290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Мятные пряники (СИ) » Текст книги (страница 12)
Мятные пряники (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 23:00

Текст книги "Мятные пряники (СИ)"


Автор книги: Анастасия Енодина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 23 страниц)

18

Я взяла себя в руки и высвободила пальцы из тёплого плена. Не стоит увлекаться прикосновениями к Лису. Он странный, и вполне может оказаться, что Доктор прав. Так что влюбляться в него не стоит. Лис как назло поглядел на меня, слегка улыбнувшись. Вроде как его не расстроило, что я отпустила его руку, а, наоборот, он был рад, что мне больше не страшно. Я вздохнула: мне его не понять.

– Это всё очень поучительно, но никак не пойму: мы-то тут при чём? – спросил Юрий у закончившего повествование Квинта.

– Мне нужна ваша помощь. Мы отблагодарим золотом. У нас есть планы, и вы могли бы помочь нам их осуществить. Наш Орден слишком малочисленен, но мы сможем уничтожить Банк Воспоминаний, в котором хранятся купленные воспоминания. Хотя не это наша первоочередная задача, – объяснил Квинт и улыбнулся: он схватывал налету, но пока не понимал, когда уместна улыбка, а когда нет.

– Ну допустим, банк уничтожен. И что дальше? – спросила я.

– Дальше нам нужны будут положительные эмоции… – смутившись, признался флак.

Доктор фыркнул и скрестил руки на груди.

– Шикарно! Нетушки! Не получите вы от нас хороших воспоминаний, самим мало! – Юрий повысил голос, отчего Квинт снова начал бежеветь, сливаясь со стеной.

– Вы не поняли… – пролепетал Квинт, которого пугал вид Юрия, хотя, как по мне, так злиться и выглядеть устрашающе беловолосый мужчина не умел совершенно. – Нам нужны наши, свои положительные эмоции. Мы не будем больше покупать воспоминания, если сможем иметь свои собственные.

Звучало логично, да и Квинт так трогательно смотрел на нас, что хотелось подойти и потрогать его, хоть на вид он и был неприятен. Отчего-то казалось, что это обманчивое впечатление, и шкурка его вовсе не склизкая, и вполне приятная на ощупь… Это существо походило на какого-то зверька, милого, добродушного и наивного. Как-то не очень верилось, что он учёный и намеревается провернуть какой-то глобальный план.

– Мы вам зачем? Идите и наслаждайтесь миром! – порекомендовал Лисмус.

Мне показалось, что флак так много говорил, что упустил что-то, без чего было трудно понять, что заставило его прийти именно сюда.

Квинт постарался ответить на вопрос Лиса:

– Мы должны вернуться в своё родное подпространство, оно ведь создано для нас – только там мы будем счастливы. Но только там у нас кромешная тьма, как вы знаете, и научиться получать эмоции, особенно положительные, трудно.

Мужчины переглянулись. Проблема виделась им довольно просто решаемой. Мне, если честно, тоже. Наше общее мнение выразил Доктор.

– Квинт, найдите себе подходящее подпространство и живите в нём! Я вот, например, здесь живу гораздо счастливее, чем в своей девятке! – посоветовал Юрий, и Лисмус его поддержал:

– А банк со временем сам себя исчерпает – сейчас никто не продаёт хорошие воспоминания, просто надо убедить флакнорсов не покупать плохие, а валить в другое подпространство за своими хорошими. Вообще не пойму, в чём проблема: золота у вас полно – можете каждому исправить глаза, как тебе, и все пути перед вами будут открыты.

Повисла пауза, во время которой флак умильно глядел на замолкнувшего Лисмуса, словно смысл услышанного долго не мог дойти до него. Я тоже посмотрела в лицо мужчине, и тот слегка улыбнулся мне. У него вообще была привычка мне улыбаться, словно знал, что улыбка – это то, что мне в нём нравится, в отличии от слов и мыслей.

– А как же история? – не понял Квинт, переварив информацию.

– Какая история? – не понял в свою очередь Лис.

– Наша, – ответил флак, нервно пошевелив ушами. – Наш Орден надеется узнать, почему мы раньше не жили во тьме. Узнать об этом можно только в 5-м измерении, там люди очень ценят историю.

– Отлично! – воскликнул Юрий. – Вот к ним-то тебе и нужно, Квинт!

Но тот радости от подобного предложения не испытал, а, наоборот, смутился и покачал головой. Должно быть, он бы покачал ей печально, если б мог, но вышло забавно и я даже глупо хихикнула, поймав на себе задорный взгляд Лиса. Наверно, его флак тоже позабавил… А, значит, Лисмус может оказаться вполне нормальным, раз он находит милым и смешным то, что действительно мило и смешно.

– Отправится туда? Мне? – переспросил он, потупив свой нос. – Это исключено. Жители 5-го подпространства боятся темноты, поэтому всю ночь у них яркое освещение, нам туда нет пути, даже при новом зрении там опасно…

– Но ты же говорил, что не боишься света, и твои товарищи по Ордену, – заметил Юрий, перебив флака и не дав дорассказать, чем опасно для него это пятое измерение.

– Да, сперва была проблема с их светом, а теперь появилась новая. Они очень не любят нас… Презирают, ненавидят… Есть ещё похожие слова? – спросил он у нас.

– Суть мы уловили, – кивнул Юрий. – В чём причина такого отношения?

– Мы хотели покупать воспоминания и у них, но они ужасно разозлились на это, ведь они ценят историю, история состоит из памяти, а мы предложили покупать, по их мнению – отнимать, у них частички этой памяти. Они запретили нам появляться в своём измерении… – он развёл лапками, наверно, досадливо, но вышло снова очень трогательно.

Я заметила, что Лисмус смотрит на меня с интересом, даже любуется, вроде как. И только тогда поняла, что улыбаюсь. Широко улыбаюсь, глядя на флака. Он был такой безобидный, смешной, крупный и наивный, что уголки губ сами расползались от взгляда на это существо.

– Даже если мы бы согласились – мы не знаем пути из этого подпространства, – покачал головой Юрий, потом строго глянул на нас с Лисом и выразительно кашлянул, призывая не отвлекаться.

– Да, мне это известно, мы тоже ищем путь, – ответил флак. – Вернее сказать, не мы, а наши сородичи…

– Кстати, Лисмус так и не рассказал, зачем им это? – я ткнула Лиса локтём в бок, но тут же стушевалась, смутившись этого панибратского жеста.

– Лисмус сам не знал. Знал бы – рассказал, – заметил Лис, ничуть не обидевшись на то, что его ткнули.

– Им нужен путь, чтобы за пользование им люди продавали им свои воспоминания, – продолжал объяснять новый знакомец. – Беспроигрышный вариант: покидая это подпространство, оставить здесь все свои воспоминания о нём, и оказаться в своём, да ещё и при золоте. Это было бы очень востребовано…

– Заманчиво? – спросил Юра у меня и усмехнулся: – Можно подождать, пока они всё это устроят и воспользоваться.

Да уж, это было бы неплохо. Чтобы всё сделали за меня, а я отдала им свои воспоминания и оказалась дома, готовая снова мечтать о далёких мирах, приключениях, неземной любви и эльфах… Вроде ведь недавно думала, что продавать мне из воспоминаний нечего, но сейчас подумалось, что было бы неплохо…

Юрий смотрел на Лисмуса странно, словно хотел уловить его реакцию на то, что сказано было мне. Он издевается? Он серьёзно полагает, что между мной и Лисом что-то может быть? И теперь хочет увидеть, расстроит ли Лиса напоминание о том, что я ищу Путь домой? Мне самой стало интересно, но, когда я поглядела на мужчину, тот смотрел на флака.

– Доктор, я надеялся, что мы поможем друг другу… – признался Квинт. – Я бы предпочёл, чтобы Путь находился в ваших руках, потому что с покупкой воспоминаний надо завязывать, – он решил, что пора переходить к конкретным предложениям: – Я сделаю всё, чтобы помочь вам найти Путь, а взамен вы воспользуетесь им, чтобы попасть в пятое измерение и узнать о нашем прошлом, а затем мы вместе уничтожим Банк – за это мы расплатимся золотом.

Юрий был задумчив, но в принципе готов согласиться. Он посмотрел на Лисмуса, и тот ему кивнул. Я искренне надеялась, что доктор позаботится узнать и моё мнение, но Юрий заговорил:

– Думаю, мы… – но я перебила его:

– … мы не ценим золото! – заявила я. – Оно для нас ничто! А Путь мы найдём и сами… Но! У нас есть один друг, который очень ценит золото…и ещё один…который ничего не ценит. Думаю, эти двое смогли бы убедить нас помочь тебе, Квинт!

Лис и Юрий глянули на меня уважительно, угадав ход мыслей. Впрочем, Квинт тоже их угадал.

– Где найти этих людей? – деловито осведомился флак.

– Вот и мы хотели бы это знать, – ответила она, решив не придираться к слову “людей” и не говорить, что один из них не совсем человек.

– Я найду их, они убедят вас – и вы мне поможете? Без дополнительных условий? – а Квинт не такой простак, каким показался сперва, ум у него тоже был.

– Есть одно условие! – решила воспользоваться ситуацией я, поскольку раз уж дают возможность поставить условие, надо его ставить. – Как только мы найдём Путь, первым делом я отправлюсь домой, а уж потом делайте что хотите! Не знаю, как Лисмус, но если доктор пообещает помочь, то слово сдержит.

Юрий снова посмотрел на Лиса, а я снова не успела, хотя знала и чувствовала, что его взгляд был сосредоточен на мне. Нет уж, не собираюсь влюбляться в этого странного типа! Он сегодня заставил меня пересмотреть мнение о нём в лучшую сторону, но оставаться в этом мире я не собиралась. Тем более из-за него.

Квинт уставился своими жёлтыми глазами на доктора и Лиса.

– Я обещаю помочь. – сказал Юрий.

– Я тоже обещаю, – сказал Лисмус и добавил лично для меня, посмотрев серьёзно мне в глаза: – И я всегда держу данное слово.

19

Ивар и Тима заслышали флакнорсов издалека – эти существа не скрывались. Догнать людей не было срочной задачей, они шли по следу и злобно шипели друг другу о своих бедах. Нертось, полетевший с людьми на сбор дров – кондор обожал наблюдать, как другие работают, это действовало на него успокаивающе – вытянул шею и прислушивался к незнакомым звукам. Он весь обратился в слух, и даже не обратил внимания, как к его лапке Ивар прикрепил записку, и посмотрел на вампира недовольным правым глазом только тогда, когда тот тихонько ткнул его пальцем в крыло.

– Эй… – осторожно начал он. – Ты же умный…и сильный…тебе ничего не стоит отнести это Юрию… – вампир улыбнулся, вкладывая в свою улыбку всё обаяние, которое, надо сказать, всё-таки сразило кондора, и тот посмотрел на Ивара уже левым глазом. Левый его глаз почему-то всегда был менее недовольным, чем правый, будто Нертось видел мир в разных красках: если смотрел правым – мир казался ему мрачным и враждебным, а если левым – то всё оказывалось не так уж и плохо. Однако по неизвестным причинам он предпочитал пользоваться правым.

Нертось шумно захлопал могучими крыльями, поднимаясь вверх. Возможно, будучи действительно умной птицей, он действительно хотел предупредить всё-таки не чужих ему людей о грозящей опасности.

– Ладно, нам теперь в лагерь нельзя, вообще лучше уходить, пока они и наш след не взяли.

– Если нам всё равно, в какую сторону идти, то у меня есть идея! – сказал Тимофей. – Можно идти по муравьиным тропам, они же будут злиться на нас и пускать кислоту… Не очень разбираюсь в запахах, но думаю муравьиный должен отбить или хотя бы исказить наши…

– Хорошо, пусть так, но нам следует попытаться обогнуть флакнорсов и добраться до дома Гурилия раньше их, – прикидывал вслух Ивар. – Это будет не так-то просто: они, как и мы, хотят попасть туда самой короткой дорогой. Скорее всего, сейчас они пойдут по нашему следу и выйдут к лагерю… Если Нертось не подведёт, флакнорсы потеряют время на погоню за нашими, и мы успеем осмотреть дом человека с химическим именем.

Тимофей пожал плечами: план его товарища звучал убедительно.

Ориентировался вампир превосходно. В темноте и незнакомом лесу он безошибочно определял своё местоположение относительно искомого дома и относительно флакнорсов с учётом скорости их перемещения. Муравьиных троп было превеликое множество, но идти по ним всё время было чревато последствиями – храбрые насекомые стремились изгнать людей со своей территории и норовили влезть в башмаки и, пожертвовав жизнью, принести интервентам максимальное неудобство.

Пришлось идти всю ночь и пол дня, хотя с рассветом стало ясно, что флакнорсам их уже не догнать. Тимофей оказался выносливым, и хотя вампир несколько раз ненавязчиво намекал о привале, технолог лишь говорил, что вампиры, согласно их общепринятым описаниям, известным ему от своей небезызвестной мечтательной коллеги, должны уметь преодолевать большие расстояния, но раз надо остановиться, он не против, но по-прежнему неутомимо шёл дальше.

Потом Ивар перестал предлагать отдых – до дома, по его подсчётом, оставалось несколько часов ходу. И он не просчитался.

Дом Гурилия был небольшой, довольно новенький и уютный. Вокруг него располагались аккуратные ухоженные клумбы с цветами. Вампир громко постучал в дверь, но никто не ответил.

– Есть кто дома? – крикнул Тимофей, но дом ответил молчанием.

Он дёрнул за ручку двери, и она легко открылась, однако за ней оказалась вторая дверь, на которой была табличка, которая гласила «если я вам понадобился, можете подождать меня в доме, рано или поздно я вернусь».

– Рано или поздно всё равно будет поздно, – задумчиво протянул Тимофей.

В замочной скважине был оставлен ключ, Ивар повернул его и толкнул дверь. Со скрипом в петлях она поддалась, и мужчины оказались в комнате, заставленной рамами для картин, а так же свёрнутыми в трубочку холстами. Тима подошёл к письменному столу, заляпанному красками и заваленному всякими кисточками, тюбиками, баночками и прочими инструментами для живописи. Он провёл пальцем по столешнице и посмотрел на оставленный на слое пыли след.

– Похоже, нет смысла его ждать здесь, – заметил он, изучая пыль на пальце, а затем вопросительно глянув на Ивара.

– Нам всё же нужно отдохнуть, так что некоторое время мы тут пробудем, и надо постараться что-нибудь найти. Даже если нет самого Гурилия, здесь может быть оставлена нужная нам информация.

Обыск чужого дома в поиске неизвестно чего казалось занятием странным, но Ивару было не привыкать, а Тиме всё равно, поскольку вроде как хозяин сам их впустил в своё жилище. Дом был явно временным, и посещался Гурилием от случая к случаю. Тимофей из любопытства разворачивал картины и смотрел на потрескавшиеся масляные краски. В трубочку были свёрнуты нелюбимые, как он понял, работы и пустые холсты. То, что Гурилию явно нравилось, аккуратно стояло в рамах у стены. Он писал лес, природу, цветы… Тима вскоре сообразил, что в картинах ответа он не найдет, и стал помогать Ивару обшаривать полки и ящики стола.

Гурилий оказался человеком творческим. Он писал стихи в толстой тетрадочке и вёл нечто вроде дневника событий, в который записывал свои умные мысли, но судя по количеству исписанных страниц, они его редко посещали, или же он не умел изъясняться прозой. В любом случае Ивар и Тима нашли то, что искали. В тетрадке со стихами лежал огрызок холста, на котором вверху значилось слово «Путь». Ниже было рукой мастера нарисовано голубое небо, на котором белели нитеобразные тонкие облачка, где-то собранные в пучки, а где-то разделённые на мелкие волокна, временами переходящие в плотные клочья и снова сужающиеся до почти прозрачных или и вовсе прерывающиеся. А в самом низу под небом был изображён лист растения. Гурилий очевидно не завершил рисунок, и понять по листочку, какое растение он имел в виду, было сложно: из присутствующих никто не увлекался ни гербологией, ни ботаникой.

– Давай оставим это здесь, – предложил Ивар, возвращая обрывок холста на место. – Не верю, что я это говорю, но нельзя прийти в дом к человеку и забрать его личные вещи, – ему было словно совестно, что доверчивый художник пустил их к себе, а они мало того, что перерыли весь его дом, так ещё и хотели забрать важную часть его исследования Пути.

– Да, только надо листик запомнить, – согласился Тима. – У меня память на такие штуки не очень… Жаль, сфотографировать нельзя…

– Листик я запомню, – отозвался Ивар. – Главное, суметь его потом описать… Да и мало ли, может этот рисунок он просто так нарисовал, пока размышлял о Пути.

Он глянул на Тиму и убедился, что тот так не думает. Раз картинка приложена к тетради, где планировалось собирать знания о пути, то взаимосвязь очевидно существует. Это радовало, но они не остановились на достигнутом, и принялись обыскивать дом с новыми силами, воодушевлённые маленькой победой. Тима снова повертел в руках найденные ранее тетради и поинтересовался мнением Ивара:

– Как думаешь, очень плохо читать чужие стихи и дневники?

– Нашёл у кого спросить, – хмыкнул вампир. – Я считаю, что если не хочешь, чтобы твои стихи читали – надо лучше их прятать! Так что изучай его творчество, может он там написал, как Путь найти.

Тимофей легко согласился, но поэзия его никогда не увлекала, и потому он просто пробегал глазами по строчкам, надеясь встретить хоть что-то полезное. Однако ничего полезного не было: Гурилий сперва писал о тоске по родному краю и о том, что там трава уж точно была зеленей и всё в таком духе, потом его настроение сменилось на принятие судьбы такой, какая она есть и смирение, а затем и вовсе начались стихи, восхваляющие красоту здешней природы, сподвигающей его на создание картин, хотя он прежде не брал в руки кисть со времён обучения в школе, где, кстати говоря, таланта в нём никто не разглядел.

За окном послышался стук копыт, и Тима поспешно убрал тетради на место, чтобы вошедший Гурилий не обиделся на него. Но коней было несколько, и они остановились у дома с разных сторон. Ивар пригнулся и посоветовал Тимофею сделать то же самое. В дом никто не торопился входить и не произносил ни слова.

Ивар осторожно выглянул в окно и констатировал:

– Это наёмники.

– А кто их нанял? – наивно спросил Тима.

– Почём мне знать, – пожал плечами Ивар. – Скорее всего, кто-то обнаружил отсутствие в доме Юрия меня, списал на бедного вампира пропажу доктора и объявил о розыске.

– Мы ушли далеко, нас не могли так быстро догнать, не зная, куда мы отправились, – парировал Тима. – А флакнорсы не могли решить нанять кого-то, чтобы убить нас?

– Наверно, могли, – снова пожал плечами Ивар, находящийся в недоумении от того, что их сейчас неизбежно поймают. – Есть только один способ это проверить. Нам всё равно не прорваться с боем, мы окружены…остаётся поскорее выяснить, кому и зачем мы понадобились, и тогда придумать, как будем выкручиваться. Согласен?

– Да мне в принципе всё равно. Только если что, хотелось бы умереть быстро, я плохо переношу боль, – объяснил свою позицию в данном вопросе Тимофей, и его слова не вселили в вампира оптимизма.

Ивар, пригнувшись на всякий случай, перебежал к другому окну и крикнул:

– Эй! У меня тут человек! Его группа крови мне не по душе, но всё же я выпью её за ваше здоровье, как только вы попытаетесь войти в дом! – он тут же подумал, что следовало бы выдвинуть требования по обеспечению безопасного выхода из этого самого дома и отсутствия преследования. Но этим мыслям не дал развиться не заставивший себя ждать ответ:

– Ивар и Тимофей! Нам поручено доставить вас к Доктору без применения силы!

Вампир перебрался обратно к Тиме и спросил у него:

– Где Юрий, там, скорее всего, и Варя с Лисом. Что думаешь?

– Каков шанс, что Нертось принёс им нашу записку и что они не у флакнорсов?

– Да, кондор – птичка ненадёжная, но в экстренных ситуациях он берётся за ум, – Ивар не стал перебираться со своего места, так как понял, что в дом никто ломиться не собирается, и снова крикнул наёмникам:

– Кто вам заплатил? Доктор?

– Флак! – отозвались со двора.

– По-вашему, разумно говорить, что вас нанял наш враг? – снова крикнул вампир, на что Тима тихо заметил:

– Они могут не знать, что он наш враг, мы же и сами только недавно об этом узнали.

Со двора послышался ответ:

– Доктор просил не лгать вам, но он предвидел, что вы не поверите. Ловите! – в открытую форточку метко влетел камень, обёрнутый листом бумаги, и откатился к стене.

Тима дотянулся до него, развернул и прочёл:

– Зелёный кот.

– И всё? – удивился Ивар.

Тимофей повертел лист в руках и даже посмотрел на свет через него, но больше никакой информации на нём не обнаружилось.

– Ну да, это всё. Ты понял, что это значит?

Вампир улыбнулся:

– У нас с Юрием это словосочетание вроде пароля. Я ему однажды рассказал о Зелёном Коте. В нашем подпространстве живёт один такой, неизвестно с какого измерения он пришёл, но при нашем освещении шерсть этого существа отражала лучи именно той части спектра, длине волны колебания электромагнитного поля которой соответствует зелёный цвет. Я не очень быстро говорю?

– Нормально, говори, я половину не слушаю, – честно ответил технолог. – Зелёным, значит, кот был у вас.

– Ага. Редчайшая скотина, мы звали его Коушлендр. Он вечно попадался в самые неподходящие моменты, всё портил, воровал, находил лазейки в квартиру…

Тут из-за окна раздался нетерпеливый голос:

– Ну что там, такое длинное письмо или буквы незнакомые?

Ивар отозвался нерадушным голосом:

– Молчите! Не мешайте думать! – и продолжил рассказ: – В общем, существо было препротивнейшее, и как назло вечно ошивалось возле меня. В общем, когда я ещё не привык к этому измерению, всё опасался, что подобие этого Коушлендра есть и тут, а Юрий вечно надо мной потешался. В общем-то, он и по сей день не упустит возможности мне напомнить о Зелёном Коте. А так как больше никто о нём не знает, мы используем это как секретное обозначение для…да для чего угодно! Вот сейчас ты держишь в руках эту записку, и сразу ясно, что писал Юрий от души: если бы его заставили написать что-то убедительное, он бы написал примерно так «Доверьтесь этим наёмникам и флаку, они хорошие ребята».

– А если они заставили его продать память, и флак, оплативший поиск нас, просто воспользовался информацией? – предположил Тима, обогащённый Вариными познаниями в развитии сюжетов различных книг и потому уверенный, что и такое вполне могло приключиться, раз такие дела.

– Нет, Юрий не продаст из памяти даже то, что бы очень хотел забыть. В этом я уверен больше, чем в самом себе! А просто так, без сотрудничества человека, из памяти его флакнорсам ничего не вытащить.

– Тогда выходим? – предложил Тимофей, и Ивар кивнул.

Они вышли из дома, и забрались в запряжённую тройкой телегу, стоящую на полузаросшей дороге. Мрачные неприветливые наёмники не выглядели зловещими, но им редко заказывали найти кого-то и привезти к заказчику без насилия и угроз, и это было для них трудно решаемой задачей, поэтому они были молчаливы и напряжены.

– Куда мы направляемся? – спросил Тима.

– К Доктору. Домой. Сейчас его там нет, но он прибудет туда раньше нас, – пробурчал один из наёмников, который ехал на гнедом коне рядом с телегой.

Больше вопросов у Тимы не было, а Ивар задумчиво вертел в руках записку от доктора, которая явно вызвала у него в голове больше мыслей, чем предполагалось.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю