332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » aiharen » Отсчёт. Жатва (СИ) » Текст книги (страница 14)
Отсчёт. Жатва (СИ)
  • Текст добавлен: 29 декабря 2020, 19:00

Текст книги "Отсчёт. Жатва (СИ)"


Автор книги: aiharen






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 23 страниц)

– И модисткой, – придирчиво оглядев собранный из подарков Улы наряд, парень скривился.

– Спасибо за предложение, – попыталась говорить сдержанно, – но наставница Ио уже отвела меня к знакомому портному.

– Значит, учиться будешь у Ио? – Азор навис надо мной готовой к прыжку лесной кошкой.

Восьмой!.. Настолько привыкла к обращению мэтра к Ио, что и сама стала называть её так. Вот и вырвалось случайно. А ведь ещё неизвестно, кто мне с тренировками сначала помогать будет – сам Таши, Брик или Ио. Весташи, пусть и обещал помочь, всё же у него были и свои дела, которые ему пришлось отодвинуть, но с ним было почему-то куда спокойнее, чем даже с наставницей. Хотя, Брик объяснял упражнения куда лучше, чем правила аркары.

Азор, видимо, подумал, что раз я к Ио так обращаюсь, то и учиться буду у неё?

– Хорошо, – в никуда произнёс он и кивнул своим мыслям. – Учись.

И вышел из гостиной. Я проводила его настороженным взглядом, не совсем понимая причины и смысл этого разговора. Что ему вообще нужно было? Будь рядом Ула, спросила бы у неё, а так только и оставалось, что теряться в догадках. Хотя, пересказать потом ничего не мешало, всё же лучше заранее знать – опасаться или нет?

Увидеть сеньора Рэйеса воочию мне так и не удалось, выглядывать в коридор побоялась, но голос расслышала – негромкий и спокойный. Весташи молчал, разговаривала с главой гильдии только Ио. Иногда ехидным тоном что-то вставлял и Азор – видимо, специально поджидал у двери, когда взрослые закончат своё собрание, и теперь отыгрывался за то, что его туда не пустили.

– Но только если она сама захочет, – чуть громче сказал сеньор Рэйес, благодаря чему смогла разобрать слова. – Неволить не стану. А если вмешается Лига – все вопросы будут к мэтру, не ко мне. Так что, только если захочет сама.

– Считаешь, должен быть выбор? – цыкнула языком старуха. – Что-то маленькому Таши ты его не давал.

– Там выбора не было, – сдержанно возразил Тамери. – Свояк доходчиво объяснил, что случилось бы. А здесь, хотя бы в память об Айрэ…

– Наставница, не стоит, – вступил в разговор Весташи. – Вы забываете о моём желании. Я захотел стать частью Шёпота.

Ио что-то едва различимо проскрипела в ответ. Раздался хохот, послышались короткие перешёптывания, неразборчивые фразы вполголоса, потом – скрипнула дверь, и всё стихло.

Я согнулась, ткнувшись лбом в колени. Чувствовала, что предстоял зело сложный разговор, радостного в котором будет мало. И втайне надеялась – надумываю и накручиваю сама себя, нет там ничего страшного, с чего вдруг вообще решила, что оно обязательно будет? Ну неизвестно Таши, кто заказчик, кому и зачем потребовалось следить за магистром Яраем. Может, это вообще никак с Цикадой не связано, и я всё придумала… А если и связано, мэтр мигом разберётся.

Плеча коснулась тёплая ладонь. Я подняла голову и встретилась взглядом с Весташи, сидевшим перед креслом на корточках. Таши светло улыбнулся и склонил голову набок, благодаря чему все гнетущие мысли разом улетучились. Будь рядом, помимо мэтра, ещё и Ардо, так и вовсе не стала бы понапрасну ломать голову – точно можно было бы не беспокоиться ни о чём.

– Ты чего? – шёпотом спросил он. – Прячешься?

Да с таким серьёзным лицом, словно где-то за занавеской притаился как минимум ачйжи. Вот, кстати, как-то так Азор и ощущался – что-то потустороннее и тёмное было в нём. Или я подсознательно чувствовала скрытую опасность? Потому что всё ещё не понимала, с чего вдруг такие общительность и услужливость. Ещё и то ли высмеял – поджав губы, коснулась неровно остриженных волос, – то ли комплиментов делать попросту не умел, а я теперь ходи и считай себя некрасивой. Вот только таких мыслей мне не хватало в дополнение к остальным!

– Азор опять обозвал ведьмой? Хочешь, я ему его длинный язык подпалю, чтобы неповадно было?

Невольно хихикнула. И всё-таки рассказала, отчего стала чувствовать себя неуютно.

– Он присматривается, – терпеливо выслушав мою сбивчивую речь, мэтр вздохнул – странное поведение Азора ему не понравилось. – Сейчас в Шёпоте нет ни одной тени, и после разговора с отцом, он вполне мог поменять своё мнение на твой счёт.

– И что мне делать?

Весташи сел на подлокотник кресла и притянул к себе. В этот раз выпутываться из объятий почему-то не захотелось – наоборот, я как-то разом успокоилась и почувствовала себя спокойнее. От мэтра уютно пахло морем и чем-то терпким, навевающим мысли о недозрелых эбеновых плодах, от которых вязало рот… ох, что-то про «спокойнее» я немного ошиблась – сердце порывалось выскочить из груди, и успокоить его никак не получалось. Оставалось надеяться, что Таши ничего не заметил.

– А что ты хочешь? Чтобы он держался подальше? Тогда всё правильно сделала – вежливо очертила границу, отошла на дистанцию и интереса к диалогу не выказала. Я бы на твоём месте помощь принял, но ты ведь будешь чувствовать себя обязанной за неё, так что не стоит. Потому что из обязанности и чувства долга будешь делать то, что тебе совсем делать не хочется.

– Например? Чего от меня может захотеть Азор? Ты сам говорил, что мне придётся стать тенью из-за проклятия. А разве бывают тени без гильдий?

– Ну-у… – протянул Таши, замешкавшись и отстранившись. – Он может потребовать от тебя самое дорогое, что у тебя есть – твой дар.

– Как это? – не поняла я.

– Захочет, чтобы ты вышла за него замуж.

Нахмурилась, лихорадочно соображая, какая ему от этого выгода. Азор меня совсем не знал, считал ведьмой, магов ненавидел, судя по всему, всех поголовно… а вдруг, это зависть? Мэтр с его способностями мог многое, он был прирождённым убийцей, а наследнику Тамери приходилось прилагать куда больше усилий.

– Всё равно не понимаешь? – рассмеялся Весташи. – Я скажу факты, а ты думай сама, ладно? Азор немного помешан на возвращении гильдии былого величия. Семейство Тамери стояло у истоков создания Лиги, однако магов в их роду не было никогда, тем более – магов смерти, из-за чего главенствуют сейчас другие гильдии. Мать Азора была тенью, но ему самому дар не передался – такое бывает, если только один из родителей был магом. Как только под сердцем женщины-мага зарождается новая жизнь, она теряет свой дар. Навсегда.

Мысли не поспевали за сказанным, но мэтр это понимал и потому взял паузу – давал возможность воспринять и переварить, сделать выводы самой. Первым осознала, почему Ио лишилась дара и почему выглядела так старо – маги старели куда медленнее простых людей, но вместе с магией, вероятно, терялась и эта особенность. Потом до меня дошло и остальное, и я поняла, почему взгляд Азора показался жутким – словно я не человек для него, а…

Сравнение подобрать не удалось. К горлу подступил комок обиды и сдерживаемых слёз. Зато теперь точно знала – от гадкого парня буду держаться подальше, раз его «доброе» поведение таит за собой такое.

– А вот если я себя должной по отношению к тебе чувствую, ты этим тоже воспользуешься? – пытаясь отвлечься с помощью шутки, спросила я.

– Конечно. Я же не могу помогать просто так! – Таши лучезарно оскалился и успешно увернулся от тычка под рёбра.

– И что же ты потребуешь? – воспользовавшись моментом, я выпуталась из объятий и тщетно попыталась скопировать манеру Ардо заламывать бровь.

– Первый поцелуй прекрасной девушки?

Я пожала плечами.

– Хорошо. Согласна.

Наверное, не будь всё это шуткой, я бы всерьёз распереживалась, шарахаясь и от Весташи заодно. Но если что-то и поняла за неделю пребывания в доме Шёпота, так это то, что Ула была права насчёт мэтра – несмотря на развязное поведение, дальше него дело, обычно, не заходило. К тому же, сегодня я выяснила, что у Таши был дорогой его сердцу человек. При всей своей серьёзности насчёт обещаний, вряд ли он станет так легко целовать кого-то другого, не то что нечто большее.

А с другой стороны, плохим он не был, напротив – красивый, обаятельный мужчина… Ох, и о чём я думаю только? Не было б его рядом, точно хлопнула себя по щекам, чтобы отогнать неправильные мысли.

– Мне казалось, девушки дорожат такими вещами.

У Весташи изогнуть бровь вышло куда лучше, я аж позавидовала. Интересно, этому возможно научиться или с таким даром можно только родиться?

– Девушки дорожат своей жизнью, – я попыталась ответить в тон ему.

– Ну, если ставить вопрос таким образом… – усмехнулся мэтр. – Звучит вполне резонно.

Воспользовавшись моей задумчивостью, Таши вновь обнял, укрыв широкими рукавами-крыльями; любовь к ньэннским одеяниям видно было невооружённым взглядом, и нельзя сказать, что они ему не шли.

– Мы, вроде, договаривались только о поцелуе, – наигранно-едко отметила я, пытаясь запихнуть смущение в самый тёмный угол.

– Вот ты, когда плохо, прячешься. А я обнимаюсь. Так что не мешай мне успокаиваться! – сквозь смешки выдавил из себя Таши, положив подбородок мне на макушку.

– Всё настолько плохо?

С трудом высвободив руку, сочувствующе погладила мэтра по плечу. Мне самой не терпелось узнать, что же обсуждалось за закрытыми дверями, и почему на собрание приехал сеньор Рэйес, а главное – каким образом с этим связана Цикада. И потом, зачем Весташи разрешение главы гильдии, чтобы просто сходить на встречу с магистром Яраем? Насчёт последнего смутно догадывалась, что это как-то могло повлиять на заказ, который выполнял Шёпот. Но ведь не обязательно ставить в известность главу? Таши ведь мэтр.

– Не то, чтобы плохо… однако положение не самое удачное. Подставлять гильдию не хочется, но и тебе помочь надо, а если мы пойдём в дом – придётся доложить заказчику. Поэтому, чтобы не пришлось обманывать и рисковать репутацией, будем проникать тайно, когда у Брика и Чайки будет смена караула.

– Разве это не навредит репутации? – озадаченно уточнила я. – Что кто-то вообще смог проскользнуть мимо…

– Ну а что они могли сделать, если кто-то нанял тень? – усмехнулся мэтр.

– А Цикада?

– Если она как-то и замешана здесь, мы выясним это.

Услышав напряжённое сопение, Таши хмыкнул и опустился обратно на корточки перед креслом, положив руки мне на колени.

– Я не так много знаю, котёнок. Про жертвоприношения ты, скорее всего, и сама уже знаешь. А остальное? Возможно, исследования, которыми занималась Певчая Цикада, вывели их к секрету Жатвы, но тогда странно, что Конклав противится роспуску септа. Потому что здесь Лига и Конклав должны быть заодно, а выходит, что Владеющие что-то задумали против гильдий… чтобы разобраться во всех этих интригах, надо быть по меньшей мере кем-то из Семерых.

Вот так живёшь себе в какой-нибудь глуши, лишний раз не заморачиваешься насчёт безопасности, а потом узнаёшь, что отец – могущественный маг, чем-то не угодивший септу, которому благоволил Конклав. Да что там любимый родитель, ну маг и маг – что ужасного? Ничего, вроде бы… Так ещё оказывается, весь мир строится вокруг древнего кровавого ритуала Жатвы, где каждая смерть – что дрова в печи. Жутко? Ещё как! И из этой паутины не выпутаться, потому что на руке метка проклятия.

– А насчёт остального… Рэйес приезжал больше не из-за нависшей над репутацией тучи. Мы обсуждали возможность твоего обучения, но Ио выставила условие, что тенью Шёпота ты станешь только со своего согласия. И Рэйес её поддержал.

– Ты ведь говорил…

– Я надеюсь, что получится больше разузнать о проклятии. И если не снять его, то хотя бы… перевесить на меня? Думаю, это возможно.

В голосе промелькнула странная интонация – на грусть было не похоже, больше на… предвкушение? Или я ошиблась? Какая радость может быть от проклятия? Взбрыкнулась, заставив мэтра клацнуть зубами, и заглянула в медовые глаза – недовольный прищур, нахмуренные брови. Непонятно – показалось или нет. И на ауру даже не посмотреть, Весташи продолжал скрывать её то ли очень хитрым амулетом, то ли с помощью заклинания.

– Магистр Ярай должен что-то знать, – твёрдо сказала я. – Сестра хотела, чтобы он посмотрел на знак.

– Тогда у него и узнаем, – ободряюще улыбнулся Таши.

***

Ночью мне приснился кошмар, но то были не обрывки воспоминаний Кирино и даже не он сам. Я бежала по укрытому магическим пологом лесу, ноги заплетались в разодранной юбке, а за спиной мерещились шаги преследователя. Только далёкий голос, суливший помощь, в этот раз не появился, и когда я споткнулась о выползший из-под земли корень сосны, огромные лапищи сомкнулись на лодыжках, и бородач с уродливой раной на шее потащил к себе, криво усмехаясь.

– Больно не будет! – каркающе прохрипел он.

Попыталась дёрнуться в сторону… и очнулась на полу, запутанная в одеяле. Слава богам, шумное падение никого не разбудило. Выбравшись из плена, я забралась обратно в кровать, забилась в угол и обняла подушку. Сон, конечно же, не шёл, да и страшно было вновь оказаться один на один с преследователем. Хотела было расплакаться, вот только слёзы все будто высохли – оставалось только сидеть, уставившись в полумрак, и думать. Спокойствия не добавляло и сказанное Весташи. О том, как женщины могли потерять свой дар навсегда.

Может ли быть такое, что моя магия спала – у Таши ведь было так! – и в тот день я могла остаться без неё, даже не узнав о существовании дара? Не потому ли отец скрывал меня, ведь девочка без магии постоять за себя не способна, а для той же Цикады я была чем-то ценна?

А может, именно магия смерти просыпалась позднее? И для неё нужен был какой-то толчок… Весташи убил хозяина, пытаясь спасти дорогого ему человека. Я вонзила кинжал в неудавшегося насильника, боясь, что он очнётся и погоня продолжится. И там, и там – сильное эмоциональное потрясение?

Мотнула головой. Рассуждения казались логичными, даже очень, словно кто-то оставил в моей памяти знания. Но ведь Весташи изъял весь осколок души? Или всё же что-то осталось? И могу ли я как-то этим воспользоваться? Наверное, с помощью медитаций?..

Со стороны лестницы послышалось что-то вроде далёкого писка, поначалу подумала, что почудилось, но звук постепенно нарастал. Спрятавшись за подушкой, как за щитом, я аккуратно спустила ноги с кровати и встала – доски тут же предательски скрипнули, и вместе с тем писк оборвался.

Посреди комнаты, в неясном сумраке, возникла тёмная фигура. Словно из ниоткуда, миг назад её не было – и вот, замерла, буравя светящимся янтарным глазами…

– Я пиалы хотел взять, – голосом Таши виновато произнесла фигура, – любимые.

– Нельзя же… – справившись со спазмом в горле, я бросила подушку в него и неожиданно громко вскрикнула: – Нельзя же так пугать!

В цель я, конечно же, не попала, мэтру даже не пришлось уворачиваться. Спустя миг на его вытянутой руке заплясало пламя, заставившее сощуриться. При виде Весташи, одетого в ньэннские шаровары и небрежно накинутый на плечи халат – под которым ничего не было, и я без труда смогла разглядеть рельеф мышц, – сердце пропустило пару ударов. Тут же пожалела, что избавилась от своего «щита», в него бы сейчас так замечательно было ткнуться носом! А в итоге пришлось закрывать лицо ладонями, чтобы не выдать себя стремительно алеющими щеками. Может, это всё от испуга? Ардо я так не разглядывала, но там и ситуация другая была – надо было помочь после нападения демона… нет, точно от испуга. Переволновалась, с кем не бывает?

– Я думал, ты спишь. Решил по-тихому воспользоваться тенью, взять что надо. Сильно напугал?

С трудом убрала руки от лица. Глядя на стыдливо потупившего взор Таши, разозлиться почему-то не получилось, хотя стоило бы. Ходит тут, магией пользуется, чтобы в комнату к спящей девушке проникнуть!

– Почему не спишь? – со смешком перешёл в наступление он, не получив никакого ответа.

Нет, ну никак не выходило злиться. Всё-таки это я заняла его чердак, а у него тут вещи, любимая коллекция чайников, чашек, пиал. Мне ли возмущаться?

– Сон плохой приснился. Вряд ли уже лягу…

– Я нашёл нычку Чайки с лакрицей. Хочешь со мной посидеть? – предложил мэтр, просовывая руки в рукава и завязывая пояс халата, от чего я мысленно разочарованно вздохнула. – А как Брик проснётся, покажем тебе рандори. К тренировкам уже пора бы и приступить.

– Ран-до-ри?..

– Это тренировочная дуэль. Разминку будешь делать под присмотром Брика или Санри, они же тебе будут показывать основы рукопашного боя, а вот для рандори лучше будет просить помочь Лара или Улу – они по комплекции и весу ближе. Правда, потом тебе не отвертеться, придётся учиться стоять и против Брика, и даже против Ио…

– А ты?

– А что я? С меня хватит этих ваших ранних подъёмов. Нашли тут раннюю пташку, ага, как же! Я, может, и добрый, и помогать обещал, а спать предпочитаю до полудня, особенно зимой. Если уж так без меня не можешь, – Таши задорно подмигнул и жестом позвал за собой, – то по возможности буду выделять тебе час или даже два на личные тренировки, с самим мэтром Шёпота!

Я стыдливо опустила очи долу. Обещания обещаниями, а ведь у Весташи и правда была своя куча дел, которую он отодвинул, чтобы помочь мне. Интересно, а какими делами занимаются мэтры? Участвовать в гильдийских им вроде как запрещено, из обязанностей – только заполнение книги с заказами…

– А как ты так внезапно возник прямо посреди комнаты? – подойдя ближе, я внимательно изучила место, на котором стоял Таши.

– Я – тень. И гуляю по теням.

Непонимающе уставилась на мэтра. Вот прям-таки по теням? Не в переносном смысле, имея в виду что-то вроде заклинания отвода взгляда или невидимости?

– Ты тоже научишься. А пока… в принципе, я могу тебя протащить… если, конечно, ты готова прогуляться со мной.

С сомнением покосилась на протянутую руку. Наверное, потрясений для меня пока хватало – создавалось ощущение, словно разум не поспевал за окружающей действительностью, и ему стоило дать отдохнуть. Мэтр не настаивал, хотя выглядеть он стал немного обиженным. Ещё бы, тут предложение невероятной прогулки, а от неё с таким уставшим лицом отказываются, словно тридцать раз на дню шастают по теням туда-сюда! Что бы это ни значило.

Увидев пиалы, ради которых Весташи и затеял все эти сложности с незаметным проникновением, я окончательно решила не злиться на него. На дне бирюзовых, раскрашенных под мрамор чашечек ютились цветные рыбки-кои. Поначалу подумала – нарисованные, а стоило повертеть пиалу в руках, заметила, что они объёмные, совсем как живые.

– Мне их подарили, – при этих словах на лице Таши появилась тёплая улыбка, – привезли из Инг-Ши.

– Дорогие, наверное? – аккуратно вернув рассматриваемую пиалу в руки мэтру, я и сама невольно улыбнулась.

– Да нет, они там на каждом углу, – усмехнулся он. – Но это был первый подарок в мою коллекцию, тем более от того, кому вообще не свойственно делать подарки. Это что-то вроде символа, что про мои маленькие слабости помнят. А слабости, прежде всего, проявление человеческого… значит, всё ещё человек…

Весташи взвесил на ладонях пиалы, подумал немного и – поставил обратно на полку, к похожему по цвету чайнику с рыбками, оплетающими носик. Цвет отличался, чайник был белым, но с теми же мраморными прожилками, однако удивительным образом смотрелся гармонично, словно из одного набора. Кем бы ни был подаривший, Таши весьма дорожил подарком.

– Сегодня, видимо, тоже не время, – протяжно вздохнул мэтр.

– Не время для чего?

– Думал, поймал наконец настроение, чтобы выпить из них, вот только, кажется, ошибся. Пусть себе дальше стоят. Хочешь, в каких-нибудь других, не менее особенных в коллекции, сделаю чай?

Я окинула взором стеллажи и качнула головой.

– Неа. Обычные чашки вполне сойдут.

– Тогда пойдём. А то рискуем остаться без лакрицы, если Брик уже проснулся. Вот он точно ранняя пташка!

========== (19) ==========

(19)

Спасти лакрицу не успели – Брик как раз дожёвывал последнюю полоску, когда мы вошли в кухню. Видя такой ажиотаж вокруг обычной, казалось бы, сладости, я поняла, почему Санри старательно придумывал, куда бы спрятать очередную нычку. А для мэтра и рыжебородого это становилось вызовом – с учётом того, что Чайка сладкоежкой не был, можно было смело заявлять, что для всех участвующих это превратилось в весёлую игру.

– А ты уже встал или ещё не ложился? – мельком глянув на пустой кулёк, Брик попытался отвлечь вопросом.

– А ты как думаешь? – зыркнув на захватчика, притворно проворчал Таши.

– Не ложился, – усмехнулся рыжий. – И уже не ляжешь. Мелочь учить будешь? Помощь нужна?

– Ой какой ты у нас вдруг проницательный стал! – всплеснул руками мэтр, продолжая изображать недовольство – по взгляду сразу становилось понятно, что он развлекался.

– Ну, если я не нужен, то пошёл, да?

– А кого я ронять тогда буду? Нет, так дело не пойдёт. Пойдём-пойдём, будешь отрабатывать.

– Но ведь лакрица не твоя, – хмыкнул Брик.

– Но ведь я могу сказать, что ты её взял, – парировал Весташи.

– Уел, – мигом перестал противиться рыжий. – Но только ради мелкой на это иду! Опять вывихнешь плечо – будешь сам вправлять, а то Санри слишком неаккуратно делает, у Лара сил не хватает, а к Ио я больше не пойду.

– Не ворчи. Я никогда никому ничего случайно не вывихиваю!

– Ах, то есть это было специально, да? Нет, ну ты совсем!..

В коридоре шуточная перепалка продолжилась, но уже шёпотом – разумеется, доставлять неудобство остальным никто не хотел. Брик ворчал и жаловался на жестокие методы обучения Таши, советуя бежать и от него, и от Ио заодно. Старушка она пусть и добрая, но как только дорывается до намыливания чьих-то шей…

– Не пугай котёнка, – сдерживая смешки, Таши попытался придать лицу серьёзное выражение. – Котёнок, я уверен, сама кого хочешь напугает.

– Охотно верю, – кивнул Брик, – даже проверять не буду. Только пускай подальше от Ио всё же держится.

Под лестницей оказалась дверца – небольшая, тёмная и тяжёлая даже на вид, под стать парадной. Покрытую патиной латунную ручку на чёрном дереве было и не разглядеть, пока Таши не коснулся её – и не заметила. А в мрачном проходе за дверью сам Восьмой ноги бы переломал! Перевёрнутые кресла, стулья, столы и тумбочки, шкафы, поставленный на ребро остов широкой кровати – старой, ненужной или вовсе сломанной мебели здесь хватило бы на поместье с десятком спален, если не больше. Довольно просторный коридор из-за этого был похож на узкий лаз. Для меня пробраться по нему не стало сложной задачей, для гибкого Таши тем более, но вот широкоплечему Брику пришлось туго – рыжебородый сопел, ругался вполголоса и чуть не уронил себе на голову опасно накренившееся кресло. Чуть, потому что успел вовремя его поймать, однако гнутые ножки нацелились в глаз повернувшегося на шум мэтра… и хотя бы одна точно попала в цель, если бы не раздался писк и Таши не исчез.

От неожиданно неприятного звука я вскрикнула и опустилась на корточки, зажимая уши ладонями. Высокая нота нарастала, пока резко не оборвалась. Вместе с тем плеча коснулась тёплая рука, и раздался голос Весташи:

– Что с тобой?

– Ты… спрятался в тенях, да? – спросив, закусила губу и уставилась выжидающе.

Недавно ведь был тот же звук! И либо это совпадение – что вряд ли, – либо я каким-то образом слышала, когда мэтр использовал тень.

– Рефлекс, – весело хмыкнул он. – А ты это услышала, так? На что было похоже?

– Противный писк, – поморщившись, я не стала отрицать очевидное – хваталась ведь за уши.

– Мелочь и правда кого хочешь напугает, – хохотнул Брик и на всякий случай уточнил у Таши: – Это ведь признак сильного дара?

– Обычно всё же видят или чувствуют присутствие… но чтобы слышать – о таком узнаю впервые. Кель, у тебя в роду не было теней?

– Нет.

Говорить о том, что попросту не знала, отчего-то не решилась. Но если подумать, магия смерти ведь редка? И отец ей точно не владел. Даже скрывай он это от всего мира, Ирнэ бы знала… но стала бы она говорить мне? Ох, а ведь сестра сказала только, что он могущественный маг и успел многим насолить. Не тем ли, что был тенью?

– А учитель считал, что дар у меня… ну… – опасливо оглянулась на Брика и всё-таки задрала рукав, – из-за метки. Потому что магии у меня до этого не было.

– Или хитрый пёс хотел, чтобы ты так думала, – пробормотал Весташи. Вздохнул, мотнул головой и уже громче продолжил: – У магов смерти дар просыпается очень поздно, где-то к двенадцати годам, иногда и вовсе к пятнадцати.

Ага! Раз уже зима, мне, выходило, как раз пятнадцать. Или те несколько месяцев, что я провела в нигде, не считались?

– Ио рассказывала, что до этого даже Слово не слышала, – кашлянул Брик. Наверное, рядом с двумя магами и разговорами о всяком магическом он чувствовал себя лишним.

– Толчком обычно служит сильное эмоциональное потрясение, – подхватил Таши и, усмехнувшись, хлопнул в ладоши. – Но сейчас мы всё-таки собирались вывихнуть кое-кому плечо, так что практические уроки тенеходства предлагаю оставить на потом.

Выходило, предположения насчёт того, что дар просто спал, оказались верны. И отец вполне мог прятать меня до поры до времени, пока сама не научусь защищать себя, потому что Ирнэ он так не оберегал… или здесь всё-таки замешано что-то ещё? Могла ли Цикада планировать похищение как раз потому, что я – тень?

– Уроки? – неуверенно переспросила я.

– Если ты можешь слышать, то без труда научишься гулять по теням, – заверил Таши.

– И я очень надеюсь, что поставишь на место некоторых зазнавшихся мэтров, – подхватил рыжий.

– О, достойный противник будет весьма кстати! – не остался в долгу «зазнавшийся» мэтр.

Коридор делал крутой поворот и выводил на застеклённую веранду – захламлённую, но всё же куда более свободную по сравнению с узким лазом. Сквозь замызганные окна проникал тусклый свет, и танец пылинок в нём выглядел завораживающе. И пока я глазела, Брик, ворча, стал стягивать сапоги и заправлять рубаху под ремень. А Весташи отыскал в покосившимся шкафу шерстяной плед, накинул мне на плечи, полюбовался получившейся картиной и, довольно покивав, щёлкнул по носу.

– Пока постой, посмотри. Будет холодно, там ещё одеяло… где-то должно быть, – напутствовал он, нога об ногу скинул домашние туфли и лёгкой трусцой побежал по снегу.

Босиком. По снегу. Ни капли не морщась.

Когда к наматыванию по двору кругов присоединился Брик, я была готова хвататься то ли за сердце, то ли за голову, то ли за всё и разом. Или лучше сначала на место отвалившуюся челюсть пристроить?

Осмелилась ткнуть в ближайший сугроб пальцем. Ну а вдруг в столице настолько всё пропитано магией, что снег – тёплый? Но нет, такой же холодный и мокрый, как и везде. Правда, погода ещё хорошая, не чета тому жуткому морозу, что встретил меня здесь. От нечего делать, усевшись на крыльцо и наблюдая за мужчинами, принялась лепить снежки и складывать горкой рядом.

Сначала они просто наматывали круги. Самым интересным в этом действе мне показался способ, которым при этом дышали – плавный вдох через нос, задержка, более резкий выдох через напряжённые губы. Потом стало холодно сидеть, и я попыталась присоединиться к тренировке. Впрочем, не продержалась и полкруга, нахватавшись в штанины снега, и грустно поплелась обратно на крыльцо, вытряхивать налипшие комья. Участвовать, конечно, хотелось, но вот мёрзнуть – не очень.

Потом настал черёд той самой разминки, которую мы разучивали с Бриком. Тут уже постоять в стороне не дали, пришлось отрабатывать каждое упражнение – заодно не только ощутимо согрелась, но и вытрясла весь снег из штанин. Убедившись, что я верно запомнила порядок действий и делаю всё правильно, Таши стал отрабатывать приёмы с Бриком – кувырки, удары, стойки на руках… я невольно замирала, засмотревшись на акробатику, за что мэтр кидал недовольные взгляды и грозил кулаком. Как он делал это, вместе с тем избегая стремительные удары рыжебородого или стоя на одной руке, было ещё поразительней. Из-за этого я, разумеется, вставала как вкопанная с открытым ртом. Брик откровенно потешался, но воспользоваться возможностью у него не выходило – казавшийся отвлечённым Весташи в последний миг уворачивался, уходил в сторону, кувыркался. Чем-то напоминало танец, в котором роль ведущего переходила из рук в руки. И если Брик был кем-то вроде большого рыжего кота – не рысь и не леопард, скорее ньэннский тигр – то мэтр с его рукавами-крыльями походил на степенную и величественную птицу. Как он при этом не путался в них, оставалось загадкой.

– Красиво, – потрясённо выдохнула я.

– Жаль все эти танцы мало помогают делу, – хмыкнул тяжело дышащий Брик – достать Таши у него так и не получилось. Подумав немного, он стянул рубаху и кинул в сторону. Того, что она намокнет в снегу, можно было уже не бояться, из-за пота и налипших подтаявших комьев ткань уже была таковой.

– Ты смуту не сей, – покачал головой мэтр, сложив руки за спиной – ну точно цапля или журавль! – Знаешь же прекрасно и сам, как эти «танцы» не только дают хорошую нагрузку на мышцы, но и реакцию развивают.

– И я так буду уметь? – захлопала в ладоши, не сумев справиться с предвкушением и восторгом.

– Лучше. Но сейчас мы будем учить тебя самому важному, – Брик хищно оскалился, отчего мне стало не по себе.

– Падать, – поддержал его оскал Таши, – а потом и вставать.

Наверное, мэтр надеялся, что, устав на тренировке, я откажусь от идеи идти к магистру Яраю вместе с ним. Такая мысль действительно стала закрадываться в голову, однако успешно игнорировалась, как бы ни пытался Таши убедить меня, что для первой встречи достаточно его одного. Я понимала, что совершенно точно буду путаться под ногами, случись какая напасть, и всё ж не могла не пойти – хотелось быстрее узнать, что с сестрой, где мог быть Раджети, как вообще вышло, что он владел пространственной магией, которую, если судить по рассказам Весташи, знали совсем единицы… вопросов было слишком много. Да и про отца магистр Ярай должен был что-то знать. Даже не «что-то», а многое, очень многое!

И хоть остаток тренировки провели в гостиной, взмокла я даже сильнее, чем если б просто извалялась в снегу. Таши несколько раз показал, как правильно выставлять руки при падении или превращать его в кувырок, но самым сложным было не это, а справиться со страхом боли – надо было, чтобы тело расслаблялось, но при испуге мышцы напрягались, и ничего не выходило. Убедить меня в том, что это нисколько не страшно и не больно, так толком и не получилось, и потому мэтр, горестно вздыхая, перешёл к захватам и тому, как из них выбираться.

Тут я начала выть. Потому что вредный Весташи не говорил прямо, что делаю не так, а просто смотрел и ехидно хмыкал, предоставляя прекрасную возможность нахвататься синяков и несколько раз больно выкрутить себе запястья. Здесь он почему-то стал считать, что одного объяснения хватит, дальше – извольте изворачиваться сами. Упирал он при этом на какой-то общий принцип, поняв который, я без труда смогу справиться даже с самым жутким противником. Если он, конечно, не владел магией.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю