332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Татьяна Шульгина » Дар халифу (СИ) » Текст книги (страница 20)
Дар халифу (СИ)
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:29

Текст книги "Дар халифу (СИ)"


Автор книги: Татьяна Шульгина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 21 страниц)

Глава двадцать восьмая

Первый летний месяц.

Армия Вандершира под командованием князя Прауда пересекла границу Холоу, взяв первую заставу без особых трудностей. Силы их гораздо превосходили силы противника. На стороне вандерширцев, помимо союзников из Эвервуда и эльфов, были еще маги и новое оружие, не известное в Холоу. У солдат, вооруженных лишь мечами и арбалетами, не знавших магии, не было никаких шансов долго отражать нападение. Взяв заставу, Гордон отправил в столицу пленных офицеров, чтобы еще раз предложить королю сдаться и избежать кровопролития. Лингимир, тоже не желавший воевать с простыми людьми, поддержал его идею.

Они разбили лагерь посреди степи. Пустынная местность тянулась к востоку, сколько хватало взгляда. Гордон сидел в своем шатре, изучая донесения разведчиков, когда услышал шум в лагере. Вошел один из капитанов, молодой, как он сам, дворянин. Все опытные взрослые солдаты погибли, защищая короля Теодора и столицу, остальные были пленены Лоакинором и перешли на его сторону, признав королем. У Виктора оставались только такие как он сам молодые офицеры, служившие на флоте. Судоходство было развивающейся областью и Теодор никогда не придавал ему большого значения, отдав в распоряжение сына и его приближенных. Теперь от этих молодых людей зависела судьба всех северных земель.

– Королева вернулась, – сообщил капитан радостно. – Они будут тут через час.

– Подготовить все, возможно, король с ней, – Гордон надеялся, что это так.

Военные быстро разбили еще один королевский шатер и послали навстречу солдат для сопровождения. Спустя час кавалькаду, сопровождавшую две кареты, было видно невооруженным глазом. Главнокомандующий и король Эвервуда наблюдали за их приближением, желая встретить лично. Солдаты выстроились вдоль лагеря.

Королевская карета проехала их ряды и остановилась перед главным шатром, где уже ждали Гордон и Лингимир. Солдаты из эскорта вернулись в свои отряды, а девиц де Ланье определили к прислуге.

Все замерли, ожидая появления королевы. Она первая вышла, опираясь на руку Гордона. Все в том же офицерском наряде и абсолютно спокойная. Князь посчитал это хорошим знаком. Лингимир и его люди поклонились, приветствуя ее. Следом появилась Мадлена, немного смущенная таким официальным приемом. Велиамор уже подъехал и спешился недалеко от королевского шатра, поманив ее к себе. Никто не заметил, как она отошла, поскольку все замерли от удивления. Из кареты вышел граф Яновский в солдатском кителе на голое тело и с отросшей бородой. После его побега с Евой все негласно решили, что он теперь на стороне врага. По рядам солдат прокатился глухой ропот. Но он тут же сменился мертвой тишиной, поскольку следом за графом, опираясь на его руку, вышел король Виктор. Он был обернут покрывалом, а на предплечьях и шее повязки, но никто не сомневался, что это он.

Тишина внезапно сменилась оглушительным ликованием. Солдаты радостно приветствовали своего короля. Виктор поднял руку, приветствуя всех. Потом подошел к Лингимиру и поклонился, эльф ответил ему тем же, выразив свою искреннюю радость по поводу его благополучия.

После Виктор скрылся в королевском шатре. Граф остался стоять рядом с каретой, думая, куда бы спрятаться от недовольных его появлением солдат.

Николь вернулась и, взяв его за руку, втащила в их с Виктором шатер.

– Побудешь пока тут, – сказала она и вышла, чтобы позвать слуг.

Кристиан сел на диванчик у стола и начал задумчиво перебирать фрукты в золотой вазе. Виктор сидел напротив, откинувшись на спинку широкого диванчика.

– Хочешь чего-нибудь? – спросил граф, выбрав себе большое зеленое яблоко.

– Не знаю, давай, – ответил король.

Кристиан бросил ему свое яблоко и выбрал другое. Виктор поймал и надкусил сочный плод.

Николь вернулась и, не обращая на них внимания, прошла в комнату за шторой.

– Сюда, – сказала она. Служанки, тащившие большую кадку, последовали за ней. Мужчины молча наблюдали за возней, поедая фрукты.

После служанок появились солдаты с ведрами горячей воды. Николь вернулась и села рядом с мужем.

– Воды немного, поэтому как-нибудь поделитесь, – сказала она. – Я пришлю вам прислугу.

– Думаю, мы справимся и без лакеев, – произнес Кристиан.

– Я пойду к Гордону, узнаю, как там дела, – продолжала Николь, делая вид, что ее нисколько не удивляет странная дружба бывших кровных врагов.

– Пусть сообщит всем, чтоб молчали о моем возвращении, – напомнил Виктор.

– И расскажет, что у Врага новое воплощение, – добавил граф.

– Вы мне уже сто раз повторяли, я все помню, – Николь повернулась к мужу. – Я потом пришлю Мадлену, чтобы наложила новые повязки.

Она коснулась его щеки, тоже изрядно заросшей щетиной, и поцеловала. Виктор ответил на поцелуй, взяв ее за плечо. Молодые люди на миг забыли обо всем, сжав друг друга в объятиях, как бывало каждый раз, когда их губы соприкасались. Кристиан молчаливо наблюдал, прислушиваясь к собственным ощущениям, но не чувствовал и тени прежней злости и ревности. Это открытие очень удивило его, но не обрадовало. Он знал, что по-прежнему любит Николь, а возможно, любит даже больше, но все равно не испытывает ревности. То, что произошло в заброшенном замке с ним и Виктором, навсегда изменило его отношение к ним обоим. И он начинал догадываться, почему больше не испытывает ненависти и ревности к сопернику.

– Ты будешь дальше вести армию, – сказал Виктор, отпустив жену из объятий. – На меня не обращай внимания.

Николь кивнула и, взглянув на Кристиана, вышла. Граф продолжал подъедать фрукты из вазы со скучающим видом.

– Иди первый мойся, – сказал он, когда служанки все приготовили и удалились. – Ты чище.

– Да уж, меня хорошо помыли в замке, – Виктор, придерживая покрывало, единственное, что осталось у него из одежды, поднялся. Он был еще очень слаб, потеряв слишком много крови и подвергнувшись жестоким пыткам.

Кристиан пошел следом, решив сбрить бороду, пока король будет принимать ванну. Он помог молодому человеку снять грязные повязки и влезть в кадку. Виктор поблагодарил, погрузившись в воду.

– Это самое лучшее, что со мной случилось за последнюю неделю, – произнес он, прикрыв глаза. Кристиан хмыкнул, освободившись от кителя и намылив лицо. Он сидел на небольшом стуле перед туалетным столиком, поставив на него все необходимое для бритья.

– Ты извини меня, – произнес граф, взяв бритву и начав снимать щетину.

– Мы уже говорили об этом, – ответил Виктор, лежа в теплой воде и блаженно улыбаясь. – Я не держу зла.

В просторном шатре воцарилась тишина. Это была королевская спальная, обставленная по-походному скромно, но все же с некоторой роскошью. Широкую низкую кровать скрывал балдахин из плотной ткани. Стулья и кушетка были обиты дорогим шелком. Небольшой столик, который Кристиан приспособил для бритья, был из редкого черного дуба. Земляной пол устилали толстые пушистые ковры. Только белые тонкие стены спальной напоминали, что это не дворец, а походный шатер.

– Я много глупостей наделал, – заговорил вновь Кристиан, побрив обе щеки и разглядывая в зеркале свое помолодевшее лицо. Темный загар и отросшие волосы не особо нравились ему, но это было меньшее из зол.

– Я тебя прекрасно понимаю, – произнес Виктор, закончив смывать с себя мыльную пену. – Не знаю, что делал бы на твоем месте.

Кристиан подошел ближе, глядя на него.

– Она замечательная девушка, совершенно необыкновенная, – пояснил король.

– А какая красавица, – граф покачал головой. – Я никого так не любил и уже не полюблю. Тут пусто.

Он приложил руку к груди.

– Я не стану разлучать вас, – Виктор посмотрел на него. – Можешь быть рядом с ней сколько хочешь.

– Ты не будешь ревновать? – поинтересовался Кристиан, глядя проницательным взглядом на короля.

– Нет, – ответил тот.

– Побрить тебя, раз уж я отказался от прислуги? – предложил граф, потрогав его заросшую щетиной щеку.

– Хочешь мне горло перерезать? – усмехнулся Виктор, понимая, что сам вряд ли сможет побриться израненными дрожащими руками.

– Не доверяешь? – Кристиан сбил немного пены и намылил ему щеки.

– Не знаю, что думать, – ответил король, приподняв подбородок, чтобы графу было легче снимать пену вместе с отросшей щетиной. Хотя она была не такой густой и жесткой, как у него самого.

– Знаешь, в чем-то вы с Николь очень похожи, – произнес Кристиан, вытирая бритву о полотенце.

– Да, княжна Прауд уже подмечала это, – ответил Виктор, опустив взгляд. Кристиан взял его за подбородок, чтобы побрить вторую щеку.

– О, Бьянка, девушка моих грез, – произнес он мечтательно. – Кто же составит ее счастье? Это загадка для меня.

– Не только для тебя, – Виктор улыбнулся и граф порезал его щеку. Небольшая алая капля потекла по лезвию.

– Молчи, – Кристиан смыл пену и вытер кровь пальцами. – Я поранил тебя.

– И не раз, – Виктор опять улыбнулся.

– Я уже просил прощения, – Кристиан закончил с бритьем и вытер ему щеки и подбородок.

– Теперь известно, что мы с Николь вместе не из-за проклятия, но я все равно чувствую свою вину перед тобой. Будто я украл ее у тебя, – сказал король, смыв остатки мыла с лица.

– Я понимаю, что ты более достойный мужчина, чем я, – ответил граф, помогая королю выбраться из воды. – Но ничего не могу с собой поделать. Ведь я люблю ее больше всего на свете.

Виктор обернул бедра полотенцем. Кристиан не мог оторвать взгляд от рун, красневших на его груди.

– Я не более достойный, – возразил король, глядя на причудливый узор ковра. – Ты лучше меня. Ты литиат.

– Я полукровка, – Кристиан подошел ближе, подняв взгляд на его лицо, печальное и задумчивое. – А ты чистокровный человек, король, доблестный воин.

– Издеваешься? – Виктор посмотрел на него.

– Нет, – серьезно ответил граф. – Я хотел тебе кое в чем признаться.

– Что вы с Николь целовались, пока я был без сознания? – усмехнувшись, спросил Виктор.

– Нет, Николь тут ни при чем... – граф хотел еще что-то добавить, но вошла Мадлена.

– Простите, – спохватилась она, увидев, что оба неодеты. – Мне, наверное, следовало постучать. Но тут нет дверей.

– Не беспокойтесь, – усмехнувшись, ответил ей Виктор, не замечая, что граф продолжает смотреть на него.

– Вы мой лекарь, правила вас не касаются, – король перевел взгляд на Кристиана. – Отложим этот разговор?

Кристиан медленно кивнул.

– Давайте выйдем в гостиную, чтоб не мешать графу мыться, – предложил Виктор, приоткрыв занавесь перед волшебницей. Она не сводила любопытного взгляда с сына, но, заметив, что король ждет ее, поспешила выйти.

Оставшись один, Кристиан еще какое-то время стоял посреди комнаты, глядя на закрывшуюся за Виктором занавесь. Он слышал их разговор, но думал совсем о другом.

Николь уже подходила к палатке Гордона, когда ее внимание привлек паж Лингимира. Король Эвервуда желал говорить с ней. Николь не стала заставлять его ждать. Эльф сидел в своем шатре в небольшом кресле. Когда девушка вошла, все его генералы сразу оставили их. Эльф был в просторной светлой одежде, шитой золотом, и с заплетенными в косу волосами.

– Рад, что ваш муж жив и вполне здоров, – сказал он поднимаясь. – Граф, насколько я понял, тоже был с ним?

– Да, он помог нам спасти Виктора, – ответила Николь, желая сразу разъяснить это. – Виктор назначил его министром и послом от Вандершира.

– Это замечательная новость, – Лингимир улыбнулся, как всегда открыто и искренне. – Но я должен спросить еще об одном. Вам известно, что помимо Велиамора у вас теперь еще два вампира?

Николь смущенно улыбнулась, чем несколько озадачила короля.

– Мне все известно, но, думаю, вам лучше поговорить об этом с Виктором, – сказала она.

– Вампиры – враги эльфов, их слюна смертельный яд для них, – Лингимир прошелся по комнате.

– А укусы оборотней смертельны для вампиров, – добавила девушка. – Но это не мешало им воевать против нас на одной стороне.

– Вампиры и прочие темные, питающиеся человеческой кровью, не могут быть с нами заодно? – король посмотрел на нее.

– Генри Морис – замечательный человек, – ответила Николь. – Он один из самых преданных людей Виктора. Он стал вампиром не по своей воле. Но по своей воле служит мне и своему королю.

– Хотите сказать, что Виктор примет в свое окружение вампира? – Лингимир был немало изумлен.

– Демона он уже принял, – сказала Николь, взяв его за руку. – И женился на полуэльфе. А с другим заключил союз. Хотя до этой войны все другие расы, кроме людей, были ему чужды. Разве мы не за то воюем, чтобы объединить северные земли и избавиться раз и навсегда от предрассудков?

– Вы правы, – Лингимир кивнул, положив ей руку на плечо. – Я был бы неправ, сказав, что эльфы более достойны доверия, чем вампиры или оборотни. Все мы разные.

– Я передам своим людям, что ваши генералы безопасны, – добавил он.

Николь поклонилась и пошла к выходу.

Обсуждаемые офицеры уже были у Гордона, когда она вошла. Они поднялись и поприветствовали ее. Велиамор и Мадлена тоже сидели у стола, обсуждая новые сведения, полученные от них. Генри и Чарльз выглядели как и прежде, только были бледнее обычного и взгляд у обоих стал более проницательным, а глаза блестели, как у хищных зверей. Это больше не были те беззаботные открытые парни, которых она знала. Плен и перерождение навсегда изменили их, сделав новыми существами. Николь было жаль их, но в то же время она не могла не признать, что теперь офицеры стали даже более привлекательными и загадочными, чем были раньше. Новые способности давали им новые возможности, а недостатки придавали их образу какую-то мистическую привлекательность, какой лишены обычные люди. Николь заключила, что и в вампирах есть свое очарование и красота, как у литиатов и эльфов. Даже если красота эта была темной.

– Эльфы беспокоятся, – сказала королева, присаживаясь за стол. – Их немного взволновал наш приезд.

– Я все объяснил капитану их отряда в дороге, – ответил Велиамор. Хотя он тоже был вампиром, но все же очень отличался от перерожденных из людей. Литиату, чтобы стать темным, нужно было самому выпить кровь упыря, после чего он не умирал, как укушенные люди. Маг приобретал вампирские свойства, не теряя своих собственных.

– Я тоже попыталась успокоить Лингимира, – Николь улыбнулась. – Думаю, проблем не будет.

– Нам жаль, что мы доставляем вам неприятности, – сказал Чарльз. Генри кивнул.

– Мы уже обсуждали это по дороге, – возмутилась девушка. – Никаких неприятностей вы не доставляете.

– Я нашел временное решение, но должен спросить вашего разрешения, – заговорил Велиамор. Николь вопросительно на него посмотрела. – Я могу обходиться без человеческой крови, пока. Но им она необходима.

Королева внимательно слушала, догадываясь о чем-то подобном.

– Мы оставим лагерь и отправимся на охоту, – продолжал маг. – Может, кровь зверей сгодится, чтобы утолить голод.

– Разве можно так обмануть самих себя? – спросила Николь, оглядывая всех присутствующих.

– Нет, – Велиамор вздохнул. – Только вурдалаки могут поддерживать свое существование довольствуясь звериной кровью. Им вообще безразлично, кого убивать. Вампирам нужна человеческая кровь, иначе это не вампиры.

– Лоакинор знал, на что обрекает нас, – произнес мрачно Генри. – Или вы убьете нас или мы вас.

– Никто никого не убьет, – горячо возразил Гордон. Все посмотрели на него. – Мы с ребятами думали над этим и нашли решение лучше, чем кровь зверей.

Он взглянул на друзей.

– Мы дадим вам свою кровь, – продолжал он после паузы. – Добровольцев достаточно.

Маги изумленно переглянулись, Николь улыбнулась.

– Уверена, вы с Мадленой придумаете, как это все воплотить, не делая новых вампиров, – сказала она.

– Попробовать можно, – ответил Велиамор, в очередной раз поразившись людям.

Далеко за полночь все разошлись, решив, как действовать дальше. Гордон приказал отвести отдельную палатку, в которой расположились генералы и Велиамор с Мадленой, а позднее к ним присоединился Кристиан. После того, как стало известно об отношении к ним короля, никто не смел высказывать протестов против их пребывания в лагере. Тем более что вампиры ничем не отличались от остальных людей, а граф больше не перевоплощался. В вандерширской форме все выглядели одинаково, и только литиаты могли распознать среди людей темных.

Глава двадцать девятая

3е. Первый летний месяц.

Войска союзников продолжали наступление, не получив от Эрика никакого ответа. Как и предполагал Виктор, король Холоу сосредоточил основные силы в столице, объявив, что не позволит эльфам взять его живым. Остальные города капитулировали перед превосходившей силой. Остался лишь монолитный Стоунхолд с высокими неприступными стенами, охраняемый лучшими солдатами короля.

Виктор и Лингимир, не желая напрасно терять своих людей, не спешили с приступом, окружив его со всех сторон.

Лагерь, где остановились короли, разбили недалеко на запад от города. Вскоре к ним присоединились посланники от войска Итилиана. Вандерширцы радостно приветствовали союзников, подходивших с севера. Впереди, сверкая доспехами, ехала княжна Прауд. Рядом с ней ехал генерал, возглавлявший итилианцев. Позади на белых лошадях ехали четверо молодых литиатов, двое, отправленные Мадленой и двое, охранявшие северные земли. Сопровождали их два десятка итилианских и вандерширских солдат.

Въехав в лагерь, княжна спешилась. Вандерширцы с изумлением наблюдали за ней и ее эскортом. Среди итилианских солдат треть были женщины. Прекрасные молодые, как и их предводительница, в золоченых легких доспехах и с заплетенными в тугие косы длинными волосами.

Княжна, генерал Итилиана и его офицеры вошли в главный шатер, где их уже ждали. Николь сидела за круглым столом в короне и мантии. Ее золотистые локоны были распущены по плечам. Виктор в форме вандерширского офицера стоял позади, как один из конвоиров, ничто не указывало на его положение. Рядом с девушкой за столом сидели Велиамор и Лингимир, оба в просторных белых одеждах. Только на короле Эвервуда была серебряная корона. Мадлена и граф стояли неподалеку за спиной мага. Их простые вандерширские наряды были не так изысканы, как у правителей. За Лингимиром стояли его генералы и советники. Также за столом присутствовал Аалам, как представитель халифа.

– Приветствую венценосных правителей, – сказал генерал итилианцев, поклонившись. Это был молодой мужчина со смуглой гладкой кожей и большими карими глазами. Темные короткие волосы были немного взъерошены, шлем он держал в правой руке. Как и все итилианцы, он был в сверкающих латах, скрывавших его грудь и руки. На ногах были высокие черные сапоги со шпорами. Его спутники тоже сняли свои головные уборы и поклонились.

– Прошу, садитесь, – Николь указала на места за столом. Гости сели, отдав шлемы и оружие солдатам.

– Генерал Рагнар, хочу поблагодарить вас за помощь Вандерширу, – обратилась Николь к молодому человеку, сохраняя величественную осанку и тон, как истинная королева. Даже Бьянка не смела обращаться к ней непринужденно, дожидаясь, пока настанет ее очередь говорить.

– Мы не могли избрать другой путь, ведь ваши враги – наши враги, – ответил генерал. Николь никогда прежде не видела его, но сразу прониклась к нему симпатией. От мужа она узнала, что Рагнар тоже полукровка, сын мага и человека. Он был хорошим воином, но помимо этого интересовался магией и историей. Совет старейшин возложил на него командование немногочисленной армией Итилиана, которая после изобретения нового оружия стала достаточно значимой силой. Не подозревая об интригах темных при дворе Теодора, Итилиан поделился с Вандерширом способом создания огненного оружия и предоставил небольшую партию уже готового, едва не погубив этим себя и всех остальных.

– Темные разбиты, – ответила Николь. – Но осталось еще одно место, где они могут найти убежище. Холоу.

– Мы поддержим ваше решение, мы уже сообщили это вашему посланнику, – генерал взглянул на Бьянку.

– Перед нами Стоунхолд, – продолжала королева. – Эрик не пожелал сдаться, поэтому нам ничего не остается, как взять город приступом.

– Итилиан поддержит вас, – кивнул мужчина. – Наше оружие в вашем распоряжении. Стены города не устоят.

Николь взглянула на Лингимира, ожидая его слов. Виктор наблюдал со стороны, вполне удовлетворенный тем, как ведет разговор его королева. Кристиан уже не удивлялся этому, разглядывая гостей. Он сразу заметил, что между княжной и итилианским генералом существует взаимная симпатия.

– Эвервуд не желает подвергать уничтожению город и невинных людей, – ответил эльф, чему никто не удивился.

Бьянка нахмурилась, ей не по душе было такое снисхождение к подлым предателям и изуверам. Кристиан усмехнулся, узнав свою подругу в воинственной деве в сверкающих латах.

– Иджу поддержит любое решение Вандершира, – произнес Аалам.

– Решение за вами, королева, – сказал Рагнар. Все взгляды устремились на нее, но она нисколько не смутилась.

– Мы показали Холоу, что союз людей, эльфов и магов возможен, – произнесла девушка. – Теперь им придется пересмотреть свои взгляды и изменить политику. Но я боюсь, что король Эрик никогда не смирится с поражением. Оставить его королем Холоу, значит дать шанс темным.

Николь поднялась из-за стола, оглядывая всех присутствующих.

– Мы очистим северные земли от темных. Стоунхолд – последнее их убежище, – сказала она твердо.

– Сабли Иджу в вашем распоряжении, – Аалам тоже поднялся и поклонился королеве.

– Итилианцы пойдут за вами, Ваше Величество, – Рагнар и его офицеры тоже поднялись. Бьянка решила, что тоже может присоединиться к ним.

Лингимир медленно встал. Все посмотрели на него, ожидая решения Эвервуда.

– Я пообещал помочь Вандерширу и сдержу слово, – произнес эльф, глядя на Виктора. Тот благодарно кивнул.

Решение было принято, совет был окончен.

Правители и их подданные переместились в другой шатер, где был накрыт праздничный обед. Итилианцы сняли доспехи, сменив их более удобной одеждой. Все сели за длинные столы, уставленные различными угощениями и напитками. Официальный тон можно было отбросить и все смогли просто пообщаться.

Николь сидела рядом с мужем и Бьянкой. Девушки смогли, наконец, поговорить, пока мужчины уточняли планы и стратегии предстоящей осады.

– Угадай, кого я встретила в Нордэнде? – начала Бьянка улыбаясь. Она надела простой мужской мундир, окончательно отвыкнув от платьев. – Твою семью.

– Они живы? Все? – Николь не могла поверить, глядя на подругу.

– Да, родители и сестры, – кивнула девушка. – С ними конюх, которого послал Велиамор. Он предупредил горожан, и они там хорошо подготовились.

Николь слушала, стараясь не расплакаться от радости.

– Когда мы подошли к городу, то немало удивились, – продолжала княжна. – У них там свой Стоунхолд, не подступиться. Маги помогли им отразить несколько нападений темных.

– Маги? – Николь повернула голову, желая посмотреть, кто помог ее родным.

– Да, вон те, темноволосые красавчики, – Бьянка хихикнула, указав на братьев.

Литиаты сидели отдельно, недалеко от вандерширцев. Велиамор хотел узнать от Андора о ситуации на севере страны и Итилиане. Мадлена тоже внимательно слушала, радуясь встрече с сородичами, с которыми они в последний раз виделись в день взятия Уайтпорта. Брат Андора, Даан, повернул голову и взглянул на девушек, словно догадавшись, что говорят о них.

– Они совсем еще молодые, – поразилась Николь, впервые увидев их. – Надо будет поблагодарить их.

– Конечно, только не забудь, что ты замужем, – княжна лукаво прищурилась, обворожительно улыбаясь литиату.

– Ты решила пополнить свою коллекцию еще и магом? – спросила королева, заметив, что тот абсолютно не понимает флирта девушки.

– Почему бы и нет? – Бьянка встретилась взглядом с Кристианом. Граф уже некоторое время наблюдал за ними, и ее попытки кокетничать с магом как всегда только рассмешили его.

– О, чуть не забыла, – сказала она, вновь взглянув на Николь. – Сын Кристиана тоже с ними. Можешь сообщить ему.

– Это прекрасная новость и право сообщить ее принадлежит тебе, – ответила Николь, жалея, что не может поехать повидаться с родными. – Ты разговаривала с отцом?

– Да, но недолго, – ответила Бьянка. – Хотя я успела рассказать, кто теперь королева Вандершира.

– Как он воспринял? – Николь улыбнулась, представив лицо отца. Он всегда мечтал выдать ее замуж за благородного человека, и мечта его исполнилась.

– Не поверил мне, – рассмеялась княжна, хотя делала это больше для того, чтобы привлечь внимание молодого мага. – Сказал, что поверит, только когда ты с мужем приедешь в гости.

– Я бы все отдала, лишь бы скорее увидеться с ними, – Николь вздохнула.

– Скоро и увидишься, – ответила неунывающая подруга. – Разгромим этого гада и поедем домой.

– Осада может продлиться недели, – королева не разделяла ее оптимизма.

– За нами следуют итилианцы, они привезут свое оружие и от Стоунхолда камня на камне не останется, – княжна поискала взглядом второго своего фаворита. – Рагнар рассказывал мне, что они могут пробить каменную стену толщиной в метр. Оружие получше магии.

– Замечательный человек, он мне понравился, – Николь улыбнулась, когда Бьянка помахала ему, сидящему среди своих офицеров рядом с солдатами Иджу.

– Да, он очень умный, я всерьез задумываюсь о его кандидатуре, – ответила девушка.

– Рада за тебя, – Николь отпила из кубка, взглянув на своего избранника. Виктор слушал сидящего рядом Генри Мориса.

– У вас, как я вижу, тоже все наладилось, – поинтересовалась княжна.

– Да, я потом тебе расскажу, – Николь не хотела портить вечер ужасными воспоминаниями.

– Пойду, сообщу графу хорошую новость, – Бьянка поднялась из-за стола, заметив, что Кристиан откланялся и покинул шатер. Слуги разожгли факелы у входа, а на столах расставили золоченые канделябры, чтоб осветить торжественный ужин.

Николь вернулась к еде. Виктор тоже закончил свою беседу с генералом и посмотрел на нее.

– Как там на севере? – спросил он.

– Бьянка рассказала, что видела моих родителей, – радостно ответила девушка. – Теперь я абсолютно счастлива. Даже готова оставить Эрика в покое.

– Еще не поздно, – Виктор улыбнулся, погладив ее по щеке.

– Нет, мы просто не можем сейчас уйти, – королева стала серьезной.

– Я пошутил, – мужчина взял ее за руку. – Конечно, мы не можем уйти. Я не оставлю Тибальда и Викторию ему на растерзание. Теперь он захочет отыграться на них. Хорошо, что сестра не в городе.

– А где? – Николь ничего не знала о его поездке в столицу. Пока они ехали из замка, он был слишком слаб и большую часть пути проспал. А потом все время проводил со своими советниками и офицерами.

– В замке на севере, – ответил он, отпустив ее руку. – Я должен тебе кое-что рассказать.

– Пойдем спать, ты устал. Поговорим в нашем шатре, – Николь видела, что он пытается выглядеть веселым, хотя сам был еще слишком слаб и подавлен, чтобы беззаботно веселиться в компании друзей.

– Ты не должна из-за меня оставлять праздник, – сказал он. – Неизвестно, когда в следующий раз сможем себе позволить такой вот отдых.

– Я предпочла бы провести это время с тобой, – девушка приблизилась и поцеловала его, не обращая внимания на заполненный почетными гостями шатер.

– Ты разрешил мне, помнишь? – шепнула она, заметив его смущенный взгляд.

– Хорошо, пойдем, – ответил он, убедившись, что никто не обратил внимания на их бестактное поведение.

Кристиан бродил вокруг лагеря, когда княжна нашла его. Он сбрил бороду и, наконец, остриг свои длинные волосы. Теперь он больше походил на вельможу, которого она всегда знала. Часовые патрулировали лагерь, разбитый посреди степи. Вдали виднелись холмы, за которыми начинались поселения, окружавшие столицу. Пустынный пейзаж освещало закатное солнце, скрывавшееся в лугах.

– Вынашиваешь свои коварные планы? – спросила девушка приблизившись. – Еще не оставил надежду?

– Разве похоже на это? – спросил мужчина обернувшись. Его нисколько не обидел ни тон, ни вопрос.

– Много я пропустила? – Бьянка поравнялась с ним и теперь тоже шла рядом, неспешно обходя границы лагеря.

– Нет, ничего существенного, – ответил Кристиан задумчиво.

– Я думала, что ты предал нас, когда сбежал с этой гадиной, – княжна говорила как всегда прямо, то, что думала. Граф не отвечал, задумчиво всматриваясь в горизонт.

– Понятно, значит, все же предал, – рассуждала девушка. – Почему, в таком случае, передумал?

– Я ошибся в некоторых своих предположениях, – ответил он.

– Неужели Ева тебя разочаровала? – Бьянка была рада тому, что новая принцесса больше не с ними.

– И это тоже, – кивнул мужчина.

– Мне все из тебя вытаскивать по одному слову? – возмутилась Бьянка, заметив, что он не особо расположен к беседе.

– Знаешь, признаваться в своих глупых ошибках не самое приятное, – раздраженно ответил граф, взглянув на нее.

– Ты все же признаешь, что совершил их? – девушка усмехнулась. Ее настроение, казалось, ничто не могло испортить.

– Я думал, что смогу убить Лоакинора, – произнес Кристиан мрачно. – Хотел отомстить ему за свой замок.

– Очень самонадеянно, – Бьянка взяла его под руку.

– Да уж, – согласился он. – Но ведь я полукровка, почему бы мне не быть тем самым победителем Врага?

– Я вообще не представляю, как можно его убить, – девушка покачала головой. – Ведь он бессмертный. Убьешь смертное тело, а он переселится в другое.

– Да, хотя лорда я убил бы с двойным удовольствием, – усмехнулся Кристиан, вспомнив ненавистную ему личность Патрика.

– У магов нет соображений на этот счет? – поинтересовалась княжна.

– Можешь спросить, – предложил ей собеседник, прежним шутливым тоном. – Будет повод подойти к Даану.

– Почему это тебя так смешит? Разве они чем-то отличаются от обычных мужчин? – возмутилась Бьянка, задетая его иронией.

– Ничем, только вот он не был при дворе, и не знает, что такое женское кокетство, – продолжал потешаться мужчина. – Но у тебя, безусловно, есть шанс. Ведь все их сородичи покинули наши земли. Андору и Даану придется искать себе женщин среди людей или эльфов. Если, конечно, они захотят себе таких проблем.

– А брат Велиамора? – Бьянка пропустила его бестактную шутку мимо ушей. – Он тоже хорошенький. Я даже не знаю, кто из них четверых лучше.

Кристиан отрицательно покачал головой.

– Почему? Он уже кого-то присмотрел? – княжна знала, что графу известно больше других, поскольку он жил вместе с магами в одном шатре и много времени проводил в их обществе. – Это кто-то из Эвервуда? Или он на Николь запал?

– Ну и фантазия у тебя, – Кристиан рассмеялся, слушая ее предположения. – Зачем тебе вообще сдались литиаты?

– Ревнуешь? – девушка тоже улыбнулась.

– Конечно, я же должен заботиться о сестренке, – он обнял ее за плечи одной рукой.

– Еще не хватало, – она оттолкнула его. – Гордона мне вполне достаточно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю