332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » aiharen » Отсчёт. Жатва (СИ) » Текст книги (страница 11)
Отсчёт. Жатва (СИ)
  • Текст добавлен: 29 декабря 2020, 19:00

Текст книги "Отсчёт. Жатва (СИ)"


Автор книги: aiharen






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 23 страниц)

Отчасти понимаю, что колдун взял с собой не просто так. Своё тайное убежище с дражайше оберегаемой женой он вряд ли бы показал тому, кому не доверяет. Вот только что мне с этого доверия? Да и как это возможно, чтобы у этого мерзкого типа был кто-то, кто любил его всей душой?

– Кто это с тобой? – наконец заметив меня, женщина хмурится.

Скалюсь в ответ, не желая отступать вот так сразу. В конце концов, колдун уже всё решил и чуть ли не силой притащил меня сюда. Не мой выбор, сеньора, уж извините. Я бы с удовольствием остался бы рядом с побратимом и не заставлял вас хмуриться, но раз уж так вышло – терпите. Вам тоже выбора, похоже, не предоставили.

Как же её зовут?.. Имя ещё показалось куда более поэтичным, чем то, что заставил принять меня колдун…

Моё теперь – Иксарш. Вывернутое наизнанку имя бога смерти – сомнительная радость. А колдун отчего-то уверен, что именно оно станет для меня счастливым. Побратиму он тоже дал не самое лучшее… но пока мы под крылом этого хитрого типа, деваться некуда. До Алитты мы, конечно, добрались своими силами, но без помощи побратим бы не нашёл место, где его навыки пришлись ко двору, а я – так и продолжал бы призывать демонов, неосторожно пользуясь магией.

Колдун сказал, что как только пройду хотя бы начальное обучение под его присмотром – смогу гулять на все четыре стороны. А мне только это и надо. Прогуляться куда-нибудь до Синтэрни, отыскать тех, кто продал побратима в рабство… сжечь дотла парочку островов… Пусть я сам с даром, а всё ж владение Словом не даёт права считать кого-то без него – скотом. Тем более, если дар может просыпаться позднее… нет, всё равно не даёт.

Парадокс какой-то. Сам – маг, а магию ненавижу.

Как же всё-таки?.. Что-то связанное с азалиями… азалия ведь зимний цветок? А, точно… точно ведь. Зимний цветок. Larhytse.

========== (14) ==========

(14)

Проснулась в предрассветных сумерках, со смутным ощущением, словно видела во сне – снова неясном, зыбком и незапоминающимся – маму. Пришлось приложить недюжие усилия, чтобы не разреветься, зарывшись носом в подушку. Да и что мне это даст, кроме опухших глаз и покрасневшего носа? Проще не плакать, чем потом пытаться что-то кому-то объяснять… не плакать, не плакать!..

Отвлеклась на тиканье – оно уже не так раздражало. Я всё ещё не поняла, где часы стояли – звук был отчётливый и будто отовсюду разом, но внимание слишком сильно привлекала яркая мелочёвка кругом, на фоне которой циферблат терялся. Не удивлюсь, если они лежали где-нибудь под кроватью.

Покидать мансарду Ио не запрещала, скорее, просто не рекомендовала. Я же была твёрдо уверена: чем быстрее познакомлюсь со всеми обитателями дома и пойму, что здесь да как, тем лучше и спокойнее стану себя чувствовать. А то захочется пить, пойду ночью на кухню… и наткнусь на какого-нибудь Брика и его басовитый голос. Точнее, он на меня. Потому что вся гильдия дружно обладала навыком бесшумной ходьбы, в этом была уверена. Подкрадётся Брик, спросит, что делаю, а я с испугу огненный шар влеплю. Вероятнее всего, промахнусь… но причиной пожара стану.

От Улы знала, что дом оживал и просыпался ближе к полудню, поэтому сочла момент удобным – и рассмотреть нижний этаж можно, не боясь никого, и если столкнусь – не страшно, потому что не со всеми разом. Познакомиться по очереди казалось проще и легче, чем если через день или два Ио представит всем разом, за каким-нибудь завтраком или ужином. А вечно в комнате сидеть не получится… да и любопытно! И отвлечься не помешает.

Быстро переоделась в оставленные Улой вещи, наспех переплела растрепавшуюся за ночь косу, сунула ноги в чуть великоватые туфли и отправилась вниз. Как идти по половицам, чтобы те не скрипели, уже знала, а осмотр начала с самого важного – кухни. Всё ещё волновал вопрос, есть там задняя дверь или нет?

Внимание привлекла небольшая печь с плитой и духовым шкафом, почти такая же, как стояла дома. Матушка подпускала к ней всего раз или два, под строгим надзором, но я тогда всё равно умудрилась как-то обжечься… О, какой красивый лакированный стол с гнутыми ножками! За ним, наверное, и трапезничали все вместе. Шкафы с резными дверцами, буфет, зачем-то подписанная дверь в кладовку – какие запасы лежали внутри, проверять не стала, подобное показалось невежливым. Зато теперь знаю, куда идти, если захочется пить. А вот и дверь с витражным окошком. Прижалась щекой к стеклу, разглядывая, что там – небольшой крылечко, заметённая снегом мощёная дорожка, каменный забор… значит, если бы не Весташи, скиталась сейчас где-нибудь по улицам, пытаясь найти приют. Повезло, что он попался. Я бы скорее замёрзла, в одной-то шёлковой ночнушке, чем спаслась бы.

На очереди была гостиная, в которую я заглянула, опасливо косясь по сторонам. Всё ещё казалось, что на кого-то наткнусь, если буду ходить, не таясь.

Просторная комната была поделена на несколько зон. У камина стояла пара кресел с небольшим столиком, стеллажи с внушительной коллекцией книг вдоль стен – явно чтобы приятно коротать вечера за разговорами или историями. По центру, прямо под большой люстрой, застланный зелёным сукном круглый стол и четыре стула. В углу расположился небольшой комнатный рояль, рядом с ним – довольно много свободного пространства, видимо, для танцев. А ещё куцый диванчик напротив панорамного окна, открывающего вид на небольшой дворик. Из-за спинки дивана торчали чьи-то босые пятки.

Подумала, что ничего плохого не случится, если подойду. Пятки точно не женские, вон какая ступня!.. Кто же это мог быть? Думала так: увижу рыжего – значит, Брик; будет похожий на Улу парень – Лар; совсем распознать не смогу – Санри. Потому что Азора уже видела… но оказалось – Весташи. Что он тут забыл? Устал и не дошёл до чердака? Счёл короткий диван более подходящим местом для сна, чем полноценная кровать? Попробовал внести разнообразие в унылые серые будни?

Облокотилась на спинку и коснулась плеча. Раз уж попался он, то почему бы не попросить выйти со мной в город? Пока утро, людей на улице мало, и паранойя как раз утихомирилась… а пройтись хотелось, хотя бы немного, до той самой площади, край которой видела из окна. И сразу обратно. Если улица Четырёх Фонтанов, то на площади они должны быть, и мне до жути любопытно было поглядеть на столичные фонтаны. В Штольнях перед ратушей стоял один, сломанный ещё до моего рождения и с цветущей водой. Чистить его никто, разумеется, не собирался, чинить и запускать – тем более.

Жаль, что зима. Зимой фонтаны точно не работали… только если там не замешана магия. Почему-то сразу нафантазировала несколько ярусов чаш, разноцветные струи воды, музыку…

– Доброе утро! – зевнул Таши, проснувшийся от лёгкого касания. – Как себя чувствуешь?

О моём самочувствии он явно переживал. До полнолуния – которое было через неделю – я как раз должна была восстановиться от магического истощения, и тогда Таши планировал провести ритуал, чтобы снять проклятие. Точнее, снять его он не мог, но ослабить и научить контролировать – обещал. А к обещаниям, судя по всему, отношение у него было серьёзное.

– Лучше, – искренне улыбнулась я. – Почему здесь спите? Что-то случилось?

– Ну не заставлять же несчастную пожилую женщину ютиться на жёстком диване, – потягиваясь, он сел и вновь принялся зевать. Да так заразительно, что я сама не удержалась и подхватила.

А потом ойкнула, потому что сообразила, что всё это время занимала комнату Ио. Но если попрошусь переселиться в гостиную, как она это воспримет? Я бы обиделась, если бы гость стал отказываться от предложенных удобств. Да и невежливо выходило… Что тогда остаётся? У Таши на чердаке много ковров и подушек, спать можно прямо на полу, может, напроситься к нему? Но тогда ему всё равно придётся ночевать на диване, потому что в одной комнате с мужчиной быть мне не хотелось… вот и выходило, что так как есть – пока лучший вариант.

Вздохнула.

– Можно пойти с вами, отнести письмо? И, если можно, мне бы хотелось дойти до площади…

Одна точно не пошла бы, просить Улу – пускай очаровательную и общительную, а всё же немного чужую – боялась, Ио тревожить лишний раз не хотелось, вот и оставался только Таши. Было в нём что-то, располагающее к себе. К тому же, он сам был готов таскаться со мной. Вызывался же ехать до Нотты? Вызвался. Значит, дойти до конца улицы не должно быть для него зело сложной задачей.

– Собираешься изучить окрестности, чтобы легче было сбежать? – насмешливо поинтересовался мужчина.

Я фыркнула и замотала головой. Хотя мысль такая, конечно, была. Неужели я настолько предсказуемая? И чем могу себя выдавать – выражением лица, интонациями? Обидно, но ничего не поделаешь, надо учиться себя контролировать. С моей «удачей» расслабляться никак нельзя.

– Хочу фонтаны посмотреть. Если они, конечно, там есть.

Весташи молниеносным движением щёлкнул меня по носу и хмыкнул. Прикидывая что-то в уме, подумал немного и, наконец, кивнул. Невольно расплылась в благодарной улыбке. И задумалась – вот с ним легко и просто, а с Улой или Ио, пусть и спокойно, а всё же есть какая-то тревожность и неуверенность. Не потому ли, что Таши старался честно отвечать на все вопросы и ничего не утаивать? Спросить его, что ли, про Аметистовый квартал, про который Ио умолчала…

– Можно, конечно. Но без утренней чашки чая далеко я не уйду!

Пока Таши ходил на чердак за каким-то особым сортом чая, меня посадили перед плитой – следить за чайником. Зевая и раскачиваясь табурете, я в который раз пыталась сообразить, как реагировать на происходящее и что делать дальше. Точнее, что делать, уже было решено… но казалось, что сидеть сложа руки никак нельзя. Где-то там Раджети, и ему наверняка нужна помощь! Неизвестность о его судьбе не давала покоя.

– Доброе утро! – басовито прошептал кто-то почти в ухо.

Бросаться огненными шарами я не стала… а вот испугалась изрядно! Брик – высокий, широкоплечий и рыжебородый – белозубо скалился, радуясь детской выходке. Подкрался, напугал, а восторженности столько, словно пригоршню медных монет нашёл!

И снова ко мне подкрались незаметно. Дом кошек какой-то! И я, похоже, отлично сюда вписывалась со своей любовью к рысьим засадам на отца. Может, и меня тогда научат так подкрадываться?

– Доброе, – машинально отозвалась, без задней мысли разглядывая мужчину.

Один в один такой, каким описывала Ула. И размах плеч, и весёлые синие глаза, и аккуратно подстриженная борода, и рыжий вихор. Одет по-домашнему, как и Весташи – только рубаха синяя, а штаны зелёные. Цветастость вкупе с бравым видом. Наверное, поэтому он Уле и нравился?

– Ты ведь маг? – в лоб спросил он, непонимающе уставившись на чайник. – Зачем тебе плита?

Дышать стало легче. Рыжий явно не собирался ругаться, мол, какая-то девчонка расселась перед плитой. Создавалось впечатление, что именно так и случилось бы, но нет – улыбка, доброжелательный вид и ни капли недовольства. Будто я в этом доме всегда жила.

– Мэтр Весташи сказал, что подогретая магией вода не подходит.

Брик скривился, забавно сморщив нос, и сокрушённо покивал. Видимо, не в первый раз сталкивался с разборчивостью Таши в вопросе воды для чая.

– Там печенье должно быть в буфете. Лар делал, вроде вкусное получилось.

– Ты где там застрял? – раздалось из прихожей, и прежде чем Брик успел ответить, в кухню заглянул черноволосый мужчина.

На Улу вроде не похож, да и выглядел он слишком взрослым, чтобы быть её братом. Наверное, Санри? Который Чайка.

– Мою нычку с печеньем разворовываешь? – настороженно спросил вошедший.

– Ну что ты, что ты… какая нычка, какое печенье? Мы тут за чайником следим!

Я захлопала ресницами, переводя взгляд с Брика на Санри. Рядом друг с другом они выглядели как рыжий домашний кот, питающийся исключительно сметаной и сливками, и худющий уличный, которому кроме рыбьих потрохов ничего и не перепадало. Почему-то обоих представить наёмными убийцами не выходило – первый больше выглядел телохранителем, второй – опытным вором. Хотя, Весташи ведь говорил, что лишь иногда попадались заказы на убийства… Только вот сомневаюсь, что каждый специализировался на чём-то одном, мнилось отчего-то, что убивать умели все живущие в этом доме.

Осознала, что именно в таком окружении, где все владели оружием и могли постоять за себя, чувствую себя в безопасности. Да и попросить научить чему-то меня можно. Вот если бы не паниковала и не металась, Ардо не ранили бы… и уметь действительно надо если не всё, то очень многое.

К возвращению Таши мужчины в четыре руки накрыли на стол. Меня с моего поста наблюдателя за чайником сгонять не стали, наоборот, отметили, что звание это очень почётное и важное – вредный мэтр не всякого соглашался поить своим особенным чаем, и, уж тем более, доверять столь тонкий вопрос кипячения воды. Я не спорила – покорно оставалась на табуретке и с потаённой улыбкой наблюдала за тем, как они беззлобно переругивались и подшучивали.

– Вас не приглашали! – поджав губы, Весташи прижал к себе небольшую жестяную баночку, словно защищая её от посягательств. – Кыш! Кыш!

– Мы тебе не дворовые кошки, чтобы кышкать на нас, – хмыкнул Санри.

Брик поступил куда умнее – вместо споров занял рот ломтиком ветчины. Я тоскливо сглотнула набежавшую слюну. Вот ведь хитрые заразы! Со стула сгонять не стали не потому, что должность какая-то там особенная – они просто нагло таскали всё самое вкусное в процессе готовки.

– К тому же, у тебя – чай, у нас – еда, – вновь хмыкнул Санри, демонстративно размазывая масло по хлебу и венчая всё это кусочком сыра.

– Использовать заложников низко и подло! – сощурившись, прошипел Таши.

– Да что ты к его чаю прицепился? – фыркнул Брик. – Он ведь даже сахар в него не разрешает добавлять! То ли дело сладкий кофе со сливками…

– Это дело принципа. – Санри отложил бутерброд в сторону и принялся сооружать второй.

– Мэтр Весташи, а может, мы с вами лучше где-нибудь в городе позавтракаем? – замиранием сердца подала голос я, чувствуя, что вот-вот назреет неподдельная ссора. И было бы из-за чего, а тут какие-то чай и бутерброды с печеньем!

– Не выкай ты на него, – зашикал на меня рыжий. – Он не такой старый! И я, кстати, тоже не старый, на меня тоже не выкай. Тут вообще старых нет.

– Кроме Ио, – Таши поднял вверх указательный палец, – Ио старая.

– А не боишься, что она тебя за «старую» по головке погладит чем-нибудь тяжёлым? – сощурился Брик.

Я невольно хихикнула. Может, вся эта нарастающая напряжённость мне только почудилась?

– А ко мне надо на вы. Я не старый, но важный! – приосанился Санри, но мигом получил подзатыльники с разных сторон.

День начинался весело.

***

– Ты какая-то мрачная. О чём думаешь?

Отвлеклась от созерцания витрины часового магазинчика и посмотрела на Таши. На этот раз мэтр щеголял не только дорогим тёмно-зелёным камзолом, но и меховым плащом с золотой пряжкой, а длинные волосы спрятал под ворот, отчего те стали выглядеть как хитро закрученное каре. Вроде в его комнате не стояло никакого огромного шкафа, так откуда он разную одежду берёт? И постоянно что-то новое – то серое и непримечательное, то как сейчас, кричащее о богатстве владельца. Мундир ещё странный был. Так и тянет спросить, был ли в этом какой-то смысл?

Я рядом с ним выглядела серой мышью – от предложенного Улой платья отказалась, взяла только тёплые сапоги и подбитую мехом куртку. А накидку отдал Весташи, ту самую, расшитую алой нитью. Как раз мышиного цвета. Волосы ещё под шапку убрала, и стала совсем как мальчишка-слуга выглядеть, что даже на руку было – привлекать внимание на улице как-то не хотелось.

Вздохнула, перевела взгляд обратно на витрину… и вздохнула вновь, когда увидела себя в отражении – не лицо, а сплошное страдание, да ещё глаза такие грустные, ну никак нельзя пройти мимо и не пожалеть.

– Мне не по себе. Я ничего не делаю, а учитель где-то там, в беде. Веселюсь тут и праздно по городу шатаюсь вместо чего-то полезного.

Шатались мы и правда, по моему мнению, праздно. Отнести письмо до почтового отделения много времени не заняло, а одними фонтанами – которые, кстати, всё-таки не работали – Весташи не ограничился. Решил, раз посмотреть на одну красоту не удалось, то надо непременно дойти до набережной и поглазеть на остров Бурь с вечнозелёными рощами и королевским дворцом. Я подумала, что прогулка всяко лучше сидения в четырёх стенах, где гнетущие мысли точно вцепятся когтями что есть силы. Только вышло, что и здесь – не могу отвлечься.

– Совсем ничего не делаешь, да уж, – покачал головой он. – Разве это так? Да и что ты ещё можешь сделать? Вот метнулась бы в Нотту сломя голову сразу и скорее всего не застала бы этого Ярая – ну вот вышло так, что он взял и уехал ещё куда-то. А ты бы потратила на дорогу не меньше недели, потому что море сейчас сковано льдами. Что тогда? Ехать обратно в Кипенный, где все следы уже давно затоптаны и ничего найти не получится?

Легче почему-то от этих слов не стало, больше обидело – будто Таши меня за глупость распинал. А я ведь не глупая… он ведь сам называл умной! Или меня задела его правота и то, что до подобных мыслей сама не додумалась?

– Было бы легче найти твоего учителя, знай я его имя, – ехидно добил мэтр.

Я показала язык.

– Что там тебе ещё покоя не даёт?

Мне стало неловко. Свалилась на голову к кому-то, заняла целую комнату, одеждой со мной поделились, а теперь вот выслушивали и вообще всячески заботились. А ведь, можно сказать, ещё вчера сидела в светлице с нянюшкой, начинала новую вышивку. И вместе с тем нереальным казалось именно похищение, Певчая Цикада, встреча с Кирино, обретённый дар…

– Ардо лисс Раджети, – набрав в грудь побольше воздуха, выпалила я.

Ардо ведь наказал не говорить никому моего имени. Если у отца не только множество друзей вроде самого Раджети, то вполне разумно не представляться Ашэ. И раз уж я оказалась в столице, может быть, смогу что-то вызнать про отца? И узнать заодно, из-за чего меня похитили – то ли просто потому, что дочь могущественного мага и удобный рычаг давления, то ли из-за того, чьей дочерью являлась, была какой-то особенной. Хотя Кирино говорил, что я никакая не особенная…

Пожав плечами, Весташи взял меня под руку и повёл дальше по улице. И взгляд при этом старательно отводил.

– Цепной пёс, значит, – пробормотал он и замолчал, погрузившись в свои мысли.

Поначалу ждала с опаской, что ещё скажет – вдруг перестанет помогать и заботиться? Всё-таки непонятно, в каких взаимоотношениях Лига и её убийцы с королевскими следователями… А потом подумала, что Таши обещал помочь, значит точно не бросит. Да и зачем голову всякими мрачными мыслями забивать лишний раз? Вот и попыталась отвлечься, разглядывая людей, витрины, дома.

Улица Четырёх Фонтанов была торговой, первые этажи зданий занимали всевозможные лавки и магазинчики. Кареты, тильбюри и омнибусы – а также редкие всадники – ездили по одной стороне дороги, для пешей прогулки предназначался широкий тротуар, мощёный разноцветной плиткой. То тут, то там стояли уличные торговцы с лотками, а иногда встречались целые прилавки с навесами – торговали в основном напитками и едой. Снега на улицах почти не было – я заметила людей, которые старательно сметали его к сугробам в проулках.

Несмотря на ранний час, город уже давно проснулся. Горожане неспешно прогуливались, сидели на лавочках, спешили по делам, переругивались, обсуждали последние новости с торговцами или случайно встреченными знакомыми. На нас, ожидаемо, никто внимания не обращал – ну взбрело благородному сеньору что-то в голову, ну и кому какое дело? Вот что одежда с восприятием делает… уж не за этим ли Таши со всякими переодеваниями мудрит?

– А как магический вестник находит адресата? – спросила я.

Убила двух зайцев одним выстрелом – нарушила затянувшееся молчание и вместе с тем задала вертевшийся на языке вопрос. Почтовое отделение изнутри выглядело также обычно, как и снаружи – небольшой зал с диванчиком у стены, пара служащих за одним длинным столом, за закрытой дверью – кабинет мага, отвечающего за доставку магических писем. Таши назвал имя, протянул зачарованный камень и быстро расплатился, я даже толком поглазеть ни на что не успела, кроме одинокого растения в пузатой кадке у входа.

– А ты как думаешь? Вестник ведь магический, – весело хмыкнул Таши. – Назови я какое-нибудь выдуманное имя, ничего бы не сработало…

Увидев, как я загорелась от тут же возникшей идеи, он покачал головой.

– Нет, Кель, извини. Твоему Ардо мы так письмо написать не сможем. Потому что его не Ардо зовут. Да и Раджети – не настоящая его фамилия. Знаешь ведь, что её носят все маги, что служат короне? Они могут представляться каким угодно именем, чаще всего состоящим из одной руны. Маги ведь в имена детей вкладывают какой-то смысл, так что одной руны бывает для этого мало, чаще две или даже три используют. А у него – одна.

От негодования закусила губу. Как так, ненастоящее имя?..

– Вот совсем как у тебя, – хитро прищурился мэтр. – Тебя ведь не Кель зовут?

И вцепился ещё так сильно… ну да, я хотела сразу дёрнуться, потому что вдруг стало страшно. А он будто предвидел это.

– Не бойся. У всех свои тайны. Если тебе так спокойнее, называйся Кель. Жаль, правда, что имя твоего учителя ничего не дало… о, почти пришли! Смотри!

Я машинально посмотрела в ту сторону, куда указал Весташи. Улица уходила вниз, к набережной и заледеневшему морю. Над крышами в обрамлении зелени – остров был окружён магией, там всегда царствовало лето – высилась белая махина королевского дворца, и вот так, не из окна, она выглядела куда более впечатляющей и величественной. От вида захватывало дух. Я наконец своими глазами увидела то место, о котором когда-то давно рассказывал отец! А книжные иллюстрации не передавали толики настоящей красоты.

Тонкие башни, словно из слоновьей кости, пронзали шпилями небо – сегодня стягов на них не было, и они походили на ощерившиеся клыки. Черепичный скат, также белый, с вкраплением позолоты, блестел сродни драконьей чешуе. Застеклённые бельведеры, ажурные арки, выглядывающие из зелени крыши ротонд, переходы-колоннады… от архитектурных изысков разбегались глаза. Впрочем, долго смотреть на них не выходило – от белого камня отражалось солнце и нестерпимо слепило, из-за чего наворачивались слёзы.

– На сам остров нам не попасть, но вот посмотреть – всегда пожалуйста. Если хочешь, можем заглянуть в мою любимую тратторию. Думаю, ананасовый мусс должен прийтись тебе по вкусу.

Тревога отступила. Уничижать себя больше не хотелось. Я и правда делаю сейчас всё, что возможно – разбираюсь в происходящем, пытаюсь связаться с кем могу. Корить себя за невозможность отыскать Раджети – который сам этого, похоже, не хотел, чтобы его разыскивали – было бессмысленно. Он умный и сильный маг. Чем я ему могла помочь? А вот путаюсь под ногами ещё как. Да и, если он меня искал, то самым разумным поступком будет связаться с сестрой. Что я, собственно, и пытаюсь сделать.

– Ананасовый мусс звучит интересно, – робко улыбнулась я.

В конце-то концов, главное – не стоять на месте. И тогда мы непременно друг с другом найдёмся.

========== (15) ==========

(15)

Старательно, едва заметно дрожащей рукой я вывожу линии на листке. Гусиное перо качается в такт рисуемым завиткам, от силы нажима чернильная нить то расширяется, то сужается. Чарующе. Завораживающе. Почти как сотворение заклинаний, но – доступно любому желающему. И, пожалуй, от чистописания я получал даже больше удовольствия, чем от уроков магии. Да и польза заметнее, потому что…

Потому что нельзя просто щёлкнуть пальцами и сотворить всё, что душе угодно. Даже одного заклинания бывает мало. Найди ингредиенты – зачастую странные и специфические, – проведи ритуал, правильно собери энергию… Магическое пламя нравилось: оно не требовало каких-то особых усилий, создай Искру, дай ей подпитку, и вот в твоих руках огонь, который загасить без магии не получится. Остальное казалось слишком мудрёным и хитровывернутым.

– Ты быстро учишься.

Женщина склоняется надо мной, заглядывая через плечо, убирает прядь волос за ухо, растягивает на губах улыбку… Я ей не верю, ни единому жесту. Не получается верить в то, что кто-то может запросто принять чужого человека в своём доме и относиться к нему по-доброму, с теплотой. То ли всё было так, потому что колдун ей приказал – но приказами здесь и не пахло, скорее уж она могла выкатить ему гору требований, а он бы с радостью помчался выполнять каждое! – то ли воспринимался я кем-то вроде подзаборного кутёнка. К которому ничего, кроме жалости, и не испытываешь. Отсюда и доброта, и теплота, и забота. И нарисованная улыбка.

– Вам не кажется, что с вами поступили нечестно? – в лоб спрашиваю я. – Обещал учить он. Мучаетесь со мной вы.

– Разве ж мучаюсь? – смеётся она. – Вон какой прилежный ученик мне достался!

Я не смеюсь. Продолжаю смотреть пристально, не отводя взгляда. Он у меня тяжёлый – так говорил побратим, – под ним разом хочется выложить всю правду. Или хотя бы не отшучиваться.

– Похож на кота, которому по носу хвостом щёлкнула мышь, – хихикает женщина.

Жаль, на неё это не работало. Хотя на колдуна – ещё как.

***

Дни до полнолуния пролетели незаметно. С Ларом я познакомилась тем же вечером, и он оказался не самым лучшим собеседником – молчаливый и сдержанный, словно в противовес болтливой сестре. Азор первое время не появлялся, но Ио успокоила, что это не моя вина. Юный сеньор сам выбрал держаться подальше от гильдейского дома, несмотря на обязанности будущего главы – уже сейчас Азор учился всем премудростям управления гильдией, не только у отца, но и у Ио.

– Раз спасовал перед какой-то «ведьмой» – глава он так себе, если честно, – откровенно потешался Таши.

Я сразу забеспокоилась, что нахожусь в этом доме без разрешения сеньора Тамери, но Весташи успокоил – действующий глава гильдии был в курсе всего происходящего. Впрочем, даже если он был бы против, слово мэтра стояло выше.

– В конце концов, ты можешь стать тенью, а в Шёпоте их сейчас ни одной. Хочешь?

Становиться убийцей мне не хотелось. А вот научиться защищаться – ещё как. Но, несмотря на мои заверения, что чувствую себя отлично, Весташи не торопился браться за обучение, пусть и пообещал помочь хотя бы с основами. Проблема крылась во внезапных приступах головной боли и то и дело наваливающейся слабости – всё это было последствиями проклятья, и дополнительная нагрузка в виде тренировок пришлась бы совсем не к месту.

– Раз это проклятие, в меня вселился демон? – спросила я, вспомнив, кем поначалу показался Кирино.

– Нет, – с улыбкой ответил Таши. – Ты – всё ещё ты, и принадлежишь сама себе, просто… как бы?.. о, вот!.. Ты чуть-чуть связана с каждым, у кого такая же метка проклятия. И иногда чувствуешь их эмоции, слышишь мысли, можешь даже видеть воспоминания во сне.

– Таких людей много? – тут же насторожилась я.

– Не то, чтобы… – он нахмурился и задумчиво потёр подбородок. – Лига многое держит в секрете, и вот таких людей, со знаком – особенно. Твои похитители, если они маги, скорее всего не знали об истинной природе того артефакта, что попал им в руки. Зеркало сделало тебя чем-то вроде серпа, подрезающего колосья. Не знаю, как выразиться точнее, извини.

– А вы о природе знаете?

– Знаю, – ехидно сощурившись, заверил Таши.

– Но не скажете, – передразнила его немного раздражающую манеру речи я.

– Всему своё время. Запомни пока, что если ты – серп, то я – нить, что держит сноп целым.

Эх, а вот я была уверена, что Таши не будет юлить… Хотя, и не юлил. Прямо сказал, что «всему своё время». Ну ладно. В отместку решила придержать рассказ о магистре Кирэе и моих догадках насчёт Кирино. Да и вообще, всю историю целиком. Грош на грош. Но если со всем и мог кто-то помочь разобраться, так это Весташи – из-за связи с Лигой. Не удивлюсь, если он был знаком и с Ардо. Как там говорила Ио? В столице маги сидят на голове друг у друга. Так что мэтр точно был знаком с королевским следователем. Только чародей явно представлялся каким-то другим именем… а если попробовать описать внешность?

И сразу наткнулась на препятствие – в голове образ Раджети казался слишком расплывчатым, толком не получалось вспомнить ничего, кроме мшистого цвета глаз. Ирнэ говорила что-то об амулете, из-за которого никто не мог вспомнить, как выглядит отец. Могло ли быть похожее у Ардо? Ещё как могло. Значит, стоило оставить это знание при себе – чародей явно не хотел, чтобы кто-то знал его истинный облик.

Я понимала, что у Весташи были свои причины не рассказывать про проклятье сейчас. Начать хотя бы с того, что мэтру полагалось сдать «находку» Лиге, как только он увидел метку. Но делать этого Таши не собирался по двум причинам: меня бы совершенно точно никто не отпустил – тем более, не помог бы найти сестру – и выбора, становиться убийцей или нет, тоже не оставили бы.

Таши вообще был странным мэтром, пускай пока других я и не видела. Он будто играл в какую-то свою игру, пытаясь обдурить Лигу. Хотелось ли из-за этого больше доверять? Отнюдь. Но когда Ио рассказала, что однажды самого Весташи поставили перед похожим выбором – либо становишься тенью, либо живёшь взаперти, – я успокоилась окончательно. Казалось, словно он пытался спасти меня потому, что его самого не спасли. Вот только непонятные тайны и игры в загадки напрягали.

Не потому ли Ардо хотел найти другой путь, никак не связанный с Лигой?..

На третий день пришёл ответ на письмо. Мы с Таши сидели в гостиной – я изучала стеллажи с книгами, а он, от нечего делать, мучил рояль хроматическими гаммами. Что гаммы именно хроматические, поведал сам мэтр. Кроме них и обычных он толком ничего не умел играть, хотя звучание рояля мне понравилось. Но ведь для кого-то же этот музыкальный инструмент стоял здесь? По очереди стала представлять всех жителей дома на крутящемся стуле, и отчего-то подумалось, что играть умел Брик. Сосредоточенное лицо, чуть нахмуренные брови, танцующие над чёрно-белыми клавишами пальцы…

– Эй! – хлопнул в ладоши Весташи, возвращая в реальность. – Ты опять?

Что – опять? Недоумённо захлопала ресницами.

Неожиданно задрожало оконное стекло. Я даже вскрикнула, увидев, как небольшой светящийся камешек свободно прошёл через него и подлетел к Таши. Мэтр спокойно качнул головой, и магический вестник – а был это именно он – плавно опустился на протянутую ладонь. Тёмные глаза на миг вспыхнули яшмовым светом, камень погас, и я выжидающе уставилась на Весташи.

– Магистр Ярай пишет, что согласен встретиться. Он пошлёт слугу, когда будет в Алитте… Что ж, это лучше, чем ничего. По крайней мере, мы выяснили, что он уже не в Нотте, – усмехнулся мэтр и пояснил: – До Нотты вестник летел бы трое суток. В одну сторону. Значит, этот Ярай где-то на полпути, если ответил сразу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю