290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Мятные пряники (СИ) » Текст книги (страница 5)
Мятные пряники (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 23:00

Текст книги "Мятные пряники (СИ)"


Автор книги: Анастасия Енодина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 23 страниц)

7

На следующий день за завтраком Ивар всё время хитро обводил взглядом присутствующих, но, очевидно, ждал, пока все наедятся и смогут внимать его речам в полной мере. Однако он не дождался, так как завтракали все лениво и неторопливо, как будто специально тянули время и заставляли его мучиться ожиданием. Я его лукавый взгляд давно заметила, но подыгрывать не собиралась: пусть помучается. И пусть сам начинает разговор, раз его так и распирает.

– Я тут обдумал наш вчерашний разговор. – наконец, сообщил Ивар, не выдержав. – Должен признать, было тяжело отказаться от идеи захватить мир, – он поймал на себе неодобрительные взгляды меня и Юрия. – Да не смотрите на меня так – я нашёл альтернативу! – и он замолчал, ожидая, когда все восторженно будут вызнавать у него подробности его плана, но все продолжали жевать завтрак, и только вежливый Тима хотел что-то спросить, но набитый рот не позволил ему это сделать.

Я постаралась скрыть злорадную улыбочку. Так ему и надо, этому вампиру. Хотя, мне было интересно, что он там удумал, виду не подала, чувствуя, что держать в себе свои идеи он не сможет.

– Если никому не интересно, я могу не рассказывать, – нарочито обиженно заметил вампир, на что Тимофей промычал что-то невразумительное, и активно начал жестикулировать вилкой, показывая, что в нём Ивар всё-таки может рассчитывать найти благодарного слушателя, если соизволит немного подождать.

Вампир великодушно подождал, пока тот прожуёт и с удовольствием услышал просьбу, хоть она и была не такой драматичной, как бы ему хотелось:

– Повествуй, – просто сказал Тима, и тактично добавил: – Мне очень интересно.

Смеющимся взглядом я поглядела на технолога и подумала, что всё-таки очень люблю его. По-своему так, по-дружески, но люблю. Он странный, но добрый и забавный.

Я была ему благодарна, поскольку ожидание было томительным не только для Ивара, который хотел рассказать свой план, но и для меня самой, поскольку хотелось услышать, вдруг он придумал что-то дельное и годное, способное подарить нам приключение. Мне очень хотелось в это верить и очень не хотелось, чтобы Ивар об этом догадался, а то совсем зазнается.

Ивар дождался, пока на него уставятся все присутствующие, и, царственным взглядом обведя нашу компанию, изрёк:

– Мы должны захватить не сам мир, а что-то, очень нужное миру. И за это что-то получить много-много денег! – Ивар гордо улыбнулся, закончив говорить.

– Мы ничего не будем захватывать! – отрезал Юрий, решив не выспрашивать подробностей. – И ничего ни у кого не отнимем.

Вампир покладисто согласился:

– Это очень правильно! А то ведь нас и побить могут: мир-то большой, а нас мало. Поэтому… – тут доктор всё-таки перебил его:

– Поэтому забудь об этом, и живи, как жил!

– Не могу, – наигранно печально вздохнул Ивар. – Я ж всю ночь генерировал этот план, и вы должны попытаться воплотить его в жизнь!

– Мы? – переспросила я, не веря в эту наглость, хотя мне ещё было не ясно, что именно от нас потребуется. – Но план-то твой!

– Верно, – кивнул он. – Всё в высшей степени честно, разделение труда: план мой – выполняете вы – прибыль на всех поровну! – его так и подмывало рассказать обо всём, что он придумал, но никто не спрашивал, и он принципиально не раскрывал карты, выжидающе обводя взглядом товарищей.

Юрий глубоко вздохнул и сдался:

– Выкладывай свои идеи.

Вампир приосанился, поёрзав на стуле и принялся излагать:

– Мы ничего ни у кого не отбираем, но нам нужно, чтобы у нас было что-то необходимое людям, притом у нас одних, – он немного помолчал, чтобы все успели перебрать в мыслях все возможные ассоциации с вышеописанным и ничего подходящего не найти, и продолжил: – Мы… ну то есть, вы… должны найти способ возвращать людей в их измерения! – он с сожалением не увидел на лицах должного восторга.

Найти способ – это скучно. Это вряд ли попахивает приключением, а, значит, не очень хорошо. С другой стороны, я бы не отказалась вернуться домой, так что идея вполне сносная. Только вряд ли реализуемая, раз её никто не воплотил до нас.

Все переглянулись между собой, но никто не знал, как помягче сообщить вампиру, что его идеи никто притворять в жизнь не намерен.

– Во-первых, это никому не удавалось, – начал Юрий назидательным тоном. – Во-вторых, это измерение всем попавшим сюда нравится больше своего, и ни без причин, так что платить тебе за возвращение домой никто не будет!

– Ну, допустим, первое следствие второго, – не согласился вампир. – Никто не доводил дело до конца – начинали искать способ вернуться домой, но понимали, что это не нужно. Ну, согласен, с первым проблема, но второе легко исправить: мы знаем, что все приходят со стороны Кипарисового Леса и прилежащих к нему полей. Это бесполезная дешёвая территория, и мы можем купить её, а затем… – он лукаво посмотрел на всех. – …превратить в Лес Ужасов. И каждый, попав в такой ужасный чудовищный мир, будет готов отдать всё, лишь бы вернуться назад. И тут мы…

– Бред какой-то, – перебил Юрий. – Ты вот всё-таки вампир: хоть и не можешь кровь пить в прямом смысле, так хоть в переносном пытаешься! Ну что тебе сможет отдать только попавший в этот мир человек? Часы свои наручные и ненужный здесь бумажник с деньгами и кредитками?

– Слушай, это детали, – отмахнулся вампир. – Ты в корень смотри: идея отличная. Требует, конечно, доработки, только это вопрос времени… И за это время вы можете отыскать путь домой! – расставаться со своим планом Ивар не намеревался.

* * *

Вампир потратил немало времени на уговоры, но Юрий оставался непреклонен. Однако позже к Ивару примкнула я. Это стоило мне немалой внутренней борьбы, но желание вернуться домой победило в схватке с желанием проучить вампира и не становиться его союзником. Я внесла свои коррективы в план Ивара, в следствии чего его план преобразился в простой поиск Пути из этого подпространства. Мной было предложено просто найти или создать Путь и отправить меня домой, а уж потом со всех желающих этим Путём воспользоваться взимать плату. Ивар в уме быстренько прикинул соотношение вложений на покупку Кипарисового леса и создания Леса Ужасов, сравнил с убытками от количества людей, которые не захотят возвращаться домой, и решил, что мой упрощённый план тоже сгодится. К тому же раз один человек, то есть я, хочет вернуться в своё измерение, значит, и другие такие люди обязательно появятся, главное вовремя их повстречать и не дать им обустроиться в этом мире и тем более передумать возвращаться.

Ивар спихнул на Юрия обязанность выяснить хотя бы что-то, с чего можно начинать искать Путь. Сам он этим заниматься отказался, пояснив, что пока не решается показываться в городе в своём истинном обличье, а маскировка – дело нудное и ему противоестественное. Доктор счёл это благоразумным, к тому же с ним в город вызвался ездить Тимофей. Мне такое положение дел не нравилось: вампир отлынивал, в этом я была убеждена.

Несколько дней Тима и Юрий провели совершенно впустую, так как большинство тех, у кого они спрашивали про Путь, отвечали вопросами на вопрос и пытались понять, зачем доктору понадобилось в своё измерение, ведь, казалось бы, ему и здесь неплохо живётся. Юрия эти вопросы здорово начали раздражать к концу третьего дня, и он был даже готов бросить пустую затею, но сжалился надо мной и продолжил расспросы местного населения, за что я была ему безмерно благодарна.

Однажды, возвратившись из города, Юрий и Тима зашли в гостиную, где сидели мы с Иваром, и по лицам вошедших было ясно, что они наконец что-то узнали, поскольку глаза их просто лучились от радости. Даже у Тимофея, а с ним подобное случалось редко. Как стало понятно из первой их фразы, не только узнали, но и решили, что нужно делать.

– Мы отправимся к Ветхому Дворцу Мудрости! – возвестил Тима так, словно был давним, но латентным поклонником приключений, и вот его сущность, наконец, проявила себя.

– Зачем мы к нему отправимся? – спросила я, ибо ни к какому «ветхому» дворцу идти или ехать не хотелось, уж больно подозрительно он назывался, да и слово “мудрость” мне не нравилось, отдавало чем-то заумным и нудным.

Да и вообще, прошлое моё посещение заброшенного места добром не закончилось, так что в дворец, именуемый “Ветхим” мне не очень хотелось соваться.

– Понятия не имею, зачем, – беспечно пожал плечами технолог, и я перевела взгляд на Юрия, надеясь получить от него более внятную информацию.

– В нём имеется Зал Ответов, который даст нам ответ на вопрос, как открыть Путь или где его найти, – пояснил доктор.

– А зал даст ответ именно на этот вопрос? – уточнил Ивар, скептически глядя на товарищей. – Откуда такая информация?

– Информация от моих пациентов, – ответил Юрий. – Один из них рассказывал другому, будто его друг собирается найти этот Дворец Мудрости… И потом этот тип общался с теми, кто пытался его отыскать и дойти до него.

Я вздохнула. Сомнительная информация от сомнительных источников. Следовало узнать больше.

– Что же им мешало дойти? – осведомилась я, и Юрий наигранно покачал головой:

– Варя, пора бы знать, что помешать человеку что-либо сделать может только нежелание это делать. Все эти люди поняли, что им не нужен Путь.

– И только я додумался, как его можно использовать! – гордо напомнил вампир.

– Это, кстати, настораживает. Наверняка у нас есть конкуренты, но мы о них пока не знаем, – хмуро сказал Юрий.

– Давайте решать проблемы по мере их поступления. Пока горизонт чист, и надо этим пользоваться! – не сдавался Ивар.

Юрий нехотя согласился, поскольку некоторый азарт и любопытство уже завладели им, и это отлично читалось в его голубых глазах. Они с Тимой переглянулись. Было видно, что Доктор немного расстроен реакцией домочадцев, зато технолог по-прежнему пребывал в прекрасном настроении, я даже порадовалась за него.

Юрий вздохнул.

– Ладно. Мы с Тимофеем направимся во дворец и всё разведаем, а вы пока побудете тут, хорошо? – спросил он, но ничего хорошего в услышанном лично я не нашла:

– Я тоже хочу в Ветхий Дворец Мудрости, почему мы должны сидеть дома? – хоть я и не хотела ни в какой дворец, оставаться снова с Иваром мне совершенно не нравилось, поскольку вампир и так мне порядком поднадоел, к тому же было неприятно, что доктор всё решил за нас.

– Вы не должны сидеть дома, – мягко улыбнулся Юрий, отчего от внешних уголков его глаз разбежались милые морщинки. – Можете пойти прогуляться, Ивар мастер перевоплощений, но лучше не уходить далеко от дома – могут найтись желающие взглянуть, как надёжно я его заковал на этот раз.

– Что-то из этого нет прямого следствия, почему я не с вами… – барабаня пальцами по подлокотнику кресла, в котором сидела, заметила я.

– Давай считать, что это моя просьба, – вздохнул Юрий. – Ты можешь выполнить эту маленькую просьбу хотя бы в благодарность за моё гостеприимство? Просто мы всё разведаем, а потом вернёмся. Не хочу, чтобы всю обратную дорогу вы с Иваром сидели с постными минами от того, что прогулка вышла тяжёлой и бесполезной.

Я с сомнение посмотрела на доктора, но кивнула.

– Только ты расскажешь мне про дворец! – поставила условие, а то мало ли, скажут потом, что ничего не нашли, а про дворец ни слова.

– Хорошо, – покладисто ответил он и предупредил: – Только ничего интересного в принципе нет. Этот Дворец был просто домом одного зажиточного лекаря, но не меня, и вообще за много десятков лет до моего здесь появления. Этот лекарь искал путь домой, очень активно, но однажды он исчез.

– Стало быть, нашёл Путь? – спросила я.

Юрий пожал плечами:

– Ну не знаю, он был любителем путешествий и частенько где-то пропадал по полгода, и вот однажды пропал и так и не вернулся. Никто его больше не видел, но Дворец не занимали, надеясь, что владелец вернётся. Так он превратился в Ветхий Дворец. А потом он стал Дворцом Мудрости, местом, куда стремятся попасть ищущие Путь, они верят, что в Зале Ответов есть необходимые им знания. Мы должны не отступать от традиций и перво-наперво посетить этот зал, а там уж думать дальше. Кстати, все, кто искал Путь, спрашивали своих знакомых о том, как те попали сюда, требовали подробности. Так что пока мы с Тимофеем посетим дворец, вы тут вспоминайте последний день в своём подпространстве.

– Это будет трудно, – призналась я. – Когда просыпаешься утром, никогда не знаешь, что будет вечером, и от этого очень трудно определить, будет ли предстоящий день последним или очередным. Как-то лично я мало что могу припомнить…

Вампир был полностью согласен со мной:

– Верно говорит. Знать бы, что именно припоминать… – лениво протянул Ивар, потягиваясь.

– Давайте не думать об этом! – предложил Тима свой излюбленный метод решения проблемы. – А уж потом, вернёмся мы, и все дружно вспомним свои подпространства.

Все признали его сомнительную правоту.

* * *

Я сидела у окна и думала над тем, стоило ли мне всё-таки пойти вместе с Юрием и Тимой к Ветхому Дворцу Мудрости. Вроде и не хотелось ведь, но теперь, когда я снова осталась с Иваром без перспектив на веселье, а эти двое отправились в путешествие, пусть и небольшое, пусть и неинтересное, мне стало казаться, что лучше было бы поехать с ними. Успокаивало лишь одно: Юрий обещал вернуться через четыре-пять часов, а это, в сущности, не столь уж и большой промежуток времени. Ивар сидел неподалёку от меня и листал очередную скучную книжку. Когда мне надоело мучиться мыслями, я тихо спросила:

– Думаешь, они отыщут то, что поможет открыть Путь домой?

Ивар посмотрел на меня и лукаво улыбнулся, подмигнув:

– Думаю, ты влюбишься в кого-нибудь и не захочешь воспользоваться Путём отсюда, даже если будет возможность.

– Всяко может быть, – не стала спорить я, но потом строго посмотрела на Ивара и добавила: – Но точно не в тебя.

– Ну это понятно, – усмехнулся вампир, и продолжил, улыбаясь, смотреть на собеседницу хитро-хитро, словно давеча заглядывал в будущее и точно знал, что скоро, очень скоро, любовь постучится в моё сердце.

Ох, и не понравился мне этот взгляд. Хитрые чёрные глаза блестели загадочно, так что легко можно было поверить, что он действительно прячет где-то хрустальный шар, в котором давеча смотрел моё будущее.

– Лучше вспоминай, как ты попал сюда? – потребовала я у вампира, желая сменить тему, на что тот неопределённо пожал плечами:

– Да что тут вспоминать? Сиганул в прореху – за мной гнались, и если бы она мне не попалась на пути – сейчас бы мои косточки…

Я нетерпеливо перебила:

– Ты же говорил, что покинул своё подпространство специально.

– Да, – подтвердил Ивар, ничуть не смутившись такой нестыковке. – Я до этого кидался во все прорехи, которые только мне попадались, но ни одна не позволяла попасть в другое измерение.

Я уставилась на него удивлённо и сочувственно, словно видела перед собой очень симпатичного, но, увы, умалишенного юношу.

– И с какого примерно раза получилось? – осторожно поинтересовалась я.

Ивар что-то припомнил, и назвал точную цифру:

– С двести пятнадцатого.

– С какого? – опешила я, не поверив своим ушам. – Да сколько ж у вас там прорех?

– Не очень много, уж поверь. Я просто пытаюсь ими воспользоваться с самого детства, – признался он. – Мне много лет… Сколько – не скажу, не хочу шокировать…

Но его возраст не интересовал меня. По крайней мере, не так, как интересовало другое:

– С самого детства пытаешься попасть туда, где все боятся оказаться? – уточнение мне требовалось.

– Ну да. Долгая история – поймёшь при случае, – он замялся и решил переменить тему: – Давай-ка, пока эти двое не вернулись, съездим в город и прибарахлимся?

Что-то многовато всего я должна буду понять про этого типа при случаи. Надеюсь, все его недомолвки разъяснятся при одном случае, и мне не придётся на каждый его секрет ждать новый случай?

– Съезди-съезди… – отозвалась я. – Может, по дороге в памяти что-нибудь полезное всплывёт.

Ивар оглядел собеседницу и, слегка смущённо улыбнувшись, что было ему крайне несвойственно, заметил:

– Вообще-то я планировал для тебя прибарахлиться. Знаешь, в этом измерении ценится сила и красота. С первым ты сразу мимо, а со вторым надо чуток доработать…

Я склонила голову, едва не касаясь подбородком груди, и посмотрела на свою простую и удобную одежду: тёмно-синие походные штаны, сидящие, в общем-то, по фигуре, оранжевая футболка, которая была по сути чем-то средним между футболкой и рубашкой с коротким рукавом и вышитыми на боку кленовыми листьями, и пришла к выводу, что вполне красива и в таком наряде, а если кто так не считает, так пусть и не глядит. Всегда придерживалась такой политики.

Я недобро глянула на мило улыбающегося Ивара и ответила:

– Знаешь, у нас говорят, что если видишь девушку в джинсах, кроссовках, с улыбкой на лице и не накрашенную – знай, она счастлива! Так что посмотри на мою улыбающуюся физиономию и пойми, что мы никуда не поедем! – я неестественно широко улыбнулась, как бы в доказательство того, что абсолютно довольна собой.

– А я слышал другое, – парировал вампир, не впечатлившись моими словами. – Будто чтобы быть красивой женщине достаточно иметь чёрную юбку, черный свитер и идти под руку с любимым мужчиной. С любимым мужчиной – понимаешь, в чём фишка? Тут ты снова мимо, – в ответ я наградила его уничтожающим взглядом, и он миролюбиво предложил: – Ладно, пойдём хоть перекусим где-нибудь, город посмотришь?

Рассудив, что этот субъект всё равно не отстанет, я решила, что проще прогуляться с ним до города и действительно где-нибудь перекусить, раз уж вампир предложил такое времяпрепровождение.

* * *

Ивара было сложно узнать: он налепил себе почти чёрные усы, коротенькую странного фасона бороду и даже неприятную на вид бородавку на нос, оделся с несвойственной ему небрежностью и спрятал волосы под аккуратную терракотовую шляпу с неширокими полями. Оглядев новый образ вампира, я была вынуждена признать, что, хоть он и преобразился и не походил на себя, обаяние осталось при нём, да к тому же теперь добавилась к его образу некоторая таинственность, а небрежность только прибавляла ему шарма. Вот как он умудряется быть таким? Признаться, его привлекательностью я была недовольна и немного завидовала этой редкой способности в любой ситуации приковывать к себе заинтересованные взоры представителей противоположного пола. Мне это было не дано.

До города пришлось добираться странным способом. Ивар отправил с Нертосью письмо кучеру. Раз десять наверно. Он принялся отправлять их, как только мы договорились прогуляться. Первое отправил сразу, потом несколько, пока преображал своё лицо, затем ещё несколько за время выбора подходящей одежды. Я не спрашивала, но он пояснил, что Нертось бывает очень вреден, и потому доносит далеко не первое посланное письмо. Он сказал, что это нам ещё повезло, что эта птица возвращалась каждый раз, а не отправилась в вольную прогулку, выбросив первое письмо, как лишний балласт.

Когда прибыл кучер, мне пришлось отвлекать его, прося помощи в запирании двери, пока Ивар забирался и притаивался в телеге. Но я особенно не нервничала: вампир был ловок и я не сомневалась в нём нисколько.

Кучер оказался болтлив и по-прежнему создавал впечатление глупого добряка. Но было очень радостно, когда наша поездка завершилась, и я расплатилась с этим человеком странными треугольными деньгами, что дал мне вампир.

Спустя пару минут Ивар бодро шёл со мной под руку и показывал неинтересный мне город. В городе этом, как выяснилось, не было ровным счётом никаких достопримечательностей, как и во всём нулевом подпространстве. Причиной тому было то, что здесь не было ни лидеров, ни национальных героев, ни тех, кто бы мог создать что-то прекрасное за свой счёт просто ради идеи красоты. Времяисчисление нулевого подпространства было иным, нежели в других измерениях и насчитывало лишь триста два года со времени попадания сюда первых жителей из подпространства, которое впоследствии было логично названо первым, оно же до появления второго считалось единственным, из которого можно было угодить в этот мир.

Хитрый Ивар вёл меня вдоль прилавков, надеясь, что я всё же на что-нибудь польщусь и сменю свою будничную одежду на что-то более радующее его глаз, поскольку рядом с собой он привык видеть девушек красивых и нарядных, даже если это были просто его спутницы, с которыми он даже не планировал проводить ночь.

Я брела, скользя взглядом по вещам, выставленным на показ, и утопала в своих мыслях, которые к одежде не имели ни малейшего отношения.

– Слушай… – начала я, остановившись напротив одного платья и задумчиво изучая его, вглядываясь в какую-то бумажку, прицепленную к нему.

Ивар критически оглядел длинное изделие из пошло-розовой струящейся ткани, расшитой блёстками, с глубоким декольте и неровным подолом. Закончив рассматривать этот вульгарный наряд, он цокнул языком.

– Не ожидал, – признался вампир. – Странный выбор, но если тебе нравится…

– Да нет же, – поморщилась от подобных подозрений я и указала на номер изделия или ценник: мне было неважно, что именно это было и что значило, но меня привлекла цифра и мысли унесли куда-то далеко. – Двести пятнадцать… – это был номер попытки Ивара попасть в иное измерение. – Я тут подумала, что если в мире есть время…ну момент времени “тау”, в который сбываются мечты? Ну, в смысле, время это, оно наступает с некоторой периодичностью, при котором мысли становятся реальностью… Что, если такие моменты времени или оно само по себе – это некая квинтэссенция, тот самый пятый элемент, эфир, который вечно ищут алхимики? Ты вот постоянно думал о том, чтобы попасть в другое измерение, но у тебя это не получалось, а однажды получилось, потому что этот момент времени наступил как раз тогда, когда ты предпринял двести пятнадцатую попытку, и твои мысли, и как следствие, желание, сбылось и стало реальностью? – я сделала паузу и грустно продолжила: – Что если мы с Тимофеем попали сюда потому, что я хотела увидеть эльфов?

Он слушал, пристально вглядываясь в мои глаза своими чернющими и внимательно слушая. Мне даже показалось, что он понял меня. Действительно понял, о чём я говорю и сейчас поможет мне развить мои мысли. Но он моих надежд не оправдал.

– А зачем ты хотела их увидеть? – полюбопытствовал вампир, и я тяжело вздохнула, посмотрев на него укоризненным взглядом – он совершенно не собирался обдумывать мои теорию.

Я не снизошла до ответа.

Ивар пожал плечами, сделав вид, что не понял, отчего девушка на него обиделась, и повёл меня дальше, к небольшому трактиру, в котором намеревался отобедать.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю