преодоления собственной ограниченности (специализации). Древние говорили: «Воин не тот, кто способен держать оружие, воин – тот, кто способен выиграть войну».

«Свой стиль жизни», «свое мировоззрение» и «своя специализация»– эти слова слишком мало относятся к Сатане.

Эти слова лишают сатанизм категоричности и последовательности. Они принижают значение осуществляемых действий и прилагаемых на Пути усилий. Близость к Сатане из необходимости для каждого сатаниста становится отвлечённой мифологемой, случайной составляющей стиля жизни и мировоззрения. Далее место развития легко занимает инерция, место усилий занимает ублажение эго, место действий занимают слова.

Слова о стиле жизни, мировоззрении и специализации способны создать прецедент принадлежности и вовлечённости для любой человеческой особи. С помощью этих слов сатанизм разделяется на виды и конфессии, создаются уютные микро-ниши, уже заполненные грязью, которая имеет отношение ко всему, кроме сатанизма. С помощью подобных слов грязь продлевает свой век, плодится и стремится утвердить свой авторитет повсюду и любыми средствами.

Может ли тот, кто добился успехов на Тёмном Пути, кто вовлечён в дело Тьмы, во Тьму, говорить об этом, как о своём стиле жизни и своей специализации? Делится ли Тьма на части стилями жизни, мировоззрениями или специализациями? Что важнее для тёмного – Тьма или игры человеческих особей?

Мой взгляд на сатанизм в процессе становления не изменялся. Он лишь углублялся и дополнялся. Я продолжаю идти к Сатане и служить Ему.

Сатанизм невозможно делить на виды. Правильнее было бы делить всё на сатанизм и не сатанизм и поступать в соответствии с подобным разделением. Сатанизм соотносится с Сатаной, не сатанизм более касается человеческих особей и их бога.

12. Дайте определение сатанизму, как Вы его понимаете.

Можно сформулировать любое определение сатанизма, можно выучить его наизусть, можно найти тех, кто будет согласен с этим определением.

Но прежде всего важно видеть в этом определении акцент не на человеческой особи и его жизни, а на том, что от Сатаны и для Сатаны. Это определение важно чувствовать тёмной частью своей натуры, которая неотделима от Тьмы, жить этими чувствами, поступать сообразно им. Только так раскроется настоящее значение сатанизма, которое будет вне субъективных пониманий и предпочтений. Сатанизм не мыслим без Сатаны и не отделим от Него. Имя Сатаны означает – Противник, Враг, Препятствующий. Он, прежде всего, враг божественного, но Его суть не ограничивается противодействием божественному.

Сатанизм заключается в стремлении соответствовать Сатане. Раскрывая и постигая суть Сатаны, поступать сообразно Его мятежной природе проявленной в каждом тёмном. Обретение радости быть с Сатаной означает уход от человеческого и передачу души в Его власть. Эту честь необходимо заслужить.

Суть Сатаны как Противника проявлена во многих. И реализация этой сути есть высшая форма поклонения Сатане – взаимодействие с Ним, когда происходит объединение Воли. И тогда каждое деяние раскрывает глубину этого единства Воли и раскрывает значение сатанизма.

Сатанизм означает жизнь в служении Сатане. Служение Сатане подразумевает множество методов и средств. Огненная суть способна изменить любую форму сообразно себе.

Сатанизм не может рассматриваться как философия или мировоззрение. Прежде всего сатанизм подразумевает действие.

Действие на благо Ада и против бога.

Сатанизм, затрагивая человека, не ставит его в центре устремлений. Гуманизм, гедонизм и прочие явления отношений человеческих особей не означают сатанизма.

13. Если хотите, назовите своё имя. Если это не паспортное имя, поясните его значение и что оно несёт для Вас лично.

BELLICUM.

Звук военной трубы, сигнал к наступлению, воспламенять, зажигать.

Слава Сатане!

Слава Баалсеноту!

№ 5

1. Расскажите о том, как Вы ощутили свою принадлежность к Тьме.

Вряд ли можно ответить на этот вопрос точно. Наверное, в далёком детстве, когда последовательно совершил два открытия: первое – что люди могут мыслить и действовать иначе, чем я (хотя это открытие, насколько мне известно, совершает большинство детей) и затем – второе: что окружающие, как правило, преследуют совершенно отличные от моих цели. Эти цели не то чтобы казались мне плохи, а просто были не интересны. Тогда я понял, что чужой опыт, сосредоточенный в большинстве книг и советов старших, для меня бесполезен – просто потому, что они часто считали победой то, что я считал поражением, и наоборот. А потом – я ведь был правоверный пионер… В этом мне, наверное, даже повезло – пришедшее затем понимание того, что окружающие в грош не ставят собственные пышные обещания, клятвы и лозунги, привило мне стойкий иммунитет ко всяческим массовым вероучениям и стойкое отвращение к их жульничающим по мелочи адептам… Видимо, серьёзно верить во что бы то ни было больше одного раза в жизни невозможно. Ну а чисто внешне – «всё как у всех»: любовь к чёрному цвету, отсутствие «естественного человеческого» трепета перед зрелищами смерти, крови…

2. Стоял ли перед Вами вопрос выбора Тьмы либо другой стороны?

Если понимать вопрос в смысле: пытался ли я измениться и стать похожим на других – то да, было дело. Но всё не выходило как-то… Причастишься, бывало, какого-нибудь всенародно любимого действа, а потом с удивлением думаешь: «И это всё? И вот об этом мне говорили как о чём-то важном, значительном, прекрасном?»

3. Как Вы осознали полностью свою принадлежность к Тьме? Как пришли к самоназванию «сатанист»?

Ну, собственно, я ведь не стремился «воспитать себя настоящим сатанистом». Я просто строил собственное мировоззрение, которое не видел нужды как-нибудь называть. Как всякая единственная в своём роде сущность, оно не нуждалось в имени собственном. И потом, по складу ума я рационалист, и потому долгое время относился ко всяческой эзотерике с равнодушной насмешливостью. Библейский Сатана мне был симпатичен, но лишь как художественный персонаж. Что же касается сатанизма как мировоззрения и социального явления, то моё мнение о нём складывалось на основании публикаций в прессе, и, разумеется, никакого желания ассоциировать себя с героями этих публикаций у меня не было. Да и вообще: мировоззрение есть работа авторская, классификации поддаётся плохо…

Но как-то раз я наткнулся на статью Андрея Бороды «Месть Сатаниста» и поразился тому, насколько близки мне рассуждения автора. Заинтересовавшись описанным в ней типом личности, я начал целенаправленные поиски информации на эту тему и, в конце концов, пришёл к выводу, что рациональная составляющая того, что называется сатанизмом, есть неплохое приближение моего собственного мировоззрения. Но в то же время я понял, что сатанизм содержит ещё кое-что, а именно – свою оккультную составляющую. И тому, кто не понимает и не принимает её, вряд ли следует называть себя сатанистом – просто во избежание путаницы.

Ну а потом так сложилось, что моё насмешливое отношение к оккультизму, скажем так, несколько поколебалось. В подробности я вдаваться не стану, скажу лишь, что в определённый момент я понял, что звание Сатаниста – это, если угодно, корсет, который позволит мне поддерживать себя в приемлемом для себя состоянии.

4. Как Вы определяете мизантропию, важно ли это понятие для Вас и влияла ли она на Ваше становление и продвижение по Пути?

В определении я готов согласиться с собеседником, потому что, опять же, никогда не стремился соответствовать некоему определению мизантропа. Я просто пытаюсь избегать социальных взаимодействий (как и вообще действий), в которых не вижу для себя пользы. Особенной своей заслуги в наличии у себя этого качества я не вижу – по-моему, это просто довольно логично. Влияет ли?

Ну, время и силы, во всяком случае, экономит…

Кроме того, можно пытаться использовать массового человека как некую «печку», от отрицания которой танцевать. Сосредоточенность на этой идее я считаю важным этапом в развитии (в частности, своём), но в то же время этот этап в какой-то момент обязательно должен быть пройден, потому что негативные оценки сами по себе плохо позволяют устанавливать направления собственного развития.

5. Какие препятствия на Пути Вы считаете наиболее существенными? Мешало ли что-либо Вашему осознанию и становлению?

Одно из самых существенных: стадность, ориентация на группу. Когда частное мировоззрение обретает имя, его носитель автоматически оказывается членом группы использующих это имя. При этом человек склонен забывать о том, что совпадение имён вовсе не обязательно влечёт совпадения объектов, и случается, что стремившийся выйти из одного стада оказывается полноправным членом другого – со всеми сопутствующими прелестями: подчинением авторитетам, некритичностью по отношению к «своим», заменой собственных мнений на групповые и т. д.

6. Что (и/или кто) помогало преодолевать препятствия к становлению (если они были)?

Что тут скажешь? Сатана помогал…

7. Было ли какое-то внешнее влияние, оказавшееся значимым для Вашего выбора и/или подтолкнувшее вас к нему?

В рамках, заданных ответом на третий вопрос: Ницше, Мильтон, ЛаВей, Michael, Valentin Scavr, Warrax и множество авторов, чьи работы собраны на его сайте. А вне этих рамок – вероятно, вся сумма жизненного опыта.

8. Как Вы думаете, было ли неизбежным Ваше становление на сторону Тьмы или жизнь могла сложиться иначе?

Возможно, если бы меня окружало другое общество, я относился бы к нему с большим уважением и в большей мере стремился бы являться его частью. Но, насколько мне представляется, для этого оно должно было бы перестать быть обществом людей.

9. Знакомо ли Вам одиночество, связано ли оно с продвижением по Пути?

Да, знакомо и связано. Я вообще думаю, что участие в большинстве социальных взаимодействий (с известными мне социумами, разумеется) не только бесполезно, но часто наносит прямой вред, поскольку влияние, которое они оказывают, далеко не всегда удаётся вполне отследить и отсеять. «Не место благородному мужу в собрании нечестивых».

10. Считаете ли Вы себя человеком? Если нет, то на каком основании?

Смотря как определять «человека». Путей к изменению собственной биологии я пока не знаю, а вот если принять, что «быть человеком» это в значительной степени «быть членом человеческого общества» и «иметь типичную для человека ценностную систему», то мне совсем не хочется быть человеком. Другой вопрос, что это – путь, а не состояние, и сейчас я не могу сказать, что ушёл от всего, от чего хотел бы уйти. Так что в данный момент я, скорее, «необычный человек», чем «обычный нечеловек».


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю