332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Friyana » По другую сторону тепла (СИ) » Текст книги (страница 10)
По другую сторону тепла (СИ)
  • Текст добавлен: 10 ноября 2017, 00:30

Текст книги "По другую сторону тепла (СИ)"


Автор книги: Friyana






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 45 страниц)

– Герм? – подошел он к ней.

Девушка обернулась.

– Гарри… – немного растерянно пробормотала она. – Привет.

– Что ты здесь делаешь? – спросил он.

– Стою, – не очень вежливо ответила Гермиона. – Нам теперь не разрешается спрашивать у тебя, что делаешь ты, так какого черта…

– Не заводись, – взял он ее за локоть. – Я просто увидел, что тебя что-то мучает, вот и спросил.

Гермиона вздохнула.

– Мучает… Нет, почему, – пожала она плечами. – Я, правда, немного задумалась.

– О чем?

– Тебе-то что, Гарри? – девушка подняла на него полный немого упрека взгляд.

– Мне небезразлично, что с вами происходит, – попытался улыбнуться он. – Как и вам небезразличен я. Герм, возможно, это и плохо, но мы вряд ли станем до конца чужими людьми. Мы слишком долго были вместе. Так что – давай не будем снова ссориться.

Что-то в лице Гермионы дрогнуло. Она опустила глаза.

– У тебя что-то случилось? – спросил Гарри.

– Да… – кивнула она. – Или нет. То есть, да, конечно.

Гарри осторожно улыбнулся.

– Надеюсь, что это что-то хорошее. В наше время привыкаешь получать одни плохие новости.

Гермиона рассеянно кивнула.

– Рон сделал мне предложение, – внезапно сказала она, не поднимая взгляда.

– Рон? – охнул Гарри, вытаращившись на нее. – И ты согласилась?

Она горько сжала губы.

– Если бы ты проводил с нами больше времени, – покачала она головой, – ты бы не задавал таких вопросов. Ты бы знал, что происходит.

Гарри молчал, все еще пытаясь прийти в себя, огорошенный ее сообщением.

– Помолвка состоится в июне, – сказала, наконец, Гермиона. – После выпуска.

Неожиданно для самого себя Гарри подумал, как же, черт возьми, ему все-таки больно это слышать. Как будто эти слова все вокруг специально прячут, чтобы выждать момент и огорошить его. «Помолвка состоится в июне». И у них тоже. Какая прелесть.

Июнь стоит вычеркнуть из календаря. А также – все последующие месяцы.

– Что-то не слышу, чтобы ты меня поздравлял, – процедила сквозь зубы Гермиона. Видимо, она ожидала не такой реакции. – Или хотя бы выражал, как ты рад за нас.

Гарри вымученно улыбнулся.

– Боюсь, я на сегодня исчерпал запас возможных эмоций. Извини, если я как-то не так отреагировал. Просто… у меня был тяжелый день. И я, правда, очень устал.

Девушка обиженно отвернулась.

– Где Рон? – спросил он, чтобы хоть как-то развеять напряженное молчание.

– Умчался отправлять письмо в Нору, – фыркнула Гермиона. – В совятне он. Скоро придет.

– Ты рада, Герм? – Гарри снова взял ее за локоть. – Я понимаю, что это не мое дело. Просто мне не кажется, что ты сама счастлива.

– Так будет правильно, – ровно ответила девушка. – Я это чувствую. Что помолвка – это правильно.

Гарри долго молчал, глядя в ее непроницаемое лицо.

– Гермиона, – позвал он ее.

Та вздрогнула и подняла глаза.

– Неужели ты думаешь, что, если бы вы с Виктором были помолвлены, это защитило бы его от смерти? – тихо спросил Гарри, уже понимая, что услышит в ответ. Но он не мог не сказать ей этого. Не мог хотя бы не попытаться.

Гермиона задохнулась, выдернув локоть из его руки.

– Ты… Как ты можешь! – выкрикнула она.

– Герм, – он успокаивающе поднял руки. – Я просто…

– Заткнись!!! – внезапно во весь голос заорала девушка, отступая к портрету. – Ты, чертов Гарри Поттер! Ты бросил нас! Тебе на все наплевать, кроме себя! Ты так упиваешься своей геройской ролью, что простые смертные для тебя – ничто! И можно бросать им в лицо…

– Да ну? – разозлился Гарри. – Что же тогда заставляет меня мешать простым смертным делать глупости?

– Глупости? – возмутилась Гермиона. – Глупости?! Вот так ты теперь называешь помолвку твоих лучших друзей?

– Ты же не любишь его! – закричал на нее Гарри.

– Да что ты знаешь о любви! – заорала она в ответ. – Ты посмотри на Джинни, на кого она стала похожа! До чего ты ее довел!

– Я довел??? А ты пробовала задуматься, до чего она довела МЕНЯ?

– Тебя ничем не прошибить!!! – тонким, срывающимся голосом выкрикнула Гермиона. На ее глазах выступили слезы. – Чертов эгоист! Посмотри на себя, ты ведешь себя, как… слизеринец! Приходишь – и тычешь мне в нос… вместо того, чтобы…

– Да, ты права, – оборвал ее Гарри. – Ты права, как всегда, Гермиона. Я действительно веду себя, как слизеринец.

Он подошел к ней и, не обращая внимания на ее кулачки, упертые ему в грудь, попытался обнять.

– Прости меня. Я идиот.

Гермиона тяжело дышала, все еще упираясь руками.

– Я подумал, что ты способна разговаривать честно. Я забыл, что мы оба изменились. Поэтому – правда, прости.

Девушка вспыхнула, отталкивая его. Глаза ее пылали обидой и гневом.

– Ты… – она кусала губы, уже не сдерживая слез. – Зачем ты так, Гарри? Ну, почему ты стал таким жестоким?

Он покачал головой, глядя на нее.

– Жестоким? Что ты, Герм. Я просто перестал врать. И не стану больше этого делать, даже ради вас с Роном. Даже во имя твоей помолвки. Если говорить правду и означает вести себя, как слизеринец, то, может, мы погорячились, презирая их все эти годы?

– Что ты несешь! – выкрикнула она сквозь слезы.

– Всего лишь повторяю твои слова.

– Правда! Правду можно говорить по-разному, Гарри! Выбирать для этого разное время и место! То, что делаешь ты, это не называется «говорить правду». Это называется «бить», просто для того, чтобы увидеть, как люди испытывают боль!

– Да нет же, – вздохнул Гарри и потер лоб. Количество слез за вечер и впрямь превышало все возможные нормы. – Я просто не хочу, чтобы ты совершила ошибку, Герм.

– Это мой выбор, – отчеканила она, глядя ему в лицо. – Кажется, так ты сказал мне недавно? Сделай выбор и смирись с последствиями. Так вот, я выбрала. Я выхожу замуж за Рона. И теперь ТЫ не можешь его принять.

– Что ж ты тогда боишься обсуждать его? – спросил Гарри, не отводя взгляда. – Если это действительно осознанный выбор?

Гермиона молчала, глядя на него. В ее глазах плескалась ярость.

Не дождавшись ответа, он отодвинул портрет и, не оглядываясь, вошел в гостиную, оставив девушку за порогом.

* * *

Переместившись в спальню, Драко некоторое время стоял и тупо пялился на огонь в камине. Надо же, у кого-то хватило ума прийти и разжечь… чтобы уставший, как черт, хозяин мог вернуться в светлую теплую комнату.

Он улыбнулся собственным мыслям и обернулся. В кресле, свернувшись калачиком, подложив под щеку кулачок, дремала Панси.

Драко подошел к ней и присел на корточки, осторожно поправив прядку, выбившуюся из ее прически. Девушка блаженно улыбнулась и потянулась, открывая глаза.

– Драко… – прошептала она, глядя на него заспанным счастливым взглядом. – Ты не сердишься?

Он отрицательно покачал головой, все еще улыбаясь.

– Я вот одного не пойму, – тихо сказал он, глядя на нее. – Ты же староста, Панси. У тебя отдельная спальня. Почему ты все время сюда сбегаешь?

– У тебя хорошо, – сообщила та, садясь в кресле. – А у меня неуютно.

Драко изумленно посмотрел на нее и подумал, что мир, видимо, твердо решил преподнести ему сегодня все возможные сюрпризы… до которых он мог бы дойти и сам, если бы не закрывал на них глаза.

– Хорошо, что хоть кому-то здесь хорошо, – ответил он. – Хочешь чего-нибудь?

– Не-а, – взмахнула она кудряшками. – С тобой посидеть хочу. Можно?

Драко кивнул, снова не удержавшись от улыбки.

– С тебя чай, – сказал он, усаживаясь в кресло напротив и вытягивая ноги. – С мятой. Сделаешь? Мне сегодня весь вечер невыносимо хочется чаю с мятой.

– У тебя что-то случилось? – спросила Панси, небрежно наколдовывая чашки и бросая на него быстрый взгляд. – Мяты хочется, когда переволнуешься.

– В любом случае, я уже успокоился, – пожал плечами Драко. – Просто ни на какие превращения сил не осталось.

Девушка спокойно кивнула и, протянув ему чашку, снова забралась с ногами в кресло. Свой чай она отставила на подлокотник и подперла подбородок кулачком с аккуратно наманикюренными ногтями, глядя на Драко.

– Что ты на меня так смотришь? – фыркнул он.

– На тебя, Малфой, даже просто смотреть – эстетическое удовольствие, – с улыбкой сказала Панси. – Я получаю его каждый раз, когда беспардонно вламываюсь в твое логово.

Драко усмехнулся и отставил опустевшую чашку.

– Хочешь поговорить о чем-то? – спросил он. – Тебя что-то беспокоит?

– Беспокоит… – вздохнула девушка. – Ну, не то, что беспокоит… Просто хотела спросить, что ты собираешься делать.

– Делать? – переспросил он. – Как что, Панси. Ехать домой, жениться, а также все прочее, что к этому прилагается.

Панси подняла на него глаза.

– А ты никогда не думал…

У Драко на секунду перехватило дыхание. Он понял, о чем она сейчас спросит.

– Ну… – девушка замялась. – Убежать? Просто уехать куда-нибудь?

– Панси, – медленно сказал он. – Ты же понимаешь. Нам некуда бежать. Ни тебе, ни мне. Нас найдут, и пришибут за попытку дернуться.

– А что, если не найдут? – спросила она с какой-то отчаянной надеждой.

Драко вздохнул и прикрыл глаза.

– Панси, – позвал он.

– Что?

– Можно я задам тебе один вопрос? Дурацкий, сразу предупреждаю.

– Ну… можно, конечно.

– Только попробуй ответить, это важно. Хорошо?

– Да задавай уже, – удивилась она.

– Что бы ты хотела от жизни?

– В каком смысле?

– Ну, просто, вот у тебя есть жизнь. Тебе почти восемнадцать, все впереди. Что бы ты хотела в ней видеть?

– Хм, – Панси задумалась, уставившись в потолок. – Никаких Пожирателей Смерти. Никакой войны рядом со мной. Никакой чертовой помолвки непонятно с кем. Никаких…

– Стоп, – улыбнулся Драко и посмотрел на нее. – Я не спрашивал тебя, чего в этой твоей жизни нет. Я просил рассказать, что в ней есть. Подумай. Чем ты хотела бы заниматься? Как жить? Что делать?

Панси некоторое время молчала, а потом, покраснев, уставилась в пол.

– Ты будешь смеяться, – заявила она.

– Вот еще, – Драко выпрямился в кресле, глядя на нее. – Давай, это очень важно для меня.

– Ну… – она замялась и закрыла лицо руками. – Я не могу тебе сказать.

– Да почему? – Драко встал, подошел к ней и уселся на пол, глядя на нее снизу вверх. – Пожалуйста, Панси.

– А ты никому не скажешь?

Это было настолько по-детски и неожиданно, что он еле удержался от смеха.

– Панси. Милая моя. Следующая шутка? Я же задал серьезный вопрос.

– Ну… – она подняла голову и посмотрела ему в глаза. – Я встречаюсь… с одним человеком… В общем…

– Ты бы хотела быть с ним, – закончил он за нее и покачал головой. – Ты меня изумляешь.

– Я же говорила, что не стоит об этом, – грустно улыбнулась Панси.

– Глупая. Я… просто в жизни бы не подумал, что ты способна увлечься кем-то и…

– А я и не увлеклась, – заявила девушка. – Я его люблю.

Драко поперхнулся, вытаращив на нее глаза.

– Вот такие ужасы, – пожала она плечами. – Малфой, ты, кажется, забыл, как дышать?

Она наклонилась и заглянула ему в лицо. Драко через силу вдохнул.

– И… а… можно узнать, кто он? Я никому не скажу! – выпалил он, предотвращая ее вопрос.

– Джастин, – коротко сказала она. – Джастин Финч-Флетчли.

– Джас… О… Из Хаффлпаффа??? – Драко снова перестал дышать.

– Да, – пожала плечами Панси. – Он милый и добрый. И он заботится обо мне. Мне хорошо с ним. Черт, я оправдываюсь!

Драко на некоторое время застыл с распахнутыми глазами. Потом опустил голову на руки и попытался успокоиться.

– И давно ты с ним встречаешься? – спросил он.

– С сентября, – ответила Панси. – А что?

– И никто до сих пор не заметил??? – Драко снова уставился на нее. – Где же вы встречаетесь, тут же на каждом углу…

– В Хогсмите, – сказала девушка. – А вообще… по-разному. Но ты прав, рано или поздно мы бы все равно попались. Да нас уж сколько раз чуть не застукали, просто никому в голову не приходит, что старосты Слизерина и Хаффлпаффа способны находиться рядом не только по делу.

Драко прикрыл глаза и замолчал. Вот тебе и ответ, Малфой. Панси влюблена в хаффлпаффца, а сам ты связался с гриффиндорцем. Да еще с кем – с Поттером. Мир перевернулся с ног на голову… Или, наоборот, почему-то вдруг вернулся в нормальное состояние.

Он улыбнулся и посмотрел на нее. Она с вызовом ответила на взгляд, скрестив руки на груди.

– А еще я хочу заниматься административной работой, – отчеканила она, улыбаясь. – Мне нравится быть старостой. Нравятся мои обязанности. Вот ты, например, их не выносишь, просто цепляешься за власть, которая, кстати, тебе и не нужна по большому счету. А я получаю удовольствие, организовывая что-то и решая всякие проблемы. Я могла бы быть хорошим администратором.

Драко потрясенно молчал, слушая ее.

– А еще я хочу возвращаться домой, где все разговаривают вполголоса. Просто потому, что не обязательно орать. Хочу двоих детей и доброго, ласкового мужа, который будет уметь гасить мои истерики и отглаживать меня после тяжелого дня. И, да – я хочу сама зарабатывать деньги и гордиться тем, что всего, что у меня есть, я добилась сама. С этого места можешь начинать презирать меня, Малфой, но лучше тебе делать это молча, потому что я тебя пришибу, если ты попробуешь проехаться по моим желаниям. Раз уж сам вынудил меня заговорить о них.

Драко протестующе взмахнул руками.

– Да не собираюсь я на тебя наезжать, – возмутился он. – Я просто удивлен, что ты все это так быстро выложила, словно…

– Словно я думала об этом? Драко, конечно, я об этом думала. Это же моя жизнь. И, хотя, скорее всего, мне не удастся прожить ее так, как я хочу, и придется всю дорогу ломать из себя манерную куклу, никто не может запретить мне этого хотеть.

– Ты действительно очень сильная, – помолчав, сказал Драко.

– Что значит «действительно»?

– Просто… Один человек так про тебя сказал.

– Кто?

– А… – вздохнул Драко. – Не хочу огорошивать тебя ответным признанием.

– Да я и не рассчитывала, что ты доверяешь кому-то настолько, чтобы что-то о себе рассказывать, – спокойно пожала плечами Панси, снова беря чашку и поднося ее к губам.

Драко, опустив глаза, подумал, что все-таки он совершенно ее не знает. Хотя они и провели рядом друг с другом столько лет.

– Я все равно убегу, – заявила Панси, глядя в огонь. – Вне зависимости от того, что выберешь ты. По крайней мере, я хочу попытаться.

– Они убьют тебя, глупая, – мягко сказал Драко. – И тебя, и его.

– Может быть, – вздохнула девушка. – Только я не хочу об этом думать. А не хочу – значит, и не буду. – Она хмыкнула и пожала плечами. – Может, этот чертов Поттер и впрямь избранный, а? Закончит школу и укокошит Темного Лорда. И все будут свободны. Вот было бы здорово, а, Малфой?

– Ты что, смеешься? – спросил Драко.

– Смеюсь, конечно, – горько улыбнулась Панси. – Тут, Драко, если не смеяться, уреветься можно. А реветь я, знаешь, немного того… устала. Решать надо, делать что-то, а не реветь.

– Слушай, почему ты в Гриффиндоре не оказалась? – помолчав, спросил Драко. – С такими принципами?

– Ну, наверное, когда проходило распределение, они такими и не были, – усмехнулась она. – Это все Джастин. Он изменил меня.

Она горько улыбнулась и посмотрела на Драко.

– Я благодарна ему за это. Даже если мы… действительно все умрем. Все равно. Мне кажется, я только сейчас стала нормальным человеком. Сама собой. Понимаешь?

Драко медленно кивнул, глядя на нее.

– А еще ты, – добавила она. – Ты очень мне помог. После того, что ты для меня сделал… Я поняла, что чудеса случаются. Но только тогда, когда кто-то специально побеспокоится о том, чтобы они случились.

– Панси? – помолчав, спросил Драко. – А что нужно мне, по-твоему? Если ты так уверенно заявляешь, что я не нуждаюсь во власти. В чем я тогда нуждаюсь?

– Ты? – девушка перевела на него удивленный взгляд. – Странно, что ты спрашиваешь. Зачем тебе это? Все эти разговоры сегодня…

– Просто ответь, пожалуйста, – перебил ее Драко. – Я хочу знать твое мнение. Что ты об этом думаешь.

– Да ты меня прибьешь, если я скажу.

– Вот еще. Ты же думала о своей жизни, так? Может, ты и о моей на досуге успела подумать?

Панси вздохнула и посмотрела на него с непонятной тоской.

– Тебе просто нужно, чтобы кто-то тебя отогрел, Драко, – сказала она. – Кто-то, в ком будет достаточно тепла, чтобы разморозить… тебя. Но, боюсь, в Малфой-Меноре тебе этого не дождаться ни при каких обстоятельствах.

Драко опустил глаза. Он ожидал любого ответа… но не этого.

– Не злись, – сказала Панси, протягивая руку и беря его за плечо. – Ты же сам спросил, это просто слова. Ты вовсе не выглядишь человеком, которому это необходимо. Просто… просто сейчас мне так кажется. Ты такой замкнутый, ни одна девушка так и не смогла к тебе пробиться. Раньше я тоже была… замкнутой. Поэтому теперь и думаю, что… что Слизерин – это тоже крайность. Эта наша отгороженность, помешанность на чистокровности. Понимаешь меня?

Он кивнул, не поднимая головы. Почему-то вдруг невыносимо захотелось остаться одному. Он уже пожалел, что затеял этот разговор.

– Я пойду, Драко, – вздохнула она, вставая. – Прости, если обидела.

– Ты не обидела, – прошептал он. – Наоборот… Спасибо. Будет, над чем подумать…

Панси грустно улыбнулась и направилась к выходу.

– Тебе спасибо, что поговорил со мной, – сказала она уже от двери. – Что понял. Мне правда стало легче… от того, что теперь еще кто-то знает. Надоело все время врать.

Она тихонько вышла и прикрыла за собой дверь.

Драко сидел, глядя, как пламя в камине пожирает само себя, и думал о том, что ни за что в жизни, даже под угрозой Круцио, не смог бы сейчас сформулировать, что же он чувствует.

В его голове ревел шторм.





Глава 6. Ночь.

Драко сидел на подоконнике дуэльного зала и усиленно убеждал сам себя в том, что смотрит в окно. Поттер опаздывал, и меньше всего хотелось думать, что с этой ходячей неприятностью могло снова что-то случиться.

С другой стороны – ну, что за поводы для волнений? Да, обычно Поттер всегда приходил на тренировки раньше. И сидел на этом подоконнике сам, ожидая, пока Малфой соизволит осчастливить его своим присутствием. Но могло же рано или поздно сложиться и по-другому? Совершенно это не означает, что с ним что-то произошло. В конце концов, это чудо могло проспать, засидеться в библиотеке, заболтаться с кем-нибудь – или просто забыть посмотреть на часы.

Драко закрыл глаза. Он перегибает палку. Поттер ни за что не забыл бы про встречу. Просто его что-то задержало. Придет, никуда не денется. Или пришлет сову с объяснениями позже.

Желание встать и разнести до основания Гриффиндорскую башню вместе с ее жильцами и их дурацкими паролями на входах становилось все более отчетливым.

Драко глубоко вздохнул и снова уставился в окно. Где все-таки носит этого несносного мальчишку?

С самого утра слизеринец был как на иголках. Он ясно понимал, что с ним что-то происходит, хотя и не мог сказать, что именно. Он нервничал. Он был рассеян. Он не находил себе места. Он замирал посреди разговора, увидев какой-нибудь завиток у факела на ближайшей стене, и задумывался, почему не замечал его раньше, забыв о собеседнике. За обедом его осенила какая-то мысль, которой, как он подумал, стоило поделиться с Поттером, и Панси едва успела ухватить его за рукав и насильно вернуть за стол, когда он встал и попытался спокойно направиться к скопищу гриффиндорцев.

– С ума сошел? – холодно прошипела она, до синяков стискивая его руку.

Драко в ответ рассеянно посмотрел на нее, недоумевая, что он попытался сделать не так. Потом до него дошло.

– Не сошел, – ответил он, садясь и потирая запястье. – Но ты права, по-моему, схожу.

Девушка одарила его уничижительным взглядом и вернулась к своей тарелке. Действительно, схожу, констатировал Драко. Весь вопрос в том, куда и почему.

С Поттером что-то было не так. Слизеринец заметил это еще за завтраком, хотя даже не смог бы внятно сформулировать, что именно. На Зельях гриффиндорец был еще более невнимателен и рассеян, чем обычно… если, конечно, Поттеру вообще есть куда расти в этом направлении. А на совместной со Слизерином Истории Магии просто подложил сумку под голову и дрых. Драко, в принципе, не стал бы удивляться, на лекциях профессора Биннса временами кто угодно дремал. Но чтоб вот так, не прячась и не тратя время на засыпания, лечь и отрубиться? Кстати, Уизли его еле растолкал по окончании урока.

И за обедом он выглядел не ахти. Опоздал, добрел до стола и сидел в прострации, как будто всю ночь не спал. Черт, может, он правда не спал? Мало ли, почему. Только что-то мешало согласиться с этой мыслью и махнуть на все рукой. Наверное, то, что обычно недосып выглядит не совсем так. Теперь вот еще и опаздывает…

Дверь, наконец, едва слышно скрипнула, и в зал вошел Гарри. Драко обернулся, подавив вздох облегчения.

– Привет, – устало улыбнулся гриффиндорец, усаживаясь рядом на подоконник.

– С тобой все в порядке? – подозрительно спросил Драко, оглядывая его.

– Ага, – кивнул Гарри и уставился в пол. – Или – не ага. День какой-то бесконечный.

– Ты хорошо спал?

Поттер фыркнул, отворачиваясь.

– А ты сам-то точно хорошо спал? С чего вдруг такая забота?

– Поттер, я серьезно спрашиваю, – Драко слез с подоконника и подошел вплотную, внимательно вглядываясь в его лицо. – Опять кошмары?

– Ну, кошмары, – отмахнулся Гарри. – Бывает.

– Рассказывай, – бросил Драко.

Гарри поднял на него недоуменный взгляд.

– Малфой, да что с тобой сегодня? Что мне теперь – каждый сон тебе рассказывать?

Драко скрипнул зубами, подавляя желание хорошенько встряхнуть его. А потом стукнуть обо что-нибудь головой.

– Потешь меня, Поттер, – ухмыльнулся он наконец. – Ну, очень хочется послушать, что снится великому Спасителю Человечества, неужели ты откажешь мне в такой безобидной просьбе?

Гарри усмехнулся, снял очки и потер глаза.

– Да ерунда всякая, Малфой, – буркнул он. – Снилось, что я горю заживо. Не где-то в конкретном месте, а просто… Просыпался тысячу раз, наверное, за ночь. Потом – только лягу, и опять все сначала. Черт знает что.

Драко замер. Услышав, что он чувствует, Гарри живо вернул очки на место и удивленно посмотрел на него.

В расширенных глазах Малфоя застыл страх пополам с тревогой. И горечь. Терпкий такой коктейль.

– Да перестань ты уже, – Гарри успокаивающе взял его за руку. – Ну, что тебе, кошмаров никогда не снилось, что ли? Это ж не самое страшное. Хуже, когда они наяву случаются.

Драко медленно кивнул.

– И шрам ноет весь день… – Гарри подавил зевок. – Слушай, давай тренировку отменим, а? А то я еле стены вижу, не то что…

Драко снова кивнул.

– Без проблем. К мадам Помфри не ходил?

– Зачем? – спросил Гарри. – Не настолько все плохо, чтобы зелье для Сна Без Сновидений клянчить.

– Понятно… – пробормотал Малфой и задумался. Потом поднял голову и сообщил: – Ты, кстати, и выглядишь не ахти. Не в смысле недосыпа. Больше ничего не болит?

Гарри ухмыльнулся и, снова сняв очки, подпер рукой голову.

– Малфой, – размеренно сказал он, разглядывая свои ботинки. – Я, в общем, и так верю, что моя персона тебе дорога. Хотя бы потому, что без нее тебе тренироваться будет не с кем. Но это не повод беспокоиться о ней настолько. Угомонись, хорошо?

Драко вздохнул сквозь зубы.

– Ты всегда такой вредный? – спросил он.

– Я полезный, – негромко ответил Гарри, не поднимая головы. – Я очень полезный. Человечество спасти вроде как могу, и вообще. У меня масса положительных качеств и ценных преимуществ. Поэтому, даже если в чем-то я и вредный, то это все равно хорошо. Это называется «изюминка».

Драко не удержался от улыбки.

– Ты точно заболел, – сказал он и взял его за подбородок, заставляя смотреть себе в глаза. – Поттер, а теперь ты перестаешь придуриваться и послушаешь меня, ладно?

– Ладно, – сказал Гарри, слепо щурясь. – Но ты уберешь руки, а то я не могу одновременно слушать и чувствовать, как меня разглядывают. Или дай хоть очки надеть.

Драко закатил глаза к потолку и демонстративно поднял ладони. Потом снова сел рядом с Гарри.

– Поттер, – помолчав, начал он. – Вспомни, с чего все начиналось. Вспомни ту ночь в башне. Тебя пытаются убить с завидной регулярностью, если ты об этом еще не забыл. Поэтому, пожалуйста, прекрати паясничать. Мне надо поговорить с тобой, серьезно.

Гарри вздохнул и прислонился к стене, скрестив руки на груди.

– Да слушаю я, Малфой, – криво улыбнулся он. – Просто устал сегодня до чертиков, вот и несу чушь. Извини, правда.

– Вот это меня и беспокоит, – сказал Драко. – То, что ты так устал, всего лишь не выспавшись.

Гарри закусил губу и прижался виском к стеклу, глядя в окно.

– Малфой, – прошептал он. – Если бы ты знал, какой вчера у меня был насыщенный денек, ты бы сделал на это скидку, честное слово. Сначала Люциус. Потом… ты. Потом еще и Гермиона с ее помолвкой…

– С ее ЧЕМ? – переспросил Драко, понизив голос.

– С помолвкой, – вздохнул Гарри. – Рон сделал ей предложение. Она согласилась. Помолвка назначена на июнь, все прыгают от счастья. Малфой, я рехнусь от них скоро, наверное. Чем надо думать вообще, чтобы соглашаться выйти замуж за Рона?

– Эй, а я-то думал, что Уизли тебе нравится, – сказал Драко, усмехаясь.

– Да не в этом дело. Понимаешь… Не любит она его. И не уважает даже. Но мы… они – друзья, она к нему очень привязана. Она боится, что ей придется хоронить и его тоже. Вот и соглашается. Как будто думает, что это может помочь ему выжить. Глупо же, да?

Гарри посмотрел на Драко. Тот сидел, внимательно разглядывая собственные руки.

– Глупо, – кивнул он. – Только я ее понимаю. Родовая защита – дело серьезное. Сильно не поможет, но хоть что-то… Вряд ли, конечно, она о ней знает, скорее так, по наитию…

Гарри помолчал, снова глядя в окно.

– Все равно. Она не любит его. Зачем тогда? Ну, хорошо, выживут они оба. А потом что, разводиться? Или так и жить, как пауки в банке?

– Опять ты о любви, Поттер, – хмыкнул Драко. – Брак и любовь – не совсем одинаковые вещи. Я бы даже сказал, совершенно разные. Брак создается с тем, кто тебе нужен. А любишь того, к кому тянет. Понимаешь разницу?

– Понимаю, – хмуро ответил Гарри. – А еще понимаю, что это бывает и вместе. И только тогда и надо… жениться. Я так думаю.

– Ты что, знаешь такие семьи? – Драко насмешливо приподнял бровь.

– Знаю, – с вызовом посмотрел на него Гарри. – Родители Рона, например. Ты просто не был никогда у них… поэтому и споришь. Там тепло, понимаешь? Тетя Молли… она все время ругается. Верещит даже, я бы сказал. У нее рассеянный, вечно занятый муж, семеро детей и постоянная нехватка денег. Причем, двое из ее детей – это Фред и Джордж, которых, по-моему, и одних достаточно, чтобы с ума сойти. Но у них все равно тепло. Это чувствуешь. Там – как дома.

Драко надолго замолчал, снова вернувшись к созерцанию своих пальцев.

– Даже мне, – добавил Гарри. – Это, наверное, единственное место, где я себя так чувствовал. Кроме Хогвартса, конечно. Поэтому я и не хочу… чтобы у Рона было по-другому. Понимаешь?

Драко вздохнул.

– Не знаю, – сказал он наконец. – Могу только на слово поверить. Я действительно у них не был. Я вообще не видел таких семей… как ты говоришь. Но от Грэйнджер ты лучше все равно отстань. Это просто совет.

Гарри рассеянно кивнул.

– Отстану, – пожал он плечами. – В конце концов, я уже вряд ли могу называть их друзьями. Но мне до сих пор больно, когда они начинают делать глупости. Тем более… такие.

– Такие серьезные?

– Угу… Малфой, ты, вроде, что-то хотел мне сказать? Мы отвлеклись, – Гарри снова потер лоб ладонью.

– Я хотел сказать, что, если я один раз поймал тебя за шиворот, когда ты почти летел с башни, то это не значит, что я горю желанием еще раз увидеть, как ты пытаешься это сделать. Поттер, способов предостаточно. Стихийных магов в Хогвартсе в этом году – тоже. Повырастали детки в таком… дерьме, что сами в чудовищ попревращались. Это дает обалденные возможности добраться до тебя… одному нашему общему знакомому. Поэтому, если тебе снятся стихийные сны, будь человеком, не строй из себя полного придурка и не делай вид, что это обычный кошмар.

Гарри некоторое время молчал.

– А это не мог быть, и правда, обычный кошмар? – спросил он наконец. – Что, мне теперь, любых снов бояться?

– Мог, – вздохнул Драко. – Но я предпочитаю думать, что нет. Видишь ли… мне не нравится, как ты выглядишь, ты уж извини. Тебя сегодня как будто изнутри что-то заживо ест. Да и я сам… тоже не совсем в себе с самого утра.

– И что? Ты можешь определить, что именно они пытаются сделать? И вообще, почему огонь тогда снится? Это, значит, уже не через тебя?...

– Все, Поттер очухался, посыпались вопросы, – поморщился Драко. – Не части, я половину даже понять не успеваю, не то, что ответить.

– Да без проблем, могу вообще молчать, – хмыкнул Гарри, отворачиваясь.

Драко помолчал, подбирая слова.

– Может, и не через меня, – сказал он, наконец. – Может – через кого угодно. Я здесь только земных магов не видел, все остальные, вроде, имеются. В любом случае, через кого бы это ни было, и что бы это ни было, это не шутки, Поттер. Стихийные маги работают, воздействуя на психику. При большом желании можно запросто свести тебя с ума, превратить в овощ… или так сдвинуть тебе крышу, что ты опять с башни прыгать полезешь.

– Малфой, а обязательно через кого-то воздействовать? – спросил Гарри.

– Нет, – после долгой паузы прошептал Драко. – Но и напрямую – тоже не обязательно.

– Ты все ритуалы знаешь? Сможешь распознать, если…

– Не все, – перебил Драко. – Проще говоря, вообще никаких почти не знаю. Единицы. Так что, не рассчитывай особенно на то, что от меня в этом смысле есть толк.

– Почему? – удивился Гарри. – Это же ты у нас стихийный маг. Я думал, тебе интересно знать о себе и своих возможностях как можно больше.

– Мне, может, и интересно, – устало вздохнул Драко. – Только информации ноль. Открытой, я имею в виду. Что-то Снейп рассказывал, что-то я вычитал… кое-где. Что-то услышал случайно. Но этого все равно слишком мало, чтобы претендовать на всеобъемность.

– А Снейп? Может, он знает больше? Давай, ты его спросишь.

– Он-то, может, и знает, – пожал плечами Драко. – Только не хочу я к нему идти. Не скажет он ни черта все равно.

– Почему?

– Поттер, я скоро начну жалеть, что тебя расшевелил, – покосился на него Драко. – От твоих бесконечных «почему» и самому рехнуться недолго.

Гарри фыркнул и отвернулся в окно.

– Потому что – не захочет, чтобы я ввязывался, – медленно сказал Драко. – Это… это опасно. Для меня. Встревать. Любые контакты со стихией опасны. С ритуалами. Он же за меня отвечает, Поттер. К тому же, он слизеринец. Для нас важнее всего – выжить самому, потом – помочь выжить своим, и уж совсем потом – лезть грудью под палочки, чтобы помочь кому-то чужому. То есть, третья очередь вообще никогда не наступает, я бы сказал.

Гарри, не удержавшись, хмыкнул.

– Малфой, а ты-то тогда чего дергаешься? – спросил он, в упор глядя на Драко. – Если это для тебя опасно?

– Я же сказал – помочь выжить своим, – спокойно ответил тот. – Для меня ты – свой. Я для Снейпа – тоже свой. Но ты для него – нет. Поэтому и не жди, что он кинется тебе помогать.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю