332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Friction » Wet Dreams (ЛП) » Текст книги (страница 20)
Wet Dreams (ЛП)
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:45

Текст книги "Wet Dreams (ЛП)"


Автор книги: Friction






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 23 страниц)

Глава 21

 Надеясь, что сестры и отца дома не окажется, Габриэль осторожно приоткрыла дверь родительского дома.

Гекуба оставила горшок с супом и вышла из кухни, чтобы поприветствовать дочь: «Привет, дорогая».

Чмокнув мать в щеку, Габриэль положила на стол лоскутное одеяло.

«Что это?» – спросила Гекуба, с любопытством разглядывая красивую вещицу.

«Я сделала его в подарок Лиле и Грэхему».

«Какая замечательная идея!» – восторженно воскликнула Гекуба и тут же подхватила одеяло, решив перенести его в спальню – «Сейчас мы его расстелем, хочу как следует рассмотреть» – с любовью проведя рукой по пестрой поверхности, она одобрительно улыбнулась – «Очень красиво. Уверена, им понравится».

«Надеюсь».

«А я знаю, что так и будет. Оно великолепно! Отличная работа!» – похвалила она дочь.

«Спасибо».

«Хочешь, чтобы я спрятала его до свадьбы?»

«Да… эээ… спасибо» – Габриэль помедлила, не зная, как лучше сказать, что она не планирует оставаться.

Аккуратно сложив одеяло, Гекуба повернулась к барду: «Наверное спрячу в шкафу. И надо поспешить, Лила с Грэхемом должны прийти на обед с минуты на минуту» – женщина улыбнулась – «Я приготовила одно из твоих любимых блюд: овощной суп. Присоединишься к нам?».

Габриэль внутренне сжалась, прочтя в словах матери скрытый смысл: приглашение относилось только к ней… и никак не к Зене. Бард упрямо качнула головой. Эта фраза напомнила ей категоричное осуждение отца, что лишний раз убедило её в своем решение покинуть деревню: «Спасибо, но я обедаю с Зеной».

Заметив напряжение, сковавшее дочь, Гекуба печально вздохнула: «Габриель, я бы с удовольствием пригласила и её, но твой отец…»

«… верно» – оборвала её бард, которой меньше всего хотелось развивать эту тему.

«Попытайся понять. Он не знает, как справиться с этой ситуацией. Сейчас ему нужно кого-то обвинить. И ничего удивительного, что он спустил всех собак на Зену» – она замолчала, а затем торопливо добавила, нервно теребя подол фартука – «Дай ему время. До свадьбы Лилы ещё осталось несколько…»

«… вообще-то я не об этом хотела с тобой поговорить. Мам, мне кажется, будет лучше, если я не пойду. На рассвете мы отправимся в Амфиполис».

«Ты не останешься на свадьбу?»

«Нет».

«Я ещё раз поговорю с твоим отцом. Я…»

«… дело не только в нем» – снова прервала её Габриэль – «Я не хочу, чтобы Лила чувствовала себя неловко на своей свадьбе».

Гекуба помолчала, внимательно изучая дочь: «Тебя беспокоит спокойствие сестры или твое собственное?»

Сбитая с толку словами матери, Габриэль не нашлась, что ответить.

«Знаешь, если ты сама будешь стыдиться ваших отношений, люди ещё больше утвердятся во мнении, что тебе есть чего стыдиться».

«Это неправда!» – воскликнула Габриэль, её затрясло от злости – «Я думала о Лиле, была уверена, что ей так будет лучше… что всем так будет лучше» – бард активно жестикулировала руками, не в силах удержать нахлынувшие эмоции – «Ты не представляешь, какого нам приходится… как трудно будет Зене пойти, зная, как к ней все относятся… невыносимо трудно мне… наблюдать, какой гордостью светятся глаза моих родителей, когда они планируют свадьбу сестры, с какой радостью они принимают в свою семью Грэхема, и в то же время отец не хочет пускать на порог Зену. Так не должно быть! Наша любовь ничем не хуже, чем их! Она может быть даже более ценная, учитывая, какие жертвы нам обеим приходится делать, чтобы быть вместе».

«Тогда докажи это!» – с вызовом произнесла Гекуба – «Это лишь начало того длинного пути, который вам обеим суждено пройти, так может быть пора самим свыкнуться с этим».

Габриэль обиженно отвернулась.

Гекуба смягчила тон: «Я знаю, что это несправедливо, но если тебе нужно уважение других, его нужно заслужить… и да, вам это сделать будет тяжелее, чем любому из нас. Но такова жизнь» – она мягко сжала плечо дочери – «Мое сердце с тобой, милая. Но этого недостаточно, чтобы разрешить ситуацию, точно также как сбежать, поджав хвост».

Габриэль отошла от матери, разорвав контакт.

Но Гекуба не думала сдаваться: «Всегда борись за то, во что веришь. Ты нарушила традиции, не выйдя замуж, как сделали это девушки твоего возраста…научившись сражаться… странствовать с бывшим завоевателем. Так в чем же разница? Почему сейчас тебе так важно чье-то там одобрение?»

«Потому что у меня никогда его не было, пока я росла… я не получала его ни от кого из вас! Потому что я хочу, чтобы меня любили такой, какая я есть, точно так же как и всех остальных. Только представь, что бы ты чувствовала, доведись тебе скрывать ваши с отцом отношения?!»

«А мне не нужно представлять, какое-то время так и было» – возразила Гекуба – «Ни одна из наших семей не признала этот брак. Ушло много лет на то, чтобы наладить потом отношения с родными».

«Это разные вещи».

«Лишь потому, что на вашем пути будет больше людей, подвергших вас осуждению» – ответила Гекуба – «Милая, я понимаю тебя лучше, чем ты думаешь. Но если ты выбрала Зену, держи голову высоко и пусть все видят, что ты горда своим выбором. Говорю тебе это по собственному опыту» – она встретилась взглядом с бардом – «Ты вольна решать сама: бороться ли за то, чтобы сделать этот мир лучше, или зарыть голову в песок и не обращать внимания на несправедливость, которая тебя окружает».

«Все не так просто».

«Я знаю» – согласилась Гекуба – «Но ты уже начала, здесь, в своей семье. И я на твоей стороне. Ты убедила меня в том, что в ваших с Зеной отношениях нет ничего плохого. Я уверена, что у Лилы ты тоже получишь поддержку и понимание».

«Да, но только если пойду на свадьбу одна».

«Нет, я думаю, тебе нужно взять с собой Зену».

«Правда?»

«Конечно. И Лила со мной согласна».

«А как же отец?»

«Дай нам несколько дней» – Гекуба подмигнула дочери – «Женщины в этой семье могут быть очень убедительными».

Едва сдерживая слезы, Габриэль бросилась в объятия матери.

Гекуба с любовью погладила её по голове: «Главное не сдавайся».



* * *

Гекуба и Габриэль едва вошли в кухню, как на пороге показался Геродот. За ним следовали Лила и Грэхем.

Мужчина радостно улыбнулся при виде старшей дочери: «Как хорошо… вся семья в сборе, вот и пообедаем все вместе!»

«Боюсь, я не смогу остаться» – сдержанно ответила Габриэль – «Меня ждет Зена».

«Как хочешь» – пожал плечами Геродот, с лица которого тут же исчезла улыбка – «Если эта дикарка тебе дороже собственной семьи, дело твое».

В глазах барда вспыхнула злость: «Ты не имеешь никакого права говорить так о Зене. Я молчала, пока ты разглагольствовал на её счет, потому что понимала, как тебе трудно, и старалась уважать тебя, но моему терпению пришел конец. Какие бы там не были обстоятельства, ты никогда бы не позволил кому-то дурно отзываться о твоей жене» – теперь Габриэль была настроена твердо стоять на своем. – «Нравится тебе это или нет, но Зена моя спутница, та, с которой я хочу провести остаток своей жизни, и я не буду стоять в стороне и спокойно слушать, как ты поливаешь её грязью! Я понимаю, что ты не одобряешь наших отношений, но это не дает тебе никакого права быть жестоким… ни к ней, ни ко мне».

Закончив свою тираду, Габриэль на секунду замолчала, а потом, собравшись с духом, развернулась к Грэхему: «Мне жаль, что тебе пришлось все это выслушивать, но поскольку ты теперь тоже член семьи, ты должен знать, как обстоят дела».

Бард вышла из комнаты, не произнеся больше ни слова.

Геродот продолжал стоять, глядя ей в след. Рот мужчины был широко открыт от удивления, и он спохватился, лишь, когда раздался хлопок закрывающейся двери, ознаменовавший уход его старшей дочери.

Прочистив горло, Гекуба первая нарушила неловкую паузу: «Давайте сядем? Обед уже готов».

«Знаешь» – сказала Лила, принимая чашку с супом из рук матери – «Сдается мне, нам всем следовало бы пообедать с Зеной».

«Ты права» – согласилась Гекуба.

«Я уже говорил, что не потерплю эту женщину в своем доме!» – разъярился Геродот.

«Да, я помню» – кивнула Лила, опуская на стол свою ложку – «Поскольку это твой дом, думаю, и решения тут принимать тебе».

«Вот именно. Наконец-то, я слышу разумные слова» – заявил Геродот.

Лила улыбнулась: «Я рада, что ты разделяешь мое мнение на этот счет. Поскольку это моя свадьба, я решила пригласить на неё Зену».

Геродот с шумом поставил на стол кружку, расплескав её содержимое на скатерть: «Тогда ноги моей там не будет».

«Брось, пап, тебе придется там быть. Ты ведешь меня к алтарю».

Подбородок мужчины упрямо сжался.

Лила мягко накрыла его руку ладонью: «Прошу… неужели ты не сделаешь этого для меня? Не каждый день твоя дочь выходит замуж».

Геродот сердито потряс головой и посмотрел на Грэхема: «И ты с ней согласен? Ты, правда, хочешь видеть эту женщину на своей свадьбе?»

Грэхем пожал плечами в ответ: «Для Лилы это важно. К тому же я не имею ничего против Зены, она мне нравится. Она здорово помогла мне с работой, благодаря ей я смогу взять несколько отгулов после свадьбы. Она настоящая трудяга и не боится тяжелой работы».

Гекуба улыбнулась.

«А как она рисковала, спасая этих мальчишек на озере?» – вторила жениху Лила – «Вся деревня до сих пор только и говорит что об этом».

«Боюсь, что не только» – мрачно пробубнил Геродот.

«Такие слухи долго не продержатся» – отмахнулся Грэхем – «Появится новый повод, а вместе с ним и новые сплетни, вы же знаете, как у нас это обычно бывает».

«И ты с такой легкостью закрываешь глаза на все те ужасные вещи, которые совершила эта женщина?»

«Я не могу ничего сказать про её прошлое» – признался Грэхем – «Я не знаю, что из того, что о ней говорят, правда, а что нет. Но я верю, человек может измениться. И честно говоря, глядя на Зену, мне трудно поверить, что все эти слухи о ней так уж правдивы».

«Ну, так я тебе могу сказать, что это так!» – выпалил Геродот, раздражаясь все больше – «Да, и что ты вообще можешь знать? Ты дальше Потейдии никуда не ездил».

Гекуба выронила ложку и с укором посмотрела на мужа.

«Верно» – спокойно ответил Грэхем – «Я могу лишь сказать, что лично мне она ничего плохого не сделала, и мой опыт общения с Зеной был исключительно положительным. Она всегда относилась ко мне с уважением».

«Вы все со мной не согласны, да?!»

«Просто никто не делает из этого трагедии» – резко ответила Гекуба.

«Пап, ну, хватит уже. Неужели ты не можешь забыть об этом, хотя бы на время свадьбы?»

Оглядев собравшихся за столом родных, которые выжидающе смотрели на него, Геродот хмуро проронил: «Хорошо, я больше не скажу ни слова, но вы ещё вспомните меня, когда она испортит вам всю свадьбу».

Лила расплылась в радостной улыбке: «Спасибо, папочка».

«Но даже не надейся, что я буду общаться с ней» – проворчал он.

Гекуба быстро чмокнула его в щеку: «Ну, вот и ладненько».

«А вы что, хотите её и на празднование после свадьбы позвать?» – осторожно поинтересовался Геродот.

«Конечно» – как ни в чем не бывало ответил Грэхем – «К тому же её присутствие гарантирует нам, что все пройдет мирно. Не думаю, что кто-то отважится полезть в драку, зная её репутацию».

Геродот аж подпрыгнул на месте.

«Может, сменим тему?» – поспешно предложила Лила.

«Точно» – подхватил её идею Грэхем – «А вы знаете Розу, хозяйку таверны? Так вот она ищет людей, которые бы помогли ей сделать пристройку к дому. Габриэль и…» – он осекся, и торопливо добавил – «Они… эээ… уже там почти все организовали. Мы с Лилой сразу вызвались помочь. Слышал, Райдер с друзьями тоже там будут. Но думаю, парочка лишних рук им совсем не помешает, если вы, конечно, хотите помочь».

«Разумеется, какой может быть разговор» – с готовностью отозвалась Гекуба.

Геродот мрачно фыркнул, посмотрев на неё.

«Никогда не думала, что ты откажешься протянуть руку помощи соседям» – подчеркнула свое разочарование Гекуба – «Или твое отношение к подобным вещам тоже изменилось?»

Закатив глаза, Геродот повернулся к Грэхему. Он понял, что дальнейший спор просто не имеет смысла: «Я приду».

Гекуба тут же расцвела и с улыбкой потрепала плечо мужа: «Дорогой, скорее ешь суп, пока он не остыл».



* * *

Заслышав знакомые шаги, Зена подняла глаза и увидела на тропе барда: «Как дела?»

Габриэль неопределенно повела плечами: «Похоже, мама с Лилой хотят, чтобы мы были на свадьбе» – как-то неуверенно произнесла она.

«Но ты не рада?» – осторожно спросила Зена.

«Не знаю».

«Иди сюда» – позвала воительница, протянув барду руку – «Сядь и расскажи мне все по порядку».

Присев рядом с Зеной, Габриэль уставилась на огонь: «Мама считает, что я просто ищу повод к бегству. Я не знаю… может быть, она и права. Что тут отрицать, меня действительно пугает перспектива ловить на себе все эти осуждающие взгляды на свадьбе» – она посмотрела на возлюбленную – «Наверное, я просто трусиха, да?»

«Габриель, ты один из самых смелых людей, которых я знаю».

Бард с сомнением покачала головой: «Если бы это была свадьба твоего брата, ты бы не стала волноваться о том, что подумают о тебе другие».

«Если бы это была я» – сказала воительница, подмигнув барду – «Я бы подкинула им более интересную пищу для разговора. Но знаешь, меня никогда не тревожило, что думают обо мне другие».

«Хотелось бы мне быть похожей на тебя. Многое бы отдала, чтобы также просто относится к этому».

Заглянув в глаза своей спутнице, Зена взяла её руки в свои ладони: «Габриель, мы с тобой разные, но в этом нет ничего плохого» – начала она, стараясь придать голосом значимости своим словам – «Ты не можешь без общения. Я наблюдала за тем, как ты выступаешь. Ты словно оживаешь в эти моменты».

«Значит, все дело в этом… в необходимости получать одобрение… чью-то оценку?»

«В какой-то степени да».

«Но почему меня должно заботить мнение этих людей? Они ведь даже уже не часть моей жизни».

«Отчасти ты права, но, мне кажется, дело не только в этом. Ты относишься к тому типу людей, которые, видя несправедливость, стремятся во что бы то ни стало исправить её».

«Значит, ты думаешь, мне нужно пойти на свадьбу и противостоять им, да?»

«Я этого не говорила. Но я верю, что иногда стоит бросить вызов… заставить людей усомниться в их заблуждениях».

«Но почему это должна делать именно я?»

«Ты ничего не должна. Но в тебе слишком велика потребность помогать людям, и данная тема не исключение. Мне кажется, рано или поздно, но ты все равно придешь к этому» – Зена нежно коснулась щеки возлюбленной – «Не обязательно сейчас. Решать тебе».

Сжимаясь в тисках собственного страха, Габриэль избегала взгляда воина: «Я знаю, что это прозвучит глупо, но… в какой-то степени… мне просто необходимо… нравится им».

«Ты не можешь не нравится кому-то. Впервые повстречав тебя, я сопротивлялась как могла твоему обаянию, но оно слишком велико. И как бы мертва я не была изнутри, тебе удалось затронуть мою душу. Это твой особый дар… видеть в людях лучшее и заставлять их проявлять это. Я лишь надеюсь, что ты сможешь применить этот дар и к себе».

«И откуда только ты так много знаешь?»

Воительница пожала плечами, улыбнувшись: «Просто я путешествую с одной очень мудрой женщиной, которая преподала мне парочку отличных уроков».

«Мда?»

«Мммм. Когда я сказала, что никогда не смогу загладить свою вину и искупить грехи, она ответила, что, если я не прощу сама себя, люди тоже не сделают этого… что в конце концов это должно исходить именно от меня» – Зена поймала взгляд барда – «Помнишь тот день?»

Габриэль кивнула.

«Загляни в свое сердце, милая, и поступи так, как оно тебе подскажет».

Бард вздохнула: «Ты хоть представляешь, как сильно я тебя люблю?»

«Надеюсь, достаточно сильно, чтобы… поджарить для меня этого кролика» – игриво ответила ей Зена, указывая на тушку пойманного зверя.

Габриэль просто не смогла не улыбнуться: «О, да, думаю, на это силы моей любви хватит».


Глава 22

 Роза сновала по таверне, забитой до отказа народом. Она торопилась, как могла, но чувствовала, что не справляется с подобным потоком: «Тана, разыщи Эмму. Скажи, что мне нужна её помощь» – бросила она на лету младшей дочери и с тревогой глянула на распахнувшуюся дверь. С губ женщины сорвался разочарованный вздох, когда она увидела Райдера.

Он же мило улыбнулся, глядя на неё: «Что? Даже не поздороваешься?»

«Не видишь, я занята?» – сердито кинула она, поднимая поднос, уставленный кружками.

«Давай, я отнесу» – ответил Райдер, перенимая её ношу и не обращая внимания на слабые возражения – «Какой стол?»

«Вон та банда справа».

Разнеся напитки, мужчина быстро вернулся к стойке. В руке он сжимал новый заказ с соседнего столика.

«Спасибо, Райдер».

«Без проблем. А где Эмма? Почему она тебе не помогает?»

«Мы слегка повздорили с утра, с тех пор я её не видела» – огорченно произнесла хозяйка таверны, убирая посуду с недавно освободившегося стола. В этот момент к ней подбежала Тана.

«Мам, я не могу её найти».

«Ты смотрела в сарае?»

«Да».

«Ох, уж мне эта девчонка!» – всплеснула руками Роза – «Не знаю, что с ней делать».

«Может, убежала как обычно к озеру? Подуется, да вернется» – предположил Райдер.

«Неа» – решила поделиться своими сомнениями Тана, которая все это время тщательно растирала пятно на платье своей любимой куклы – «Она и вещи забрала».

Схватив дочку за руку, Роза резко развернула её к себе: «Что значит ‘забрала вещи’?»

«Ну, одежду и ещё там чего-то».

Роза с волнением посмотрела на окно: «Уже стемнело».

«Успокойся» – Райдер взял её за руку, чувствуя, как та дрожит – «Я уверен, она далеко не ушла».



* * *

Габриэль настолько погрузилась в свои мысли, что даже не заметила тени, крадущейся по лесу. Внезапно ощутив чужое присутствие, бард резко обернулась, держа перед собой шест: «Кто здесь?»

В лучах лунного света показалась маленькая фигурка.

«Эмма?»

Та застенчиво кивнула.

Приблизившись, Габриэль поняла, что девочка плакала: «Что случилось? Тебя кто-то обидел?»

«Н… нет» – дрожащим голосом ответила Эмма – «Я… я просто услышала шум. Так рада, что это ты, а то… я уже испугалась».

Приобняв девочку за плечи, бард подвела её к костру: «Присядь, милая. Зена ненадолго ушла, она скоро вернется».

«Зена здесь?!» – воскликнула Эмма, её живот тут же яростно отозвался, вторя своей хозяйке.

Габриэль улыбнулась: «Мммм, да, если хочешь, можешь составить нам компанию за ужином».

«Спасибо, я проголодалась!»

Порывшись в сумке, Габриэль вытащила оттуда яблоко и протянула его Эмме: «Поздновато как-то для прогулки?»

Увлеченно уплетая предложенный ей фрукт, девочка кивнула: «Ага, я из дома сбежала».

«Понятно» – протянула Габриэль, стараясь звучать как можно более убедительно, словно речь шла о чем-то совершенно обычном.

«Поругалась с мамой» – сообщила ей Эмма, сердито пнув лежащий рядом камень.

«Ну, мы все периодически ссоримся с родными. Но лучше говорить, что нас тревожит и не молчать, иначе не удастся выяснить, в чем проблема. Так что в этом нет ничего страшного».

«Я туда никогда не вернусь».

Бровь барда взлетела вверх: «’Никогда’ это очень долгий срок».

«Мне все равно».

«А как же мама и сестра? Они будут очень по тебе скучать».

«Не будут».

«Ни за что не поверю. Мама так тебя любит».

Эмма пожала плечами: «Она почти все время занята, ей не до меня. Она только и думает, что о своей таверне».

«Наверное, нелегко воспитывать одной двух дочерей».

Зена намеренно зашумела, выходя из-за кустов, чтобы не напугать своим появлением их юную гостью.

Девочка все равно вскочила, выпучив от удивления глаза.

«Зена, познакомься, это дочь Розы, Эмма. Я предложила ей поужинать с нами».

«Привет, Эмма. Надеюсь, ты голодна» – сказала воительница, демонстрируя пойманных кроликов.

«Ещё как!»

«Отлично. Значит сейчас разделаем их и зажарим».

«Я могу помочь» – с готовностью отозвалась Эмма – «Райдер мне показывал, как это делать. Он так много знает про охоту и всех этих вещах».

«Хорошая идея» – согласилась Габриэль, украдкой взглянув на свою спутницу – «Тогда, пока вы с Зеной будете готовить ужин, я быстро сгоняю в деревню».



* * *

Роза взволнованно посмотрела на открывшуюся дверь. Плечи женщины печально поникли, а в глазах блеснули слезы, когда она увидела, что это была Габриэль. Райдер ободряюще сжал руку Розы и решительно двинулся к выходу: «Прости, Габ, некогда говорить. Я должен найти Эмму. Она…»

«…я потому и пришла» – прервала его бард – «Эмма с Зеной».

«Хвала Богам!»

«Не волнуйтесь, с ней все в порядке. Она набрела на наш лагерь. Вот я и решила предупредить вас».

«Спасибо тебе» – воскликнула Роза, порывисто обнимая барда. После чего быстро повернулась к Райдеру – «Присмотришь тут за всем, пока я за ней схожу?»

«Можешь не спешить» – остановила её Габриэль – «Почему бы тебе не оставить её на ночь у нас? А мы бы утром проводили её до дому».

«Мне бы не хотелось причинять вам беспокойство».

«Никаких проблем» – заверила её Габриэль – «Думаю, ей нужно немного времени, чтобы обо всем подумать».

«Спасибо, это так мило с твоей стороны».

Бард улыбнулась: «Ладно, мне пора. А то бросила там Зену на произвол судьбы» – с усмешкой добавила она.

«Даже не знаю, как вас и благодарить».

«Мне это только в радость. Не тревожься. Она в надежных руках, поверь».

Внезапно с другого конца зала раздался недовольный голос одного из посетителей.

«Проклятье» – расстроилась Роза – «Извини, Габи, я ненадолго оставлю вас».

Как только она удалилась, Райдер сразу же повернулся к барду и обеспокоено спросил: «Эмма точно в порядке?»

«Да, немного голодна, а так все хорошо».

«Может мне стоит тоже пойти… поговорить с ней. Как думаешь?»

«Давай подождем до завтра?» – Габриэль взглянула на хозяйку таверны, снующую в толпе – «А сейчас, мне кажется, твоя помощь больше нужна здесь».



* * *

Как только Габриэль показалась на поляне, Эмма бросилась ей навстречу: «Ты как раз вовремя! Ужин готов!» – повиснув на руке барда, она увлекла её к костру, где по-хозяйски усадила рядом с собой. Положив в миску большой кусок мяса, девочка протянула её женщине.

Габриэль попробовала и улыбнулась: «Ты отлично готовишь!» – похвалила она.

«Спасибо» – восторженно отозвалась Эмма. Плюхнувшись рядом с бардом, она начала оживленно болтать, успевая при этом жевать – «Мы так здорово провели время! Пока жарился кролик, Зена показала мне несколько движений! Она такая классная!»

«Это точно» – кивнула Габриэль и шаловливо подмигнула воину – «Она научила меня практически всему, что я знаю».

«Как здорово! Если бы я только могла путешествовать с вами, я бы столько всего могла узнать, столькому бы научилась!»

Зена исподлобья взглянула на свою спутницу, с интересом ожидая, как та выкрутится из щекотливой ситуации.

Габриэль прочистила горло: «Эмма, я ходила в деревню, чтобы поговорить с твоей мамой».

«Ты… ты сказала ей, что я здесь?»

«Я должна была это сделать. Она очень сильно тебя любит и ужасно волновалась».

«Я не вернусь туда» – мотнула головой упрямица – «Пожалуйста, позвольте мне остаться с вами! Я обещаю, что со мной не будет никаких проблем! Я не боюсь никакой работы и очень быстро учусь…все так говорят… правда-правда. Я… я много не ем… буду делать все, что вы скажете».

«Эмма, мы были бы рады твоей компании, но твое место дома, со своей семье».

«Но, я здесь лишняя. Я… я другая» – плечики девочки опустились под грузом печали – «Я совсем на них не похожа».

«Милая, дело не в схожести. У тебя есть семья, мама и сестра, только это имеет значение».

«Но они меня не понимают. Они хотят, чтобы я была кем-то другим, а я не такая».

«Я уверена, твоя мама делает все, чтобы было как лучше тебе».

«Но мне так не лучше! Я не такая, как они. Я… я похожа на вас с Зеной».

Габриэль задержала дыхание: «Что ты имеешь ввиду?»

«Ну, ты… ты знаешь» – замялась Эмма – «Все ведь говорят».

Бард сделала глубокий вдох, вынуждая себя продолжить: «О чем ты?»

Девочка застенчиво потупилась: «Ну, вы… вы же вместе… и вам не нужны мужчины» – она несмело подняла глаза – «Я тоже не хочу выходить замуж. Мне хочется стать Амазонкой и быть похожей на вас».

«Эмма, прости, но…»

«... я… я не понимаю» – растерянно произнесла девочка – «Ведь ты ушла, чтобы быть с Зеной».

«Я была старше. Двенадцать лет – слишком юный возраст, чтобы пускаться в странствия. На дороге может быть очень опасно».

«С вами мне не о чем волноваться» – возразила Эмма.

«Нет, тебе безопаснее быть здесь, со своей семьей, которая тебя очень любит».

Девочка ожесточенно потрясла головой: «Если бы они знали меня по-настоящему, то не стали бы любить».

Сердце Габриэль тревожно сжалось: «Милая, я понимаю, что ты чувствуешь. Но ты должна дать им шанс. Расскажи маме о своих чувствах. Если она не будет понимать, кто ты есть на самом деле, она никогда не сможет помочь тебе и показать, как сильно любит тебя. Порой нам приходится делать первый шаг и идти навстречу проблеме, как бы сильно нас это не пугало».

«Я не могу».

«Можешь. Начни с кого-то, с кем тебе спокойно и комфортно… например, с Райдера».

«С Райдера?»

«А почему бы нет? Поверь, он умеет слушать, когда это нужно. Райдер очень мне помог, стал для меня настоящим другом. Я не сомневаюсь, что он выслушает и тебя тоже, и кто знает, возможно, поможет тебе объясниться с мамой».

«Ну, я не знаю».

«Эмма, у тебя ещё будет время подумать, а сейчас я хочу, чтобы ты просто поверила мне. Я обещаю, если по прошествии нескольких лет, твои чувства не изменятся, мы вернемся к разговору о твоем визите к Амазонкам. Теперь же твое место здесь».



* * *

Роза устало оперлась на барную стойку. Казалось, этот день уже никогда не кончится.

«Ты выглядишь такой уставшей. Хочешь, я тут со всем разберусь?» – предложил Райдер.

Роза бросила взгляд на немногих оставшихся посетителей: «Может, мне хоть раз закрыться пораньше».

«Хорошая идея» – кивнул мужчина, указав ей на стул – «Присядь. Сейчас я их выпровожу».

Роза глянула на дверь в заднюю комнату: «Схожу, посмотрю, как там Тана».

Выпроводив за дверь последнего клиента, Райдер запер её на замок и сел за стол. Роза опустилась на соседний стул. Она поморщилась, сбросив обувь: «Спит, как убитая».

Подняв её ноги, Райдер положил их себе на колени: «Как насчет небольшого массажа?»

Роза вся сжалась, стоило ему прикоснуться к ней: «Нет, спасибо. Я…»

«… расслабься, ты в надежных руках. Поверь, у меня есть в этом опыт» – подмигнул ей Райдер.

Роза с усмешкой приподняла бровь: «Мммм, даже не сомневаюсь» – сильные пальцы мужчины начали осторожно разминать мышцы её ног, освобождая их от накопленного за день напряжения. Женщина протяжно вздохнула. Его прикосновения были божественны. Откинувшись на спинку стула, хозяйка таверны прикрыла глаза и позволила себе, наконец, расслабиться.

Глаза Райдера ни на миг не отпускали её из вида. Улучив момент впервые спокойно разглядывать её, он любовался молочной белизной её кожи, нежным румянцем на щеках. Больше всего на свете ему сейчас хотелось как-то ослабить её боль… облегчить ей жизнь.

Внезапно Роза открыла глаза, и его мягкая улыбка постепенно угасла. Что-то в его взгляде заставило сердце женщины тревожно забиться. Она занервничала и поспешно убрала ноги: «Сс… спасибо, мне гораздо лучше» – скрестив руки на груди, Роза поежилась – «Надеюсь, Эмма не замерзнет, нынче такие холодные ночи» – она обеспокоено посмотрела на Райдера – «А она была так легко одета».

«Уверена, Габриэль за ней присмотрит и обо всем побеспокоится» – успокоил её мужчина – «С ней все будет хорошо, вот увидишь».

Ужасно злясь на себя, Роза огорченно потрясла головой: «А если бы с ней что-то случилось».

«Но ведь все обошлось» – ответил он, мягко потрепав её за плечо.

Роза снова вздохнула: «Мне нет оправданий. Нужно было сказать, что мы планируем сделать ей отдельную комнату. Может быть, она тогда не стала бы убегать. Просто мне хотелось сделать ей сюрприз».

«Перестань, тебе не в чем себя винить».

«Тебе легко говорить».

«Что бы там между вами не произошло, все поправимо. Из-за чего кстати вы поссорились?»

«Да все как обычно: её извечная молчаливость, нелюдимость… вместо друзей книги… постоянно витает в облаках» – женщина издала тяжелый вздох – «Но последней каплей стало, когда я потребовала надеть это дурацкое платье на свадьбу Лилы. Дура. Не надо было так на неё давить. Просто я её порой совсем не понимаю. Мне-то казалось, она сама захочет одеть что-то более женственное по такому случаю, все-таки свадьба».

«Ну, переходный возраст, что ты хочешь» – пожал плечами Райдер.

«Если дело только в этом, тогда почему тебе так просто найти с ней общий язык?»

«Я ведь ей не…» – мужчина замолк, но тут же продолжил – «Мне проще. Я от неё ничего не требую. А ты ей мать. Тебе полагается воспитывать её. Я лишь друг».

«Боюсь, из меня вышла плохая мать».

«Ты в одиночку вырастила двух прекрасных дочерей. Мне кажется, ты отлично справляешься».

«Эх, ты и половины всего не знаешь» – разоткровенничалась Роза – «Мы ведь ели концы с концами сводим. С трудом перебиваемся. Иногда даже не знаю, смогу ли накормить их на следующей неделе».

Покопавшись в своих карманах, Райдер вытащил небольшой мешочек и положил его перед женщиной. Судя по звуку, он был полон монет: «Возьми… этого ненадолго хватит».

«Спасибо, но я не могу их принять» – Роза отодвинула деньги.

Райдер потряс головой: «Сделка есть сделка».

Женщина вопросительно посмотрела на него.

«Наш спор. Ты выиграла».

Сердце женщины болезненно сжалось в груди. Она быстро отвернулась, чтобы скрыть свое разочарование.

Райдер рассмеялся, маскируя собственную нервозность: «Да, надо было послушать тебя, вместо того, чтобы швырять деньгами. Ты слишком хорошо меня знаешь».

Роза пожала плечами, не сразу найдясь, что ответить: «А я то все гадала, где ты пропадал в последние дни».

Райдер зеркально повторил её жест. И пускай, ему ненавистна была сама мысль о лжи, он понимал, что иначе она не примет от него денег.

Сжав мешочек, Роза заметила, что у неё дрожат руки: «Надеюсь, она того стоила».

Райдер встретился с ней взглядом: «Даже больше».

Посмотрев в сторону, женщина сглотнула, пытаясь избавиться от кома, вставшего в горле: «Все так серьезно?»

«Мне бы хотелось, но, боюсь, она слишком умна для меня. Хотя никогда не знаешь наперед. Может когда-нибудь…»

Его слова болезненно отозвались в сердце Розы. Кто бы не была эта женщина, она крепко зацепила Райдера, в этом не было никаких сомнений. Да, в последнее время он заметно изменился… стал более ответственным. Внезапно Розу начало тяготить его присутствие, ей захотелось вновь поставить барьер, который, как ей казалось, так удачно разделял их все это время: «Райдер, я очень ценю твою помощь, но я, правда, очень устала».

«Эй, я все понимаю. Почему бы тебе не отдохнуть? А я здесь приберусь и закрою за собой, можешь ни о чем не волноваться».

Не найдя в себе силы спорить, Роза лишь качнула головой и послушно встала, намереваясь уйти.

Глядя ей вслед, Райдер дождался, пока она выйдет, и только после этого позволил себе тяжело вздохнуть.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю