290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Мятные пряники (СИ) » Текст книги (страница 20)
Мятные пряники (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 23:00

Текст книги "Мятные пряники (СИ)"


Автор книги: Анастасия Енодина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 23 страниц)

Когда переместились все, некоторое время ушло на поиск выхода. Покинуть грот оказалось просто: достаточно было пробираться вдоль скалы по уступам, которые как раз спускались вниз. Было невысоко, и скала имела слоистую структуру, при чём каждый слой значительно выпирал относительно соседних, а потому перемещаться по ним было нетрудно.

Выйдя на берег образовавшегося у подножия водопада озера, мы, наконец, осмотрелись и пришли к неутешительному выводу, что нам совершенно неизвестно направление, куда следует идти. Время до вечера оставалось ещё достаточно, но тратить его бесполезно не хотелось. Было принято решение идти вдоль речки, вытекающей из озера, так как Ивар утверждал, что в книжке про эльфов их дворец возвышался над рекой.

– Думаете, эльфы и правда хорошие лучники? – спросила я с нескрываемой надеждой, что меня сейчас убедят, что все эльфы как на подбор мазилы и Лису ничего не угрожает.

– Скоро узнаем, – усмехнулся вампир. – Но я уже говорил: наверняка их слава как отличных стрелков сильно преувеличена.

Алерта задумчиво кивнула, припоминая что-то полузабытое, но потом решила высказать мысль в том виде, в котором та её посетила:

– Я вот помню, был какой-то народ, так они всегда изображали и увековечивали своих врагов, как сильных и смелых, чтобы все видели, насколько они могучие, раз смогли победить таких врагов. Вполне возможно, кто-то создал образ эльфов по такому же принципу, чтобы показать, насколько он ловок, раз ушёл от них.

Мне очень хотелось бы верить, что девушка права, но интуиция подсказывала, что расслабляться нельзя ни на секунду.

Речка довольно быстро вывела нас к мысу, образованному самой этой речкой и её притоком, вверх по течению которого вдали на возвышении высился дворец эльфов.

32

Пока мы осторожно пробирались вдоль реки, начало смеркаться, и вскоре впереди забрезжили огоньки эльфийских костров и послышались протяжные песни. Это изрядно накалило обстановку, поскольку одно дело просто переместиться куда-то в чужой мир, и совсем другое – встретиться с ними нос к носу. Пока такая встреча нам не грозила, но звуки эльфийских голосов заставляли изрядно нервничать. Пели эльфы негромко, но их было много, и от этого звук получался внушительный и пугающий, хоть пели они весьма мелодично и даже красиво, только на непонятном наречии.

Ивар на всякий случай намочил в реке полотенце, зажал нос прищепкой и дышал ртом, так что дольше он шёл молча, чтобы никто не смеялся над его гнусавым голосом. Мы входили в опасную зону, где нас могли легко сцапать эльфы. Не знаю, может, они и не собирались никого ловить и, возможно, по их лесам вообще было разрешено шастать кому ни попади. Но всё же рисковать не хотелось, так что пробирались мы медленно. Ивар, готовый к нападению и отражению атак, невозмутимые Лис и Тима, тревожный взволнованный Юрий, я и разодетая в удобное, как она утверждала, платье Алерта. Обойти все костры получалось с трудом – их было много, пламя взмывало высоко в небо и освещало вокруг себя достаточно большое пространство. К дворцу можно было бы подобраться гораздо быстрее, если б не эти костры.

– Да они же тут кругом! – пожаловался Тима шёпотом.

– Да помолчи ты, – ответила ему я. – У эльфов хороший слух. Доберёмся до дворца, и обсудим план действий.

Это было верным решением – план в подобных ситуациях – вещь бесполезная, а порой даже опасная. Жизнь в непредсказуемом мире может зависеть только от спонтанных решений, это мне тоже было известно из книг и фильмов.

Пробираться по лесу в компании друзей навстречу приключениям и опасностям – именно то, о чём я всегда любила читать. Запах леса, хвои, тёплой опрелой листвы, разогретой за день осенним солнцем, чувство страха и решимости… Этим моментом стоило насладиться. Но не до романтики мне было. Эти эльфы совершенно меня не завораживали и даже желание посмотреть на них вблизи у меня не возникало, зато они могли убить Лиса, и об этом я отлично помнила.

Благо, всем представителям расы остроухих было не до нас, и потому костры вскоре остались позади. Но у меня тревога лишь усилилась: впереди дворец, позади – костры и толпы празднующих эльфов. В случае чего бежать некуда.

Добравшись до городской стены, окружающей дворец, мы обнаружили полнейшее отсутствие стражи: эльфы не ждали никого и не опасались врагов, которых у них давно уже не было (как ранее было выяснено из книги о них), потому расслабились, и попасть на территорию дворца оказалось делом пустяшным.

Гораздо сложнее было обнаружить тюрьму, так как никто не представлял, как она выглядит: высокая башня, тёмный закоулок дворца, полуподвальное помещение или просто специально отведённая комната. Алерта утверждала, что в книге про тюрьму вообще ничего не было. Может, до Арсазаила и не нужна была эльфам тюрьма? Врагов им в плен брать незачем, их проще убить, а тех, кого убивать нельзя, до этого им заточать и не приходилось. Как бы то ни было, место нахождение искомого эльфа так просто не определялось. Пришлось разделиться на три группы, но условиться держаться в поле зрения друг друга. Хорошо хоть строения все располагались на внушительном расстоянии друг от друга, и на территории дворца произрастало много различных деревьев. В общем, было, где спрятаться, если что.

Мы с Лисом уныло бродили по пустынным улицам, временами останавливаясь, чтобы не терять из виду остальных. Что быстро мы эльфа не найдём, стало ясно. Один плюс: хоть нервничать я перестала, поняв, что поиск затягивается на неопределённое время.

* * *

На втором часу рысканья по дворцовой территории повезло Юрию и Алерте – они обнаружили зарешёченное окно на низком расстоянии от земли, прорубленное в деревянной конструкции трёхэтажного здания неизвестного назначения. Девушка выразительно кивнула в сторону окошка, и Юрий подошёл к нему, правда, сделал это несколько нерешительно. Вроде бы и искали эльфа, и пришли сюда за ним, но что с ним делать, когда он отыщется, Юрий не знал. Вся надежда была на то, что Арсазаил сумеет понять их речь, раз говорил с флакнорсами, которые вроде как пользовались человеческим наречием. При этом Доктор не исключал, что у них мог быть и свой язык, и именно на нём с ними общался эльф. В общем, у Юрия было много сомнений относительно того, считать ли удачей, если именно ему удастся обнаружить эльфа.

И всё же мужчина присел на корточки и вгляделся в неосвещённое помещение за решёткой: эльф обнаружился там, и Юрий разочарованно вздохну. Ему показалось, что самое сложное впереди: кто их знает, этих эльфов. В ту самую минуту, когда он глядел в тёмное помещение, в его голове пронеслось множество вопросов, на которые он не находил ответов. Например, зачем они вообще во всё это ввязались?

А ничего не подозревающий о душевных терзаниях человека эльф лежал на аккуратной кровати лицом к стене и не подавал никаких признаков жизни, поскольку пребывал либо во сне, либо в глубокой тоске.

Рядом с Юрием присела Алерта и прошептала прямо ему в ухо, чтобы эльф не смог услышать:

– Это он?

– А я почём знаю… – растерянно прошептал в ответ Юрий: он до этого как-то не особенно задавался вопросом, как распознать нужного им эльфа.

Алерта поднялась на ноги, прошла вдоль здания, поочерёдно разглядывая каждое окно, но ни на одном из них решёток не было. Девушка довольно быстро вернулась к Юрию и, кивнула на эльфа, показывая, что это, очевидно, тот, кто им нужен. Юрий в этом сомневался сильно, но спорить не стал. Он был уже готов освободить любого, первого попавшегося, эльфа, и смыться с ним отсюда поскорей.

– Эй! – шёпотом обратилась к предполагаемому Арсазаилу Алерта, но эльф никак не отреагировал.

Девушка растерянно глянула на Юрия. Оба подумали об одном и том же: что, если Варя была права, и не стоило ждать сорок три дня. что, если эльф пусть и жив, но слаб или болен? В их планы не входило нести кого-то на себе всю дорогу… Доктор отогнал дурные мысли, и предпринял ещё одну попытку, вложив в свои слова максимум информации.

– Арсазаил, – тихо позвал Юрий. – Мы от Грыма. Это норс с планеты Земля, ты его помнишь?

Эльф пошевелился, услышав эти слова, и стало ясно, что он не спал, и первое обращение “Эй” тоже прекрасно слышал, просто проигнорировал. Зато теперь он бесшумно поднялся с койки и быстро подошёл к окошку, так что, наконец, можно было разглядеть его лицо. Хотя уже от того, как бодро эльф подошёл к ним, у Юрия от сердца отлегло: он нормально передвигался и мог самостоятельно добраться до портала.

По внешности эльфа можно было сказать мало, ведь люди видели этого эльфа впервые, и не могли знать, он исхудал или никогда не отличался упитанностью, его лицо осунулось или всегда таким было. Одно можно было сказать точно: он не выглядел измученным, скорее даже наоборот, в нём ощущалось много сил и энергии, и лишь глаза отражали печаль и тоску от пребывания в заточении. Юрий облегчённо вздохнул, вспомнив Варины опасения, которые оказались напрасны: если эльфы и причиняли пленнику боль, то точно не физическую.

Арсазаил смотрел внимательно, довольно долго молчал, но потом всё же ответил, слегка улыбнувшись:

– Да, я его помню. Он всё-таки решил попытаться вытащить меня? – Юрий кивнул, всем своим видом показывая, что он думает обо всём происходящем. – Вам ещё не поздно отказаться от этой затеи. Можете сообщить Грыму, что меня казнили.

– Он не поверит, – отмахнулся Юрий, на что Алерта ткнула его локтём в бок, намекая, что даже если бы норс поверил, они бы всё равно так не поступили и не отказались от своих планов.

Доктор поспешно добавил:

– Прийти за тобой – наше личное решение, Грым не смог нас уговорить помогать тебе, мы пришли к этой мысли сами… – он посмотрел на Алерту, ожидая, что она снова придерётся к формулировке, ведь помогать эльфу их уговорила она с Варей. Но девушка не стала мелочиться и продолжила его мысль:

– У вас сегодня праздник, мы рассчитываем под шумок вытащить тебя отсюда. Будь готов! Правда, пока мы не придумали, как именно, поскольку не знали, где ты сидишь…

Он кивнул, продолжая слегка улыбаться, и сказал:

– Из камеры меня вытащить несложно – сложнее покинуть дворец и добраться до портала.

– Давай сперва с камерой разберёмся, – сказал доктор, которому не хотелось думать сразу о всех предстоящих проблемах. – Наверняка у вас понавешено всяких замков, нам потребуется время, чтобы их отпереть.

Эльф покачал головой:

– У вас не получится их отпереть – это под силу только хранителю ключей – на замках лежит специальная магия, я не смогу вам помочь.

Юрий оглядел окошко, которое было защищено металлической рамой с прутьями, но вделано оно было в деревянную стену, да и явно изначально конструкция не предполагала здесь наличия решётки.

– У вас, у эльфов, есть где-нибудь хозблок? – спросил Доктор, но Арсазаил его не понял, и пришлось перефразировать: – Пила, ножовка есть в вашем дворце? Или что-нибудь, чем можно проделать дыру в стене или перепилить решётку?

Эльф снова покачал головой:

– Это будет шумно и долго, к тому же такие вещи у нас используются нечасто, так что я не подскажу вам, где их искать. Вы умеете обращаться с лошадьми? – спросил он, хотя Юрию только-только пришла мысль попробовать выстрелить в решётку из бластера: стол он, помнится, разъел здорово. может, и с металлом сработать.

Но пришлось отвечать на вопрос про лошадей:

– Скорее нет, чем да, – честно ответил Юрий.

Ивар и Тима, заприметившие, что их товарищи что-то нашли, тоже подошли к окошку:

– Что так долго? – спросил вампир, которому не нравилось, что Алерта и Доктор просто болтают, а не действуют.

– Ты умеешь обращаться с лошадьми! – вспомнил доктор, поглядев в недовольное лицо вампира. – Они боятся тебя и потому слушаются! – он показал пальцем на друга и сказал Арсазаилу: – Он подходит.

– Для чего я подхожу? – недовольно уточнил Ивар у Юрия, но ответил ему эльф:

– Я расскажу, где конюшни, а ты найди моего коня и приведи сюда. Мы привяжем его к решётке, и он её выдернет – она не очень крепко приделана, но нужна сила, чтобы вырвать её из стены. Мой конь с этим отлично справится.

Юрий хотел предположить, что и бластер, возможно, справился бы не хуже, но вампир, спешащий поскорей со всем закончить, уже принялся выспрашивать у эльфа подробности о местонахождении конюшни и детальном описании нужного коня.

По подробному плану расположения конюшен Ивар их довольно легко нашёл, но в мастях лошадей он не разбирался, к тому же в темноте они все казались одинаково тёмными, и даже белые звёзды на лбах у некоторых представителей тоже были сплошь одинаковые. Вампиру было некогда выбирать и искать, какой конь принадлежал Арсазаилу, и потому он взял под уздцы двух первых попавшихся. Энергетикой Ивар обладал потрясающей, так что спорить и упрямиться животные не стали, посчитав это рискованным. Правда, пришлось подыскивать для каждой лошади узду, хомут и всякие ремешки, чтобы можно было привязать их к решётке и выдернуть её. В эти минуты Ивар даже возрадовался, что не зря столько лет запрягал Тафрака, а также тому, что эльфийская страсть к порядку, чистоте и гармонии сильно приукрашено: бардак был, как и у Юрия, только лошадей и пространства больше, чем в стойле Тафрака.

До того места, где под сенью деревьев его ждали друзья, следовало пройти быстро и незаметно. Со скоростью передвижения проблем не возникло, а вот с незаметностью пришлось немного постараться. Дело в том, что навстречу ему попался эльф, который с явным недоверием посмотрел на замаскированного вампира, уводящего из конюшни двух лошадок. Ивару было некуда прятаться с такими спутниками, да и одного эльфа вампир не боялся: он знал, что сильнее. А потому, когда эльф остановился с целью что-то спросить, вампир набросился на него сразу, без предупреждения и молча. Некоторые инстинкты никуда не девались от того, что он не мог пить кровь, и охотником он мог бы стать превосходным. Ивар быстрым движением стянул мокрое полотенце с плеч, сорвав с удерживающей его булавки, скрутил его в трубочку и, накинув на шею противника, принялся душить его со всей силы. Вампир усмехнулся, подумав, что за столетия без войн народец этот совсем расслабился: эльф совершенно не ожидал от подозрительного прохожего такой прыти и жестокости. Голубые полупрозрачные глаза смотрели поражённо и как-то обиженно, словно Ивар только что наплевал этому эльфу в душу своей попыткой убить его. Хорошо, что совесть у Ивара, как обычно, спала в глубинах его сознания и пробуждаться от выразительного эльфийскго взгляда не собиралась. Эльф слабо, по меркам вампира, вырывался, хрипел, и продолжал смотреть в чёрные глаза того, чьё острое ухо начинало отделяться от его собственного, поскольку Ивар недостаточно хорошо его приделал. Этот факт отвлекал вампира, и потому душить эльфа приходилось ещё сильней, чтобы поскорее с ним закончить. Вскоре он, наконец, обмяк и почти потерял сознание от недостатка воздуха. Он продержался и так довольно долго. Ивар не стал доводить дело до конца, и отпустил задыхающегося эльфа, давая возможность вздохнуть, поскольку кричать и поднимать шум в таком состоянии он всё равно бы не смог. Так как от конюшен вампир не успел далеко уйти, оттащил кашляющего и хватающего ртом воздух эльфа именно туда и подпёр дверь каким-то хламом, обнаружившимся неподалёку. Вроде как обломки или детали телеги, но Ивару впотьмах и спешке было не до разглядывания деревяшек.

– Не шуми, когда продышишься – помни, я сохранил тебе жизнь, – через дверь напутствовал вампир, но ему никто не ответил: то ли был не в состоянии, то ли затаил обиду на непочтительное отношение.

За время манипуляций Ивара с противником лошади стали намереваться разойтись в разные стороны, но вампир быстро собрал их снова и оскалил клыки, напоминая, кто тут главный.

33

Мы с Лисом чувствовали себя неуютно, пока бродили по городу эльфов. Хоть он и был пустынным, но раза два нам приходилось прятаться за деревьями, чтобы нас не заметили. Наверно, с эльфийским зрением нас бы всё равно приметили, но один эльф шёл не мимо нас, а вообще в стороне, а другой очень спешил куда-то.

Был ещё и третий, но мы его не видели. Мы услышали его хрипы, и осторожно направились в сторону этого звука.

– Не надо было отходить от наших, – с укором заметила я.

– Брось, иначе мы не найдём этого эльфа до рассвета, – парировал Лисмус. – Серьёзно. Если ходить всем рядом, то и не было смысла разделяться.

Он был прав. Но, когда мы все вместе, мне не так за него страшно.

Выглянув из-за угла, мы увидели двух лошадей и Ивара, который возился около двери в невысокое, но довольно большое по занимаемой площади здание.

Я обрадовалась, что мы снова не одни. К тому же вряд ли бы Ивар заделался конокрадом просто так: скорей всего он знал, где Арсазаил. А это означало, что скоро мы вернёмся к порталу и покинем этот мир, грозящий Лису смертью.

Мы пошли наперерез ведущему коней вампиру.

– Где вы шастали? – хмуро спросил он. – Мы без вас нашли вашего эльфа…

Лис усмехнулся, давая понять, что этого эльфа к нему приписывать не стоит: ему на него плевать.

Я тоже промолчала: мне было интересно посмотреть на того, из-за кого мы здесь. И вскоре моё любопытство было удовлетворено: я увидела за зарешеченным окном молодого человека с забранными сзади в низкий хвост светлыми волосами и тонкими косичками, проходящими над ушами. Остроконечными ушами, что характерно. Он поприветствовал меня учтивым кивком, но ничего не сказал. Я тоже решила не представляться, решив, что, может, у них это и не принято.

Он был одет довольно легко, гораздо легче, чем мы. Наверно, в его камере было тепло, хоть окошко и не имело стёкол. Магия, наверно, не давала ветрам продувать помещение. Или, наоборот, специально не было защиты от ветра, чтобы эльфу там было неуютно. Хорошо бы спросить, но как-то неуместно.

Арсазаил ничего не сказал по поводу того, что среди приведённых Иваром лошадей нет его коня. Пока я разглядывала эльфа, вампир привязал ремни, тянущиеся откуда-то с хомута, как мне показалось, к решётке, а Арсазаил стал что-то шептать. Я с интересом наблюдала за его лицом: никогда не видела, как творят настоящее заклинание или как разговаривают с животными. Не знаю, что именно он делал, но смотрелось впечатляюще: глаза прикрыты, губы едва шевелятся, а звука вообще не уловить. Все мы замолкли, чувствуя себя причастными к магии.

Кони начали пыхтеть и бить копытами, из их ноздрей вырывался горячий пар, а глаза загорелись яростью, но эльф не прекращал шептать. Наконец, он резко распахнул глаза. Так, что лично я аж отшатнулась от неожиданности. В этот самый миг кони рванули в сторону ворот дворца, но первый натиск решётка выдержала достойно, на что животные недовольно заржали и, кажется, разозлились. Со второго прутья погнулись, но лопнуть не успели, так как вся рама с треском отделилась от деревянной стены. Кажется, нашумели мы сильно: и ржание лошадей, и треск деревянной стены, и грохот металлоконструкции о землю. А хуже всего то, что кони умчались к воротам, волоча решётку за собой, а грохот та производила знатный. Я нервно сглотнула: это конец. Это точно конец, даже если все здешние эльфы туги на ухо.

– Теперь времени мало, – подтвердил мои опасения эльф, выбираясь в образовавшуюся в стене брешь.

Арсазаил по телосложение больше всего смахивал на Тимофея, особенно со спины, а не очень длинные блондинистые волосы эльфа почти совпадали с воссозданной в парике Ивара причёске.

– Так… – сказала Алерта, задумчиво изучая свою компанию. – Надо замаскировать Тиму под Арсазаила, мы сможем отвлечь внимание эльфов и увести их в сторону, а ты, – она посмотрела своими глубокими карими глазами в светло-голубые, но не менее глубокие, глаза эльфа. – Пойдёшь с Варей и Лисмусом, вы должны добраться до портала и покинуть этот мир навсегда!

Все мы смотрели на девушку с восхищением: ей очень шёл и командный тон, и эльфийская одежда, и распрямлённые волосы. Ивар внёс в план уточнение:

– В портал кидаемся, как только добираемся до него: никаких глупостей на счёт «своих не бросаем»: если что-то пойдёт не так, надо спастись хоть кому-то.

«Конечно, что-то пойдёт не так… Он ещё сомневается!» – обречённо подумала я.

Времени на то, чтобы подумать, было мало, и потому уже через пару минут Тима стоял в одежде Арсазаила и в парике Ивара. Издали смотрелось похоже, а на близкое общение с эльфами все как-то не рассчитывали. Хотя бы технолога не убьют издали, это уже огромный плюс. Правда, могут убить Арсазаила – это минус.

– Ладно, пошли! – сказал технолог, оглядев себя. – Была ни была.

Алерта посмотрела на него с тревогой, и я мельком подумала, что они, вроде как, подружились.

– Верно, к чёрту долгие прощания! – поддержал Тимофея Юрий. – Относитесь к происходящему, как к приключению, которое мы ещё будем сидеть и вспоминать долгими зимними вечерами у камина.

Доктор не знал, кого больше хотел успокоить: себя, меня или просто всех и сразу. Но успокоить себя у него получилось, он улыбнулся и махнул головой в сторону незапертых ворот, за которыми скрылись наделавшие шуму кони. Он собирался двинуться в путь, но голос Арсазаила остановил его:

– Стойте! Эльфы могут убить вас, даже когда поймут, что меня с вами нет. Вы должны увести их в сторону, но потом быстро отправиться в свой мир: задерживаться здесь нельзя.

– Быстро – это в данном случае, быстрее эльфов… – заметил Юрий. – Среди нас только один такой ловкий… – он посмотрел на вампира.

– Возьмите коней, – внёс предложение Арсазаил. – Ваш друг отлично управился с ними, значит, проблем не будет. У вас есть навыки верховой езды?

– Да уж, есть у меня навыки… – пробурчал Юрий, вспоминая Тафрака.

Выяснилось, что только Тима не умел ездить на конях. Алерта убедила его, что это вовсе нетрудно, но всё же пообещала ехать с ним на одной лошади.

– Не переживай за нас, Варя, – подмигнул мне Ивар. – Мы возьмём с собой заложника: у меня как раз в конюшне один хранится.

Идея с заложником была хороша. Настолько хороша, что захотелось вписаться в эту компанию.

– Почему нам не уехать всем вместе? – спросила я.

Ивар посмотрел на меня и ответил:

– Вы с Лисмусом катастрофически заметны, и вас будут стараться убить. Нас убивать издали не станут – мы же эльфы. А на случай близкого общения у нас будет заложник. Мы уведём большую часть эльфов в сторону от портала, а потом вернёмся к нему. За счёт этого путь мимо их костров для вас окажется почти свободен. У вас будет минимум преследователей и максимум времени.

– Да, всё верно, эльфы не решатся стрелять на поражение в своих, пусть и неизвестных, сородичей, – подтвердил Арсазаил. – Нам не следует выходить через главные ворота – через них поскачут кони, и через них же наверняка сюда прибудет много народу осматривать территорию дворца.

Я совсем приуныла: выходит, стоило остаться дома с Лисом. Тогда бы сейчас Арсазаил в компании ложных эльфов спокойно добрался до портала. Сон предостерегал меня не соваться в этот мир, поскольку теперь мне придётся окликнуть Арсазаила, чтобы спасти его, но потерять Лисмуса. Ужасно захотелось разрыдаться от собственной глупости, но этим было уже ничего не изменить.

Мы разделились. Теперь я осталась с Лисмусом и эльфом, а все остальные направились к конюшне. Поглядев в сторону ворот, я заметила спешащих на территорию дворца эльфов и почувствовала, как начинает бешено колотиться сердце. Мы остались здесь. На конях можно промчаться мимо этих эльфов, а что делать нам я вообще не представляла. Лис взял мою ладонь в свою.

– У нас оружие есть, – напомнил он мне.

Я не успела ответить, отвлёкшись на коней, который были выпущены из конюшен и мчались к воротам. На некоторых из них были седоки, но на большинстве – нет. Ивар погнал всех лошадей, что были в наличии. Это был довольно эффектный ход, не побоюсь сказать, конём, поскольку эльфы, почти ступившие на территорию дворца, были явно ошарашены этой встречей с галопирующими лошадьми.

– Теперь у нас очень мало времени, – практически процитировал сам себя эльф. – Надо пробраться к противоположной от ворот стене.

Зачем – он не уточнил, но мы с Лисом спрашивать не стали. Он – местный, ему видней.

Арсазаил повёл нас пустынными тёмными улицами, передвигаясь торопливо, почти бегом. Потом вдруг замер, насторожился. Я тоже прислушалась, но ничего не услышала, хотя на работе мой слух был хорошо натренирован. В связи с этим я печально подумала о том, что раз эльфийский слух не приукрашен, а в действительности идеален, то и стрелять они могут так метко, как о них говорят. Это было плохо.

– Нас заметили, – сообщил неутешительную новость эльф. – Пока их немного, но скоро тут соберутся все, кто не отправился в погоню за вашими друзьями.

– Мы могли бы убить их…хотя бы часть! – сказала я, подёргивая ремень на своём плече, отчего по спине моей поёрзал бластер.

– Мне бы не хотелось никого убивать… – грустно ответил эльф и посмотрел на нас так, словно только что признался в чём-то постыдном. – Но теперь нам надо уходить, а лошадей больше нет…

– Будем уходить по крышам, – твёрдо сказал Лисмус. – Не знаю, какой план был у тебя, но теперь мы пойдём по крышам!

– По крышам? – переспросила я, не понимая, с чего вдруг у Лиса такая решимость и уверенность.

Мужчина улыбнулся мне:

– Да, это же эльфы, – он особенно выделил слово «эльфы» и посмотрел на меня так, будто я слышу о них впервые, а у него в запасе безграничные познания об этом народе. – Эльфы прекрасно перемещаются по деревьям, как белки почти. На земле мы будем отличной мишенью, нам надо держаться высоты.

Кажется, не я одна не разделяла его энтузиазма. Однако это только показалось, поскольку эльф ничем не выказал неодобрения, которое мне почудилось в его взгляде сперва.

– Это правильно… – согласился Арсазаил с Лисом. – Но по крышам перемещаться надо осторожно – не со всякой крыши есть дорога дальше.

– Ты должен всё знать здесь, ты и веди! – переложил ответственность Лис.

Может, Арсазаил и знал местные крыши. Может, он знал и каждую улочку в этом городе, но, пока мы решали, что делать, дворец наполнялся эльфами. Пока мы уходили от одних маячивших впереди фигур, появлялись новые, и снова впереди, хоть мы шли уже и в другую сторону. Это стало напоминать мне какой-то нехороший фильм, где отовсюду лезут враги, и деваться от них некуда.

Проклятые эльфы наступали по нескольким направлениям, загоняя в тупиковую улочку. Не исключено, что так выходило случайно: они просто искали нас и не могли найти, а нам казалось, что они специально подстраивают так, чтобы загнать нас в ловушку. Арсазаил действительно хорошо знал каждый уголок дворца, а потому, когда эльфы почти нас заметили, открыл какую-то неприметную дверцу, и втолкнул нас туда. Так мы оказались на нижнем этаже какого-то внушительного здания. Эльф закрыл за собой дверь и пояснил:

– Если выберемся на крышу, сможем перебраться до крепостной стены, а там уйти в лес.

Выбраться на крышу не было столь просто, как мне показалось сперва. Я ждала прямой лестницы, ведущей с первого до последнего этажа, но таковой в этом архитектурном шедевре не нашлось. Хорошо хоть, оно было пустынным. Наверно, здесь очень красиво, если б можно было хоть что-то разглядеть. Но света не было, и приходилось то и дело натыкаться на какие-то предметы. Грохот сопровождал нас на всём пути, пока мы по каким-то лестницам и переходам пробирались на крышу.

Наверно, у меня прибавилось штук десять синяков, пока, наконец, Арсазаил не открыл какой-то люк, ведущий на крышу. Эльф выглянул в образовавшуюся щель, не увидел опасности и вылез. Мы с Лисмусом последовали за ним. Зря. С соседних крыш на нас были направлены стрелы двух лучников. Они были довольно далеко, но в меткости этих эльфов я не сомневалась ни на миг. Их присутствие ужасно омрачило моё и без того подавленное настроение, но мы с Арсазаилом не успели ничего сообразить, как Лисмус вскинул бластер, направил его на лучников и метко пальнул по ногам эльфов. Пронзительный крик разорвал ночную тишину: то не был крик боли или крик о помощи, а крик, призванный оповестить остальных эльфов об обнаружении преследуемых. Ну, и наверно крик удивления, поскольку такого оружия здешние жители могли и не знать.

Я с ужасом осознала, что жалею о решении Арсазаила не убивать своих сородичей. Его сострадание может нам дорого обойтись. Вернее, мне дорого обойтись: я потеряю Лиса.

– Стоит позаимствовать у них лук и стрелы… – сказал тем временем Лисмус Арсазаилу.

Тот не стал отрицать – безоружный он приносил пользы не больше, чем подробная карта местности. Мы довольно оперативно перебрались по ступенчатым крышам к шипящим от боли эльфам, которые намеривались поквитаться с нами и своим сородичем при помощи коротких клинков, однако попытки напасть или защитить свои луки и колчаны провалились на корню под прицелом бластеров. Так что, можно считать, эльфы добровольно дали себя обезоружить, но глаза их горели такой неподдельной ненавистью, что я снова пожалела, что мы спасаем столь жалостливого и великодушного эльфа.

Однако остальные эльфы, которых раньше на крышах вообще не наблюдалось, оказались проворными или же находились где-то поблизости, так как их тёмные силуэты начали вырисовываться на близлежащих крышах. Пришлось уходить обратно в здание, но уже не в то, из люка которого мы вышли – по крышам мы продвинулись довольно далеко от того места и вернуться в любом случае не могли, да и незачем было. Но и в этом, новом для нас здании, спасения нам не было: на нижних этажах тоже слышались шорохи и приглушённые голоса. Арсазаил схватил из ниоткуда какую-то бутыль с вязкой прозрачной жидкостью и признался:

– Отсюда только путь на самую высокую башню, или попробовать прорваться с боем, но тогда у нас очень маленький шанс, зато есть…

– Очень маленький шанс нас не устраивает! – отрезал Лисмус. – Мы идём на башню, а там что-нибудь придумаем. Если что – попытаться прорваться с боем и героически погибнуть мы всегда успеем.

Я посмотрела на него широко распахнутыми глазами: признаться, я не лучшим образом чувствовала себя на крышах, и предпочла бы принять бой на земле, однако погибать в эльфийском мире не хотелось совершенно, и я кивнула, хоть желания лезть на самую высокую башню дворца тоже не имелось. Видела я эту башню издалека – ничего хорошего!

Эльф тяжело вздохнул – он явно надеялся на другое решение, но ничего не сказал и помчался по узкому, но хорошо хоть пустому, коридору к двери, за которой обнаружилась хлипкая сколоченная винтовая лесенка с неудобными маленькими и часто расположенными ступеньками.

Арсазаил остановился, взобравшись до середины лестницы, пропустил нас вперёд, после чего вылил содержимое прихваченной бутыли на ступени, а затем продолжил подниматься вверх. Я изрядно запыхалась, устав от беготни, нервов, тяжёлых дум и осознания того, что нас всё равно поймают. Ступени всё не заканчивались, хоть я и плелась по ним уже еле-еле. Наконец, когда я почувствовала нарастающее головокружение и боль в ногах и боку, лесенка привела нас к двери, закрытой на накидной засов. Лис деревянный брус, служивший засовом, снял и забрал с собой, а, когда все мы оказались с другой стороны двери, подпёр им её за ручку. Он умный, оказывается. И сильный: не запыхался так, как я, хоть его дыхание тоже было отрывистым и частым.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю