332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Friction » Wet Dreams (ЛП) » Текст книги (страница 4)
Wet Dreams (ЛП)
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:45

Текст книги "Wet Dreams (ЛП)"


Автор книги: Friction






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 23 страниц)

«Месяц» – повторила Габриэль. Её голос был слегка хриплым от возбуждения, которое она с трудом могла подавлять. Во рту вдруг все пересохло, когда подруга склонилась, чтобы обнять её.

Поспешно отступив назад, девушка затараторила: «Я… эээ…как-то странно чувствую себя с утра. Наверное, спала в неудобной позе».

«Спина болит? Хочешь, быстро разомну плечи, чтобы мышцы успокоились?»

Габриэль скрестила руки на все ещё чувствительной груди: «Нет, спасибо… правда… не стоит… все в порядке».

«Хорошо» – повела плечом Зена – «Ну… береги себя».

Наблюдая за тем, как медленно удаляется подруга, Габриэль поймала себя на том, что её взгляд прикован к бедрам воина. Их нежное покачивание заставило барда вернуться назад, к своему сну.

Неожиданно по телу разлилось приятное тепло, когда она вспомнила, как дым, приняв облик пальцев, нежно ласкал её кожу. Пальцы… Какого это было испытать реальное прикосновение пальцев на своей груди? Если дым мог пробудить столь необычные ощущения, какое же тогда удовольствие могли вызвать пальцы и губы настоящего любовника? В животе все затрепетало. Сердце бешено застучало, подавая тревожный сигнал, заставляя понять, что её эротические фантазии начали просачиваться в реальную жизнь. Переведя дыхание, она закричала: «Зена!»

Темноволосая воительница обернулась: «Да?»

Габриэль замерла, смелость вновь покинула её: «Эээ… держись подальше от проблем, хорошо?»

Зена улыбнулась: «Ты тоже».



* * *

Увидев, как подруга исчезла за горизонтом, Габриэль почувствовала себя необъяснимо одиноко. Когда они в последний раз расставались с Зеной так надолго? Она даже не могла припомнить такого. Для неё было настолько естественным, сродни второй натуре, всегда ощущать рядом с собой воина.

Расправив плечи, девушка сделала глубокий вдох. А может это расставание как раз то, что ей нужно? Оно даст ей время разобраться, что же с ней происходит. Странные сны и проблемы с написанием новых историй… несомненно все признаки указывали на то, что ей нужно остановиться и тщательно пересмотреть свою жизнь.

«Доброе утро!»

Отвлеченная от мыслей звуком знакомого голоса, Габриэль подняла глаза и увидела мать, которая стояла на вершине холма. В руках женщины виднелась корзина с бельем.

«Привет, мам» – поспешив к ней, бард забрала корзину – «Давай, я возьму».

Гекуба одарила её благодарной улыбкой: «Спасибо, дорогая. Ты сегодня ранняя пташка».

«Мда» – вздохнула Габриэль – «Ты тоже».

«Я всегда рано встаю» – усмехнулась Гекуба – «Просто с твоей любовью к поздним пробуждениям у тебя никогда не было возможности увидеть это».

«Все меняется, наверное, и я изменилась. Зена не из тех, кто привык тратить время на сон».

«Она нормально собралась?»

Габриэль молча кивнула.

«Я ей не завидую. Кажется, дождь собирается, причем нешуточный» – Гекуба указала на темные тучи.

«О, Зену это меньше всего беспокоит. В поисках убежища ей нет равных».

«Я все равно не представляю, как вы умудряетесь все время спать под открытым небом».

«Знаешь, так спокойно слушать ночные звуки, смотреть на звезды».

«Наверное, с возрастом таких вещей уже не замечаешь» – нахмурилась Гекуба – «А что вы делаете в ненастье?»

«Это тоже вполне решаемо. Иногда останавливаемся на постоялых дворах, в гостиницах или у друзей. Поверь, в этом правда нет ничего…» – Габриэль замолчала, глядя на высокую женщину, приближающуюся к ним. Её поразил цвет волос незнакомки, они были серебристыми.

Гекуба тоже заметила её и приветливо помахала: «Похоже, все поспешили разделаться со стиркой, не дожидаясь дождя?»

Женщина подняла глаза к небу: «Можно не торопиться. У нас в распоряжении ещё три-четыре часа».

«Так ужасно, все эти нескончаемые дожди» – пожаловалась Гекуба – «Надеюсь, к свадьбе погода прояснится».

«Мне кажется, так и будет» – заверила её незнакомка.

«Это можно считать официальным пророчеством?»

«Мммм-мммм, пожалуй, что так» – она улыбнулась и продолжила путь, вниз по тропе – «Хорошего дня, дамы».

Габриэль с любопытство посмотрела ей вслед: «Кто это? Лицо какое-то знакомое».

«Прости, дорогая, я вас не представила. Азия недавно в нашем городе. Она приехала всего пару дней назад из Амфиполиса. Кстати она снимает домик у твоей тети Рины».

Габриэль, которая, обычно славилась умением запоминать лица людей, недоуменно пожала плечами, так и не сумев вспомнить незнакомку: «Может быть, я её там и видела, в Амфиполисе».

«Возможно, впрочем, как и в любом другом месте. Подобно вам с Зеной, Азия постоянно в дороге».

«А откуда она вообще?»

«Это мне не известно. Такое ощущение, что она побывала везде. Тебе будет интересно пообщаться с ней. У неё в запасе немало увлекательных историй».

«Она бард?»

«Нет, прорицательница. Рина уверяет, что у неё настоящий дар, что она может заглянуть в человеческую душу и рассказать о его будущем».

Габриэль скептически закатила глаза: «Ты ведь знаешь тетю Рину, с её любовью к преувеличению».

Гекуба пожала плечами: «Ну, не знаю. Я вот слышала, что она помогла нашему соседу найти воду, чтобы вырыть новый колодец. Она с первой попытки указала ему нужное место, представляешь? Причем не использовала никаких амулетов… просто закрыла глаза и подошла к тому месту».

Зная, как могли перевираться подобные рассказы, переходя из одних уст в другие, бард с сомнением покачала головой: «Уверена, это далеко не вся история».

«Возможно. Но она предсказывала и многие другие вещи».

«Например?»

«Она сказала, что ты приедешь на свадьбу Лилы. И именно так все и случилось».

Глаза барда удивленно расширились. Как эта женщина могла узнать о её прибытии? Ведь она не обсуждала свое решение ни с кем, кроме Зены.

«В любом случае Рина убеждена, что она наделена большими способностями» – чуть помедлив, продолжила Гекуба – «Кстати говоря о твоей тете, думаю тебе нужно обязательно навестить её, пока ты здесь. Она постоянно спрашивает о тебе».

Габриэль машинально кивнула в ответ. Её мысли были заняты странной женщиной.


Глава 4

 Зена в нерешительности остановилась перед входом в таверну матери. Возвращение домой всегда сопровождалось для неё какой-то неловкостью, а без Габриэль все казалось ещё труднее.

По мнению барда, Зена и её мать были слишком похожи, обе независимые, бескомпромиссные и прямолинейные. Может, подруга была права? Как бы то ни было, воительница опасалась того приема, который могла получить, будучи лишена спокойствия и невозмутимости Габриэль. У барда словно был талант располагать к себе людей, с ней все казалось гораздо проще. Ей было свойственно видеть только лучшее, начинать каждый новый день так, будто прошлого не существовало или оно не имело значения. Но прошлое Зены было не просто забыть. И оно было слишком значимым. Поэтому отсутствие подруги весьма болезненно сказалось на воине, поколебав её уверенность в себе.

Сделав глубокий вдох, она все же открыла дверь и вошла внутрь.

Знакомый вид матери за барной стойкой хлынул волной воспоминаний о детстве. На секунду показалось, что ничего не изменилось,… словно на мгновение время в таверне застыло. Но, приглядевшись получше, она заметила седые пряди в волосах Сирены, которые тут же развенчали иллюзию, обнажив правду.

Она стояла абсолютно недвижимо, готовя себя к возможной реакции матери, и была в душе удивлена, когда та подняла глаза и тепло улыбнулась ей.

Быстро скинув с себя фартук, Сирена поспешила к дочери.

Воительница смущенно сжалась в её объятиях.

Сирена отодвинулась: «Зена, я так рада тебя видеть!»

«Я тоже».

Заглянув через плечо дочери, женщина взглядом скользнула по двери, ожидая увидеть там барда: «На этот раз одна?» – спросила она.

Зена кивнула: «Габриель решила немного погостить у родных, в Потейдии».

«Тоже правильно» – Сирена посмотрела на пустые руки дочери – «А где твои вещи?»

«Я оставила их в конюшне. Решила, что у тебя вряд ли найдется свободная комната для меня».

«Чепуха! Я приберегла для тебя одну».

«Приберегла для меня?» – удивленно переспросила Зена.

«Да. Мимо проезжала одна женщина, она мне сообщила, что ты скоро приедешь».

Воительница нахмурилась: «Что ещё за женщина?»

«Очень милая. Остановилась у нас на несколько дней. У неё настоящий дар, она все видит» – Сирена сказала это так уверено, словно речь шла об истине, не требующей доказательств – «Она-то мне и сказала, чтобы я ждала тебя в гости».

Воительница скептически закатила глаза: «Мама, люди не могут заглядывать в будущее».

«Если это правда, то как ты объяснишь её предсказание о твоем визите?»

«Возможно простое стечение обстоятельств» – пожала плечами Зена.

«Не думаю. Ей были известны и многие другие вещи».

Зена с сомнением покачала головой.

«Точно тебе говорю» – настаивала Сирена – «Мне стоило только раз взглянуть на неё, чтобы понять, что у неё дар… наверное дело в глазах».

«А что у неё с глазами?» – поинтересовалась Зена.

«Они у неё серые, но настолько бледные, что кажутся совершенно бесцветными. Никогда не встречала подобных».

Воительница напряглась. Описание матери напомнило ей странную встречу с обладательницей серебристых волос, которая заговорила с ней в таверне – «Как её звали?»

«Ммм» – Сирена задумалась – «Не могу вспомнить».

«А как она выглядела?»

«Молодая… высокая… стройная… длинные серебристые волосы. Довольно привлекательная».

«Я встречалась с ней. Наши пути пересеклись в Афинах. Должно быть, там она и услышала про наши планы» – довольная тем, что все-таки сумела найти объяснение, Зена села возле барной стойки – «Видишь? Вот тебе и разгадка».

Сирена потрясла головой: «Не уверена… она говорила людям о том, что просто не могла знать, помогала найти утерянные вещи, предсказывала события».

«Дешевый трюк, больше ничего».

«Ни за что не поверю. Она была такой искренней».

«Именно в это и заставляют верить люди, подобные ей. Позволь я угадаю, она брала плату за своё чудесное видение, так?»

«Ну, да, она зарабатывает этим на жизнь».

«Кто бы сомневался» – бровь воительницы поползла вверх – «Надеюсь, с тебя она не взяла денег?»

«Разумеется, нет» – Сирена тут же подумала о бесплатном ужине, которым угостила незнакомку, но быстро прогнала от себя эту мысль – «Ну, довольно о ней! Что привело тебя домой?»

Вопрос матери как нельзя лучше характеризовал их отношения. В отличие от большинства родителей, для Сирены появление дочери не было привычным делом – «Я… эээ… я подумала, что смогу немного помочь тебе с ремонтом, пока Габриэль навещает родных».

«Очень мило с твоей стороны. Лишняя пара рук никогда не будет лишней, тем более в это время года» – Сирена улыбнулась и прошла за стойку – «Должно быть ты проголодалась с дороги. Принести тебе что-нибудь перекусить?»

«Нет, спасибо».

Приглядевшись как следует к дочери, Сирена нахмурилась: «Дорогая, ты кажешься такой усталой. С тобой все в порядке?»

«Да, все хорошо. Просто ехала всю ночь, чтобы скорее добраться сюда, не волнуйся».

«Ну, поскольку ты уже здесь, можешь отдохнуть. Как долго планируешь пробыть у нас?»

«Мы договорились встретиться с Габриэль через месяц».

«Тогда у нас впереди масса времени».

Не зная, о чем говорить, Зена нервно поерзала на стуле: «А где Торис?»

«Отправился к дяде Сету, помогает ему с урожаем» – Сирена нагнулась к воину и понизила голос – «Большая новость – он обзавелся подружкой. Похоже, все серьезно».

Воительница улыбнулась: «Очередная?»

Сирена указала на девушку, работающую на кухне, и заговорчески прошептала: «Наша новая официантка. Очень миленькая».

Зена бросила оценивающий взгляд на молодую женщину.

Выйдя из-за стойки, Сирена поманила её за собой: «Пойдем, я вас познакомлю».

Блондинка подняла глаза, заметив, что в кухню кто-то вошел.

«Мара, это моя дочь, Зена».

Тепло улыбнувшись, девушка протянула руку: «Я очень много слышала о тебе. Торис без умолку рассказывает про то, какими вы были в детстве. Рада, наконец, познакомиться».

«Мне тоже очень приятно» – вежливо пожала ей руку Зена, продолжая попутно разглядывать новую пассию брата. И пускай девушка была, по крайней мере, на голову ниже Ториса, тем не менее, она показалась воину весьма привлекательной. Несомненно, он не потерял вкус к хорошеньким женщинам – «А теперь прошу меня извинить, хочу перенести свои вещи» – Зена повернулась к матери, вновь ощущая прежнюю неловкость – «Какую комнату ты мне выделила?»

«Твою старую, дорогая. Она как раз между моей и комнатой Мары, в конце коридора»



* * *

Габриэль нервно расхаживала по комнате сестры: «Лила, я не знаю, мне это не нравится».

«Теперь уже поздно отказываться. Мы обо всем договорились. Грэхем и Лиам будут здесь с минуту на минуту».

Бард посмотрела на свою довольно изношенную юбку: «Но что мне надеть? У меня ничего нет».

«Не беспокойся. У меня есть кое-что в запасе, думаю, тебе подойдет» – открыв шкаф, Лила выудила оттуда два платья и бросила их на кровать – «Ну, что скажешь?»

Габриэль осторожно притронулась к мягкой ткани: «Они очень красивы. Но я…»

«… да, белое будет смотреться на тебе великолепно!» – воскликнула Лила – «Давай, примерь, а я спущусь и встречу ребят».

Габриэль неохотно кивнула. Её охватил непонятный страх, когда она услышала звук захлопнувшейся двери. Метнув взгляд на платье, бард покачала головой. Оно казалось таким легкомысленным и непрактичным, представляя полную противоположность тому, к чему она уже успела привыкнуть. Расстроенная, девушка с тяжелым вздохом плюхнулась на кровать. Как только она позволила втянуть себя в это? Ей отчаянно хотелось найти причину, чтобы не идти на танцы, но словно нарочно ни одной не шло на ум. Габриэль опустила руки, смиряясь с неизбежным. Теперь уже было поздно менять свое решение. Поднявшись, она быстро сняла одежду и натянула на себя платье, выбрав по совету сестры белое. Подобрав подходящие по цвету сандалии, она завязала их и, ещё раз глубоко вздохнув, повернулась к зеркалу.

Её поразило то, что она там увидела. Такого перевоплощения бард не ожидала. Одетая в прекрасное белое платье она казалась совершенно другим человеком. Время, проведенное на дорогах, подарило ей хорошо сложенную, отточенную фигуру. Она осторожно провела рукой по округлости грудей и медленно повернулась боком, чтобы получше рассмотреть себя. При повороте ткань слегка приподнялась и мягко опустилась, словно лаская её. Габриэль почувствовала, как побежали мурашки. Она прикрыла глаза и улыбнулась. Может, это была не такая уж и плохая идея.

Заслышав шум голосов, Габриэль оглянулась на дверь. Они пришли. Расправив плечи, бард сделала глубокий вдох и попыталась успокоить нервы.

Когда она вошла в комнату, мужчины торопливо встали.

«Лиам, это моя сестра, Габриель».

Молодой кавалер стоял, открыв рот, не веря своей удаче: «Лила не соврала. Ты действительно очень красива».

На щеках барда появился легкий румянец: «Очень мило, что ты согласился сопровождать меня в последний момент».

«С удовольствием. Уверен, мне будут все завидовать».

Геродот улыбнулся и подошел к ней, приобняв дочь за плечи.

Габриэль сжалась, почему-то скованная гордостью, которой светились глаза отца.

«Так» – объявила Лила – «На пора».

Грэхем кивнул и повернулся к Геродоту: «Мы проводим их домой сразу же после танцев».

Геродот легонько сжал плечи барда, продолжая радостно улыбаться: «Не спешите, это совсем не к чему. Я ведь знаю, что они в надежных руках».

Гекуба поспешно чмокнула каждую из дочерей в щеку: «Хорошо провести вам время, мои дорогие».

Габриэль кивнула и взяла Лиама под руку, стараясь не показать, как взволнованна она была на самом деле.

Они вышли из дома и растворились в ночи.



* * *

Зал был наполнен музыкой и оживленной болтовней.

Лиам галантно провел свою спутницу сквозь толпу и усадил за пустой столик, предварительно пододвинув стул: «Принести тебе, что-нибудь выпить?»

Ощущая ужасную сухость во рту от напряжения, Габриэль быстро ухватилась за предложение: «Да, пожалуйста».

«А тебе, Лила?» – вторил другу Грэхем.

«Можно».

После того, как юноши удалились, Лила нетерпеливо набросилась на сестру: «Ну, как тебе Лиам?»

«Ну… ээээ… он очень вежливый».

Лила расхохоталась: «И отлично смотрится… блондин… с голубыми глазами. Что ещё тебе нужно?» – мечтательно протянула она – «А теперь скажи, разве ты не рада, что пошла?»

Бард вымученно кивнула, наблюдая за приближением своего кавалера.

«А вот и я» – он протянул ей напиток и сел рядом, справа от барда.

«Спасибо».

Лиам улыбнулся: «Грэхем сказал, ты приехала на свадьбу?»

«Да».

«А где ты живешь?»

Она пожала плечами: «Вообще-то нигде конкретно».

«Как это?»

«Я – бард» – пояснила Габриэль.

Мужчина помедлил с ответом, сделав глоток: «Необычное увлечение».

Габриэль весело улыбнулась: «Ну, я бы не стала применять к нему подобный эпитет. Главное, его нельзя назвать скучным, это уж точно».

«Так значит ты поэт?»

«Нет. На самом деле я пишу истории о приключениях».

«Приключениях?» – усомнился мужчина – «Как женщина может писать о приключениях? Откуда ты берешь свои идеи?»

«В основном из опыта собственных путешествий по стране».

Лиам нахмурился, размышляя о непристойности подобного поведения. Он не мог представить, как молодая женщина может путешествовать без сопровождения: «А это… это не опасно… ты все-таки женщина и одна на дороге…»

«О, я не одна. Я путешествую с воином».

«Женщиной-воином» – поспешно добавила за неё Лила.

Лиам нервно сглотнул: «Понятно».

«Я странствую с Зеной, Королевой Воинов. Ты слышал о ней?»

«Разумеется» – хмурость мужчины стала ещё более очевидной, он метнул неодобрительный взгляд в сторону Грэхема – «Мне казалось, она была военноначальником, говорят даже, завоевателем».

«Нет, уже нет» – заверила его Габриэль.

Грэхем повернулся к другу: «Она исправилась. Теперь даже почитается за героя».

«Они обе, и Зена, и Габриель» – воодушевленно закивала Лила.

Заметив неловкость, испытываемую её новым знакомым, Габриэль попыталась сменить тему: «Лиам, расскажи лучше про себя. Ты работаешь на земле?»

Он закатил глаза и жестом указал на свою одежду: «Я что, по-твоему, похож на крестьянина?»

Габриэль смущенно перевела взгляд на сестру.

«Отец Лиама – весьма преуспевающий торговец» – поведала ей Лила.

«О» – испугавшись, что задела его своими словами, Габриэль постаралась сгладить ситуацию – «Должно быть, интересно постоянно общаться с новыми людьми».

Лиам расхохотался: «Для этого у меня есть работники отца. Я никогда не занимаюсь обслуживанием клиентов лично».

«Ясно. Значит, ездишь и выбираешь товары, которые вы в последствии продаете?»

Он нахмурился и покачала головой: «Нет, я не привык марать об это руки. Я решаю все финансовые вопросы».

Не желая больше наступать на одни и те же грабли и ставить себя в глупое положение, Габриэль предпочла промолчать.

Лила поспешила вмешаться: «Ребята, мне казалось, вы пригласили нас на танцы? Так чего же мы ждем?»

«По-моему, давно пора» – поддержал её Грэхем.

«Что скажешь, Габриэль?» – вежливо поинтересовался её ухажер – «Потанцуем?»

Более чем готовая как-то замять неудачный разговор, она с радостью ухватилась за предложение: «Да, конечно» – вскочив со стула, девушка случайно задела бокал, опрокинув его на своего кавалера – «Проклятье! Я…»

Она остановилась на полуслове, заметив вытянутое от удивления лицо Лиама, который был явно шокирован вырвавшимися из её уст ругательствами: «Я… я… я сожалению» – смущенно извинилась она – «Я завтра же выстираю твои брюки, не останется ни одного пятна, вот увидишь».

Ожесточенно растирая намокшее место салфеткой, Лиам сокрушенно вздохнул: «Ты шутишь? Они испорчены, их можно выкидывать!» – сделав глубокий вдох, он вымученно улыбнулся, стараясь казаться спокойным – «Ничего страшного. Одену другие».

Габриэль подавленно посмотрела на него и ещё раз извинилась: «Я такая неловкая. Прости, пожалуйста».

«Забудь» – скомкав салфетку, он швырнул её на стол – «Все это глупости. Пойдем танцевать».

Габриэль обрадовано кивнула, испытав облегчение. Она, однако, с волнением думала о том, сможет ли также отдаться танцу и раствориться в музыке, как это было с Зеной, когда они танцевали для Лилы.

Но стоило Лиаму вывести её в зал, как она тут же поняла, что танец с ним был совершенно иным. Не было той легкости, того головокружительного чувства свободы, которое она испытала с воином. И пока новоявленный ухажер кружил её по залу, все её мысли были о Зене. Она гадала, где была её подруга, чем она занималась. Отправилась ли она, как планировала в Амфиполис или была вынуждена отклониться от дороги, как частенько с ними случалось?

Лиам раздраженно закашлял.

Оторвавшись от своих мыслей, она подняла глаза.

«Извини, но ты ведешь».

Она смущенно покраснела: «Прости, наверное, задумалась».

Он пожал плечами и, снова взяв её за руку, закружил в танце вдоль зала.

Расстроенная очередной ошибкой, она попыталась сконцентрироваться на движениях, но повторять его шаги оказалось делом нелегким. Лиам был превосходным танцором, но что-то было не так, чего-то явно не хватало. В его руках не было той уверенности, которая была присуще воину. Его движения казались предсказуемыми, но не столь энергичными, как у Зены.

Она застонала про себя. Кого она пыталась обмануть? Проблема была не в нем, а в ней. Просто с воином она ощущала себя гораздо спокойнее. Зена могла заставить её поверить в то, что она способна практически на что угодно. А в объятиях этого мужчины, с которым её ничего не связывало и с которым у неё даже не было ничего общего, она чувствовала неловкость и дискомфорт. Магия танца была утеряна.

Внезапно Габриэль осознала, что они остановились и стоят на одном месте. Она удивленно подняла глаза.

«Ты снова ведешь» – нетерпеливо пояснил ей Лиам.

«Прости. Не знаю, что у меня сегодня с головой. Не возражаешь, если сделаем небольшой перерыв?»

«Давай» – кивнул он – «Все равно здесь слишком людно для меня».

Взяв барда под руку, мужчина отвел её обратно за столик, где они провели ещё какое-то время в тишине, ожидая возвращения Лилы и Грэхема.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю