332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Dididisa » В твою любовь. Рискуя всем (СИ) » Текст книги (страница 18)
В твою любовь. Рискуя всем (СИ)
  • Текст добавлен: 18 декабря 2020, 23:30

Текст книги "В твою любовь. Рискуя всем (СИ)"


Автор книги: Dididisa






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 27 страниц)

– Опыт у неё, блять… – проворчал мой мужчина, и в эту секунду Микки отвлёк его, указывая на очередную развилку и новый тоннель справа.

Выдержав паузу, Эрик уже невозмутимо продолжил:

– Хотел бы я посмотреть на этого засранца. Как его хоть зовут?

– Ник, – просто ответила я, чувствуя, как шторм улёгся. – Николас.

– И почему же вы разбежались? Цветы не понравились?

Я улыбнулась этой наигранной злости и иронии.

Мужчины порой, как дети…

– Всё намного прозаичнее – я выбрала Бесстрашие, а он остался в Искренности, – углубляясь в воспоминания, произнесла я и, решив больше не мучить Эрика, поведала о том, как всё на самом деле было: – Поверь, мы не были настолько сильно влюблены друг в друга, чтобы сохранять эти отношения после Церемонии, что навряд ли и так было бы возможно. Ник в какой-то момент оказал мне поддержку на фоне моих конфликтов с отцом, и так всё завязалось. Мы встречались где-то полгода. Да, не спорю – он добрый, честный, довольно симпатичный парень, но я не чувствовала к нему того, что испытываю к тебе.

– Вот как, – мне кажется, ещё немного, и мой лидер готов был довольно заурчать, дослушав меня. – А на полигоне? Что, прямо-таки никого больше не было?

– Нет, – искренне ответила я.

– Никто не нравился? Совсем?

– Нет.

– Хочешь сказать, что не было даже секса на одну ночь?

– Нет, – я бросила красноречивый взгляд в сторону маленького изгоя, но Эрику, кажется, было всё равно. Его пытливые глаза словно просили о более подробном комментарии, и я очень-очень тихо, едва шевеля губами, всё-таки добавила: – Хотя Ким в первый год службы пыталась уломать меня на тройничок.

Реакция последовала незамедлительно, и я чуть не рассмеялась в голос.

– Твою ж мать! – скривился Эрик, ошарашено взглянув на меня. – Даже вот, блять, представлять тебя в этой грязи не хочу.

– Ну, она это, скажем, по незнанию. Думала, что я, как типичная Бесстрашная, соглашусь на оргию. Потом привыкла к тому, что меня интересовала только служба, хотя…

– Заебись стереотип… Даже у меня не было секса втроём, Грейс, – это, скажем, больше по мужской части – а ведь ты и сама отлично помнишь, какие обо мне ходили слухи, – усмехнулся Эрик, перебив меня, но потом тут же со своей серьёзностью спросил: – Что «хотя»? Ты не договорила.

Я замялась, не зная, как правильно сформулировать мысль.

Мне давно хотелось сказать ему об этом, да не было повода…

– Я была сосредоточена на службе, и меня не сильно интересовала моя личная жизнь, но… я почему-то нередко вспоминала о тебе, пока работала на полигоне, – наконец выпалила я.

Это было правдой.

Правдой, в которой я не хотела признаваться самой себе все эти годы – мысли о холодном сероглазом одногруппнике часто посещали меня во время жизни у Стены. В них не было ничего романтического, мечтательного или какой-то надежды, лишь странное, абсолютно непонятное любопытство о его судьбе. Вспомнилось, как я искала Эрика глазами на вечеринке по случаю окончания инициации… Возможно, уже тогда он каким-то неведомым мне доселе образом впечатался в нутро.

Я заметила, как лицо Эрика прояснилось – ему явно это польстило, – но он не успел что-либо сказать в ответ, так как в этом момент наши глаза ослеплил яркий свет осеннего солнца, льющийся с огромной зияющей пропасти над головами.

Мы дошли до разлома у корабля…

========== Глава 24. Есть ли у рыжих совесть и стыд?.. ==========

Комментарий к Глава 24. Есть ли у рыжих совесть и стыд?..

UPD от 26 октября: забыла указать вам на саундтреки, под который писались эпизоды.

Эмоции Ким: Halestorm – I miss the misery

Игра (относится и к следующей главе): Pussycat dolls feat. Timbaland – Wait a minute

Общее настроение главы: Faydee, Arman Cekin – Better days

Ким

Лэн практически сразу отошёл от меня, как только мы достигли выхода на поверхность.

Ну и ладно. Ну и пожалуйста.

Подумаешь, блять, какие мы гордые!

Меня просто в какой-то момент настиг тотальный похуизм. Захочет поговорить – поговорит.

Я никогда не бегала за мужиками и бегать не буду.

И делать исключение ради Лэна не собираюсь.

– Так, давайте по очереди наверх, – отдал команду Эрик, на что Грейс с готовностью кивнула.

Ну хоть у кого-то всё хорошо.

Я безразлично почесала нос и схватилась за свои карабины, чтобы проверить их.

Подойдя к каменным выступам и торчащим в земле балкам, которые создавали некое подобие разрушенной лестницы, я бросила мимолётный взгляд в сторону.

Микки, съежившись, отошёл от нас, едва Эрик отцепил его от себя, и внимательно наблюдал за подготовкой.

О пацане-то мы вдруг резко забыли.

Что, уже не нужен, воспользовались – и стал куском мусора?

Я окинула Эрика, не проявившего хоть каплю любезности, злобным взглядом и, вздохнув, подошла к мальчишке, которого все игнорировали.

Он уставился на меня своими огромными – теперь я знала, что карими – глазами и жалостливо шмыгнул.

– Ты придёшь ещё?..

Я даже не расслышала его вопрос в первый раз, настолько он вышел тихим. Наклонившись к нему ближе, я переспросила.

Уловив его вновь, где в словах таилась странная и непонятная надежда на встречу со мной, я попыталась сдержать улыбку, но не смогла.

– Я не могу обещать, малой, – честно призналась я и порывисто накрыла его ладошку своей.

Не хочу, блять, даже пробовать объяснить себе природу эмоций к этому изгою.

Нереализованные материнские инстинкты?

Да-а-а чушь.

Порой мне кажется, что прошлая «я» во времена собственной инициации – с жаждой к жизни, отношениям и семье – как раз-таки была не настоящей. Настоящая Ким – та самая стерва, сломленная и возрожденная, после разрыва с сукиным сыном Томом, когда единственными её инстинктами остались страсть к сексу, выпивке и приключениям.

– Давай я буду ждать тебя здесь… – пролепетал пацан таким тоном, что даже моё в конец окаменевшее сердце всё-таки дало слабую, но трещину.

Спрятав одинокую слезу, норовившую скатиться из уголка глаза, я облизала губы, пытаясь собраться с мыслями, и вновь ему улыбнулась. Широко и искренне.

– Давай я сама тебя найду, Микки.

Он насупил миниатюрные, короткие брови, но почти сразу активно закивал мне. Я сжала его ладонь, понимая, что ещё секунда-другая – и я нахуй разревусь от избытка чувств прямо перед всеми.

Удивительно, как быстро этот мелкий засранец, чуть не прикончивший меня, занял какую-то весомую часть внутри.

– Спасибо за всё, мелкий, – прошептала я, отпуская его руку. С трудом. – И это… Береги себя.

Когда я выпрямилась, то ощутила на спине взгляды всех остальных – ребята, доделав необходимое для обратного скалолазания, замерли, молча наблюдая за нашим прощанием. Столкнувшись с серыми глазами бесячего предводителя нашей фееричной группы, я, наконец, уловила в них подобие раскаяния, и после каждый, едва я отошла от Микки, всё-таки попрощался с ним.

В Чикаго так много, блять, людей – настоящих, из плоти и крови – со своей судьбой и тяготами жизни, мимо которых мы проходили каждый день, попросту не желая их замечать.

И эта мысль теперь, после встречи с Микки, стала зудеть внутри, не давая покоя.

***

– М-м-м, манящее чувство свободы, – протянула я, раскинув руки, пока мы целенаправленно двигались по своеобразному полю или, даже правильнее сказать, степи к виднеющемуся совсем рядом кораблю. С этого ракурса он казался просто гигантским и давящим, нежели со Стены.

Вокруг не было не души – оно и предсказуемо: это участок никогда никем из Бесстрашия не охранялся.

Лэн на долю секунды обернулся ко мне, услышав мою фразу, и отвернулся вновь. Я же лишь закатила глаза, демонстративно цокнув, но вот когда мы стали огибать судно, здорово запыхавшись из-за уже пройденного пути (представляю, блять, как мы пешком догоним Макса с такими умениями, если Микки оказался неправ…), он специально замедлил шаг.

Я замыкала нашу колонну, периодически оглядываясь назад, на брошенный нами Чикаго, и вот – очередной раз повернувшись к движущимся товарищам впереди и ляпнув что-то в своём стиле, я вздрогнула от неожиданности, обнаружив Лэна уже рядом.

Мы взглянули друг другу в глаза, и я нахмурила брови так, словно это он передо мной дико накосячил.

– Поговорим? – в своей извечно вежливой манере, но в этот раз с туевой хучей оттенков холода задал он вопрос.

Ну.

Я же говорила.

В этот момент Эрик мимолетно взглянул на нас через плечо, а за ним и Грейс. Ребята негласно поняли, что нам потребовалось личное пространство, и чуть ускорились, невольно уводя и Криса с Уиллсоном, так что расстояние постепенно увеличилось – в самый раз для небольшого личного разговора.

Мы почти подобрались к склонам, спустившись с которых оказались бы в долине – там нас ждал либо клад, либо хуй собачий.

Надеюсь, что всё-таки первое.

– Ну, давай, – неохотно выдавила из себя я, тоже замедлившись и наблюдая, как Крис чуть неуклюже стал съезжать берцами по покрытой росой траве вниз.

Корабль всё ещё возвышался громадной увековеченной статуей, но уже сзади нас, дополнительно прикрывая обзор со Стены, если вдруг бывшие товарищи снайперы захотят порыскать.

Хотя вряд ли сейчас кто-то на дежурстве в восточной части.

– Я на самом деле всего лишь хотел узнать, когда, хм, примерно… – он несколько раз качнул перед собой ладонью, двигая пальцами, и выдал с сарказмом – надо же: Лэндон и сарказм! – … ты перестанешь себя так вести?

У меня было ощущение, будто мне дали под дых. Резко и неожиданно. В его тоне прозвучала явная, незнакомая мне до этого дня претензия.

Чего, блять?

Кажется, это я сказала вслух.

Он обошёл меня и резко затормозил, да так, что я врезалась в его широченную грудь. Лицо моего строгого мужика скривилось и вмиг посерьёзнело.

– То, блять, – последовал многозначительный ответ.

А были времена, когда он и вовсе не ругался матом, чем жутко меня удивлял – ну, какой ты Бесстрашный оторва без жаргона?

– Что с тобой происходит? – я ненавидела, когда Лэн так проницательно смотрел в глаза. Сука, словно всю душу наизнанку выворачивал. – Почему ты постоянно так эгоистично себя ведёшь, даже сейчас, когда ты уже давно не одна и многое в твоей жизни иначе?..

Его вопрос поставил меня в тупик.

А я терпеть не могу, когда меня вот так загоняют в ловушку.

– В чём же, позволь узнать, заключается эгоизм?

Включила «режим» любезной дурочки – всё как всегда, лишь бы не оправдываться. В сочетании с закрытой позой и метающим молнии взглядом это производило должный эффект, по крайней мере, раньше.

По крайней мере, на остальных…

– Тебе не идёт быть идиоткой, знаешь? – приподнял одну бровь этот чёртов бывший одногруппник, в которого меня угораздило влюбиться. Раскусил в два счёта. – Послушай, Ким. Внимательно меня послушай.

Чем вкрадчивее он говорил, тем сильнее я начинала выходить из берегов. А всё потому, что остатками собственной нормальности чувствовала, что реально не права, но та часть меня, которая трансформировалась в нечто более разрушающее, нахуй всё отрицала.

До победного.

– Наши с тобой отношения начались не так, как хотелось бы, и далеко не идеально. Они построены на руинах совместного прошлого, которое и на тебя, и на меня наложило нехуёвый такой отпечаток. Настоящее, через которое мы оба сейчас проходим, тоже пока выглядит так себе – в том числе и из-за внешних обстоятельств. Так давай, детка, не будем, блять, всё усложнять ещё больше. Особенно твоим поведением, которое порой выходит за рамки вообще всего возможного и невозможного.

Каждое произнесённое Лэном слово грохотом отдавалось в ушах. Я всё ещё держала марку, стоя с гордо поднятой головой, но губы, твою мать, начали предательски дрожать.

– Ты знал, на что шёл, Лэн, когда попросил быть твоей…

– Попросил? – удивлённо воскликнул он, ошарашенно уставившись на меня. – Да что у тебя за манера такая – делать всех парней должными тебе!

– Это единственный способ держать вас – напыщенных засранцев – в узде! – вспылила я, не обращая внимания на то, что ребята, которые уже наверняка ушли достаточно далеко, всё равно могут нас услышать.

– Если один обошёлся с тобой, как с грязью из-под ногтей, это не означает, что твои приобретённые методы общения с противоположным полом нужно применять на каждом последующем! – я видела в его голубых глазах разочарование весом с тонну, но ничего не могла поделать с собой и эмоциями. – Ты ведь была другой. Я знаю тебя другой!

– А что насчёт твоих методов? Может, это ты всё усложняешь? – всплеснув руками, наехала я в ответ. – Давай как обычно, малыш, просто трахнешь меня до отнимающихся ног, и мы закроем этот конфликт – ты же только так даёшь понять, что тебя что-то не устраивает в отношениях со мной! Заметь, я тоже знала тебя другим. Что, туш-э, мой мальчик?

Лэн выглядел в этот момент так, словно я отвесила ему звонкую пощечину.

Мы тяжело дышали оба, пока висела эта портящая всё пауза.

– Не все вопросы решаются сексом, Ким, – наконец тихо проговорил он, отходя от меня на шаг. – И если ты этого не понимаешь; если считаешь не нужным в том числе разговаривать, чтобы прояснять разные ситуации, коих будет возникать ещё немало; если ты не хочешь прилагать хоть немного усилий, чтобы измениться и не быть такой сукой хотя бы со мной, то несмотря на совместное прошлое и настоящее, будущее у нас с тобой крайне маловероятно.

Я приоткрыла рот в онемении, переваривая услышанное. Ответная «оплеуха» Лэна вышла не менее сильной. Если не сильнее…

Я вглядывалась в его черты – прямые, чёткие, обаятельные – ощущая, как много успела наломать дров, но вот язык никак не поворачивался признаться в этом.

– Я стерпел все выходки, чтобы добиться тебя. Все твои грубости, отшивания, подколы и прочее. И в юности, и сейчас, когда узнал, что ты свободна от отношений с ним… – он завуалированно упомянул Тома, и по моей щеке всё-таки скатилась ебучая слеза. – Я не меньше Эрика, который с ума сходил из-за вашего исчезновения, боялся и волновался. За тебя, дурную, в частности. После всего случившегося, скажи мне, разве я не заслужил хоть каплю твоего уважения?..

Договорив, Лэн ещё с секунду всматривался в меня, вложив во взгляд и боль, и желание, и обречённость, но как только я собралась отвечать, он просто развернулся и ушёл.

Хотя, по правде сказать, отвечать мне было нечего…

***

Давненько у меня не было такого паршивого настроения. Правда, когда постоянно проживаешь каждый день, как последний, утопая в виски, содомии и других грязных, но сладких пороках, такое понятие как «настроение» в принципе уходит в отключку, теряя какие-либо оттенки.

Наверное, только с момента полного попадоса в ту задницу, в которой мы сейчас, я как будто очнулась.

Дождавшись, пока чёртова влага перестанет скапливаться в глазах и щипать нос, я поплелась дальше по склону к остальным: они и подоспевший к ним Лэн столпились у – охуеть, какая удача! – брошенного пыльного внедорожника. Молодец, малой, не солгал.

Метрах в пятнадцати у редких кустов был ещё один.

Похоже, для «армии» Макса они были лишними.

Решив принять тактику полного игнора по отношению ко многому и говорить лишь тогда, когда ко мне обратятся, я плюхнула отведенные мне для переноски вещи на землю, села и принялась в них копошиться.

Грейс хотела было подойти ко мне, сразу же заметив моё состояние, – ещё бы, от неё, бывшей Искренней, хрен что скроешь – но я взглядом остановила её.

Хотелось побыть одной, насколько это возможно в нашей огромной компании.

До уха стали долетать обрывки разговора мужчин, и я старалась больше концентрироваться на остальных, а не на Лэне.

Судя по всему, они уже успели осмотреть тачки, пока мы с моим благоверным ебали друг другу мозги, вместо того, чтобы ебать кое-что другое. Кое-кого.

Друг друга.

– Маловероятно, что нам хватит украденного топлива на оба, – Уиллсон кивнул в сторону второго джипа.

– Будем честны – маловероятно, что топлива в принципе хватит на дорогу даже на одном, – хмуро осмотрев агрегат, у которого они стояли, ответил Эрик, затем присел на корточки, оценивая состояние колёс и подвески. – Что думаешь, Лэн?

Я поджала губы, бросив быстрый взгляд исподлобья на своего мужчину.

Он снял куртку, чтобы не испачкаться – как педантично, блять, с учётом того, что мы все уже давно измазаны в дерьме и не понятно, когда вообще сможем отмыться.

Я, как идиотка-неофитка, не видавшая в своей жизни мужское тело, застряла глазами на его накаченных руках, будто видела их, блять, впервые. Лэндон выше того же Эрика и чуть крупнее, и надо отдать должное – я с ума схожу по его фигуре.

По тому, как он ломает меня в своих объятиях каждый раз.

По тому, как может жёстко нагибать, беря меня, не спрашивая, или же мучительно нежно и слишком долго ласкать меня языком, не давая опомниться и даря оргазм за оргазмом.

Твою мать…

– Хм… Дай-ка подумать, – негромко проговорил он, задумчиво озирая машину со всех сторон и затем открывая дверь пассажирского сидения. – Я, конечно, очень давно этим не занимался, но можно кое-что сделать. Поспособствуем значительному снижению расхода дизеля. Плюс здесь часть двигателя работает на электрическом заряде – его можно оставить про запас…

– Прости, чем не занимался?.. – недоуменно перебил Крис, следя за его движениями.

Моя же Златовласка молча стояла рядом с Эриком, вслушиваясь в каждое слово, – она благоразумно и тактично оставила меня в покое, не решаясь всё-таки подойти и спросить о случившемся, тем более при остальных. Я безумно её за это ценила.

– Увлекался машиностроением и чертежами, когда ещё жил и учился в Эрудиции. До перехода, – зачем-то уточнил очевидное Лэн, и я незаметно закатила глаза.

Я помнила.

Прекрасно помнила его эти наброски и рисунки чётких линий – он баловался ими даже в первые недели инициации, считая это полезной тратой времени и разминкой для мозгов.

Блять, ну как?

Как меня угораздило влюбиться в этого спокойного, непоколебимого, внешне скромного умника?

Который пиздецки божественен в постели и который столько лет преданно ждал меня?..

– Интересно… – протянул Эрик, с одобрением посмотрев на него. – Не знал, не знал… Ну и что можешь предложить?

– Для начала выкинем все то, что является лишним и отвечает больше за комфорт: чехлы, коврики, может, ненужные инструменты и так далее. – Лэн параллельно объяснял и уже принялся за дело. Все остальные, включая Грейс, кинулись ему помогать и вытаскивать из тачек разный хлам. Я же всё так же сидела на коленях рядом с провизией, не обращая внимания на прохладу, идущую от земли. И похер, что это вредно, тем более в «эти дни». – Неплохо было бы отшлифовать кузов и снять краску, но на это у нас нет времени и возможности.

Он на минуту замолчал, пытаясь вытащить застрявший у задних сидений коврик. Эрик, переведя дух, задал вопрос:

– Двери тоже оставим?

– Вообще, они бы скинули прилично, но всё-таки да, давай пока сохраним. Во-первых, если будет перестрелка, они нас хоть как-то защитят. Да и всякие там… Ну, не знаю. Дикие животные?..

– Они есть, поверь, – решительно кивнул лидер всея группы беглецов.

Ах да, наш же Ромео неделю выживал в лесу, а путь лежал как раз через него.

– Что-нибудь ещё? – встрял в разговор Крис.

– Да. Нужно снять аудиосистему, сигнализацию, центральный замок, защиту картера. Вытащить шумоизоляцию, а вот катализатор и выхлопную трубу оставим, иначе будем тарахтеть на всю вымершую страну, – с видом знатока ответил Лэн, и как бы он меня раздражал всем своим этим чересчур начитанным видом, я не могла не восхищаться им в эту минуту.

– Знания у тебя, конечно, что надо… – добродушно улыбнулся Уиллсон. – И чего не остался в Эрудиции?

– Ну… Здесь больше пригодился, – просто ответил Лэн и вдруг вперил в меня пронзительный взгляд.

Я тут же отвела свой.

Обида – на самом деле, совершенно необоснованная, хоть я и до последнего пыталась оправдать себя – по-прежнему гложила нутро.

– Что ж, тогда у нас дохера работы, – потерев ладони друг о друга, подытожил Эрик. – За дело…

***

Грейс

Несмотря на, казалось бы, относительно небольшие изменения, которые стоило привнести в наш транспорт, закончили мы только далеко за полдень. В какой-то момент Ким всё же присоединилась к нам, молча помогая вытаскивать из кузовов всё лишнее – мы всё-таки решили взять оба внедорожника, распределившись по трое в каждый. Мне очень хотелось с ней поговорить наедине, по душам, но я проявила тактичность, пока не приближаясь. Я прекрасно знаю это чувство – когда требуется время и немного одиночества, чтобы привести мысли в порядок.

Когда я вытерла измазанные пальцы куском ткани и подошла к пассажирской двери, чтобы уже залезть внутрь, то заметила своего мужчину, задумчиво озиравшего что-то на ладони. Эрик стоял в двух метрах от меня у капота, и едва он развернулся лицом, чтобы пройти к водительскому, я успела заметить в его руке то ли кусок проволоки, то ли металлический тонкий жгут золотистого цвета, который он, судя по всему, нашёл в каком-то внутреннем извлеченном из джипа узле. Мой лидер почти сразу убрал находку в задний карман, и мне даже показалось, что его плечи вздрогнули, когда он подметил моё внимание, но нет – да и я довольно быстро забыла об этой мелочи.

Мало ли для чего может понадобиться эта деталь.

Едва мы тронулись с места, я высунулась из окна пассажирского сиденья и долго взглядывалась в длинную линию Стены, отдалявшуюся с каждой минутой. Блеклые лучи медленно скатывающегося к закату осеннего солнца озаряли эту громаду, которая когда-то была моим вторым домом после штаба фракции.

Хотя… Что на самом деле есть «дом»? Это место, к которому ты привязан территориально или в котором тебя кто-то ждёт? Я так часто задавалась этим вопросом, после той фразы Эрика на крыше, что и сама начала сомневаться в правильности ответа.

Смеем ли мы в принципе хранить надежду на возвращение в Чикаго или же навсегда останемся скитальцами без крыши над головой?..

Глубоко вздохнув ароматный воздух, я села прямо, подняв стекло. Крис на заднем пассажирском сидении успел уснуть, и мимолётно взглянув на Эрика, с привычной уверенностью ведущего машину без слов, я тоже расположила голову поудобнее на согнутом локте у окна и задремала.

Привал мы решили устроить, едва доберёмся до той части леса, скрытой от биноклей и винтовок внешнего полигона – мы двигались к ней совсем с другой стороны, проделав немалую дугу.

Так что у меня было немного времени, чтобы выдохнуть и прийти в себя.

Пускай и ненадолго, пока очередное чувство опасности, адреналин и постоянное напряжение вновь не окутали вены.

***

Припарковав внедорожники там, где начинались деревья, мы вышли, разминая затёкшие мышцы. Закатное солнце только-только коснулось горизонта, чтобы величественно уйти и уступить на ночные часы место своей сестре Луне.

– В темень туда не стоит соваться, – махнув ладонью в сторону леса, проговорил Эрик, как только мы собрались вокруг нашей первой машины. – Переночуем здесь, а рано утром двинемся вглубь.

– Идёт, – произнёс Уиллсон, уперев руки в бока. – Как, кстати, будем ночевать?

Он кивнул на транспорт и добавил:

– В них или доставать брезент?

Прежде чем ответить, Эрик внимательно огляделся по сторонам и остановил свой взгляд на мне. В наступающих сумерках его лицо казалось не таким утомлённым, а больше таинственным, словно призывающим изучать каждую черточку, и я закусила губу, словив себя на этой необычной мысли.

Мой лидер на мгновение скривил рот в многообещающей усмешке, хотя серые зрачки выражали легкое беспокойство, и вновь обратился к Уиллсону:

– Сделаем вот как: Грейс отправится на короткую разведку, и если всё чисто, заночуем под открытым небом. Погода пока позволяет. Да и… Разведём костер и немного расслабимся.

Я встрепенулась, ощутив, как внутри разливается тепло: пускай ненадолго, но я вернусь к своей любимой деятельности, и что немаловажно – Эрик не препятствует этому, а только поощряет, показав всем, что и у меня есть свои задачи в этом путешествии.

Лэн и Крис довольно что-то воскликнули, а Ким лишь состроила кислую мину.

– Было бы чем расслабляться… – выдохнула она, вытаскивая из багажника всё необходимое для долгой остановки.

– Обижаешь, – беззлобно ухмыльнулся Эрик. – Мы взяли со склада не только то, что нужно, но и то, что отлично подойдёт в том числе и твоей Бесстрашной рыжей душе.

– Бесстыжей, ты хотел сказать… – губы Ким растянулись в хитрой улыбке. – Вы что, спёрли вискарь?!

Но Эрик загадочно промолчал – веселые смешки остальных мужчин подтвердили её догадку.

– Пожалуй, лучшая новость за сегодняшний день, – поиграв бровями, ответила подруга, которая, казалось, уже и забыла о своём раздраенном состоянии.

Правда, я заметила, с какой тоской и другими неясными чувствами посмотрел на неё Лэн, но тут же подумала про себя, что сейчас алкоголь будет очень даже к месту. И если не он сблизит этих двоих вновь, то я даже не знаю, что ещё сможет помочь.

Кстати говоря, Эрика я выпивающим не видела – это будет интересно. Тот единственный эпизод в баре, когда я зашла и убежала, не в счёт.

Я запоздало ответила ему, согласившись осмотреть местность, и направилась к подруге, которая тихонько что-то насвистывала себе под нос и раскладывала полуфабрикаты для ужина. Крис, Лэн и Уиллсон, что-то обсуждая, параллельно с моим уходом начали выставлять своеобразное подобие палаток, больше походившие на навес.

– Госпожа ревизор, выдадите мне оружие? – шутливо попросила я, на что Ким хлопнула меня по плечу. Пистолеты мы распределили ещё перед отъездом, а вот более серьёзный огнестрел хранился в поклаже.

– Для тебя, крошка, всё, что угодно. Возьмёшь новую?

Она показала пальцем на Storm, который мы нашли, но я отрицательно покачала головой.

– Лучше тот вариант. К нему… – я любовно осмотрела матовую поверхность. – … Надо привыкнуть.

– Да ладно тебе, можно подумать, не успеешь сориентироваться. Да и кого ты там найдёшь в лесу… – она отмахнулась, но протянула мне более старую модель автомата.

Я поблагодарила её, беглым взглядом оглядев вещи и убедившись, что ничего не забыла – экипировка, правда, была бы всё равно не полной; не такой, как на официальной службе когда-то, но всё же.

Забросив автомат на плечо, я застегнула не по размеру большую куртку – её со многими предметами одежды ребята тоже смогли достать со склада – и двинулась по траве к высившимся недалеко деревьям. Эрик всё ещё стоял у одной из машин, что-то проверяя под поднятым капотом, и я хотела было предупредить, что ухожу, но…

Сознание и память в этот момент ярким импульсом выдали следующее, будто опрокидывая меня навзничь: лес.

Ты идёшь в чёртов лес, Грейс.

Одна.

Совсем.

Дыхание моментально сорвалось. Пульс участился, я чувствовала это, а ладони стали бесконтрольно потеть. Я резко остановилась, не отойдя от Ким и на пять шагов.

Заблудиться в лесу – один из моих страхов, который возникал в пейзажах когда-то. И на полигоне, если предстояло очередное задание в чаще, Уиллсон знал, что меня нельзя отправлять туда одну – я всегда была с напарницей.

Всегда.

– Грейс?.. – позвал меня Эрик, заметив моё замешательство, и подошёл ближе.

Я услышала, как и Ким сзади вскочила, очевидно, тоже поздно поняв, что к чему.

– Я… – ощутив, как к горлу подкатила тошнота, я глубоко вдохнула. Теперь на тёмные деревья впереди, чьи верхушки были окрашены в багряный от заходящего солнца, я взглянула иначе.

Чёрт…

Надо было сказать ему раньше!

Он только стал иначе относиться к моему участию в чём-либо, и если я сейчас пойду на попятную, Эрик больше не доверит мне ничего.

Мой испуг наверняка отразился в глазах, потому что лидер подоспел ко мне и ласково взял однозначно побледневшее лицо в свои тёплые ладони, сокращая между нами расстояние.

– Эй… Милая, что не так? Ты словно призрака увидела.

– Я… Я… Не могу, – сипло прошелестела я невпопад.

Глаза зацепились за ветки, зловеще манившие за собой, стоило ветру коснуться их.

– Она не должна идти туда одна, – воскликнула Ким, молниеносно оказавшаяся рядом.

На лице Эрика отразилось непонимание, когда подруга обратилась к нему, а я всё-таки решила признаться, продолжая, как мазохистка, прогонять про себя образы того, как захожу в лес и остаюсь там навсегда:

– Это один из моих страхов. Который приходит в симуляциях. Я очень сильно боюсь потеряться…

Горло скрутил новый спазм, едва я кивнула в сторону деревьев и зарослей кустов. Я не наблюдала за собой такую панику раньше и теперь задумалась – а не сказалось ли на мне и на моих фобиях всё то, через что нам пришлось пройти? Попытка изнасилования, изгнание из родной фракции и постоянное выживание?

Не стали ли они от этого всего глубже?

Лидер проследил за направлением моего взгляда, неохотно убрав руки, и с минуту молчал, обдумывая услышанное.

– Может, я пойду с ней? – нарушила паузу Ким, видя, что Эрик не торопится что-либо сказать. – Она всегда ходила на дежурства или тренировки в лесополосу только со мной. Я отвлекала её, и проходить всё было легче…

– Нет, не стоит, – наконец негромко проговорил он, одаривая меня успокаивающим взором. – Останетесь обе здесь – я попрошу Уиллсона проверить…

Ким пожала плечами и впервые проявила деликатность, отступив и не споря, я же почти сразу разочарованно захныкала:

– Эрик, но как же… Я ведь должна, ты поручил это мне! Давай я сейчас соберусь с мыслями, дай мне минуту, пожалуйста, и…

– Грейс, – мягко перебил он меня, взяв скользкую от пота и дрожавшую ладонь в свою. – Всё нормально. Я не собираюсь отстранять тебя от разведки, но сегодня сделаем исключение. У тебя будет ещё масса возможностей исполнить то, что я сказал. А пока стоит отдохнуть и придумать, как бы тебе перебороть этот страх, раз мы большую часть дороги будем в лесу. Идёт?

Я чуть ли не взвыла от собственной слабости, ощутив злость на реакцию организма. Чёрт возьми, это же всего лишь кучка деревьев! Ну почему я так этого боюсь?..

– Идёт, – вяло пробормотала я, увидев, что Эрик не собирается менять своё мнение.

Выражение его лица было непоколебимо, несмотря на явную заботу и участие в глазах.

– Ты говорила, что видела и меня в своих пейзажах, – почти шёпотом вдруг спросил он, едва я захотела развернуться, чтобы уйти к остальным. Я уставилась на чёрные квадраты его татуировки, воскрешая в памяти давние видения. – Что именно я там делал?

– Предавал меня, – прикрыв веки и открыв их вновь, слабо ответила я. – Я была в какой-то комнате и из зеркала за мной выходили люди: друзья, знакомые, близкие… И почему-то появился ты, хотя тогда мы ещё даже не общались. Каждый по очереди втыкал мне в спину ножи.

Мой лидер замер, слушая всё это.

– Ты боишься предательства?

Внутри болезненной вспышкой восстал кадр: я в кабинете Тома, неверяще уставившаяся на подписи Эрика в документах о поставках оружия изгоям…

Облизав пересохшие от волнения губы, я встретилась с любимым мужчиной глазами.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю