290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Мятные пряники (СИ) » Текст книги (страница 21)
Мятные пряники (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 23:00

Текст книги "Мятные пряники (СИ)"


Автор книги: Анастасия Енодина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 21 (всего у книги 23 страниц)

На верхушке башни ощущался прохладный ветер, и было неуютно на небольшой плоской площадке, посредине которой высился конус крыши, воруя собой пространство. Я нерешительно подошла к краю, огороженному невысоким каменным бортом, и глянула вниз, где под скалой текла широкая совсем не по-горному медленная река, над которой практически нависала та часть дворца, из которой высилась башня. Высота башни дворца плюс высота скалы, на котором он располагался создавали для меня очень неприятный тандем. Не люблю высоту. Особенно, когда площадка столь маленькая, и особенно, когда в любой момент нас придут убивать. У меня всё поплыло перед глазами и закружилась голова, отчего я отшатнулась назад и уперлась спиной в Лисмуса. Он заключил меня в объятья, заставляя прижать руки к телу, и успокаивающе погладил по предплечью. Арсазаил тоже посмотрел вниз и нервно сглотнул, после чего глянул на Лиса, и от человека не укрылся испуг, промелькнувший в голубых глазах эльфа. Очевидных скалистых выступов у берега реки не было, порогов тоже. Даже при освещении луной это было отчётливо видно: вода спокойная, течение плавное и неспешное. Лисмус повидал немного рек, но достаточно хорошо в них разбирался, чтобы понять, что эта река вполне безопасна. Он дотронулся до шрама, посмотрел ещё раз вниз и настороженно прислушался к шуму во дворце: их уже вычислили или заметили.

– Надо прыгать, – констатировал Лисмус столь спокойным тоном, что меня передёрнуло.

Я повернулась к нему лицом, чтобы убедиться, что он не шутит. Он что, серьёзно? Это же чистое самоубийство! С такой высоты надо уметь прыгать, иначе можно разбиться! Хотя, по мне, так с любой высоты можно разбиться, я не могу нырять даже с простого пирса.

– Ты с ума сошёл? Тут слишком высоко! – запротестовала я. – Я боюсь высоты.

– Тогда тем более прыгай – быстрее окажешься на земле, – он слабо улыбнулся и щёлкнул меня по носу: – Не сомневайся, прыгай. Река широкая, не промахнёшься!

Он действительно хотел, чтобы я прыгнула. Вот так просто: прямо сейчас взяла и прыгнула в реку с такой высоты. В реку…

– Там вода, Лисмус!.. – я испуганно посмотрела на него и высвободилась из его рук: это точно конец! – В реке вода, ты промокнешь!

– Да вроде не сахарный, – ухмыльнулся он, но мой взгляд не изменился и не потеплел.

Пришлось пояснить непонятливому собеседнику:

– В моём сне ты тоже был вымокший. Понимаешь, что это значит? Ты тогда тоже побывал в реке! Мы не прыгнем!

Лисмус ласково посмотрел на меня и сказал:

– Если мы не прыгнем, нас нашпигуют стрелами здесь, а не внизу. Думаю, стоит рискнуть, несмотря на твой сон, – он, отложив бластер, стянул с себя тяжёлое пальто, которое не нравилось ему с самого начала, и вот появился достойный повод от него избавиться: намокнув, оно бы неумолимо тянуло своего обладателя ко дну.

– Давайте, у вас всё получится! – поддержал эльф, заставив нас воззриться на него ошарашено.

– У нас?! А ты? – не понял Лис, полностью озвучив мои мысли.

– Я отвлеку их, и вы сможете уйти… – самоотверженно ответил он.

Эльф был благороден и вполне мог проявлять склонность к самопожертвованию, однако привычка мыслить логично не давала Лисмусу списать всё на его высокую нравственность и он глядел на него подозрительно прищурившись. Лис так и не понял, что скрывал взгляд эльфа, обращённый на реку. Я тоже не поняла, но заметила, как Лисмус изучает физиономию Арсазаила.

Я тоже стала нехотя стягивать с себя верхнюю одежду, при этом возмущаясь поведением эльфа и его вопиющим эгоизмом:

– Мы пришли за тобой с другой планеты, с чёрт знает какого подпространства этой другой планеты, мы готовились к этому сорок три дня, а теперь ты хочешь, чтобы мы ушли без тебя?

– Да… – голубые глаза решительно посмотрели на меня, но в его голосе этой решительности не отражалось: это был тот редкий случай, когда врали глаза, но голос не позволил скрыть внутреннее волнение: – Простите…

– Не говори глупостей! – Лисмус схватил его за плечи и встряхнул, видимо, надеясь, что от этого мысли и решения в голове эльфа встанут на нужные места.

Тем временем сородичи Арсазаила начинали пробираться по лестнице, это было слышно по грохоту падающих тел, поскользнувшихся на масле или что там разлил эльф по ступеням. Лисмус поднял свой бластер, забрал у меня моё оружие и с сожалением выбросил в воду. Теперь обратного пути не было: мы стояли безоружные на небольшой площадке, и единственной нашей защитой мог стать эльф с луком, который не собирался убивать своих.

Прыгнуть в воду теперь не казалось столь уж плохой затеей.

– Бластеры всё равно промокли бы и пользы от них уже не было… – запоздало пояснил Лис своё действие. – На счёт три мы прыгаем, – твёрдо сказал Лис, подталкивая в спину эльфа к краю крыши одной рукой, а другой держа за локоть меня.

– Нет… – лесной житель вырвался, отступил на несколько шагов в сторону и тихо признался: – Я не умею плавать…

– Чушь какая! – возмутился Лисмус, но быстро поправился: – Ты молодец, что сказал, но я тебя вытяну, не беспокойся об этом!

Я посмотрела на Лиса, рядом с которым эльф казался хрупким, и подумала, что Лисмусу не составит труда удержаться на плаву с таким балластом. Лис шумно вздохнул: мы теряли время, а отсюда эльфам будет удобно стрелять по нам, даже когда мы будем отнесены течением в сторону.

– Бросай лук и готовься к прыжку, некогда думать, – потребовал Лис, и эльф бустро подчинился: похоже, он не хотел подставлять и задерживать нас. – Помните, что руками махать не надо и лететь следует головой вниз? – уточнил Лисмус.

– Я не… – хотел что-то сказать эльф.

– Три, – скомандовал Лис исключительно для очистки совести, чтобы потом никто не придирался, и резким движением толкнул меня вниз, стараясь оттолкнуть как можно дальше от борта.

Я тихонько вскрикнула, поражённая тем, что это всё-таки случилось, и теперь я в воздухе лечу навстречу реке. В следующий миг я постаралась принять в воздухе нужное положение, и у меня даже получилось, что удивительно, поскольку нырять я всегда боялась и потому не практиковалась много лет. И вот, после недолгого полёта я рыбкой вошла в воду, которая тут же зашумела вокруг меня. Вода обожгла тело холодом, на какое-то время смыкаясь надо мной, окружая и обволакивая меня. При этом я услышала неприятный булькающий звук воды, заполняющей уши, но собралась с силами и поплыла наверх. Путь наверх показался ужасно долгим, мне едва хватило дыхания на то, чтобы подняться, и, сумев вдохнуть воздух, я принялась отплёвываться и отфыркиваться – я никогда не умела нормально нырять, и теперь в моём носу противно щипало.

Отвратительное ощущение мокрой одежды и мокрых облепивших лицо волос затмевалось радостью от того, что я всё ещё жива.

34

Эльф расставаться с луком и стрелами не собирался, но отговаривать его брать с собой оружие Лис не стал. лук в руках опытного стрелка мог оказаться весьма полезным, тем более, у Арсазаила, кажется, был опыт в закреплении своего оружия на себе так, чтобы оно не очень мешало.

Лисмус наверху пристально вглядывался в тёмную реку, и, убедившись, что с Варварой всё хорошо, посмотрел на эльфа, которого держал мёртвой хваткой, опасаясь, что Арсазаил может столкнуть его, а сам остаться на башне. Эльф смотрел на мужчину не моргая, и зрачки его были расширены, но более ничего в нём не выдавало страха. Лисмус перехватил его за запястье, и ободряюще дал напутствие:

– Держись крепче и не бойся меня потопить, тебе это всё равно не удастся.

Эльф едва уловимо улыбнулся и кивнул. Лисмус не стал пафосно говорить цифры или отсчитывать их, это не требовалось для того, чтобы поудобнее перехватиться руками и вместе прыгнуть с крыши башни. Арсазаил сумел взять себя в руки и оттолкнулся ногами от каменного парапета одновременно с Лисом.

Лисмус высоты не боялся, плавал отлично, и потому отнёсся к прыжку относительно спокойно: бросаться в реку в любом случае не было для него привычным делом.

Разность в весе человека и эльфа не позволила равномерно падать, и, следовательно, гладко войти в реку не получилось, так что они оба здорово ударились об воду и на какое-то время ушли под неё, оглушённые ударом и болью. Арсазаил разжал пальцы, стискивающие руку Лиса, но тот отпускать эльфа не собирался, и рывком вытянул его на поверхность за собой. В воде и без того казавшийся Лису тщедушным эльф вообще ощущался невесомым, так что проблем не приносил.

Несколько секунд Арсазаил хватал воздух ртом, но быстро выровнял дыхание, и Лисмус облегчённо вздохнул: эльф не боялся воды, он просто не умел плавать, а значит, с ним не будет хлопот. С паникующими Лис обращаться всё равно не умел, так что спокойствие эльфа его действительно порадовало.

* * *

Я старалась справиться с течением, и это мне на удивление удавалось: река была не спешная, а по краям так вообще можно было спокойно удерживать своё положение на одном месте. Меня никуда не отнесло, хотя холод воды был жуткий. И это для меня, чей купальный сезон открывается в мае, а заканчивается в сентябре, в нашем-то северном городе это о чём-то да говорит. Но в такой холодной воде мне плавать ещё не доводилось, тем более в одежде. Хорошо хоть скинули с себя всё самое тяжёлое! Я подплыла к Лисмусу и эльфу, энергично работая руками в надежде хоть немного разогнать по венам кровь.

– Портал находится ниже по течению, но оно слишком медленное, придётся потрудиться, чтобы нас не опередили, – сообщил мне Лис, даже не удосужившись восхититься моей выдержкой.

– Постойте…. – сказал эльф, и схватился за Лисмуса обеими руками, чтобы дать возможность себе сосредоточиться, не отвлекаясь на удержание тела на плаву.

Он устало прикрыл глаза и зашептал что-то на своём наречии. На этот раз он был близко от меня, намного ближе, чем тогда, когда шептал для коней, и я смогла различить незнакомые мне слова, произносимые им нараспев.

Река от этих слов начала ускорять своё течение, но примерно в то же время в воду стали входить стрелы, которые пускали лучники, добравшиеся до башни. У меня сжалось сердце, и я тоже ухватилась за Лиса, чтобы быть рядом с ним в это опасное время. Благо, я мужчине не мешала, лишь держась за него: на поверхности было легко удерживаться и с одной свободной рукой. Я с ужасом припомнила свой сон, и постаралась успокоить себя мыслью, что стрелы, которыми был убит мужчина, были пущены не в спину, то есть точно не во время сплава по реке.

Ставшее стремительным течение уносило нас всё дальше от эльфийского дворца, однако вскоре выяснилась одна неприятная подробность: Арсазаил понятия не имел, как потом усмирить реку. То есть его познания ограничивались лишь тем, что, если воду попросить ускорить своё течение, то обратно в нормальное состояние она придёт только сама, когда того пожелает. А ждать, когда она пожелает – нам не подходило.

Когда далеко впереди показалось уже знакомое нам место, где одна река втекает в другую, Лисмус погрёб к берегу, крикнув отцепившейся от него мне делать то же самое. Течение не позволяло совершить необходимый манёвр быстро, но ветви растущих по берегу деревьев располагались достаточно низко, и, когда стало понятно, что самостоятельно из потока воды не выбраться, Лисмус вытянулся из воды, как только мог и попытался поймать ветку, мимо которой мы проносились, увлекаемые потоком воды. С первого раза у мужчины ничего не получилось, но попыток он не оставил, продолжая выпрыгивать из воды с вытянутой рукой. При этом некоторое время эльфа придерживала я, чтобы дать время Лису. Наконец, ему удалось ухватиться за ветку, а Арсазаил успел схватить его за протянутую к нам руку. Однако, пойманная Лисмусом ветка не выдержала такой нагрузки, начала предательски гнуться, а потом с треском отломилась, вернув нас обратно в воду, да так и оставшись зажатой в ладони Лиса. И всё-таки это помогло нам сбавить скорость, хоть течение продолжало уносить, хорошо хоть, пока ещё в нужном направлении. Следовало поторапливаться: после слияния река становилась шире и быстрее, и оттуда было бы невозможно выбраться на сушу, к тому же тогда путь до портала занял бы столько времени, что эльфы уже наверняка организовали бы там охрану и засаду.

Следующая ветка была на вид ещё менее прочная, чем та, которую Лисмус теперь выпустил из захвата, так как пользы от неё уже не было. Но за эту хрупкую ветку Лисмус тоже уцепился – нужно было использовать любую возможность, чтобы сбить скорость.

– Перехватись за Лиса, – сказал эльф девушке, и я, не раздумывая, последовала его совету.

Ветка начала гнуться, но Арсазаил, оттолкнувшись от Лисмуса, дотянулся до более толстой ветви, и она прогнулась под его небольшим, но всё-таки весом так, что Лис смог тоже схватиться за неё. Я поразилась, с каким проворством эльф перемещался по дереву, перехватилась за его протянутую руку, и тот легко вытянул меня на ветку – всё же эльфы были сильными, поскольку я никак не предполагала, что в этом худом юноше окажется столько сил. Лисмус тоже без труда вскарабкался на дерево, но и толстая ветка стала опасно хрустеть, и вскоре треснула, но половина волокон древесины не лопнули, а просто погнулись. Перебирая руками по ветке, а ногами оставаясь в воде, мы поспешили выбраться на сушу. Это не казалось победой.

Какое-то время все трое лежали на траве и смотрели в чёрное беззвёздное небо, тяжело дыша и дрожа от холода. Мокрая одежда казалась тяжёлой и противно-липкой, так что совершенно не было желания куда-то идти, чтобы от движений чувствовать этот холод острее.

– Не будем терять время, – наконец, сказал эльф. – Нам повезло, но это ещё не конец – впереди будет опасно.

Он поднялся с земли, и мы тоже встали. Эльф, казалось, дискомфорта не ощущал: то ли уже бывал в подобной ситуации, то ли просто настолько привык гармонировать с природой, что вымокшая одежда и волосы его не смущали. Ведомые Арсазаилом, мы пошли сквозь заросли прибрежных деревьев, продраться сквозь которые было очень нелегко, зато это позволило кратчайшим путём достичь долины, где располагался водопад. Деревья попадались уже большие, но они так низко склонили свои ветви, что приходилось нагибаться, но, несмотря на это, мы пробирались по лесу с хорошей скоростью. Вскоре деревья стали редеть и местами начали появляться опасные открытые полянки.

Оставалось совсем немного, и уже слышался шум подающей со скал воды, когда я остановилась, как завороженная глядя в темноту, где в неясном лунном свете чётко вырисовывались гнутые металлические прутья и кованые элементы в виде различных растений. В следующий миг свет луны исчез: тёмные облака окончательно скрыли её, и потому ночь показалась пугающе-чёрной. Я перевела полные ужаса глаза на Лисмуса и быстро отвела взгляд:

– Эльфы убьют тебя… Это эти ворота я видела… – прошептала я.

– Это ничего не значит, – ответил Лис и обнял её за талию, что было не очень приятно, поскольку его ладонь прижала ко мне холодную мокрую одежду, только-только немного отлепившуюся от кожи.

– Это многое значит! – не согласилась я. – Мой сон был вещим. Теперь сомнений не осталось! – я посмотрела на Лисмуса влажными от подступивших слёз глазами, отчего сердце его тревожно сжалось и во взгляде промелькнула жалость.

– И что ты предлагаешь? – тихо спросил он. – Нам осталось пройти не больше полукилометра до портала, и погони за нами пока нет… – он, наверно, вспомнил, что эльфы перемещаются бесшумно, и переспросил у Арсазаила: – Ведь нет погони?

– Пока нет, – сдержанно ответил он и, помолчав, высказался: – Я благодарен вам, но Варя права – сном нельзя пренебрегать. просто так ей бы не приснилось то, что находится в моём мире, но чего она никогда не видела. Идите к порталу, а я пойду ближе ко дворцу, если никого не встречу – перемещусь сразу за вами. Если встречу – отвлеку, и вы сможете уйти… – он посмотрел на готового возразить Лиса: – Я не хочу оплачивать свою свободу твоей жизнью.

Я схватила одной рукой эльфа за локоть, а другой Лисмуса за запястье, словно они могли прямо сейчас разбежаться в разные стороны.

– Ну нет, надо держаться вместе. Ни на шаг друг от друга отходить нельзя! – заявила я, видя в этой стратегии единственный шанс на спасение.

Эльф послушно кивнул, а Лисмус безнадёжно вздохнул: он начинал сомневаться в том, что мой сон всего лишь сон, но вида не подавал, чтобы не нервировать меня ещё больше.

Ближе к водопаду, где шум воды становился единственным слышимым звуком, эльф заметил засаду. Он жестом остановил нас и замер, став похожим на дикого зверька: грациозного, гибкого и предусмотрительного. Те, кто был в засаде, тоже заметили путников, но пока не стреляли – они опасались бластеров, не зная, что их больше нет, а также не решались стрелять в темноту. Хоть эльфы и видят ночью гораздо лучше людей, но тёмной ночью на далёкое расстояние метко стрелять не могли даже они.

Арсазаил мягко разжал мои пальцы, которые всё ещё стискивали его локоть, и принялся подбираться ближе к эльфам. Мы с Лисом следили за ним напряжённо. Не нравилось мне, что мы всё же разделились, но спорить с казавшимся мне мудрым эльфом я не решилась: он знал, что делает, или так просто казалось. В любом случае, отчего-то я испытывала доверие к нему и к его действиям. Зачем он пошёл вперёд, вскоре стало ясно: оказавшись на нужном расстоянии, эльф напал первым. Он знал, что с такими спутниками, как мы, мимо засады незамеченными не пройти. Эльф стрелял метко, но ему не хотелось убивать, и он пускал стрелы в руки или плечи своих сородичей. Сам он от стрел увёртывался с редкой точностью и проворностью. Наверно, он был весьма хорошим воином, пока его не заточила в камеру.

Лисмус оттащил меня в сторону, ещё немного приблизив их к порталу, пока эльфы были заняты перестрелкой с Арсазаилом. И не только перестрелкой: они ещё и переговаривались на своём странном языке, явно на повышенных тонах.

– Мы не должны были отходить от него! – сердито и безнадёжно сказала я Лису.

Моё сердце рвалось на куски каждый раз, как происходило что-то, приближающее нас к ситуации, увиденной во сне. Прошло полтора месяца, а я могла живо представить себе тот сон, и он упорно продолжал сбываться, собираясь как мозаика, по кусочкам. Это было ужасно и отдавало неотвратимостью. А главное: всё из-за меня! Из-за того, что я возомнила, будто смогу спасти эльфа, и без меня не справятся! Но без меня бы справились замечательно, намного лучше, чем со мной: просто ускакали бы на лошадях к порталу, и были бы сейчас уже дома.

Лис совершенно не хотел признавать, что верит мне. Я видела и чувствовала, что он поверил, когда я опознала кованые ворота, но вида старался не подавать. Он заглянул в мои глаза, из которых вот-вот могли политься слёзы.

– Мы находились на открытом месте – нас бы уже застрелили… – неуверенно предположил он.

Какая чушь! Всё сошлось: мы промокли, мы видели эти проклятые ворота, эльфы, хоть и немногие, но опередили нас и теперь могли выстрелить в Лиса. Лично у меня сомнений не было, что кошмар мой сбудется. Я почувствовала, что по щекам текут слёзы: сон ничем не помог нам, мы всё равно оказались в ситуации, которую я так надеялась избежать. Лисмус судорожно сглотнул, не зная, чем и как утешить меня при том, что сам он уже всерьёз верил, что сейчас проходят последние минуты его жизни. Он знал, что я смогу вздохнуть спокойно только тогда, когда окажусь с ним, здоровым и невредимым, в нулевом подпространстве своей родной планеты. В том, что это всё-таки произойдёт, он очень сильно сомневался.

Подлые эльфы умело скрывались за деверьями, на ветвях и в кроне, и было даже неясно, откуда ждать опасность. Сколько их – тоже не угадать. Наверняка больше, чем стрел у Арсазаила.

С того момента, как я поняла, что Лис мне верит, чувства мои окончательно смешались в какое-то одно, напряжённо-тревожное, безысходное и страшное ощущение. я даже не представляла, что делать, чтобы изменить предначертанное: оставаться на месте или же бежать вперёд. Тогда, во сне, я смотрела только на Лиса, и потому не могла точно вспомнить место, где конкретно его убили.

Лисмус начал почти физически ощущать взгляд врага за секунды до того, как стрела со свистом пролетела мимо меня и вошла в его левое плечо с такой силой, что он пошатнулся и чуть не упал. Я пронзительно вскрикнула, понимая, что самое страшное началось. Лис зашипел от боли и посмотрел на меня ошарашено и виновато, словно ощутил, что это и его ошибка, что мы оказались здесь и сейчас.

Арсазаил заметил ранение товарища и, метнувшись к нам, сообщил:

– Нам надо пробраться к порталу. Моих стрел не хватит, чтобы обезвредить каждого эльфа, а мои сородичи только прибывают!

Я в который раз хотела напомнила, что нельзя им никуда двигаться с места, но снова выбора не было. Вернее, был, конечно. Выбор есть всегда, просто остальные варианты были уж совсем безнадёжные. Двигаться вперёд было необходимо, но вид торчащей из плеча Лиса стрелы оптимизма не добавлял.

– Надо вытащить стрелу, – оглядев окрасившуюся в багровый цвет рубашку Лиса, заметил эльф.

– Некогда, – отозвался Лисмус, который не хотел терять время.

Зря. Очень зря: вытащенная стрела хоть немного бы изменила виденную мной во сне картину. Но высказаться по этому поводу я не успела.

Арсазаил стал отходить к водопаду перебежками, прячась за стволами деревьев. Его ноги и руки были в нескольких местах рассечены прошедшими по касательной стрелами, но это не создавало для эльфа особенных трудностей – он по-прежнему оставался недосягаемой мишенью. Стрел у него осталось всего две или три, я не разглядела точно. Но теперь он не тратил их, а старался просто отвлекать эльфов на себя. К сожалению, их было слишком много, чтобы все они переключили внимание на него.

Лисмус посмотрел на меня, и мы тоже ринулись в сторону водопада. В эту призрачную тёмную ночь бежать было трудно, и приходилось смотреть себе под ноги. У меня перехватило дыхание: земля была заросшей тысячелистником, ромашкой и мелиссой. Мы приближались к роковому месту… Мои мысли не успели оформиться в конкретные страхи, как Лис повалился на землю от пущенной в ногу стрелы. Стрела бы поразила его насмерть, но её траектория была изменена тем, что в стрелявшего попал Арсазаил, потратив предпоследнюю стрелу.

Я, по инерции пробежав вперёд, остановилась, развернулась и метнулась обратно. Лисмус лежал на траве и смотрел в небо: он не пытался что-либо предпринять, догадываясь, что это не принесёт пользы. Самым паршивым и ужасающим было то, что я уже видела его таким и уже знала, что будет дальше. Я сделала единственно полезное: села рядом, стараясь загородить его собой от той части леса, из которой стреляли эльфы. Совершенно не знала, что сказать Лисмусу в этот момент, поскольку перед лицом неотвратимой беды мои чувства резко сменились и обрели совершенно неожиданную для меня форму: я была зла, очень зла на него, но говорить об этом в последние минуты его жизни было бы жестоко, поэтому я молчала. Мужчина перевёл взгляд на меня и теперь смотрел долгим растерянным взглядом и тоже не знал, о чём стоит сказать: напомнить о своей любви или извиниться за то, что не поверил мне. Но он справедливо решил, что от этого будет только тяжелее прощаться, а потому сказал следующее:

– Я не жалею, что пошёл с вами. Наверно, Ивар прав, я был и остался эгоистом, – он дотянулся до растущей вокруг травы, сорвал веточку мелиссы и протянул мне здоровой рукой. – Теперь ты сможешь вернуться домой, и я тебе не помешаю…

Я схватила протянутое растение и зло отшвырнула в сторону. И без того закипающее негодование готово было вырваться наружу: он издевается! Ещё не пущены те, смертоносные, стрелы, а он уже пытается от меня отделаться!

Лисмус притянул меня к себе, и я поддалась, стараясь не задеть торчащую из его плеча стрелу. Злость отступила, стоило лицу Лиса оказаться рядом с моим. Я смотрела на Лиса широко распахнутыми испуганными глазами, из которых так и норовили снова покатиться слёзы, но я смотрела, не моргая, будто боялась, что стоит на секунду закрыть глаза, и живым Лиса я уже не увижу. Он больше не знал, что говорить. Для него мир резко сузился и сжался, так что теперь в нём существовали только невыносимо печальные, но такие прекрасные глаза любимой девушки. Я с ужасом осознавала, что у Лисмуса больше нет не только уверенности, но и слабый огонёк надежды на то, что всё будет хорошо, постепенно угасал в его серых глазах. Огонёк угасал, но раны были не смертельные, и взгляд мужчины оставался ясным и осознанным. От этого становилось совсем жутко. Он расписывался в своей смерти задолго… ну ладно, незадолго, но всё же до неё!

– Ты не можешь просто сдаться! – в отчаянии прошептала я.

– Вообще-то могу… – он едва уловимо коснулся губами моих губ и резко оттолкнул с себя обеими руками, скрипнув зубами о боли в плече.

Я от неожиданности упала в сторону и почувствовала, как третья и четвёртая стрелы свистят над ухом. Истошно закричала, понимая, что не успеваю. На время зажмурила глаза, чтобы ничего не видеть, а когда открыла их снова, увидела торчащие из земли стрелы на том самом месте, где несколько секунд назад лежал Лисмус. Сам мужчина обнаружился тут же неподалёку, оттащенный… Иваром, который недовольно бухтел ему:

– Знаешь, второй раз спасать твою шкуру – это просто издевательство надо мной! И знай, если тогда я поступил так по глупости и доброте, то сейчас – исключительно ради Вари! – голос вампира был гнусавый, так как его нос был зажат металлической прищепкой, но всё равно было слышно, что он раздражён тем, что вынужден помогать своему неприятелю.

Лисмус ухмыльнулся:

– Ивар… Впервые я рад тебя видеть!

Вампир был здесь! Он не ушёл в портал, как планировалось, а остался, чтобы помочь нам! Как же я была этому рада! Не знаю, почему он не последовал нашему плану, но это было здорово, поскольку, если бы не он, Лиса бы точно уже уничтожили.

Судя по всему, остался не только Ивар.

Я огляделась: Тима, Юрий и Алерта стреляли в эльфов из своих плазменных бластеров. Это было прекрасно: лесные обитатели боялись и не понимали этого оружия, что давало нам преимущество. Вампир стянул с себя пальто, а потом обнаружившуюся под ним тонкую кольчугу. Я уставилась на него с удивлением: вроде бы все мы от кальчуг отказались, а этот жук всё равно втихаря на себя напялил. Но возмущаться не стала, поскольку от этого предмета, так сказать, одежды, был толк: Ивар, стараясь не смотреть на окровавленное плечо Лиса, накрыл его сделанным из металлических чешуек полотном:

– Потерпи, сейчас разберёмся с преследователями, и свалим отсюда! – сказал он ему почти ласково. но гнусавость не передавала его эмоции достоверно.

От эльфийских стрел спасал Его Величество Случай, и, конечно, тот факт, что эльфы поставили перед собой задачу не выпустить из своего мира Арсазаила, а не нас, и потому стремились задержать именно его в первую очередь. А эльф, надо отдать ему должное, в бою стоил десятка своих сородичей.

Вампир продолжал поражать меня своей самоотверженностью: он отдал мне свой бластер, и снял с плеч полотенце, готовясь к бою. Потом посмотрел на меня, проследил за взглядом, устремлённым на Лисмуса и фыркнул, напоминая о презрении к лежащему на земле раненому мужчине.

– Да не умрёт он! По крайней мере, не сегодня! – гнусаво и убеждённо заявил вампир, кивая на Лиса. – Помоги лучше нам, больше пользы будет!

Я всхлипнула, кивнула и вскинула оружие. Хотелось отогнать остроухих негодяев подальше от Лисмуса. Эльфам сказочно повезло, что стрелять я никогда не умела и так и не научилась перед походом в их мир. Потому что сейчас я была готова всадить стрелу в горло, голову или сердце каждому стройному лесному красавцу, кроме Арсазаила. Однако, к моему искреннему удивлению, плазменные лучи обжигали эльфов совершенно в случайных частях тела, иногда совсем не в тех, в которые я целилась. Ивар не был обучен стрелять из лука, да бластер ему тоже не пришёлся по душе. Хотя с его проблемами это были бы вполне подходящие вещи, и вообще стоило бы отдать предпочтение стрелковому виду оружия, однако Ивар, как видно, любил рукопашную. Наверно, это осталось в нём от его подпространства. К тому же в силе и ловкости ему по-прежнему не было равных, хоть он и не умел бесшумно перемещаться, и приковывал к себе внимание всех, производя очень много шума. Тем не менее вампир проворно подбирался то к одному ближайшему эльфу, то к другому и каждого старался придушить полотенцем так, чтобы потом кто-нибудь мог этого несчастного откачать… хотя бы в теории. Ивар умело прикрывал себя телами полупридушенных эльфов, пробираясь, куда ему было нужно. Его стали бояться и сторониться, но стрелять не решались, поскольку один раз попали в умело подставленного своего.

Я, без разбору поля в сторону эльфов, старалась следить за Арсазаилом – я помнила, что согласно сну, надо успеть его окликнуть вовремя, иначе все усилия пойдут прахом. Это было довольно сложно: и стрелять, и следить. Благо, скоро бластер прекратил функционировать. Уж не знаю, как он там был устроен и потому не могу сказать, что в нём закончилось, но почему-то больше он не стрелял. Это случилось довольно вовремя: эльфы были отвлечены яростно нападавшим на них Иваром, Тимой, Юрием и Алертой, так что я смогла полностью посвятить себя слежке за Арсазаилом. Оглядевшись, я заметила эльфа, целящегося в занятого другими Арсазаила. Я направила на него бластер, но вспомнила, что он не работает. Окликнула Тиму, и тот среагировал проворно и метко, так что ему даже удалось обезвредить противника, так как луч прожёг тому обе ноги, отчего тот зашёлся диким криком и упал в высокие заросли папоротника так, что мы его уже не видели. Однако я приметила рядом с упавшим ещё двоих, которые предусмотрительно держались за стволами деревьев, но тоже метили в предателя.

– Арсазаил! – крикнула я, указывая бесполезным бластером на врагов.

Эльф мельком глянул, куда я указывала, и пригнулся, и очень удачно, поскольку стрелы прошли мимо него, и он, повторно проследив за направлением моего бластера, спрятался так, чтобы в него точно не попали. Кажется, это было то, для чего я здесь: окликнуть Арсазаила в нужный момент. Почему-то моя сыгранная роль не показалась мне столь уж важной, даже досадно стало. Тем более, Тима тут же обезвредил тех, кто мог убить нашего эльфа. Надо же было быть такой наивной и глупой, что возомнить своё присутствие здесь необходимым условием для спасения жизни Арсазаила. Тима, Юрий, Алерта и Ивар прекрасно справились бы без нас с Лисом!

Я лишь на минуту замешкалась на открытом месте, и Юрий оттащил меня в сторону, за ствол дерева. Предплечье неожиданно обожгло болью от острого наконечника стрелы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю