332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Уильям Джейкобс » Капитан "Оспрея" и другие рассказы » Текст книги (страница 8)
Капитан "Оспрея" и другие рассказы
  • Текст добавлен: 26 июля 2017, 13:00

Текст книги "Капитан "Оспрея" и другие рассказы"


Автор книги: Уильям Джейкобс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 19 страниц)

Победа Блунделля



Вения Турнбулль развлекала себя очень спокойным и простым способом. Приятная прохлада в гостиной Турнбулльской фермы доставляла тем больше удовольствия, что на улице было настоящее пекло.

Милая девица удобно расселась в кресле у окна и с немалым интересом прислушивалась к разговору, которым ее отец, сидевший в глубине комнаты, старался занимать двух ее поклонников; это было тем трогательнее с его стороны, что он для этого пожертвовал своим воскресным послеобеденным сном.

– Отец в восторге от того, что вы оба пришли, – наконец удостоила и она их своим вниманием. – Ведь ему, собственно говоря, очень скучно проводить праздники в одиночестве со мной.

– Я не могу себе представить, чтобы кому-нибудь было с вами скучно, – пылко возразил ей сержант Дик-Дэли, выпялив на нее свои темные глаза.

М-р Блунделль только мрачно насупился при этих словах; вот уже третий раз, как сержант сказал комплимент, в то время как Блунделль все еще собирался открыть рот.

– Да я вовсе и не думаю скучать, – возразил м-р Турнбулль.

Ни один из джентльменов не счел нужным опровергнуть его. Оба молодых человека только переглянулись между собою, а потом посмотрели на Вению. Взгляд сержанта выражал приятное восхищение, а м-р Блунделль сидел в своем кресле, наподобие истукана, и едва осмеливался бросить на нее робкий взгляд. М-р Турнбулль постоянно ворчал, когда замечал его застенчивость.

– Сад выглядит очень живописно, – сказал он торжественным тоном, продолжая занимать гостей.

Сержант выразил свой восторг, добавив, что он вовсе этому не удивляется, так как знает, кто ухаживает за садом. Надо заметить, что он был очень ловкий парень. Не прошло и 10 дней с тех пор, как он впервые приехал в город погостить у своих родных, как он уже успел за это короткое время, к огорчению м-ра Блунделля, стать частым гостем в доме Турнбулля и прекрасно спеться с отцом. Вении он рассказывал необыкновенные приключения из морской и сухопутной жизни, и в тех случаях, когда он был уверен что фермер совершенно не осведомлен, его знаниям и сведениям не было конца. Он начал говорить с Венией таким тихим голосом, что сердце несчастного м-ра Блунделля положительно упало. Предоставленный самому себе, м-р Турнбулль сладко заснул. Блунделль сидел, развалившись в кресле, и был бессилен предотвратить флирт. А мисс Турнбулль, воспользовавшись довольно редким случаем (сном папаши), стала флиртовать во всю, да так искусно, что изумила его; даже сержант был поражен и решил, что у нее наверное был большой опыт.

– Неужели на улице действительно ужасно жарко? – проговорила она под конец и подошла к окну.

– Нет, просто довольно тепло, – возразил ей сержант.

– Ах, вы знаете, я боюсь, что мы можем разбудить отца разговором, – проговорила осмотрительная дочь; – скажите ему пожалуйста, что мы пошли немного прогуляться, – обратилась она к Блунделлю.

Блунделль, который в начале ее слов встал, чтобы сопровождать ее, вновь уселся и с мрачным видом следил из окна за парочкой, пока она не скрылась у него с глаз. Только через час фермер проснулся и увидел, что он вдвоем с м-ром Блунделлем; узнав в чем дело, он остался недоволен и обвинил его в происшедшем.

– Почему вы не пошли с ними? – спросил он.

– Потому что меня об этом не просили.

М-р Турнбулль смерил его презрительным взглядом.

– Знаете, я сказал бы, что для такого взрослого малого, как вы, Джон, – воскликнул он, – у вас слишком уж мало смелости.

– Я не имею никакого желания идти, если меня не просят, – возразил м-р Блунделль.

– В этом-то и заключается ваша ошибка, – строго смотря на него настаивал Турнбулль. – Девушки любят мужчин, умеющих повелевать, а вы вместо того, чтобы идти твердо к своей цели, спокойно сидите в кресле и, как я уже вам говорил, зеваете, как трусливый… трусливый…

– Трусливый, что? – допытывался, обидевшись, м-р Блунделль.

– Право, не придумаю даже, – откровенно заявил Турнбулль, – ну, как самое трусливое существо, которое вы сами можете придумать. Смотрите: перед вашим носом, как бы смеясь над вами, этот Дэли рассказывает чудеса в решете о Ватерлоо и Крыме, хотя наверное сам никогда там и не был. Я, по правде сказать, думал, что между вами гораздо лучшие отношения, чем теперь оказывается.

– Я тоже был раньше такого мнения, – ответил ему в тон молодой человек.

– Ведь вы же взрослый человек, Джон, – продолжал Турнбулль, – но какой вы отсталый! Вы весь состоите из мускулов, а вот головы, ума у вас и нет.

– Видите я обдумываю все потом; обыкновенно, когда я уже лежу в постели, – произнес застенчиво м-р Блунделль.

М-р Турнбулль встал, закрыл дверь и вернулся к своему молодому приятелю.

– Вы, вероятно, будете удивляться, что я так стремлюсь избавиться от дочери и настаиваю на ее замужестве, но дело в том, что я, видите ли, сам собираюсь вторично жениться.

– Вы? – проговорил изумленный м-р Блунделль.

– Да я, – повторил Турнбулль резко. – Но она не желает выходить за меня замуж, пока Вения дома. Но, Бога ради, это строжайший секрет; стоит только Вении узнать об этом, как она навсегда останется старой девой, чтобы только помешать этому.

– Кто ваша невеста?

– Мисс Сиппет, – был ответ. – Она может прохаживаться на счет Вении целых полчаса подряд.

М-р Блунделль, большой любитель точности, тут же, мысленно, сократил эту цифру до пяти минут.

– Теперь оказывается, насколько я вижу, – продолжал огорченный Турнбулль, – что моя дочь заигрывает с Дэли. Ну, с ним дело протянется целые годы. Теперь она помешана на героях. Да, она мне вчера вечером об этом сказала и целый вечер пичкала мне ими голову. Не буду ставить точки над "i", но она упомянула и о вас.

М-р Блунделль покраснел от удовольствия.

– Она сказала мне, что вы не герой, – объяснил м-р Турнбулль. – Ну, конечно, я принялся вас защищать. Я ей разъяснил, что вы просто слишком благоразумны, чтобы подвергать зря свою жизнь опасности. Я ей сказал, что вы очень осторожный человек, и тут же рассказал до чего вы боитесь сырых простынь. Ваша прислуга мне говорила об этом.

– Это все вздор, – с надменным видом ответил м-р Блунделль. – Я прогоню в три шеи эту старую дуру, раз она не умеет держать язык за зубами.

– Это очень благоразумно с вашей стороны, Джон, – сказал ему м-р Турнбулль. – И благоразумная девушка сумеет это оценить. Но Вения просто фыркнула мне в лицо, когда я ей рассказал, что вы носите фланелевые фуфайки. Она сказала, что любит лишь бесстрашных людей.

– Вероятно, она думает, что Дэли бесстрашный человек, – проговорил обиженный м-р Блундель. – Вообще, я очень хотел бы, чтобы люди не говорили ни обо мне, ни о моей фуфайке. Неужели у них нет других тем для разговоров?

М-р Турнбулль пришел в искреннее негодование.

– Я старался сделать для вас все, что мог, – сказал он, устремив суровый взор на неблагодарного. – Я старался показать, какой из вас выйдет осторожный муж. Знаете, мисс Сиппет, например, совершенно иначе, чем моя дочь, смотрит на эти привычки; ну а Вения, так та просто спросила меня: не употребляете-ли вы и грелки.

Но тут м-р Блунделль до того возмутился, что, не попрощавшись даже с хозяином, вышел и сильно хлопнул дверью.

Он покраснел от бешенства и всю дорогу до дома прошел мрачный, углубленный в свои невеселые мысли, вспоминая то время, когда горячо любившая его мать приучила его к укутыванию, за что он и перенес теперь такое унижение.

В продолжении следующих дней м-р Блунделль, к тайному огорчению Вении, не показывался на ферме, – факт, делавший ее флирт с сержантом совершенно неинтересным.

– Вы знаете, у нее, положительно, слабость к солдатам, – заявил м-р Турнбулль, явно желая подстрекнуть явившегося наконец м-ра Блунделля к протесту. – Я наблюдал за нею и понял ее: она романтична, вы для нее чересчур уж неподвижны, обыкновенны. Ей нужно что-то более загадочное. Она вчера днем заявила и Дэли, что обожает героев. Она это сказала ему прямо в лицо. Как жаль, Джон, что вы не герой.

– Да, да, – проворчал м-р Блунделль. – хотя я уверен, что если бы я был героем, то она полюбила бы что-нибудь другое.

Отец отрицательно покачал головой.

– Ах, если-бы вы проделали что-нибудь геройское, – зашептал он, – ну, хоть скажем, полу-убили бы кого-нибудь, или спасли кому-нибудь жизнь, но так, чтобы она это видела. Не можете-ли вы пойти, например, на набережную и там броситься в воду, чтобы спасти утопающего?

– Пожалуй, смог бы, – возразил Блунделль, – если бы кто-нибудь упал в воду.

– Но вы, ведь, можете сказать, что вам показалось, будто кто-то упал в воду, – сказал м-р Турнбулль.

– Благодарю вас: для того, чтобы меня высмеяли, – заявил м-р Блунделль, который знал Вению, как свои пять пальцев.

– У вас всегда найдутся отговорки, – недовольно проворчал Турнбулль. – Я уже раньше заметил в вас эту черту.

– Я сумел бы довольно долго удержаться на воде, если бы там нужно было кого-нибудь спасать, – продолжал м-р Блунделль, – хотя я и не особенно важно плаваю…

– Тем лучше, – прервал его Турнбулль, – тем более ярко вы проявите этим вашу доблесть.

– Но мне не особенно-то хочется утонуть, – мрачно добавил молодой человек.

М-р Турнбуль положил в раздумьи руки в карманы и прошелся взад и вперед по комнате. Брови его были нахмурены, губы сжаты. М-р Блунделль почтительно следил за ним издали.

– Вот что: мы все пойдем в это воскресенье в 4 часа дня гулять по набережной, – наконец проговорил м-р Турнбулль.

– Ну и что? – изумленно спросил м-р Блунделль.

– А вот что, – ответил ему в тон Турнбулль, – может случиться, что Дэли упадет в воду, особенно, если бы вам удалось удачно оступиться.

– Я никогда не оступаюсь, – заявил до пунктуальности точный м-р Блунделль. – Я не знаю человека более твердого на ногах, чем я.

– Или, вернее, более тупой башки! – вышел из себя м-р Турнбулль.

М-р Блунделль на этот раз только спокойно посмотрел на него; ему пришло в голову, что тот, вероятно, немного выпил.

– Оступиться, – продолжал м-р Турнбулль, кое-как поборов свое неудовольствие, – оступиться, однако, может всякий. Вы, например, нечаянно споткнулись о камень и толкнули при этом Дэли, он от толчка падает в воду, и вы, быстро сбросив свой пиджак, моментально бросаетесь за ним в воду. Он ведь, кстати, совершенно не умеет плавать.

Тут м-р Блунделль, затаив дыхание, уставился в полном изумлении на м-ра Турнбулля.

– Там, наверное, будет народ, – продолжал советчик, – около вас соберется пол-города и все будут вас восхвалять и приветствовать вашу храбрость; и все это произойдет на глазах у Вении, понимаете?! Во всех газетах появится описание вашего поступка и вас наградят медалью.

– Ну, а представьте себе, что вдруг мы оба утонем? – рассудительно спросил м-р Блунделль.

– Утонете? Вздор! Невозможно! Впрочем, если вы боитесь…

– Я это сделаю! Я согласен! – решился наконец м-р Блунделль.

– Но только не делайте этого с таким видом, будто это очень легко, – учил его Турнбулль; – нет, вы должны при этом сами как-бы тонуть, или, в крайнем случае, притвориться утопающим. И когда вас вытащат на берег, то не сразу приходите в себя, а сделайте вид, что только постепенно приходите в себя. Даже пусть это у вас дольше тянется, чем это произойдет со спасенным Дэли.

– Ладно, – сказал м-р Блунделль.

– После некоторого времени вы можете открыть глаза, – продолжал свое поучение Турнбулль, – и знаете, я на вашем месте сказал бы: "Прощай Вения" – и опять закрыл бы глаза. Сделайте все это чистенько и затем известите об этом ваших тетушек.

– Пожалуй, это правильная мысль, – одобрил м-р Блунделль.

– Это великолепная мысль, – самодовольно поправил его м-р Турнбулль. – Итак, вот вам идея. Теперь от вас зависит исполнить ее. Даю вам два дня на размышление.

М-р Блунделль поблагодарил его за совет и два дня обдумывал весь проект, но, так как он был точный и осторожный человек, то подумал и о другом, а именно: он написал завещание. В воскресенье он явился к Турнбуллю в довольно веселом настроении.

Там он застал сержанта, который, стоя у окна, тихо беседовал с Венией. М-р Турнбулль сидевший, по обыкновению, в дубовом кресле, бросил на входившего Блунделя выразительный взгляд.

– Мы только что собирались пройтись по набережной, – невинно обратился он к Блунделлю, как только тот вошел.

– Как, в такую то жару? – капризно спросила Вения.

– А я только что хотел сказать, как у вас здесь приятно, прохладно, – галантно вставил сержант, заранее радуясь, что повторится тот-же флирт наедине, как и в прошлое воскресенье.

– Нет, на улице прохладнее, – спокойно заявил Турнбулль, явно не желавший считаться с фактами.




Он пошел с Блунделлем вперед, а Вения с сержантом пошли за ними, стараясь держаться по возможности в тени…

Солнце высоко стояло на небе и отражалось в воде, бросая свои палящие лучи на публику, гулявшую по набережной. Зеленые волны плескались о каменный берег.

Они прошлись по всей набережной, уже два раза, но ничего не случилось. Наконец, сержант прошел почти перед самым носом отца и отвел Вению ближе к берегу, чтобы показать девушке пароход.

– Вы, странный человек, Блунделль, – произнес неугомонный м-р Турнбулль.

– Я знаю, что мне надо делать, – медленно проговорил Блунделль.

– Почему же, в таком случае; вы не делаете этого? – спросил Турнбулль. – Вероятно вы откладываете до того времени, когда на набережной будет больше народу, чтобы еще кто-нибудь заметил, как вы его нарочно толкнули в воду?

– Вовсе не то, – медленно проговорил Блунделль, – я просто задумался над вашим планом, и мне пришла в голову мысль изменить его.

– Ну, дальше? – спросил Турнбулль.

– Это вовсе не такая уж блестящая мысль – спасать Дэли, – заявил глубокомысленно Блунделль, – я пришел к этому выводу, вот почему: он ведь будет подвергаться такой же опасности, как и я, значит, его ждет такое же внимание, как и меня, а, может быть, даже и большее.

– Что-ж, не хотите-ли вы мне сказать, что идете на попятный двор? – проговорил возмущенный м-р Турнбулль.

– Нет, – немедленно заметил м-р Блунделль, – но я предпочел бы спасти кого-нибудь другого. Я вовсе не хочу, чтобы Дэли пожалели.

– Эге, – возмущенно крикнул м-р Турнбулль, – вы испугались, струсили! Вы просто испугались холодной воды!

– Неправда, – запротестовал м-р Блунделль, – но я настаиваю на том, что гораздо лучше будет спасать кого-нибудь другого. Дэли стоит здесь, ничего не делая, а я должен буду из-за него подвергать свою жизнь опасности. Я конечно медлителен в своих решениях, но зато, когда берусь за что-нибудь, то знаю, что делаю. Вы должны это знать.

– Это-то все так, – проговорил м-р Турнбулль, – но кого же вы собираетесь бросить в воду, вот в чем вопрос?

– Ну, это не так уж страшно, – неопределенно проговорил м-р Блунделль. Не беспокойтесь об этом, я уж найду кого-нибудь подходящего.

М-р Турнбулль окинул всю набережную критическим взором. Хотя он и доверял решениям м-ра Блунделля, но не особенно то верил в его храбрость.

– Да, для меня загадка, где он найдет тут жертву, – прошептал он про себя. – Ну, верно, из этого ничего не выйдет. Кажется… Послушайте, вы осторожнее, черт вас возьми, будьте осторожнее! Вы чуть меня не столкнули.

– Разве? – грубо сказал м-р Блундель. – Очень сожалею.

М-р Турнбулль, рассердившись на непозволительную неосторожность, не особенно благосклонно отнесся к его извинению и, нахмурившись, зашагал дальше; вдруг он нервно остановился, так как ему пришла в голову ужасная догадка. Хотя предположение это ни на чем не было основано, но он стал держаться подальше от воды, и поэтому не особенно смело предложил своему молодому приятелю поменяться местами.

– Да ведь здесь гораздо приятнее ходить, – уговаривал его тот.

– Да, я знаю это, – соглашался с ним м-р Турнбулль, не спуская с него глаз, – но я предпочитаю эту сторону. Почему вы так прижались ко мне?

– Я пошатнулся, – сказал м-р Блунделль.

– Если бы вы сделали еще один шаг, то я упал бы в воду, – содрогнулся м-р Турнбулль.

М-р Блундель как-то загадочно устремил взор на море и ничего не ответил.

Вся компания опять дошла до конца набережной и остановилась, продолжая беседовать. Сержант был в восторге от беседы с Венией, а вторая пара шла позади и м-р Турнбулль все наблюдал, не найдет-ли м-р Блунделль подходящую жертву.

– На что вы так уставились? – недовольно спросил м-р Турнбулль, заметив, что м-р Блунделль вдруг остановился и засмотрелся на что-то.

– Смотрите, какая громадная рыба, ответил тот, – я никогда еще в жизни не видал такого морского чудовища. Наверное, в ярд длиной.

М-р Турнбулль начал смотреть, но ничего не увидел и даже когда м-р Блунделль указал ему пальцем, то и тогда он ничего не заметил. Он даже остановился, чтобы лучше посмотреть, но тут у него вновь зародилось подозрение, особенно, когда он почувствовал на своем плече чью-то руку. Не успел он обернуться и запротестовать, как эта рука его толкнула с такой силой, что он с диким криком, потеряв равновесие, упал и скрылся в воде.




Вения и сержант испуганно повернулись и увидали как брызнула вода.

– Бога ради, спасите его! – завопила Вения.

Сержант подбежал к самому краю берега и беспомощно смотрел, как м-р Турнбулл, появившись на секунду на поверхности воды, опять скрылся под нею. Но в то же мгновение м-р Блунделль, который в это время поспешно снял пиджак, побежал к краю гавани и, быстро бросившись в воду, схватил за воротник возмущенного м-ра Турнбулля.

– Не деритесь! – резко прокричал м-р Блунделль, когда разозлившийся фермер захотел ему ясно показать свое возмущение! – Не деритесь или я брошу вас!

– Спасите! – крикнул несчастный м-р Турнбулль, успев одним глазом заметить собравшуюся уже у берега кучку людей, следивших за ними.

На берегу, между тем, появился здоровенный рыбак. Он неуклюже подбежал к самой воде, держа под мышкой спасательный канат. Как только м-р Блунделль увидел это, он смекнул, что медлить дальше нельзя, поэтому, не обращая внимание на враждебно настроенного против него джентльмена, обхватил его за талию и поднял на поверхность воды. В то же время он был бесконечно счастлив, что сам благополучно отделался и, с радостью ухватившись за протянутую ему рыбаком веревку, благополучно выбрался со своею ношею на берег.

– Подождите, пока я вас подтяну на веревке к ступенькам, – проговорил рыбак.

М-р Турнбулль, немного придя в себя от неожиданной встряски, сам обмотал веревку вокруг талии и совершенно пришел в себя, когда их осторожно подняли на веревке по ступенькам лестницы. Добровольные руки протянулись, подняли обоих из воды и вытащили на берег. М-р Турнбулль, весь мокрый, выплевывал соленую воду и бросал бешеные взгляды на неподвижно лежавшего м-ра Блунделля. Около последнего возились подоспевшие первыми сержант Дэли и какой-то другой парень и прилагали все усилия, чтобы оказать первую помощь воображаемому утопленнику, тогда как здоровенный рыбак хлопотал насчет носилок для него.

– Он… он… меня ведь столкнул в воду, – бормотал возмущенный м-р Турнбулль.

Но никто не обращал внимания на него; даже Вения, как только убедилась, что отец цел и невредим, стояла на коленях у находящегося без сознания м-ра Блунделля.

– Он… притворяется, – орал забытый всеми м-р Турнбулль.

– Стыдитесь! – ответил ему кто-то из толпы, не оборачиваясь в его сторону.

– Он же меня нарочно сбросил в воду, – повторил м-р Турнбулль. – Он меня бросил туда.

– Ах, папа, как тебе не стыдно! – возмущенно глядя на него, проговорила укоризненно Вения.

– Стыдитесь! – коротко отрезал ему посторонний зритель, с волнением наблюдая, вместе с толпой, за слабыми признаками возвращения к жизни м-ра Блунделля.

Он все еще лежал с закрытыми глазами, но так как слух у него был превосходный, то услышав приближение носилок и даже брата милосердия, который прибежал, задыхаясь от быстроты бега, он как-то моментально почувствовал значительное улучшение.

– До свидания, Вения, – проговорил он слабым голосом, – прощай…

Мисс Турнбулль с рыданиями схватила его руку.

– Он притворяется, – завопил м-р Турнбулль, раздраженный донельзя тем, что м-р Блунделль так точно исполнял программу его инструкций. – Он меня сбросил в воду.

Тут недовольный ропот раздался среди посторонних зрителей.

– Будьте же благоразумны, м-р Турнбулль, – сказал сержант довольно резким голосом.

– Смотрите, он чуть не отдал за вас жизнь, – заметил ему здоровенный рыбак, – более смелого поступка я никогда не видал. Если бы я не протянул вам вовремя веревки, то вы бы оба потонули.

– Шлю всем свой прощальный привет, – продолжал умирающим голосом, Блунделль. – Прощай Вения! Прощайте м-р Турнбулль.

– Где же носилки? – взволнованно спросил здоровенный рыбак.

– Что-ж, мы до ночи будем ждать, что-ли? А, вот наконец-то! Эй, вы, возьмите…

Но тут как раз м-ру Блунделлю при помощи Вении и сержанта удалось, хотя и с большим усилием, приподняться и сесть. Ему пришло в голову, что, так как он произвел желаемый прекрасный эффект, то вовсе не стоит портить впечатления носилками. Все, за исключением одного, смотрели на Блунделля с восхищением и со слезами на глазах. Глаза этого одного, хотя тоже были влажны, но не от восхищения.

– Вы все, господа, просто позволяете себя дурачить, – произнес он наконец и даже затопал ногами. – Я вам говорю, что он меня сбросил в воду… с умыслом.

– Боже мой, папа, как ты можешь это говорить? – сердито упрекнула его Вения.

– Он меня сбросил в воду, – повторил фермер. – Он попросил меня посмотреть на какую-то чудовищную рыбу и в это время столкнул меня.

– Но зачем? – спросил сержант Дэли.




– Зачем… – начал было м-р Турнбулль… но тут он посмотрел на ничего не подозревавшего сержанта, и слова замерли у него на устах. Он неопределенно проворчал что-то.

– Да, зачем? – продолжал торжествуя сержант. – Будьте благодарны м-р Турнбулль. Где тут логика: сначала толкнуть вас нарочно, а потом броситься, с опасностью для жизни, вас же спасать? Это мог бы сделать только сумасшедший. А он был так храбр при этом, что я ничего подобного не видел еще.

– У вас просто голова закружилась м-р Турнбулль, – хлопнул его дружески по плечу здоровяк-рыбак, – просто маленький солнечный удар, и поэтому вы упали в воду, думая, что получили толчок.

– Ну, конечно, – согласился Дэли.

– Видите, вы теперь красный, как рак, – продолжал рыбак, смотря на него критическим взором, – и глаза ваши как-то смотрят необычайно. Послушайтесь-ка моего совета, пойдите сейчас домой, ложитесь в кровать и как только вы придете в себя, вы сами же побежите благодарить вашего спасителя Блунделля за все, что он для вас сделал.

М-р Турнбулль осмотрелся кругом и встретил во всей толпе такое общее единодушие, ясно выраженное взглядами, что от бессильной злости у него даже все затуманилось перед глазами. Один ему посоветовал тут-же обвязать лоб мокрым носовым платком.

– Я вовсе не хочу, чтобы м-р Турнбулль благодарил меня за услугу, – слабым голосом произнес м-р Блунделль, когда его поставили наконец на ноги. – Я так же охотно готов вторично ему помочь.

Здоровенный рыбак от умиления ласково погладил Блунделля по плечу, а м-р Турнбулль, вдруг почувствовал себя, как пророк, пророчество которого исполнилось, когда он увидел, как целая толпа восторженно окружила кольцом м-ра Блунделля.

Нежно подняли они героя на руки и понесли его по набережной к его дому, рассказывая подробно встречным соседям о его поступке и хваля его доблесть. М-р Турнбулль поддерживаемый под руку, шел позади процессии и мрачно выслушивал поздравления подходящих новых зрителей.

Этот необыкновенный солнечный удар, который по мнению некоторых являлся причиной его неблагодарности, продолжался у него еще целую неделю, после чего он наконец успокоился и начал здраво смотреть на вещи; тогда он заговорил, как другие, и Вения первая поздравила его с "просветлением"; но когда она услышала в день своей свадьбы с Блунделлем, что произошло очень скоро после геройского поступка Блунделля, как ее отец громогласно объявил о своей скорой женитьбе на мисс Сиппет, она решила, что просветление отца было только частичное.

Blundell's Improvement (1903)

Перевод Н. Сандровой




    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю