332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Dididisa » В твою любовь. Рискуя всем (СИ) » Текст книги (страница 21)
В твою любовь. Рискуя всем (СИ)
  • Текст добавлен: 18 декабря 2020, 23:30

Текст книги "В твою любовь. Рискуя всем (СИ)"


Автор книги: Dididisa






сообщить о нарушении

Текущая страница: 21 (всего у книги 27 страниц)

Снова не нужно даже времени на разгон.

Снова я рассыпаюсь в его руках на частицы…

Призвав к себе всю свою выдержку, дабы не застонать от умелых движений обветренных губ и влажного языка, я пальцами впилась в его кожу, пытаясь притянуть ещё ближе, хотя между нами и так не осталось ни миллиметра.

Слегка стукнувшись зубами из-за моментально охватившей нас страсти, я почувствовала, как Эрик рывком распахнул мою куртку и проник ладонями под футболку.

Тут же накрывая оба полушария груди и стискивая их так, что я всё-таки еле слышно заскулила.

– Тихо-тихо, – коварно прошептал Эрик, оторвавшись от меня на миг и тут же прикусив мою нижнюю губу. Привкус виски и мятной жвачки терпким следом остался во рту. – Ты же не хочешь, чтобы нас услышали…

Ах вот как.

Я перехватила его игривое настроение, тщетно игнорируя движения мужских пальцев на своих затвердевших сосках в контрасте с холодом, проникшим к коже под вздернутой футболкой, и, не дождавшись последующих действий, сама схватила зубами выступающую косточку ключицы, быстро переметнувшись к чернильным квадратам тату. Мой лидер зашипел, расценив маленькую месть по-своему, и снова нашёл мой рот, обрушив на него невероятную мощь желания.

Я не могла не улыбаться в наш дикий поцелуй – настолько сумасшедшим казалось всё происходящее. Секс в проморзглой палатке с моим опьяневшим мужчиной, в то время, как снаружи всё ещё веселятся ребята – та ещё авантюра.

Мы оба почти одновременно судорожно сбросили верхнюю одежду. И только Эрик хотел опрокинуть меня навзничь, как я воспротивилась, уперев руки в его плечи, и вынудила его самого лечь на спину.

Хотел, чтобы я поделилась своими фантазиями? Кажется, прекрасный повод. Хотя надо признать – никаких конкретных фантазий у меня никогда и не было: каждый раз я отдавалась химии между нами полностью и без остатка, не думая ни о чём наперёд.

В полумраке серые глаза казались поглощающе чёрными, и на дне зрачков я видела лихорадочный блеск и возбуждение, заразившее и меня настолько, что совершенно не обдумывая свои действия, я сорвала с себя футболку и подняла край его.

Эрик одобрительно усмехнулся, когда я, полуобнаженная, поудобнее оседлав его бедра, сильнее стиснула их по бокам и нетерпеливо наклонилась к его напряжённым грудным мышцам. Да вот только его торжество длилось недолго, сменившись на мучительное наслаждение, где и он не мог дать волю и выдать себя звуками: я стала скользить губами по его коже, прихватывая её в разных местах, сменяясь на зубы, и мимолётный взгляд на лицо моего лидера подтвердил, что ему чертовски хорошо.

Как долго он не пытался наблюдать за моими поцелуями и укусами, в тот момент, когда я спустилась ниже, проведя языком по краю ремня и брюк, Эрик запрокинул голову назад, прикрыл веки и с чувством впился ртом в собственный кулак.

Настала моя очередь довольно ухмыльнуться и добить эту тягучую пытку – полностью отдавшись во власть своих эмоций и вожделения, я, продолжая целовать солёную кожу, растегнула пряжку и медленно спустила молнию.

Порой я тосковала по его прежнему запаху – по эвкалипту в сочетании с лимоном и сигаретным дымом, – но сейчас хвоя и костер, доносившиеся до моего обоняния, кружили голову не меньше.

– Нет, – прерывисто произнёс Эрик, и дурман в моём разуме, словно мы пили оба, на мгновение рассеялся, сменившись на удивление и даже лёгкую обиду, но…

Это действительно длилось всего мгновение, потому что пока я пыталась осознать услышанное, остановив свои ласки, Эрик всё-таки перехватил инициативу, и я оказалась перевёрнута и прижата его телом к пледу. Стащив с себя футболку через горловину, он навис надо мной, поразительно трезво всматриваясь в мои ничего не понимающие глаза, и опаляющим шепотом пробормотал:

– Не здесь и не сейчас, малышка…

И только я хотела покраснеть от того, что он разгадал мой замысел, который спутанным клубком неожиданного порыва привел бы мои губы дальше и ниже, как тут же за край моих собственных штанов и белья скользнули прохладные пальцы, и Эрик добавил с непередаваемой похотью в севшем голосе, пронзая меня горящим взглядом:

– Пусть это случится в более спокойной обстановке… Хотя, честно говоря, я и сам хочу попробовать тебя на вкус.

Мои стыдливые и возмущенные «Эрик!», «Сумасшедший…» и прочие фразы затерялись в новых жадных поцелуях, а сознание услужливо подкинуло эту слишком пошлую картинку, заставляя вместе с массирующими пальцами выгибаться навстречу так, как никогда раньше.

Я чувствовала скольжение по клитору, тут же приводящее меня в экстаз; чувствовала надавливание на складки и то, как он полностью накрывает мою мокрую промежность ладонью, вынуждая тереться всё быстрее, а затем…

Короткая пауза, пустота, шорох остатков одежды – и я ощутила внутри взрыв, раснесшийся по венам, когда Эрик одним толчком вошёл в меня до основания. Опираясь на предплечья по обе стороны от моей головы, он тяжело задышал, наблюдая за моим лицом – зажмуренные веки, приоткрытый рот, ловящий один на двоих сожженный кислород. А по телу долбил ток, оседая тяжестью внизу – там, где мы были сейчас в единении.

Прислонившись губами к моей шее и впитывая в себя мой стремительный оргазм, Эрик оставил засос, вышел на всю длину и вновь взял меня с такой силой, словно не мог насытиться. Я уткнулась ему в плечо, неосознанно кусая при следующем таком же безумном рывке, и всё-таки застонала, хотя желала кричать – громко, бесстыдно и открыто.

Положив одну руку на отведенное в сторону бедро, другой Эрик зарылся в мои спутаные волосы. Сминая мои губы своими, он обвёл языком край зубов, коснулся нёба и вновь двинулся во мне, рождая в горле новое томное мычание, которое не могло вылиться во что-то большее.

Я знаю, что и его это бесило, как и видела то, что его дыхание вырывается с хрипом, так же не позволяя перейти в рык.

Оставив мои обкусанные губы, Эрик посмотрел на меня.

Глаза в глаза – мы просто потерялись друг в друге.

В каждом глубоком, но неторопливом толчке, в каждой мельчайшей секунде сплетения, в каждом касании-ожоге, оставляемом на разгоряченных в этот ночной холод телах.

Я ощутила очередной накатывающий пик, преследующий меня всё это время, готовый обрушиться на нервные окончания, и мой лидер, заметив это, специально замедлился, срывая с моего рта разочарованный вздох:

– Издеваешься, да…

– Нет, – он нагло усмехнулся в мою щеку, пока я задыхалась из-за охваченных чувств, теряя какую-то неведомую ниточку, которая должна была бы привести к эйфории. – Всего лишь растягиваю твоё и моё удовольствие…

– Раз ты так играешь с моей выдержкой, милый, то я проверю твою…

Сама не знаю, что на меня нашло, но это чувство наполненности и веса его фигуры на мне было настолько невыносимо прекрасным, что мне было не до каких-то там «растягиваний» – тело просило скорейшей разрядки после сладкого пресыщения от самого процесса.

Рядом с ним я становлюсь какой-то нимфоманкой…

Прикрыв веки, я хитро облизнулась, тут же сконцентрировав его внимание на этом, а дальше, найдя его ладонь на своем затылке, обхватила её и поднесла к лицу.

Эрик, видя мои манипуляции, но не понимая их до конца, прикусил мне подбородок и снова устремился навстречу моим приподнявшимся бёдрам с влажным звуком, возбуждающим ещё больше.

А я, взяв его средний палец своими, на следующее движение провела по нему языком и втянула в рот.

Это произвело эффект разорвавшейся бомбы – сначала мой лидер ошалело наблюдал за этой продолжающейся лаской, затаив дыхание – я, вытянув губы, нежно обсасывала его, слегка задевая резцами – а затем…

Просто не смог себя обуздать, взяв такой бешеный ритм проникновения, что моё тело через десяток секунд пронзило дрожью и буквально стало ватным после накрывшего крышесносящего оргазма, который не заставил себя ждать. И у Эрика тоже.

Восстановить дыхание казалось невозможным, и он наклонился к моему лицу, шепча в губы, всё ещё расслаблено обнимавшие его палец, в своей развратной манере, в которой, правда, в этот раз было разительное отличие – в ней сквозила неприкрытая любовь:

– Ещё один такой запрещённый приём, и я, блять, откажусь от своих слов и трахну твой горячий ротик в ближайшее время…

Растянувшись в безобидной, но чуть нахальной улыбке, украденной из его арсенала, я высвободила его ладонь и потянулась, чтобы обнять за крепкую взмокшую шею…

В сон мы провалились практически сразу, к сожалению, одевшись обратно – когда согревающий адреналин вместе с гормонами счастья и удовлетворения отхлынул, оставив невесомость в каждой клеточке, не очень-то улыбалось застудить конечности, несмотря на нежелание быть в той же затасканной одежде. Накрывшись одеялом, я прильнула к Эрику, погружаясь в дрёму.

Где-то на краю сознания мелькнула мысль о моём цикле, которая почему-то не казалась сейчас важной, хотя стоило бы завести с ним этот разговор и всё-таки обсудить защиту.

Она канула в белесую пелену, более не возвращаясь, и я закрыла глаза, согреваясь теплом сильного тела рядом и вслушиваясь в мерное дыхание. Я чувствовала его руки на своей талии, сначала мягко поглаживающие её, затем постепенно замедлившиеся, едва их обладатель окончательно крепко заснул.

Только вот наутро, прежде чем полностью прийти в себя и распахнуть веки, я, всё ещё пребывая в поверхностном сне, вдруг почему-то ощутила странную зябкость на коже.

Неуместную, нежданную и лишнюю.

Такую, которой не должно быть после подобной совместно проведенной ночи.

Такую, которая бывает, когда просыпаешься одна…

========== Глава 27. Чем дальше в лес… или триумф Криса ==========

Дорогие читатели!

Небольшое предупреждение: в этой главе будет эдакое скачущее повествование от разных лиц. Возможно, для кого-то это неудобно и помешает чтению, но, поверьте, иначе было бы нельзя – только так я смогла передать то, что написано ❤️

Эрик

Я осторожно выбрался из-под одеяла, чтобы выйти из нагретой теплом наших тел палатки и добраться до багажника одного из внедорожников – Ким, ответственная за наши запасы, благоразумно хранила их там.

Собственно, это единственное, в чём эта дурная проявляла благоразумие.

Я отпустил полудремавшего у пепла Уиллсона, отдежурившего всю ночь, нормально доспать у себя в палатке.

Мне нестерпимо хотелось пить: настолько, что я не смог покимарить ещё немного и потом со всеми приняться за скудный завтрак. Не знаю, может, это как-то и спасло бы от последующих событий, а может, всё было бы намного хуже…

Одно знаю точно – бдительность и осторожность покинули меня утром нахуй. И свершилось то, что свершилось.

Так и чуял, что всё-таки не нужно было останавливаться. Нужно было двигаться дальше, вплоть до самого разыскиваемого города…

Трава, покрытая утренней росой, пружинила под ногами, едва слышно хрустя. Я дошёл до машины, на ходу протирая глаза и зевая. Прокручивая в голове прошедшую ночь, улыбался, как идиот, прикидывая, а не разбудить ли сейчас определенным образом Грейс и начать новый день с очередного головокружительного секса, как вдруг рядом, в паре метров у деревьев и довольно густых кустов возникла заспанная физиономия Ким.

Она, почесывая ухо, похоже, возвращалась из «туалета».

Я повернул к ней голову, держа в руке бутылку с водой, и уже хотел было закрыть багажник, собираясь миролюбиво ответить на её хмурое и сиплое: «Доброе утро», но…

Внутри мгновенно всё оборвалось, когда рыжая странно дернулась назад, словно её схватили за шиворот из кустов, и даже не успела пискнуть. Я запомнил только моментально расширившиеся от ужаса зелёные глаза, чью-то грубую ладонь на её рте и тихий шорох растений. Тут же бросив воду и рванув к ней с колотящимся сердцем, я сразу совершил несколько ошибок, которые мог бы предотвратить, если бы не был таким рассеянным и сонным: во-первых, я был без оружия, которое осталось в палатке. А во-вторых, не затрубил тревогу, чтобы разбудить остальных.

И поэтому, когда я проскочил колючий кустарник, прерывисто дыша и углубляясь в лес, чтобы понять, что за хуйня сейчас произошла и кто на неё напал, я не подумал о том, что и сам запросто могу стать жертвой.

Последнее, что запомнил, перед тем, как получить мощный удар по затылку – это безвольное тело Ким на земле, устланное листьями, а над ней склоненную громоздкую фигуру в лохмотьях.

Дальше была тьма…

***

Грейс

Медленно сев на помятых пледах, я запустила руки в волосы, однозначно ставшие вороньим гнездом за всё это время без расчёски и мытья, и сжала веки.

Несмотря на чудесную ночь, чувствовала я себя разбитой, и теперь никак не могла прийти в норму.

Эрика в палатке не было, но в тот момент это не вызвало опасений – интуиция с утра была притуплена, да и мало ли, куда он отлучился: может уже встал и вовсю завтракал с ребятами, позволив мне доспать.

Отдернув полог, я, чуть шатаясь, вышла наружу. Вдохнула полной грудью утренний, пресыщенный кислородом воздух.

И почти одновременно со мной из соседней вышел Крис.

– Доброе утро, – коротко улыбнулся он, разглядывая растрепанную меня.

– Привет, – горло пересохло и требовало утолить жажду, но я не торопилась взять лежавший у места наших посиделок термос с давно остывшим кофе.

Прищурившись от одинокого луча солнца, скользнувшего по лицу и исчезнувшего за тучей, я огляделась.

– Как спалось? – продолжил друг, подходя к углям от костра.

– Н-нормально, – чуть запнувшись от смущения, ответила я, стараясь придать голосу невозмутимость. Свежие образы вспыхивали слишком ярко… – А тебе?

– Сносно. Правда, иногда скучаю по жёстким матрасам в Бесстрашии.

Мы оба усмехнулись; я снова не удержалась и уже нервознее осмотрелась, выискивая глазами нашего лидера. Я надеялась застать его у остатков костра… Бросив быстрый, натренированный на детали, взгляд на джипы неподалёку, припаркованные ближе к лесу, где земля была ровнее – дабы избежать даже случайного скатывания – я нахмурилась и, помедлив, приоткрыла рот.

– Крис… – тихо позвала я бывшего одногруппника, который ворошил пепел. – Мы вчера разве не закрыли багажник?..

Это было странным, с учётом того, как все соблюдали осторожность.

Он не успел ответить, как из другой палатки, потягиваясь и разминая мышцы, выполз Лэндон.

– Привет ранним пташкам, – шутливо проговорил он, явно пребывая в приподнятом настроении.

Я успела заметить за опустившимся пологом, что в палатке он был один, но не сразу придала этому значения, хотя через мгновение-другое это показалось подозрительным, с учётом того, что моей фурии с нами не было. Крис же, приблизившись ко мне, тоже внимательно посмотрел в сторону внедорожников.

– Хм… Точно помню, что когда мы разошлись, все двери были закрыты.

Лэн, заметив игнор в адрес своего приветствия, посерьёзнел и спросил, видя, как постепенно меняется выражение моего лица:

– Что-то не так?

Мы с Крисом переглянулись, а после взглянули на него в ответ, и мне показалось, что по горлу прокатился кубик льда.

В грудной клетке засвербело сначало отголоском, затем по нарастающей какое-то дурацкое чувство отчаяния и беспокойства.

– Ким спит? – невпопад спросила я севшим голосом, бросив оценивающий взгляд на их палатку.

И тут Лэн медленно выпрямился и застыл. Затем резко осмотрелся по сторонам, совсем как я недавно. Крис молчал, но в его молчании угадывалось тягостное ожидание и какая-то неизбежность.

– Я думал, она уже встала… – растягивая слова, проговорил Лэн, вновь всматриваясь в меня.

Сердце ухнуло вниз, и кровь гулко застучала в ушах, когда я чётко поняла одно – ни Эрика, ни Ким в нашем маленьком лагере нет. И судя по моим утренним ощущениям и последним услышанным словам – уже давно.

Навряд ли они оба пошли в лес на разведку или «по грибы», а думать о чём-то более невероятном я даже не собиралась…

Не дождавшись комментариев остолбеневших друзей, я со всех ног рванула к машинам, лихорадочно повторяя про себя, словно могла так призвать Эрика ментально: «Где ты? Куда ты пошёл? Куда?»

Я услышала сзади оклик Лэна и восклицание Криса, бросившегося будить командира (чёрт, разве он не должен был нести вахту??), но всё меркло на фоне восставшей сумасшедшей тревоги за жизнь моего лидера и подруги.

Резко затормозив у джипа с открытой дверью багажника, я, тяжело дыша, расширенными глазами осмотрела пространство вокруг. Подоспевший и чуть запыхавшийся Лэндон опёрся руками о колени, тоже озирая машину.

И тут…

Ребра будто сдавили раскаленным обручем, и я невольно прикрыла рот ладонями: по направлению к лесу в двух шагах лежала открытая бутылка с водой, из которой вытекло всё содержимое…

***

Эрик

Еле разлепив глаза, я несколько раз проморгался, прежде чем смог окончательно сфокусироваться на картинке.

В башке неимоверно ломило, на языке чувствовалась горечь и привкус земли… Виски долбило глухой болью, распространявшейся по всей черепной коробке.

Что, блять, произошло?

И что… происходит?

Я с чувством сплюнул в сторону.

Увиденное меня, мягко говоря, привело в ступор, неверие и непонимание ситуации: в нескольких метрах от меня к столбу была привязана Ким, ошалевшими глазами наблюдающая за моим возвращением к жизни.

И я сам… был прикован к другому столбу, только вот наше отличие было в том, что поперек её рта была тряпка, не позволяющая говорить.

Она промычала что-то бессвязное, когда я попытался дёрнуть руками – тщетно. Верёвки впились лишь сильнее, а деревянная поверхность болезненно прошлась по спине.

– Что за хуйня… – еле слышно прошептал я, старательно отметая в сторону все неприятные физические ощущения и пытаясь сосредоточиться на происходящем. Ким помотала головой, указывая бегающими глазами на мои заведённые назад предплечья – мол, не пытайся, я тоже пробовала…

Мы были в каком-то полуоткрытом загоне – подобие таких встречалось в Дружелюбии, где держался скот.

Под задницами солома и грязь, рядом какие-то ящики и плетёные корзины.

Блять…

Дело плохо.

– Ты ранена?.. – прохрипел я Ким, которая всё так же не сводила с меня глаз, первое, что пришло на ум и что следовало выяснить.

Она отрицательно качнула головой, и я почувствовал облегчение.

– Хорошо. Кого-нибудь видела? Может, их главаря или как его там?

Что ж. Оставалось задавать закрытые вопросы и довольствоваться только короткими кивками и мотаниями, раз её почему-то заткнули, а меня нет.

Выразительно взглянув на свою грудь, рыжая снова посмотрела на меня. Сначала я не понял…

– Тебя домогались?

Она стремительно закачала головой, вновь осмотрела свою грудь и показала бровями в сторону запертой деревянной двери.

А вот теперь…

Судя по её ответу – кто-то недавно приходил. И этот кто-то – женщина?..

– Серьёзно? Предводитель – девушка?

Кивок и хмыканье.

Вот это да…

Неожиданно.

– Предъявляла какие-нибудь условия?

Опять отрицательный ответ, и я задумался: на кой хер нас тогда украли? И кто конкретно, блять, эти ублюдки? Что за баба во главе? Чей осиный улей мы разворошили своим присутствием? Как давно за нами следили и следили ли вообще?

Вопросов стало столько, что голова разболелась ещё сильнее.

– Ты успела увидеть, куда нас привезли? Или тоже была в отключке?

Ким покачала головой и подбородком указала на свои ноги.

– Нас не везли, а доставили пешком?

Она энергично закивала, подтверждая мою догадку.

Что ж… По крайней мере, мы были недалеко от ребят.

Но представив реакцию Грейс и остальных, когда они обнаружат нашу пропажу, я до хруста сжал челюсти и тяжело сглотнул. У нас с рыжей не было ни малейшего представления, где мы конкретно находились, что от нас хотели и как много врагов было снаружи, а друзья…

Они же кинутся нас искать, не представляя, во что ввязываются.

И от одной только мысли, что своим исчезновением я подверг Грейс новой опасности, стало тошно.

Помрачневший взгляд Ким, явно размышлявшей над теми же вопросами, сделал только хуже.

Блядство…

***

Лэндон

Я старался не поддаваться панике, но сорвавшийся голос Грейс, резко повернувшейся ко мне, размазал холодок по позвоночнику:

– Лэн, их нет! Я уверена, что что-то случилось! – она закусила губы, тщательно сдерживая слёзы, скопившиеся в уголках глаз. – Нужно что-то предпринять, нужно найти их!

– Так, спокойно… Спокойно, Грейс, – я положил ладони на её плечи, убирая из интонации тревогу, чтобы не усугубить ситуацию ещё больше, хотя сам был согласен с её выводами. – Ну-ка, давай, выдохни. Соберись.

Она дышала, как после пробежки, и постоянно касалась лба, осматриваясь и крутясь вокруг своей оси.

Себе же я не позволял поддаться эмоциям, хотя чертовски хотел заорать на весь лес и позвать свою ненормальную или Эрика по имени. Но это могло только навредить…

– Что-то произошло… С ними что-то произошло… – прошептала Грейс, глядя мне в глаза и наконец остановив свои хаотичные движения.

Всхлипнув, она всё-таки расплакалась.

– Всё, всё, успокойся. Даже если это и так, мы их всё равно найдём. Вытащим… В какую бы беду они не попали.

Мой тон надломился, несмотря на смысл в словах…

В этот момент к нам подоспели Уиллсон и Крис, и командир тут же хладнокровно произнёс в её сторону:

– Так, боец. Отставить слёзы. Сейчас со всем разберёмся. Лэн, обрисуй ещё раз, что случилось.

Уж не знаю, повлиял ли на Грейс властный тон Уиллсона или же она сама взяла себя в руки, но когда я дорассказал и по сути повторил всё то, что уже по дороге объяснил Крис, плакать она перестала.

И на мокром лице отразилась смесь непривычных для неё эмоций – хотя и для меня тоже, потому что я и не думал, что когда-либо увижу Грейс такой: ярость и нетерпение исказили миловидные черты.

Голубые глаза теперь метали молнии, ощупывая каждое дерево рядом с нами, а ноги притоптывали на месте, будто она собиралась рвануть за Ким и Эриком, не дожидаясь каких-либо приказов Уиллсона, к которому из-за отсутствия нашего лидера перешло командование.

Он подтвердил, что видел утром нашего лидера, обменявшись с ним парой слов, а ещё раньше – Ким, которая отошла по нужде.

– Нужно прочесать всё вокруг, – хмуро и с заметным чувством вины, что так легко согласился с Эриком уйти с поста, заявил он, дослушав меня. – Эта бутылка хоть и указывает на лес, но может при этом быть обманкой. Если ребят действительно схватили, то нас попробуют увести со следов. Начнём с палаток и снова вернёмся сюда. Они не могли уйти далеко, тем более, никто из нас не слышал звук двигателя, а значит Эрика и Ким забрали так, без колёс. Давайте, вперёд.

Мы стали обыскивать каждый сантиметр у костра, палаток, каких-то вещей, не убранных в джипы; затем постепенно ушли к прилегающей местности, представляющей из себя поле, на котором мы, собственно, и сделали привал.

Почему похитители забрали только двоих? Как вообще это произошло, если никто ничего не слышал? И по какой причине на нас остальных не совершили нападения, а оставили спать дальше?

Я первый вернулся к внедорожникам и на мгновение всё-таки дал себе слабину – опираясь ладонью на капот, я прикрыл веки, под которыми жгло образом моей сумасбродной девчонки, и, распахнув их вновь, со всей силы ударил по металлу. Руку засаднило, но эта боль гасла на фоне того, что я испытывал – душу будто раздирали на части…

Время медленно утекало сквозь пальцы, и с каждой минутой я понимал, что действительно произошло нечто непоправимое.

И только лишь мысль, что Ким не одна, с ней Эрик, который, я не сомневался, использует любую возможность, чтобы защищать и её, и себя до последнего вздоха, немного грело нутро и давало призрачную надежду…

***

Эрик

– Почему они, интересно, не заткнули и мне рот? – задумчиво пробормотал я, смотря на сидящую всё в той же позе с поникшими плечами напарницу Грейс.

Прошёл час, судя по моему наручному циферблату, но к нам всё ещё никто не приходил. Я уже более-менее пришёл в себя, проницательно оглядев загон снова, и теперь уставился на подругу по несчастью.

В голове будто продолжали разрываться мины – приложили меня неслабо, – а во рту пересохло, как в пустыне.

Ким, услышав мой вопрос, закатила глаза и вильнула бровями.

Я хмыкнул в ответ, резонно предположив:

– Очевидно, кто-то очень много пиздел…

Она горделиво кивнула, и в зрачках заплясали зелёные искры-смешинки.

– Ладно, это всё, конечно, охеренно, но надо попробовать выбраться. И развязать эти гребанные веревки. У тебя с собой есть что-нибудь? Оружие? Или нас обыскали?

Она дождалась последнего вопроса и сначала отрицательно мотнула головой, затем кивнула и указала взглядом на свою правую ногу. Подняв её, она пару раз ударила пяткой о землю.

И на этот раз я не совсем понял эту пантомиму, хотя в целом молчаливое взаимодействие и считывание нам удавалось: Бесстрашные, как-никак – бойцы, а она ещё и разведчица. Умение понимать друг друга с полуслова, особенно в таких условиях, было сейчас очень кстати.

Ким вздохнула, прикрыла глаза, затем снова медленно постучала ногой.

И только тогда я услышал еле заметный звон.

– У тебя там нож, что ли?..

Она, засияв, вновь закивала, но потом почти сразу поникла, попытавшись дёрнуть намертво связанными за спиной запястьями. Они, как и у меня, обхватывали столб сзади, и при любой попытке хоть как-то приподняться позвоночник не самым приятным образом знакомился с торчащей стружкой, опилками и занозами на поверхности.

– Класс. Только его не достать ни мне, ни тебе, – с досадой подвёл я итог очевидному. – Нахер ты вообще его носишь внутри берца?

Рыжая пожала плечами, и выглядело бы это довольно комично с учётом её полураскрытого рта с вынужденной застывшей улыбкой из-за растянутой ткани, врезающейся в уголки тонких губ, если бы не обстоятельства.

Мне было совсем не до веселья.

Рассчитывать только на ребят, которые наверняка уже вовсю нас ищут, было опрометчиво – необходимо было предпринять что-то и самим.

Но ничего не приходило на ум.

Абсолютно.

***

Грейс

Тщательно осмотрев место нашего ночлега и не найдя больше ничего, что могло бы помочь с местоположением Эрика и Ким, мы наконец-то решили выдвинуться в лес.

Взяв с собой максимальное количество патронов и все виды имеющегося оружия, мы ушли, вынуждено оставив машины и остальное – во-первых, чтобы подобраться к врагу незаметно и тихо, это стоило делать на своих двоих, а во-вторых, если их численность превосходит нашу, так мы хотя бы не потеряем имеющиеся ресурсы в надежде вернуться к ним обратно. Да и некогда было заниматься сворачиванием лагеря – мы и так потеряли слишком много времени в спорах, рассуждениях и пустом околачивании то там, то здесь.

Я изначально настаивала на том, чтобы сразу же пойти туда, где мы нашли бутылку, но Уиллсон посчитал нужным оглядеть сначала всё.

И сейчас, аккуратно и медленно пробираясь сквозь кустарник вглубь чащи, я и остальные замечали многочисленные поломанные ветки, следы борьбы и рыхлую землю, натоптанную вокруг, говорившие о том, что мы на верном пути – и это всё приводило меня в бешенство и несогласие с командиром.

Такое за всё время службы было впервые, и я прекрасно понимала, в чём причина – эмоции.

Мои эмоции к Эрику и огромное беспокойство за Ким мешали рассуждать здраво и слушать Уиллсона неукоснительно – я так и норовила оставить его, Криса и Лэна разбредаться и дальше, выискивая новые зацепки, а самой, поддавшись порыву, кинуться на собственные поиски.

Томительное ожидание и неизвестность нервировали, как никогда, и если сначала я ощутила слабость и желание разрыдаться, что в общем-то и произошло при Лэне, то потом я была взвинчена настолько, что вылези передо мной кто-либо прямо сейчас – он бы схлопотал пулю в лоб без раздумий.

Подобравшись к краю крутого оврага, мы заняли разные позиции, в прицелах винтовок и скорострельных автоматов ознакамливаясь с местностью, как вдруг Лэн горячо зашипел:

– Вот! Вот! Я вижу!

Я невольно задержала дыхание, стискивая зубы до крошева эмали, и вонзилась в него нетерпеливым взглядом.

Командир и Крис тоже посмотрели на нашего бывшего лидера патруля.

Лэн двумя пальцами указал вниз по склону и вперёд; я приникла к оптике настолько быстро, что ощутимо ударилась об неё надбровной дугой…

У меня словно свалилось несколько тонн тяжеловесного груза с плеч, когда я сама увидела и убедилась в том, что мы и вправду кого-то нашли, и весьма вероятно, что эти кто-то и являются похитителями моего лидера и подруги.

Прицел отобразил следующую картинку: немаленькое поселение с шатрами и деревянными постройками, среди которых туда-сюда сновали люди – кажется, вооруженные, правда, не все. Очень похожие внешне на изгоев, но всё же чем-то отличавшиеся от них. В некоторых местах поднимался дым от костров и виднелся старый грузовик, который… хм, в Чикаго такие даже и не встречались.

Неужели?..

Я даже не успела закончить про себя ошеломляющую мысль-догадку, что мы в итоге вот так, не по плану, набрели на Лос-Анджелес, как Уиллсон тихо и справедливо заметил:

– Они могут быть там. И поэтому – вот, что мы сделаем…

***

Ким

Ну что ж.

Пока я старательно удерживала слюни, пропитывающие ебучую тряпку, чтобы совсем не показаться Эрику умственно отсталой, мозг, как заведённый, выдавал друг за другом итоги к текущему часу пребывания в полной жопе: мы были безоружны, если не считать маленький метательный нож, никогда не покидающий меня и который практически не достать; нас обоих выкрала какая-то баба со своими приспешниками, явно не торопившаяся удостоить своим присутствием; и ребята там, похоже, уже сошли с ума, рыща по лесу.

Никаких деталей и лиц я особо не разглядела, хотя пребывала в сознании почаще, чем Эрик, отключаясь лишь на какие-то мгновения, пока нас тащили сюда.

Как можно было умудриться так бездарно попасться в лапы каких-то лесных гномов, будь они неладны…

Мне было лестно, что Ромео кинулся меня спасать, едва мой рот заткнула чья-то ладонь, но, блять, я была зла, чертовски зла – и на него, не обдумавшего свои действия до конца, и на саму себя, что будучи разведчиком, даже не уловила шороха в кустах, чтобы предотвратить нападение.

Сука.

Нахера были нужны все эти тренировки, гребанные звания и достижения на полигоне и во фракции, если в реальных боевых условиях мы оказались просто двумя людьми, беспомощно привязанными к столбам?

Тьфу, блять. Бесстрашные, тоже мне…

Я искоса взглянула на лидера, надменно озиравшего наспех сколоченную деревянную крышу над нами. Сквозь прорези в досках стал капать дождь, на что он раздражённо вздохнул и стряхнул движением головы с мрачного лица влагу.

А что ты хотел – отдельные условия люкс для предводителя Бесстрашия?

Я невесело фыркнула, и Эрик вскинул на меня прямой острый взгляд.

Всё-таки он до сих пор меня недолюбливает, хотя и ведёт себя иначе, чем в ту же первую встречу, но надо отдать должное – несмотря на эту лёгкую неприязнь, чьи старые углы сглажены и моим поведением в этом походе, и влиянием Грейс на своего мужика, и Лэном в том числе – рядом с Эриком я хотя бы не ощущала тупую безысходность.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю