290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Мятные пряники (СИ) » Текст книги (страница 15)
Мятные пряники (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 23:00

Текст книги "Мятные пряники (СИ)"


Автор книги: Анастасия Енодина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 23 страниц)

23

Я сидела на кровати, жевала пряник и закидывала в походный рюкзак мелкие нажитые вещички, в числе которых были некоторые памятные камушки, найденные мной на дорогах в этом мире, деревяшки примерно той же ценности, что и камушки, немного одежды и личные вещи, с которыми я когда-то в обед вышла из конструкторского бюро. Как давно это было! Даже не представить, сколько прошло времени с того дня. Кажется, вечность. И за эту вечность я встретила довольно милых людей, с которыми сегодня предстояло проститься. Интересно, я точно попаду домой, а не куда-нибудь ещё? Вроде те личности, Янк и Мокк, ходили и проверяли: испытуемый кот попал в то измерение, откуда прибыл. Но откуда они могли знать, откуда он прибыл, он же кот! Но возможные неудачи не очень беспокоили меня: надо просто попросить Квинта отправить его сородичей за мной, чтоб проконтролировали, где я окажусь, и, в случае чего, через них попросить о помощи.

Ивар громко постучался, и не получив разрешения, но и не услышав ничего запрещающего, вошёл и без спросу устроился на краю кровати. Наглый, как обычно. Уставился на меня испытующе своими чёрными хитрыми глазами.

– Есть шанс, что ты останешься? – прямо спросил вампир.

– А сам как думаешь? – не отвлекаясь от сборов, спросила я. – Я мечтала вернуться назад с тех пор, как попала сюда, мы прошли столько всего ради возможности вернуться домой, и теперь…Я склоняюсь к варианту, что шансов, что я останусь – нет!

Вампир повертел в руках веточку мяты, которую прихватил с собой, видимо, на случай моего отказа от употребления пряника, растёр в пальцах один листик и, понюхав, признался:

– Я до последнего думал, что ты влюбишься в Лиса и останешься.

Я хмыкнула. Он верил! Я сама почти поверила в такую возможность, но вовремя выяснилось, что Лис не романтичный герой, а просто человек, который совсем запутался в своих стремлениях. Я поглядела на Ивара и прищурилась. Он действительно сожалел, что я не хочу быть с Лисом? Впервые произнёс имя этого человека без презрения?

– Ты же его терпеть не можешь?.. – напомнила я.

– Да, но ради тебя потерпел бы, – он улыбнулся, и я в который раз подумала, что клыки ему действительно идут. – Своим существованием ты даруешь мне надежду, что однажды я всё-таки встречу девушку, которую буду любить дольше, чем пару недель. Ты не такая, как те истерички, которые вечно в меня влюбляются…

– Очень милая попытка, Ивар, – ответно улыбнулась я, снисходительно хмыкнув. – Не знай я тебя, может, и поверила бы.

– Ну ладно-ладно, – усмехнулся он. – Просто с тобой весело, мы привыкли к тебе, мы вместе ввязались в поиск этого Пути, и это было очень забавно… и мы в лице меня хотели бы попросить, чтобы ты никуда не уходила, тем более в своё подпространство, и тем более навсегда. Ты же хотела приключений, хотела найти врагов и победить их – мы могли бы отправиться в пятое подпространство, потом бы все дружно могли разрушить Банк Воспоминаний, а потом бы ты…

Я отрицательно покачала головой.

– Я была глупой. Теперь я просто хочу вернуться к своей нормальной жизни, в которой я бы никогда и разговаривать не стала с такими, как ты или как Лисмус.

Вампир посмотрел в окно на небо, которое всё сплошь было в перистых облаках.

– У тебя есть немного времени, чтобы передумать… Мы решили, что не стоит устраивать долгие проводы: мы просто будем рядом, когда ты будешь уходить, – он встал и пошёл прочь, на ходу бросив: – Ты собирайся…и думай… Мы тебя на улице ждём.

* * *

Вампир вернулся в гостиную, где все ожидали Варю, и вид его был задумчив. Он погладил специально принесённого сюда белого кота, лежащего в кресле, и тот шумно заурчал.

– Тимофей, разреши полюбопытствовать: каков был бы твой выбор? – пафосно осведомился Ивар.

Технолог пожал плечами, так как ещё не думал об этом вопросе: он вообще старался не думать, особенно о будущем, особенно о далёком, к которому справедливо относил все события, которые не случатся в ближайшие сутки.

– Я привык и к этому подпространству – теперь мне всё равно не только где умирать, но и где жить. Но нам ещё предстоит завершить обещанное Квинту. Вполне возможно, я погибну на каком-нибудь этапе этого предприятия, и мне не придётся ломать голову, уходить домой или оставаться тут, – он простодушно улыбнулся и посмотрел на флака.

– Это очень мудро! – радостно поддержал его Квинт и его морда расплылась в улыбке: Тима нравился ему тем, что ни разу не напугал своим поведением.

Доктор посмотрел на Лиса, который хмуро глядел в окно на небо и облака, из-за которых понравившаяся ему девушка исчезнет из его жизни в ближайшие минуты.

– Лисмус, тебе не стоит идти, – посоветовал Юрий, вырывая мужчину из печальной задумчивости.

– Стоит попытаться её отговорить! – уверенно ответил Лис.

– Я уже попытался. – заметил Ивар. – Думаешь, у тебя может получиться лучше? – чёрные глаза зло сверкнули, доктор бросил быстрый взгляд на друга и сочувственно сказал Лису:

– Пойми ты, она не изменит своего решения. Особенно, если ты попросишь об этом. Это не будет логичным или искренним, это будет принципиальным. И куда больше вероятности, что она разозлится на то, что ты не пришёл проводить её и решит немного задержаться в этом измерении, чтобы высказать тебе всё.

Было непонятно, решил ли Лисмус прислушаться к совету Юрия, но на улице Варю ждали только Квинт, доктор, Тима и Ивар с котом на руках. На доли секунды девушке действительно захотелось, чтобы Лис всё же появился откуда-нибудь и хотя бы проводил её по-человечески. Но ни он, ни Нертось не показались из дома.

* * *

Я огляделась в поисках знакомой фигуры Лиса. Его нигде не было. Это неудивительно после всего, что мне стало о нём известно. Наверно, решил не приходить: либо испугался, либо вампир ему популярно объяснил, что шансов задержать меня нет. Почему-то стало жалко Лиса при мысли, что Ивар мог ему наговорить. Но это был секундный порыв, и через миг мне уже было всё равно, почему Лиса нет рядом.

– Итак, ты не переменила своё решение? – хотя уже знал ответ, спросил Ивар, поглаживая кота, которого держал на руках.

– Прощайте, – ответила я, обведя взглядом уютный залитый солнцем бор. – Ивар прав, целоваться не будем, как говорится, – я печально улыбнулась.

Пока не накрыло печалью и горечью расставаний, быстро взяла из лапки Квинта зелёное стекло и хотела уже поднести к глазам, как из дома вышел Лисмус и стремительно направился ко мне. Вампир, заметив это, быстро передал кота технологу, догадываясь, что потребуется его помощь, чтобы не позволить Лисмусу помешать мне. Надо бы поточнее дать понять всем, здесь присутствующим, что я действительно намереваюсь уйти, и надеюсь прожить жизнь как-нибудь без Лиса.

– Не подходи! – вскрикнула я, боясь, что он приблизится и что-нибудь сделает такое, что задержит меня.

“Что-нибудь такое” в данный момент могло быть чем угодно: и взглядом, и прикосновением, и поцелуем… С чего я взяла, что он способен просто подойти и поцеловать меня, не знаю, но боялась именно этого.

Я испуганно глядела на возмутителя спокойствия и шагнула назад, тем самым призывая друзей действовать.

Юрий схватил Лиса за одну руку, а Ивар с удовольствием заломил ему другую руку за спину, стараясь сделать это как можно больнее, но Лисмус никак не отреагировал на это, хотя наверняка было больно, и лишь покорно перестал стремиться добраться до своей цели.

– Сейчас ты уже ничего не докажешь, смирись, Лис, – прошептал доктор, разочарованно качая головой: – Не надо было выходить из дому…

Но тот не собирался смиряться, и продолжал безрезультатные попытки остановить перемещение, теперь, правда, только словами:

– Варя, это я должен действовать согласно логике и здравому смыслу, но ты-то из девятки, ты можешь наплевать на всё и действовать, как подсказывает сердце, и я не верю, что оно подсказывает тебе вернуться домой!

– Моё сердце подсказывает держаться подальше от таких типов, как ты! – крикнула я в ответ. – Лисмус, если ты думаешь, что смог очаровать меня – не обольщайся! Я уже говорила, но ты, видно, прослушал: твои принципы были с самого начала отвратительны, но ещё отвратительней было твоё мировоззрение, но и это всё цветочки по сравнению с тем, что всё это было выдумано из-за глупых страхов и желания обезопасить себя от нас!

– Ну хоть вы скажите ей! – воззвал к товарищам Лис, зная, что он не одинок в желании задержать меня и не понимая, отчего ему никто не хочет помочь.

– А что мы можем ей сказать? – удивлённо спросил вампир, которому было ужасно жаль расставаться со мной, но момента он не упускал и сейчас откровенно глумился над давним неприятелем. – Смотри, Варя, это Лисмус! Тот самый, который всё время пытался не понравиться тебе, а теперь, когда это у него получилось на высшем уровне, он недоволен: он, видишь ли, передумал и теперь желает провести с тобой свою жизнь и ему неважно, что об этом думаешь ты!

Лис не стал препираться с вампиром и продолжил обращаться ко мне:

– Да, он прав, Варя! Я вёл себя глупо, но давай поговорим…или помолчим… Это ведь не последние перистые облака, дай мне хоть немного времени, чтобы попытаться изменить твоё мнение обо мне!

Знал бы он, как мне хочется именно этого. Остаться и дать ему шанс, наплевав на собственные слова и мысли о нём! Просто остаться и не думать о том, чем это обернётся. Но мне казалось, что я знаю, что может случиться потом: проклятый ночной кошмар я помнила до сих пор, чувствовала его и знала, что он приснился мне не спроста. Оставаться с Лисом нельзя.

– Лисмус, у меня закончились аргументы. Прими мой неаргументированный отказ и не поминай лихом! – я поднесла к глазам зелёное стекло.

Все замолкли и замерли с тайной надеждой, что я всё же останусь, отбросив стекло. Но я не отбросила, глядя на белого кота, который теперь казался мне изумрудным.

И только Квинт всем своим видом излучал радость за меня: неподдельную, искреннюю и светлую.

24

Перистые облака медленно уносило на север, и их место занимали обычные кучевые весёлые облачка. Я стояла с куском зелёного стекла в руках и уныло смотрела на кота в руках технолога. Юрий и Ивар уже отпустили Лиса, да он и сам понял, что спешить некуда – Путь не откроется. Флак смутился. Мои друзья стояли молча и все были довольны, хоть старались и не улыбаться, чтобы не сердить меня отсутствием солидарности. Посмотрев на них, даже Квинт поддался всеобщей тихой потаённой радости, хотя это был провал и для его планов.

– Почему не работает? – возмутилась я, обретя дар речи и глядя на флака. – Мы сделали всё правильно, мне даже пришлось съесть эти противные мятные пряники!

Бедняга флакнорс даже начал мимикрировать от моего недовольного голоса, который его напугал. Мне стало стыдно, и я постаралась выдавить из себя миролюбивую улыбку. Кажется, помогло.

– Я не знаю, – ответил Квинт. – Я думаю, надо попробовать отправиться в пятёрку, они знают многое, но не умеют пользоваться знаниями. Они похожи на людей, которые копят золото, но не тратят его. Думаю, в пятом подпространстве вам удастся многое понять, осталось как-то попасть туда, хотя теперь я не представляю, как…

– Ты можешь туда проскользнуть, несмотря на запреты, и попытаться выведать, почему у нас ничего не получилось? – спросила я.

– Не могу… – покачал головой, а также усами, глазами и ушами Квинт. – Понимаете ли, те, кто научился сам чувствовать хоть что-то, теряет способность проскальзывать между слоями пространств. Я застрял здесь, как только научился радоваться и смущаться…

Юрий вздохнул, поглядев на Квинта.

– Отлично, – выразил мнение Доктора Ивар. – Тогда я не знаю, чем тебе помочь, мы не смогли отправить Варю домой, значит, и пятое подпространство нам не видать, как своих ушей!

Квинту было незнакомо это крылатое выражение, и он, пытаясь познать его глубинную суть, растерянно приблизил свой правый глаз к правому уху, но это ничуть не помогло ему что-либо понять или хоть немного приблизиться к открытию сакрального смысла услышанного.

– Мне жаль, – неискренно сказал мне Юрий, и я усмехнулась, показывая, что он не убедителен, на что мужчина улыбнулся мне: он был рад, что ничего не вышло.

Вообще, даже Тима смотрел на меня такими счастливыми глазами, что мне и самой не захотелось расстраиваться. Да, я остаюсь. Но ведь этот мир не сводится к Лису, здесь есть и Юрий, и Ивар, и мой технолог! Я смогу подождать!

Вампир смотрел на меня долго, а потом поделился своими мыслями:

– Я тут подумал над вариной теорией про время. И пришёл к выводу, что, возможно, она права.

– А что ты говорила ему про время? – спросил Юрий, который вообще ничего не понял.

Ивар был готов поделиться и принялся пояснять:

– Она говорила, что если рассматривать время не как часы и секунда, а как хрон, то есть как абсолютное время, то в нём наступают моменты, при которых мысли материализуются.

– Такого я точно не говорила, – буркнула я, немного обидевшись на столь вольную интерпретацию своих умных мыслей.

– Это я к тому, – продолжал Ивар, – что если рассуждать методом от противного, то если признать варину теорию верной, то должны быть и моменты, в которые ничего не получается. Может, сейчас тоже был такой момент. Стоит попробовать ещё раз.

– Да, – подал голос Лисмус, до этого просто молча наблюдавший за мной. – Только попробовать с пятым измерением, которое мы обещали посетить.

Я пристально посмотрела на него, будто это он всё испортил и путь не открылся по его вине:

– Мы договаривались, что сперва я попаду домой, – строго напомнила я.

– Нет, – покачал головой Лис. – Договаривались, что первым делом мы используем Путь для перемещения тебя в девятку. Никто не виноват, что ничего не вышло. Второй раз Путь должен быть использован для перемещения в пятое подпространство.

Ах так, да? Со своей логикой и софизмом снова решил подпортить мне всё!

Я уже нашла слова, к которым легко придраться, но Ивар неожиданно поддержал Лисмуса:

– Да. Теперь мы попробуем вернуть тебя домой только после посещения пятёрки! Таков уговор.

Я воззрилась в недоумении на него: он готов спеться со своим врагом, лишь бы задержать меня. Приятно. Что ни говори, это очень приятно: знать, что тебя ценят, любят и не хотят потерять… Потерять… Какое грустное слово, и сон сразу вспомнился…

– Верно, Варя! – не давая мне опомниться и вставить хоть слово, заговорил Юрий. – Побудешь с нами ещё немного, мы разберёмся, что мы не учли при открытии Пути, и отправишься домой вместе с Тимой.

Ему казалось, что это довольно просто и вариант отличный. Мне же сразу подумалось, что я ввязываюсь во что-то, чего так хотела избежать, сбежав в свой мир. Да, именно сбежав. Сбежав от возможностей претворения моего жуткого сна в жизнь… Жаль, что не получилось. Наверно, это судьба.

Тимофей, вообще-то, не собирался отправляться домой, но улыбнулся Юрию и не стал возражать, поняв, что меня все хотят задержать и, кажется, это получилось.

* * *

В успех попадания в пятое измерение не верил никто, кроме Квинта. У флака не было сомнений, как, впрочем, и уверенности, однако в назначенное время он вошёл в гостиную с уже знакомыми мне флаком и норсом.

– Помните их? – спросил Квинт и, не дожидаясь ответа, продолжил: – Мокк и Янк – они пойдут с вами, чтобы удостовериться, что вы попали в нужный город в пятёрке. Это так трудно – рассчитывать, в какую точку попадёшь… А времени будет мало…

– Если вообще будет… – хмыкнул Ивар. – Знаете, я решил, что никуда не пойду: обещаний я не давал, а чужое измерение может оказаться ко мне недружелюбным.

Я зло посмотрела на вампира и уже набрала в лёгкие воздух, чтобы ответить ему, сообщив, что он негодяй, но Юрий дотронулся до моей руки и сказал:

– В принципе, он прав. Нам не к чему идти всем вместе. Мы с Лисмусом обещали – мы и сходим.

Вроде бы ещё недавно я отказалась, но нахальный Ивар сыграл свою роль, и потому я ответила гордо:

– А я вас одних не отпущу – это не по-товарищески! – я выразительно посмотрела на Ивара, но тот с невозмутимостью выдержал мой укоризненный взгляд и улыбнулся:

– Иди с ними. Отпускаю. А я пока поболтаю с Квинтом и Тимой, – он глянул на технолога: – Ты же тоже ничего никому не обещал?

Тимофей не горел желанием посещать какие-либо измерения, но и бросать друзей было не в его правилах, поэтому он глубоко задумался.

– Оставайся, – беззлобно сказала технологу я: противостояние с Иваром было исключительно моё, технолог не должен ничего доказывать этому заносчивому типу. – Серьёзно. А то мы так говорим, как будто всё и правда получится! Да наверняка мы никуда не переместимся, зато все будут знать, что Ивар – паршивый товарищ!

– Верно, – поддержал доктор. – Товарищ из Ивара так себе… Тима, ты, может, пообщаешься пока с Квинтом, нехорошо оставлять гостя одного, если у Ивара как всегда появятся какие-нибудь дела в городе.

Флак обрадовался, что у него появился ещё один собеседник, да ещё спокойный уравновешенный Тимофей, и продолжил напутствовать людей ставшим неподходяще весёлым голосом:

– Нельзя, чтобы вас рассекретили, – пока он говорил, Мокк и Янк натягивали на свои глаза специально сшитые чехлы, довольно потешно смотрящиеся на них, но Квинт не отвлекался на действия сородичей – Поэтому старайтесь ни с кем не говорить, кроме хранителя книг, к которому вы и направляетесь…

Он говорил ещё что-то, но все слушали невнимательно, поскольку сильно сомневались, что прореха появится. По моим понятиям, появиться она просто не могла, это было бы нечестно по отношению ко мне, а вера во вселенскую справедливость всегда была при мне. Однако стоило нам всем выйти во двор, съесть по листику мяты, посмотреть на застывшие в ярко-синем небе перистые облака, а потом перевести взгляд на зелёные стёклышки в своих руках, через которые был виден белый кот в руках вампира, и шагнуть за Мокком и Янком, как мир вокруг нас изменился.

Я тихо выругалась, поглядев на Лиса, который часто смотрел на меня, но так ни разу и не заговорил, и это раздражало. Да, по какой-то неведомой причине мне не удалось попасть домой, но казалось, что в этом случае он должен срочно воспользоваться шансом, о котором просил. Но он не торопился пообщаться со мной. Я продолжала уповать, что в этом измерении мне расскажут, как попасть домой и на этот раз никто и ничто мне не помешает.

25

Пятое подпространство было празднично-новогодним. Стояло раннее утро, но предрассветные сумерки не были заметны в этом измерении: все дома подсвечивались неяркими огнями, все деревья были украшены светящимися гирляндами, а на каждом столбе, а столбы были понатыканы очень, даже слишком, часто, висели огромные красивые фонари, защищённые разноцветными витражными стёклышками: одни витражи были просто ярким сочетанием цветов, другие – красочными изображениями животных, птиц или растений. Красиво, уютно и радостно-волшебно. У темноты не было шансов.

Мокк и Янк шумно принюхивались и водили усами, после чего норс одобрительно по содержанию, но безэмоционально по голосу, сказал:

– Да, это тот самый город, в котором хранилище книг, – он протянул несколько монет непонятно кому и объяснил: – Этого хватит, чтобы любой с радостью показал вам дорогу. Мы на некоторое время покинем это измерение – здесь нас не жалуют, и потому стараются создать яркое освещение. Здесь нам лучше не попадаться, а то мало ли…

Юрий взял монеты, поскольку никто не брал их, а протянутая лапка норса начинала слабеть. Флакнорсы учтиво поклонились или просто очень выразительно кивнули своими головами – с их комплекцией и не понять – и исчезли. Я тоскливо вздохнула: вот и приключения, вот и ещё один новый мир. Красивый, конечно, мир, этого не отнять. Постаралась представить, что просто приехала в другой город в канун какого-то местного праздника.

– Почему меня домой отправить не вышло, а в это пятое измерение мы попали с первого раза? – я почему-то адресовала свой вопрос Лисмусу, полагая, что это его происки, раз он то стремился меня удержать, то теперь чуть ли не игнорирует, на что он резонно ответил:

– Я бы не пытался тебя тогда остановить, если бы мог по своему желанию не позволять Пути открываться…

Его взгляд был спокойным и каким-то тёплым. пришлось отвернуться.

– Допустим, – кивнула я. – Но сейчас мы тут, флакнорсы ушли, и непонятно, как мы вернёмся назад! – это я тоже высказала Лису, хотя тут он точно был не при чём – флакнорсы ретировались слишком быстро, и не было возможности обсудить детали, которые, может быть, озвучивал Квинт, когда его никто не слушал, не веря в успех.

Лисмус не знал, что ответить. Озвучив своё негодование, я вдруг подумала, что ужасно приятно, что мы нормально разговариваем с этим мужчиной, словно не было у нас разногласий и нелепых откровений. Из раздумий меня вывел голос Юрия.

– Смотрите, – доктор указал на неторопливо приближающуюся к ним по узкой улочке телегу. – Давайте попробуем… Может, подвезёт… Говорить буду я.

Мы пошли навстречу и вскоре лошадь остановилась около нас. Умные глаза посмотрели на меня, и я улыбнулась. Лошадь была большая, гораздо крупнее Тафрака, тёмная, с красивой блестящей шкурой, которую хотелось погладить, и шикарной гривой, нуждающейся в расчёсывании.

Что ж, около нас остановились, это уже хороший знак. может, действительно повезёт и нас доставят на нужное место, а то ни один из нас не запомнил, что говорил Квинт по поводу местонахождения Хранителя.

На телеге сидел и управлял лошадкой неопределённого возраста мужичок, которому Юрий протянул монеты и сказал:

– Нам нужно к хранителю книг, – доктор справедливо посчитал, что такая формулировка самая безопасная – не создастся впечатления, что они не знают дороги, а покажется, что им просто надо, чтобы их подвезли.

Мужичок взял монеты, удивлённо стал их разглядывать и пробовать на зуб. Судя по всему, он остался доволен, и любезно пригласил в свою телегу. По дороге он несколько раз хотел начать разговор, но не решался – его попутчики были молчаливы даже между собой, и каждый раз человек отказывался от идеи прервать это молчание, хоть и было видно, что его так и подмывает что-то спросить.

– Прошу, – останавливая лошадку около великолепно подсвеченного сине-зелёными лучами здания, сказал хозяин телеги, на что каждый из подвозимых им людей учтиво кивнул ему, но не сказал ни слова и молча спешился.

Стоило мне последней ступить на землю, как лошадь тронулась, и цокот копыт и поскрипывание колеса стали удаляться.

Малолюдно здесь в ранние часы, как бы подозрение не вызвать… Домики невысокие, одно и двух этажные. Вообще, городок приятный, в таком хочется жить.

Я посмотрела на своих друзей. Спокойны и как-то даже восхищены. Кажется, Юрий проникся пониманием к Лису, раз в последнее время я ни разу не слышала предостережений от Доктора и не ловила его негодующий взгляд, которым он любил одаривать то меня, то Лисмуса, если уличал нас во внимании друг к другу. Интересно, к чему такие перемены? То ли Юрий уверовал, что Лис мне и даром не нужен, то ли понял, что от него ничего не зависит, то ли отыскал в Лисмусе то, чего пока не нашла я. Или нашла, но не хотела признаваться себе и думать об этом, чтобы окончательно не пропасть.

К двери в здание вела песчаная тропинка, по обе стороны от которой располагались кованые столбики, с висящими на них разноцветными фонариками. Миленько смотрится, надо на даче так же сделать, если вернусь домой.

– Что, если в такую рань никого там нет? – тихо спросила я, оглядываясь на безлюдный городок.

– Хранитель книг живёт в хранилище – как раз в такую рань он точно дома! – обнадёжил Лисмус.

– А ты откуда знаешь? – прищурилась я.

– Квинт рассказывал. Просто я слушал чуть дольше чем вы, прежде чем уйти в свои мысли, – он улыбнулся мне своей обаятельной улыбкой, и я подумала, что мне бы очень хотелось, чтобы он действительно был таким, каким он описывал своих сородичей в моменты откровения, хоть сперва это и показалось мне ужасно отталкивающим.

Юрий взялся за металлическую ручку, которая на манер Средневековья была выполнена в виде кольца, зажатого в пасти какого-то диковинного зверя, и вежливо постучал этим кольцом по двери.

– Дверь не заперта! – раздался мелодичный женский голос из недр здания.

Доктор потянул кольцо на себя, и дверь действительно легко открылась, скрипнув давно не смазанными петлями.

Юрий смело вошёл внутрь, а я вдруг почувствовала смятение. Не люблю соваться в такие места… Лисмус дотронулся до моей спины ладонью, слегка подталкивая вперёд. Я глянула на него и встретилась взглядом со спокойными серыми глазами.

– Пойдём, мы ведь для этого здесь, – шепнул он мне, склонившись к моему уху.

Слишком близко, чтобы сердце моё не забилось учащённо. Но он испортил момент, отняв руку от меня и кивком указывая на Юрия, который стоял, полуобернувшись на нас и ждал, когда мы, наконец, последуем за ним.

Мы вошли, и дверь за нами хлопнула, отчего я вздрогнула. Лис, почувствовав, что мне становится не по себе, протянул мне руку, которую я проигнорировала. Ещё не хватало за ручку с ним ходить, этого я точно не выдержу и захочу стать с ним ближе.

В помещении, где мы оказались, находился большой массивный стол и бесчисленное количество стеллажей и полок, на которых располагалось ещё более бесчисленное множество разноформатных книг. За огромным прочным столом, явно теряясь на его фоне, сидела хрупкая девушка в очках и что-то читала. Её длинные светлые распущенные вьющиеся волосы были заправлены за уши, и она задумчиво наматывала на палец один из своих локонов.

– Доброе утро! – сказал Юрий приветливо.

Девушка оторвалась от чтения, смерила гостей недоверчивым взглядом тёплых карих глаз и сказала:

– Меня зовут Алерта. Я хранитель этих книг. Они в вашем распоряжении. Если что-то понадобится, обращайтесь.

Она улыбнулась нам, и я подумала, что Юрий вообще-то располагает к себе: он красив, его внешность необычна, лицо доброе и умное. Да, такому как раз положено посещать библиотеки в поисках сакральных знаний.

– Да, спасибо, но мы бы хотели… Можно с Вами поговорить? – начал Лис и обворожительно улыбнулся.

Угораздило же прийти в такой компании.

– Конечно, – девушка с готовность отложила книгу и уточнила: – Вы хотели бы что-то рассказать, спросить или послушать о чём-то?

Взгляд живых карих глаз заинтригованный, словно к ней за долгие годы впервые кто-то обратился. Не к добру. Она встала из-за стола, который оказался ужасно низким.

Девушка выглядела красиво: стройная, высокая, с длинными вьющимися волосами, в облегающих коричневых брюках и светлой лёгкой кофточке, поверх которой была надета жилетка в цвет брюк. Надо было послушать Ивара и переодеться, чтобы сейчас не выглядеть блёкло на фоне этой яркой Хранительницы книг.

Лис моего настроения не заметил, продолжая диалог, кивнул и ответил:

– Да. Нам было бы очень интересно послушать о жизни, истории, а лучше очень далёкой истории флакнорсов. И, возможно, по ходу дела нам захочется о чём-то спросить.

Ой-ёй! Карие глаза недоумённо расширились. Кажется, это тоже не предвещает ничего хорошего. Я глянула на Лиса. Спокоен.

– Узнать о жизни флакнорсов? Но что конкретно вас интересует? – удивлённо и строго спросила девушка.

– Нас интересует конкретно всё, – ответил Лис.

– Мы просто интересуемся историей… – начал было Юрий, но я больно ущипнула его за локоть, так, что он вздрогнул, и тихо прошипела:

– Дурень, здесь все интересуются историей!

– …историей флакнорсов! – продолжил доктор. – Они удивительные… – он снова почувствовал приближение моей руки к своему локтю, и, сделав шаг вперёд, подальше от меня, закончил: – …хоть и неприятные существа.

Алерта посмотрела долгим взглядом сперва на Юрия, потом на Лиса и меня. На меня чуть менее долгим: она не находила меня интересной. Её серьёзное строгое лицо вдруг озарилось неожиданной милой улыбкой и девушка задала не менее неожиданный вопрос:

– Скажите прямо – вы из какого измерения? – но с ответом мы не спешили, переглядывались и не могли решить, кто и как должен ответить на этот вопрос, поэтому Алерта продолжила: – В нашем измерении нет обращения «Вы» и история флакнорсов известна всем с рождения – на этом частично основана наша культура, – девушка встала из-за стола и пошла вдоль книжных полок, высматривая какую-то книгу.

– Вы очень красивая, когда улыбаетесь, – признался Лисмус, надеясь разрядить обстановку, но Юрий наступил ему на ногу и прошептал, видимо, полагая, что я не услышу:

– Никогда не говори при женщине о красоте другой женщины.

– Даже, если это правда? – шёпотом уточнил Лис.

– Особенно, если это правда, – ответил Юрий, и Лисмус сказал громко:

– У Вас тут так всё аккуратно, чистенько – чувствуется рука хозяйки! – и снова Юрий наступил ему на ногу, из чего Лис сделал вывод, что лучше помолчать.

– Знаете, – начал доктор. – В вашем измерении очень красиво!.. И фонарики все эти, и витражи в них – просто произведения искусства! А люди – люди у вас удивительные! Такое стремление к знаниям о корнях, о истоках и первопричинах!.. – он собирался сказать ещё что-нибудь хвалебное, но я перехватила инициативу:

– А главное – умные у вас люди! Сколько нахожусь в вашем подпространстве, а глупости слышала только от своих! – я недобро посмотрела на мужчин.

Алерта обвела своим тёплым взглядом гостей:

– Можете не заговаривать мне зубы… Я тоже не отсюда. Только это очень большой секрет, – она улыбнулась и хитро подмигнула. – Если они узнают – отправят меня домой.

Мы переглянулись. Кажется, всё не так уж и плохо. Нас раскусили, но пока это ничем ужасным не грозит. Пока мы переглядывались, лично я потеряла нить разговора и совсем не поняла, о чём спросил Юрий, задав вопрос:

– Почему?

Зато Алерта нить не теряла и ответила:

– Все, кто приходят с других подпространств, меняют историю, то есть портят и уничтожают историю этого измерения, какой она могла бы быть без посторонних вмешательств.

Глянула на Лиса, заметила, что тот смотрит на девушку и ощутила неприятное чувство. Укол ревности, наверно, называется. Очень захотелось как-то подпортить ему настроение и стереть довольное выражение с его лица.

– Это же здорово, что они отправят домой! – воскликнула я. – Алерта, скажи мне, куда надо идти и кому надо сдаваться – я пойду!

Сработало. Серые глаза глянули на меня тревожно, словно сейчас я и правда рванусь в поисках, кому бы сообщить о своём родном измерении. Еле сдержалась, чтобы не улыбнуться: приятно, что ему не всё равно.

– Ну уж нет, – строго сказал Лисмус. – Второй раз я тебя точно никуда не отпущу!

Я собиралась высказаться, но Юрий не дал развиться моим мыслям:

– Он прав. Сказано же – тут подобные гости очень редки, вдруг после тебя начнут искать, проверять – ты подставишь нас, а главное – Алерту.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю