355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Большая Советская Энциклопедия » Большая Советская Энциклопедия (ИН) » Текст книги (страница 19)
Большая Советская Энциклопедия (ИН)
  • Текст добавлен: 5 октября 2016, 23:21

Текст книги "Большая Советская Энциклопедия (ИН)"


Автор книги: Большая Советская Энциклопедия


Жанр:

   

Энциклопедии


сообщить о нарушении

Текущая страница: 19 (всего у книги 66 страниц)

  Достижение И. государственной независимости (1947) содействовало росту прогрессивной литературы, выдвинуло на первый план социальную тематику, способствовало упрочению единства литератур страны (при национальном своеобразии каждой из них). Резко обострилась борьба между прогрессивными и реакционными направлениями. Ведущей темой литературы стала трагедия человеческого существования в капиталистическом мире. Среди критических реалистов усиливается тяга к изображению людей труда, борцов с социальной несправедливостью: прозаик каннада Ниранджана (р. 1923), малаялец Такажи Ш. Пиллай (р. 1914) и др. В лагере реакции выступают писатели религиозно-шовинистического направления (например, писатель хинди Гурудатт). Экзистенциалистская философия отразилась на творчестве писателя хинди Агьеи (р. 1911) и романиста телугу Б. Кришнарао (1918—62). В творчестве поэта хинди Д. Бхарати (р. 1926), маратхских поэтов Б. С. Мардхекара (1907—56) и Ш. Муктибодха (р. 1921) и др. поиски новых форм и средств художественной выразительности становятся самоцелью.

  Борьба за преодоление последствий колониализма и подъём экономики способствовали развитию ряда отстававших прежде литератур и становлению новых (майтхили, бходжпури, догри и др.).

  И. С. Рабинович.

  Наряду с литературами на национальных языках в И. развивается индийская литература на английском языке, который долгое время был основным языком государственных учреждений и высшего образования. В стихах первых англоязычных поэтов (Г. Л. В Дерозио, 1809—31; К. Гхош, 1809—73; Т. Датт, 1856—77) ощущается влияние английского романтизма. В поэзии конца 19 – начала 20 вв. (Ауробиндо Гхош, 1872—1950; С. Найду, 1879—1949; Х. Чаттопадхая, р. 1898) содержатся призывы к национальному освобождению И. В 30-х гг. 20 в. зарождается англоязычная проза, крупнейшими представителями которой являются М. Р. Ананд, Р. К. Нараян (р. 1906), Х. Чаттопадхая и др.

  Е. Я. Калинникова.

  Литературоведение. Интерес к теоретическому осмыслению литературы обнаруживается уже в работах ранних индийских грамматистов Панини (4 в. до н. э.) и Патанджали (2 в. до н. э.). Самостоятельное значение теория литературы получает во 2-й половине 1-го тыс. н. э. Объектом исследования становятся художественно-изобразительные средства (аланкара ), категории раса (эстетическое восприятие) и дхвани (художественные ассоциации), задачи литературы и психология творчества: «Поэтические украшения» Бхамахи (7 в.), «Зерцало поэзии» Дандина (6—7 вв.), «Сутра о поэтических украшениях» Ваманы (8—9 вв.), «Краткое изложение поэтических украшений» Удбхаты (9 в.), «Описание дхвани» Анандавардханы (9 в.), приписываемая Бхарате «Шастра о театральном искусстве» (рукопись 9 в.), «Рассуждение об уместности» Кшемендры (11 в.) и др. В прологах и вступлениях к произведениям Калидасы, Баны, Дандина встречаются высказывания, свидетельствующие о попытках исторического подхода к развитию литературы. В 15—17 вв. продолжается детализированная разработка эстетических категорий и нормативная систематизация жанров; литературоведение приобретает преимущественно схоластический характер, полностью лишаясь историзма. На первых этапах развития национальных литератур классическая санскритская поэтика сковывала самостоятельную литературную мысль. Её влияние остаётся преобладающим и в 19 в., когда особенно интенсивно стала развиваться текстология. С середине 19 в. намечается тенденция к осмыслению отдельных национальных литератур (особенно бенгальской и хинди) как самостоятельных литературных общностей; появляется современное литературоведение объективистского и позитивистского плана. В 30—40-х гг. 20 в. индийские литературоведы приближаются к осознанию социальной и исторической детерминированности литературного процесса (С. К. Де, С. Н. Дасгупта), а некоторые и к марксистскому его пониманию (Д. Косамби).

  После завоевания национальной независимости (1947) резко возрос объём и уровень исследований, создан ряд общеиндийских и местных научных организаций как правительственных (Литературная академия в Дели и её филиалы, пенджабский Департамент языка и т. п.), так и общественных (Центральный союз пенджабских деятелей литературы, Союз деятелей тамильской культуры и др.). Видное место в современном индийском литературоведении занимают Х. Двиведи, В Рагхаван, Н. Сингх, Б. Упадхьяй, К. М. Джордж, К. Чайтанья, Г. Халдар, Нагендра, К. Н. Субрахманьям, А. Бос, П. Мачве, П. Падмараджу, Ч. Д. Нарасимхайя и др. В центре внимания современного индийского литературоведения стоят проблемы общеиндийского литературного наследия, становления и развития национальных литератур И., дифференциации направлений, соотношения индийской традиционной поэтики и современных литературных теорий, индийского литературного процесса и его соотношения с мировым литературным процессом. Укрепляются контакты индийских и советских литературоведов, появляются совместные издания (сб. «Рабиндранат Тагор. К столетию со дня рождения», М., 1961, и др.).

  И. Д. Серебряков.

  Лит.: Литературы Индии, М., 1958; Драматургия и театр Индии, М., 1961; Поэзия народов Индии, М., 1962; Современная индийская проза, М., 1962; Культура современной Индии, М., 1966; Рабинович И. С., Сорок веков индийской литературы, М., 1969; История индийских литератур, пер. с англ., М., 1964: Литература Востока в средние века, ч. 1, М., 1970; Литература Древнего Востока, М., 1971; Winternitz М., A history of Indian literature, v. 1—2, Calcutta, 1927—33; Literatures in modern Indian languages, Delhi, 1957; Kane P. V., History of Sanskrit poetics, Delhi, 1961; Srinivasa Iyengar K. R., Indian writing in English, N. Y., 1962; Chatterji S. K., Languages and literatures of modern India, Calcutta, 1963; Krishnamoorthy K., Essays in Sanskrit criticism, Dharwar, 1964; Derrett М. E., The modern Indian novel in English, Brux., 1966; Fiction and the reading public in India, Mysore, 1965; Literary criticism: European and Indian traditions, Mysore, 1968; The novel in India, ed. by T. W. Clark, L., [1970].

  XIV. Архитектура и изобразительное искусство

  Истоки индийской художественной культуры восходят к возникшим на берегах рр. Инд и Ганг древнейшим цивилизациям, которые послужили основой и для развития художественной культуры Пакистана . К периоду высокоразвитой цивилизации Хараппы (середина 3-го – примерно середина 2-го тыс. до н. э. ) относятся крупные города Сангхол (обнаруженный в районе Патиалы) и Лотхал (на полуострове Катхиявар). Для них характерны регулярная планировка, налаженная система водоснабжения и канализации, многоэтажные постройки из обожжённого кирпича, бассейны для общественных омовений. Найдены расписные керамические сосуды, каменные и терракотовые статуэтки и печати-амулеты со знаками письменности и изображениями животных.

  О культуре Северной И. середины 2-го – середины 1-го тыс. до н. э. позволяют судить литературные источники (веды и др.), а также скульптурные и живописные изображения более поздних времён. Постройки сооружались из дерева, глины и тростника. Их формы и типы (дом, круглый в плане, с полусферическим или коническим покрытием; здание общественных собраний зального типа, со сводчатым деревянным покрытием и др.) легли в основу архитектуры каменных храмов и других сооружений последующих веков. Регулярная планировка была присуща городам Матхура, Паталипутра и др. – центрам образовавшихся в середине 1-го тыс. до н. э. рабовладельческих государств. Расселение в них производилось по кварталам, соответственно освящённому брахманизмом делению общества на варны . Этот принцип расселения в городе сохранялся в И. вплоть до позднего средневековья. Одной из причин прочного сохранения в И. художественных традиций было существование с глубокой древности цеховых строительных организаций-«шрени» (закрепленных кастовой системой) и единой системы канонов и правил строительного дела и прикладного искусства – «Шилпашастры».

  Искусство И. достигло расцвета с образованием мощного рабовладельческого государства Маурья (4—2 вв. до н. э.), впитав в себя влияния культур стран Средиземноморья и Персии. В городах возводились крупные комплексы крепостей, дворцов (дворец царя Ашоки в Паталипутре, 3 в. до н. э.) и других сооружений.

  Распространение буддизма при Ашоке (3 в. до н. э.) вызвало массовое строительство храмов – чайтья , монастырей, включавших чайтья и монашеское общежитие «вихару» (квадратный в плане зал, окружённый кельями), а также мемориальных сооружений – ступ и столбов-стамбха . К числу наиболее ранних из сохранившихся сооружений этих типов относятся ступа № 1 в Санчи (3—2 вв. до н. э.) и комплекс монастырских построек (небольших по размерам и почти лишённых декора), высеченный в горах Барабара (3 в. до н. э.). Характерные памятники скульптуры эпохи Маурья – капитель стамбхи Ашоки из Сарнатха («Львиная капитель», около 243 до н. э.), со стилизованными фигурами 4 львов, и статуя якшини (богини плодородия) из Дидарганджа (песчаник; вероятно, 2 в. до н. э.), отличающаяся реалистически трактованными тяжеловесными формами.

  Во 2—1 вв. до н. э. наивысшего расцвета искусство И. достигает в рабовладельческих государствах Андхра в Декане и Шунга на севере И. К этому времени относятся крупные комплексы монастырей, высеченных в скалах Бхаджи, Насика, Карли и др. В отделке их развитых интерьеров гораздо шире, чем прежде, применяется скульптура. Наиболее значительное скальное сооружение – чайтья в Карли (1 в. до н. э.), отличающаяся особой ясностью тектоники и пространственного решения. Идеей утверждения жизни и её неисчерпаемости проникнуты сложные многофигурные рельефы на сюжеты преданий о Будде на ограде и воротах-«торана» ступы в Бхархуте (2 в. до н. э.) и воротах ступы № 1 в Санчи, установленных в 1 в. до н. э. Сравнительно с плоскими рельефами в Бхархуте рельефы в Санчи более сочные и пластичные.

  В первых веках н. э. на С.—З. И. существовало Кушанское царство , с которым было связано искусство школы Матхуры, где появилось одно из первых антропоморфных изображений Будды.

  С образованием в северном и центральном районах И. мощного государства Гуптов (4—6 вв.) искусство И. рабовладельческой эпохи вступило в пору последнего расцвета. Развернулось строительство дворцов, монастырей, храмов. Среди сохранившихся памятников – ранние наземные храмы, трактованные как божья обитель, в Санчи (храм № 17, 5 в.) и др. местах. Ядро этих храмов, сложенных из тёсаного камня, составляет кубическое святилище с внутренним помещением для божества и входным портиком. Каноническую, завершённую форму получает в это время изображение Будды (статуи Будды из Сарнатха, песчаник; из Султанганджа, бронза; обе – 5 в.).

  Культурное наследие эпохи Гуптов получило развитие в раннесредневековых феодальных государствах Декана (Чалукьев, 6—12 вв.; Раштракутов, 8—10 вв.), юга (Паллавов, расцвет в 7 в., существовало по 9 в.) и севера И. (Харши, 7 в.). Ещё продолжали строиться ступы, скальные храмы и монастыри, хотя под влиянием господствовавших идей индуизма традиционные формы этих сооружений наполнялись новым содержанием. Отживал тип чайтья, а вихара из монастырского общежития превращалась, по существу, в храм. Около 6 в. появились скальные брахманские и джайнскне храмы, не отличавшиеся по своим формам от буддийских.

  Наиболее значительные скальные сооружения этого периода находятся в Аджанте и Эллоре . Аджанта прославилась главным образом стенными росписями буддийских монастырей (2 в. до н. э. – 7 в. н. э.). Написанные на сюжеты буддийских преданий, они представляют, по существу, широкую картину общественной жизни И., создавая вместе с архитектурой и скульптурой праздничный декоративный ансамбль. Храмовые комплексы Эллоры (созданные между 6—10 вв.) известны своей скульптурой, вообще занявшей с периода раннего средневековья господствующее место в убранстве храмов. На их стенах развёрнуты барельефные композиции с изображениями буддийских и брахманских богов и мифологических героев. Сравнительно с каноническими фигурами Будды, для которых стали характерны застылость и сухость форм, изображения брахманских богов – пластически сочные, исполненные напряжённой динамики. Величием образов и композиционной смелостью отличаются рельефы и гигантский бюст трёхликого Шивы Махадео в скальном храме на о. Элефанта (8 в.).

  В 6—7 вв. определились 2 основных типа наземного храма: северный (индо-арийский) и южный (дравидийский). Для храмов южного типа характерно возвышающееся над святилищем завершение – «шикхара» в виде ступенчатой пирамиды с ложным куполом, тогда как для северных – шикхара параболических очертаний с диском-«амалака» наверху. Принципы храмовой архитектуры Южной И. были заложены в храмах Махабалипурама и Канчипурама. В Махабалипураме сохранились уникальные высеченные из валунов монолитные храмы-«ратхи» – прототипы святилища и надвратной башни-«гопурам» южноиндийского храма, а также шедевр южноиндийской скульптуры – гигантский многофигурный барельеф «Нисхождение Ганга» (7 в.). В Канчипураме был сооружен храмовый комплекс (Кайласанатха, 1-я половина 8 в.), который лег в основу развития композиции южноиндийского храма в целом. Его прямоугольный двор, опоясанный изнутри рядами ниш со статуями божеств, включал выделенное шикхарой главное святилище и многоколонный зал для молящихся – «мантапам». Композиция этого комплекса была повторена в одноимённом храме в Эллоре (середин. 8 в.). Искусство пластики раннего средневековья достигло вершины в этом высеченном из скалы грандиозном комплексе с его многоколонными залами, галереями, монументальными статуями и рельефами, отмеченными острым драматизмом образов, динамикой сложных композиций.

  Начиная с 10—11 вв., с укреплением феодализма в И., быстро растут города, развёртывается храмовое строительство. Градостроительство и архитектура этого времени развивались, следуя в основном принципам, изложенным в «Шилпашастре». Гражданские постройки не сохранились, так как они сооружались главным образом из недолговечных материалов – дерева, кирпича, тростника, глины и т. д. Архитектура храмов становится более пышной и декоративной, объёмно-пространственные композиции более сложными, планы более вычурными. Скульптура, неразрывно сливающаяся с архитектурой, принимает декоративный характер.

  В 10—13 вв. в столицах различных государств И. возник ряд храмов, в которых проявилось своеобразие местных архитектурных школ. Храмы Орпссы, ярко выраженного северного типа (храм Лингараджа в Бхубанешваре ), обычно состоят из примыкающих друг к другу отдельных архитектурных объёмов (залов для молящихся, исполнения ритуального танца, приношений), среди которых выделяется святилище, увенчанное самой высокой шикхарой. Скульптура Ориссы, украшавшая храмы лишь снаружи, сохраняет монументальность форм и жизненную конкретность изображений (изваяния коней, фигуры танцовщиц, музыкантов у храма бога Солнца Шурья в Конараке, середина 13 в.).

  Для храмов Кхаджурахо , причисляемых к северному типу (Кандарья Махадео, около 1000), характерны: компактность композиции (достигнутая слиянием архитектурных объёмов), обилие скульптурного убранства как наружных, так и внутренних поверхностей стен.

  Храмы Майсура (Ченна Кесава в Белуре, Хойсалешвара в Халебиде; оба – 12 в.), с сильно подчёркнутыми горизонтальными членениями, отличаются высоким качеством исполнения ювелирно-тонкого резного декора.

  В Южной И. в 10—11 вв. сооружались храмы [Большой храм (Брахадешвара), в Танджавуре, 11 в.], в которых архитектурная композиция, выкристаллизовавшаяся ещё в 8 в. в Канчипураме, получает своё завершение: шикхара обретает чёткость силуэта; декор, сдержанный и пластичный, строго подчиняется архитектонике здания.  На юге И. в 10—12 вв. распространяется бронзовая пластика. Среди статуй и статуэток индуистских божеств главное место занимает изображение бога Шивы в виде многорукого Натараджана – бога танца.

  Завоевание Северной И. в конце 12 – начале 13 вв. мусульманскими феодалами принесло новые для И. культурные традиции Средней Азии, Ближнего и Среднего Востока; господствующей религией стал ислам . В И. утвердились иные конструктивные элементы (арки, купола, своды) и типы сооружений (мечети, минареты, медресе, мавзолеи), небывалого расцвета достигло строительство дворцово-крепостных ансамблей. Вместе с тем серьёзный удар был нанесён развитию скульптуры н живописи, так как религиозные требования ислама препятствовали изображению живых существ.

  В декоративно-прикладном искусстве стали развиваться преимущественно растительные и геометрические орнаменты.

  В период укрепления Делийского султаната (начало 13 – середина 14 вв.) были возведены мечеть Кувват-уль-Ислам (начата в 1193) с минаретом Кутб-Минар в Дели , сохранившим черты индийского зодчества (пластичность архитектурных масс, использование традиционного местного орнамента), а также города с мощными крепостными стенами: Сири, Джаханпанах, Туглакабад и Фирозабад (все – 14 в.), ныне на территории Дели, Даулатабад (14 в.) в Декане.

  С распадом Делийского султаната художественные силы страны рассредоточились по отдельным феодальным государствам. В султанате Гуджарат на основе местных традиций деревянного гражданского и каменного храмового зодчества были созданы сооружения, отличающиеся строгой архитектоничностью форм, контрастом гладкой поверхности стен фасада и изящного по рисунку декора (мечеть Сиди-Саид в Ахмадабаде , около 1515). В Бенгалии возникли своеобразные постройки, в которых использовался опыт кирпичного и бамбукового зодчества с применением в декоре резной терракоты (мечеть Адина в Пандуе, около 1360). В государствах Декана в 14—17 вв. сооружались здания, сочетавшие в себе инженерные достижения мусульманской архитектуры с местными архитектурными традициями (мавзолей Гол-Гумбаз в Биджапуре ).

  С образованием империи Великих Моголов (1526) искусство И. переживает новый подъём, достигнув наивысшего расцвета при Акбаре. Во времена его правления (1556—1605) были созданы замечательные образцы градостроительного и фортификационного искусства: крепость в Агре , город-крепость Фатих-пур-Сикри (1569—84), сохранившийся в том виде, в котором был задуман; форты в Аджмере (1570) и Аллахабаде (Илахабад ). Складывается классический тип центрально-купольного мавзолея, окруженного регулярным садом (мавзолей Хумаюна в Дели, 1565). При Шах-Джахане (17 в.) в архитектуре нарастает декоративность, усиливается стремление к роскоши, излюбленным материалом становится мрамор, нередко инкрустированный самоцветами. Традиционные формы мавзолея были доведены до совершенства в усыпальнице Тадж-Махал в Агре. Чертами наступившего упадка (безвкусица, отсутствие новых творческих замыслов) отмечены могольские постройки 18 в. (гробница Сафдарджанга в Дели, 1745—53).

  На высоком уровне продолжало развиваться искусство Раджастхана, сохраняя местные традиции. Многовековый опыт каменного крепостного строительства сказался в величественных, органически сливающихся с природой дворцово-крепостных ансамблях (Гвалияра, 16 в.; Датии, 17 в.; Удайпура, 16—18 вв., и др.), для которых характерен контраст массивных нижних этажей и «ажурных» верхних, с павильончиками, куполами и шпилями. Столица Раджастхана Джайпур (основана в 1728) с регулярной планировкой – один из лучших образцов города-ансамбля в мировом градостроительстве. Главное средство достижения художественной цельности застройки Джайпура – применение одних и тех же форм карниза, арки, купола, эркера. В городах Раджастхана на фасадах и в интерьерах домов встречаются росписи (нередко минеральными красками по сухой штукатурке) с изображениями бытовых мотивов и сцен сражений.

  В период господства мусульманских феодалов в Северной И. традиционные храмовая архитектура и скульптура развивались лишь на крайнем Ю., где по-прежнему господствовали брахманские жрецы. Вокруг старых храмов здесь воздвигались новые ограды с надвратными башнями – «гопурам», покрытыми скульптурой. С веками количество оград возрастало и храмовый комплекс превращался в крепостной город, включавший дворы с многоколонными открытыми галереями – мантапам и бассейнами для омовений (храмовые комплексы в Чидамбараме, Рамешвараме, Мадураи и др.). К колоннам в мантапам нередко пристраивали огромные изваяния вздыбленных коней и фантастических фигур.

  В средневековый период в И. развитие получила миниатюрная живопись. Среди ранних школ индийской миниатюры известна гуджаратская школа (11—16 вв.). Будучи главным образом иллюстрациями религиозных книг джайнов, гуджаратские миниатюры отличаются плоскостным, стилизованным изображением человеческих фигур, локальными красками. В 16 в. возникла могольская школа миниатюры, в которой проявилось стремление к достоверности изображения, контрастирующее с традиционной плоскостностью и декоративизмом; распространение получили иллюстрирование исторических трактатов, портретный и анималистический жанры.

  Многие традиции могольской школы миниатюры восприняла деканская школа, процветавшая в 16—17 вв. С середины 16 в. развивается школа миниатюры Раджастхана, а позже школа Пахари (условно объединяемые некоторыми исследователями в раджпутскую школу миниатюры). Религиозно-мифологические по тематике миниатюры обеих школ (более условные, чем могольские) отличаются звучным колоритом, изящным линейным ритмом, лирической проникновенностью.

  В период английского колониального господства (18 в. – 1947) в И. проникает влияние европейской культуры, а национальная приходит в упадок. Стали быстро расти портовые города Калькутта, Мадрас, Бомбей, где уже с 17 в. англичане воздвигали свои форты, доки и христианские церкви. Возникают новые города – центры развивающейся промышленности, а с ними и новые для И. типы сооружений: заводы, ж.-д. вокзалы, муниципалитеты. Вновь создаваемые города делились на кварталы: европейские – благоустроенные, с административными зданиями, особняками и парками, и индийские – с хаотической застройкой, состоящей из хижин рабочих и доходных домов. Образец градостроительства колониального периода – Нью-Дели (застраивался с 1912 по 30-е гг.), геометрически правильно распланированные улицы которого застроены главным образом особняками и правительственными зданиями. С 18 до середины 19 вв. в архитектуре административных, деловых здании, частных резиденций преобладают формы английского классицизма, а затем – неоготики. В полосу глубокого кризиса в колониальный период вступило изобразительное искусство И., постепенно утрачивающее свои древние традиции. Формированию нового профессионального искусства способствовали основанные в 1850-х гг. несколько художественных школ с европейской системой обучения. Среди профессиональных художников 2-й половины 19 в. широко известен Р. Варма, обратившийся в своих жанровых картинах, выполненных в духе западноевропейского академизма, к изображению жизни индийского народа.

  В последней четверти 19 – начале 20 вв., с развитием национально-освободительного движения и пробуждением интереса к национальной культуре, в архитектуре И. распространяется стилизация под традиционные формы индийского зодчества (университет в Хайдарабаде, 1918). На рубеже 19—20 вв. группа индийских художников во главе с А. Тагором и искусствоведом Э. Б. Хавеллом положила начало новому течению – «Бенгальскому Возрождению», которое ставило своей целью создать на основе старых традиций индийских стенных росписей и миниатюры (главным образом могольской), а также китайской и японской живописи новое национальное искусство. Сцены сельской жизни и мифологические композиции мастеров «Бенгальского Возрождения» (Н. Боса, С. Гунты, С. Укила и др.) отличались лирической тонкостью, игрой стилизованных линий, но были далеки от проблем современной жизни, почему возможности самого «Бенгальского Возрождения» оказались быстро исчерпанными. Вместе с тем оно оживило художественную жизнь И., пробудило интерес к её культурным традициям и оказало сильное влияние на дальнейшие пути индийского искусства. В 20-е гг. очагом нового течения в искусстве И., основывающегося на принципе сочетания традиций индийского искусства и отдельных достижений новейших западных направлений, стала художественная школа в Шантиникетоне (близ Калькутты). С последней были связаны художники Г. Тагор и др. В 30—40-е гг. выступили художники А. Шер-Гил (которая в своих произведениях, посвященных жизни индийского народа, органически соединила традиции живописи Аджанты и постимпрессионизма) и Дж. Рой (опиравшийся в своём творчестве на традиции бенгальского лубка). В те же годы выступают и крупнейшие представители реалистического направления: живописец А. Бос, скульптор и живописец Д. П. Рой Чоудхури, скульптор В П. Кармаркар, творчество которых с новой силой раскрылось в 1950-е гг.

  С завоеванием независимости в И. развернулось грандиозное по масштабам строительство, связанное главным образом с индустриализацией страны. В 1950—60-е гг. с помощью советских и других иностранных специалистов возводились гидроэнергетические комплексы (крупнейший – Бхакра-Нангал ), металлургические комбинаты (в Бхилаи , 1-я очередь – 1956—61, 2-я – с 1962), машиностроительные заводы (в Ранчи, 1961—63). Вокруг крупных производственных предприятий возникают города и посёлки. Так, за 1950—1960-е гг. выросло около 500 новых городов с регулярной планировкой улиц, застроенных различными по комфорту малоэтажными домами с внутренними дворами и садами (Гандидам, с 1948, архитектор О. Кёнигсбергер; Чандигарх , 1951—56, группа индийских и иностранных архитекторов во главе с Ле Корбюзье; Бхилаи, с 1963, группа индийских архитекторов). Растут старые города (Дели, Калькутта, Бомбей, Мадрас), застраиваемые 4—5-этажными жилыми домами в новых районах и 12—20-этажными башенными общественными зданиями в центре. На окраинах большинства городов продолжают тесниться лачуги рабочих и городской бедноты. Жилые и общественные здания в крупных городах сооружаются в духе эклектики, в формах современных западноевропейских стилей (главным образом функционализма , банк в Калькутте, 1969, архитектор А. Гупта), а также в стиле, сочетающем традиционные и современные строительные материалы, технические приёмы и объёмно-пространственные решения (Музей Ганди, 1960—63, архитектор Ч. Корреа, Институт индологии, 1960—63, архитектор Б. Доши и др., оба – в Ахмадабаде; Технологический институт в Канпуре, 1963, архитектор А. Канвинде). В мелких провинциальных городах и деревнях строительство осуществляется, как правило, в местных традициях народного зодчества, отличающихся необычайным разнообразием. Вместе с тем типичным для жилища всех районов И. является расположение помещений вокруг внутреннего открытого дворика.

  В изобразительном искусстве независимой И. существует множество течений и школ. Традиции «Бенгальского Возрождения» продолжают художники Б. Укил и др. Реалистическое направление представляют: скульптор и живописец С. Кхастгир, график Х. Дас и др. Принципа сочетания традиций индийского искусства и европейского 20 в. придерживаются в своём творчестве живописцы и графики К. К. Хеббар, Ш. Чавда, С. Мукерджи, С. Гуджрал, скульпторы Ч. Кар, П. Д. Гупта и др. С рубежа 1950—60-х гг. в И. усиливаются течения, подражающие западному модернизму (абстракционизму, «поп-арту»). На этот путь встали художники М. Ф. Хусейн, Ш. Чавда, С. Гуджрал, Ч. Кар и мн. др.

  В декоративно-прикладном искусстве современной И. интенсивно развиваются многие древнейшие виды кустарного производства: ткачество, резьба По дереву, кости и камню, обработка металла, изготовление лаков, гончарное производство.

  Лит.: Гусева Н. Р., Современное декоративно-прикладное искусство Индии, М., 1964; Короцкая А. А., Архитектура Индии раннего средневековья, М., 1964; Прокофьев О., Искусство Индии, М., 1964: Короцкая А. А., Сокровища индийского искусства, М., 1966; её же, Архитектура, в сборнике: Культура современной Индии, М., 1966; Тюляев С. И., Искусство Индии, М., 1968; Сидорова В С., Скульптура древней Индии, М., 1971; Coomaraswamy А. К., A history of Indian and Indonesian art, L.—N. Y., 1927; Brown P., Indian architecture, v. 1—2, Bombay, 1942, 3 ed., Bombay, 1956: Kar С:, Classical Indian sculpture, L., 1950; Dimand М., Indian miniature painting, Bombay, 1960; Rao Ramachandra P. R., Contemporary Indian art, Hyderabad, [1969].

  А. А. Короцкая.

  XV. Музыка

  Народы И. – носители древнейшей, глубоко самобытной музыкальной культуры; её истоки в народных и культовых обрядах, связанных с разнообразной трудовой и духовной деятельностью народа. В И. рождение музыки традиционно связывают с одним из наиболее ранних литературных памятников «Самаведой» (2-е тыс. до н. э.), в котором собраны гимны-заклинания, исполнявшиеся нараспев при обрядах жертвоприношений. Трактат по театру, музыке и танцу «Натьяшастра» (1-е вв. н. э.) даёт основание считать, что задолго до его создания индийцы обладали высокоразвитой музыкальной системой, глубоко своеобразной и оригинальной.

  Для индийской музыки характерна импровизация. Любое произведение, как инструментальное, так и вокальное, импровизируется на основе одного из традиционных ладоритмических построений – раги. В индийской музыке применяется семь главных тонов, соответствующих европейской семизвучной гамме. Помимо главных тонов, различаются звуки, образующие интервалы менее полутона, благодаря чему октава оказывается разделённой на 22 неравных интервала, или шрути (от слова «слышать, различать»). 12 из них формируют рагу, которая состоит из пяти, шести или семи звуков (остальные вводятся в импровизацию по мере разработки музыкальной темы). Рага – одно из основных понятий индийской музыкальной эстетики; каждая глубоко осмыслена, опоэтизирована, несёт в себе конкретный художественный образ. Так, рага-васанта символизирует весну, рага-камала – лотос, рага-мегха – тучу, приносящую дождь, рага-шанти ассоциируется с состоянием покоя, рага-шрингара – с чувством любви, рага-хасья – с весельем и т. д. Исполнение раг приурочивается к определённому времени суток или года (мелодии утренние, вечерние, полуденные).

  Классическая музыкальная композиция строится в трёхчастной форме: она открывается алапой – медленным, проникновенным изложением темы, её сменяют сложные мелодико-ритмические вариации, сопровождающиеся аккомпанементом ударных инструментов, и заключает гата – сложные мелодические варианты темы с изысканной орнаментикой. Сочинённые по такому образцу композиции – крупные произведения, исполнение которых длится часами. Ритм – один из наиболее ярких элементов индийской музыки. Она по своей природе одноголосна, поэтому роль ритма в создании и развитии музыкального образа особенно значительна.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю