332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Альма Либрем » Следственная некромантия (СИ) » Текст книги (страница 8)
Следственная некромантия (СИ)
  • Текст добавлен: 1 января 2021, 10:00

Текст книги "Следственная некромантия (СИ)"


Автор книги: Альма Либрем






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 25 страниц)

Глава седьмая

Летний выезд колледжа при НУМе был радостным событием. Радостным не для университета, на плечи которого падала ответственность за всех одарённых детей, не слишком хорошо контролирующих свой дар, не для самих учащихся, хоть и предвкушающих шалости, но остерегающихся грозных магов-преподавателей, каждый год обещаемых всё новым и новым ребятам, а для их родителей. Расставаясь с чадами, регулярно что-то разбивавшими, уничтожавшими, случайно запускавшими заклинания расщепления или что-нибудь ещё в этом роде, они вздыхали с облегчением, махали руками, провожая своих детей и отправлялись отдыхать.

При лагере, где должны были располагаться дети, существовало и здание для взрослых. Там обычно поселялись преподаватели, но предполагались так же комнаты и для родителей, если кто-нибудь из них изъявит желание сопровождать деток и продолжать их контролировать. Ирвин подозревал, что желающих подобного рода будет мало, но когда понял, что их всего-навсего четверо, несколько взгрустнул. Почему-то у него было отвратительное предчувствие, что вся сия затея добром точно не закончится.

Наверное, сказывался многолетний опыт работы следователем…

Детей же оказалось куда больше, где он рассчитывал. Среди них можно было встретить и совсем уже взрослых, лет шестнадцати, отвратительно контролирующих собственный магический дар, и помладше, в возрасте от десяти до двенадцати, и даже несколько восьмилетних. Младше не разрешалось, точнее, ставилось требование, что к детям должны быть приставлены родители – наверное, это и были те несчастные, сбившиеся на родительской полянке.

Тех, кто ещё не отметил своё тринадцатилетние и не мог считаться магом с полноценным первым уровнем доступа, оберегали специально нанятые преподаватели из магических школ. К тем детям допускались лишь люди с соответствующим образованием, не только магическим, а и педагогическим, и Ирвин благодарил небеса, что у него такого допуска не было. Потому что единственным желанием, что сейчас крутилось у него в голове, было шарахнуть по надоедливым визгливым детям каким-нибудь сверхопасным и сверхсильным заклинанием, которое погрузит их на ближайшие три двадцатки в глубокий, спокойный и нисколечко не угрожающий здоровью сон.

Основная масса учащихся всё-таки была подростками. Эти гордые и совершенно неконтролируемые молодые маги, уже обретшие возможность колдовать открыто и вынужденные обуздывать дар, прежде рвавшийся на свободу стихийно, судя по всему, торжественно клялись замышлять только нехорошее, портить нервы преподавателям и измучить каждого, кто подвернётся им под руку. За те десять минут, прошедших с той поры, как они переместились на полянку, Ирвин успел пригасить как минимум три взрывных заклинания, и их авторы явно не понимали, что ж за зараза такая блокирует магию.

– Ты видела этого некроманта? – в очередной раз швырнув предупреждающей искрой в мальчишек, пытавшихся поджечь телепортационный артефакт, Ирвин повернулся к жене. – Надо будет проверить здесь магическую обстановку и незаметно прицепить на него следящий маяк.

 – Он – профессионал, – серьёзно возразила Лилиан, чувствовавшая себя среди толпы очень неловко. – И сильный некромант. Гораздо сильнее меня, если ты это хочешь услышать. Как ты собираешься повесить на него маячок?

Ирвин усмехнулся.

– У меня есть свои секреты, – покачал головой он. – Всё-таки, полезно быть целителем. Даже если и необученным.

– Расскажешь?

– Потом, – протянул мужчина. – Сначала поселимся. Надо посмотреть по распределительной доске, куда нас отправили.

Лилиан кивнула. Подозрительный взгляд, которым она раз за разом окидывала присутствующих, вряд ли предвещал что-то хорошее, но Ирвин знал – некромантам в такой толпе всегда очень трудно ориентироваться, и они почти на подсознательном уровне подозревают всех, кого только можно. Что ж, у подобной реакции были определённые причины, и Лили рассказывала, что будет в некоторых моментах чувствовать себя очень некомфортно. Вот и сейчас, когда прошлось пробираться сквозь толпу, она скорее неосознанно схватила Ирвина за руку. Тот чуть сильнее сжал девичьи пальцы, пытаясь придать ей хоть немного собственной уверенности, и ускорил шаг, чтобы быстрее оказаться у распределяющей доски.

Но когда до желанного плаката с расписанным поселением оставалось всего несколько метров, прямо перед носом что-то вспыхнуло. Ирвину позволил отпрянуть только собственный опыт, наработанный за долгие годы практики и тренировок, и защитное заклинание, сорвавшееся с руки боевого мага, спешно обхватило чужой пульсар. Тот дёрнулся, стремясь на свободу, заметался в сетке и застыл.

– Коллективная работа, – Сияющий аж отпустил руку Лили. – Пойди посмотри распределение, я сейчас с этими разберусь.

Пульсар дёргался, стремясь вернуться в руку собственного хозяина, и Ирвин спешно сделал сетку невидимой и позволил ей плыть следом за крупным огненным шаром. Тот, описав небольшой круг над головами будущих студентов НУМа, камнем обрушился на каких-то троих мальчишек – вместе с сеткой.

– Ну-ка, – ледяным голосом произнёс Ирвин, – будущие нарушители и посетители камер следственного изолятора. Куда направляли пульсар, с какой целью? Насколько осознавали последствия?

На преступников этот тон всегда действовал великолепно. По крайней мере, Ирвин привык к тому, что на него реагировали. Мальчишки же посмотрели на Сияющего так, словно он был декорацией, а один из них изволил раздражённо поинтересоваться:

– Ты, дядя, совсем берега попутал? Ты хоть понимаешь, к кому ты лезешь?

Ирвин не успел ответить, что то, к кому он лезет, не имеет значения, не успел даже уточнить, что за венценосная особь пред ним оказалась, даже не успел окликнуть Лили, которую заметил краем глаза – девушка выглядела какой-то очень растерянной, – потому что всё на свете затмил возмущённый, полный гнева крик.

– Ты, недомерок, немедленно отойди от моего сыночка! Я никому не позволю обижать моего мальчика!

Сияющий обречённо обернулся. Конечно, в его душе могла ещё теплиться надежда, что голос оказался просто похожим, все совпадения случайны, а ему ничего не грозит, но умом-то Ирвин прекрасно понимал, что нет смысла мечтать. Действительность оказалась как никогда сурова.

– Паршивец! Погаси искру! Немедленно погаси искру, пока я насмерть тебя не прокляла! – вопила женщина во весь голос, и Ирвин аж втянул голову в плечи, желая поскорее провалиться под землю. – Я кому сказала! Ты какое имеешь право…

Лилиан уже почти пробилась сквозь толпу и махнула мужу рукой. Сияющий предпочёл бы, чтобы она не видела и не слышала всего этого, потому как знал, каким скандалом всё закончится, но не мог подать знак – это привлекло бы нежелательное внимание.

– Оскорблять моего Ирвишеньку! – громогласно закончила женщина, и Ирвин обречённо вздохнул. – Ну-ка попроси у моего мальчика прощения! Ты, малолетний преступник! Будущий исполнитель магических исправительных работ!

Мальчик попятился. Очевидно, сумасшедшая женщина произвела на него куда большее впечатление, чем какой-то там преподаватель или даже глава Следственного Бюро. Что ж, Ирвин мог его понять.

Мама пугала его гораздо больше, чем все преступники и банда некромантов вместе взятая.

– Ирвиша! – воскликнула родительница так громко, что крутившиеся рядом подростки предпочли отодвинуться чуть дальше. – Я как знала, что нельзя отпускать тебя сюда одного… Хорошо, что я выпросила у твоего отца место в одной из комнат для мам. Может быть, ты хочешь жить со мной? Я попрошу, и там установят ещё одну кровать!

Ирвин скрестил руки на груди и строго посмотрел на мать. Нет, удивляться, конечно, не стоило, подобное коварство было вполне в духе его отца, но Сияющий всё не ждал такой подлости. Профессор Куоки ведь отлично знал, какие у его сына отношения с матерью, как она смотрит на его взросление – а она упорно не замечала, что мальчику уже тридцать три годика, и он не нуждается в перманентной родительской поддержке, – и как сам Ирвин относится к этой сверхзаботе.

– Ты уже посмотрел, с кем тебя поселили? – уточнила мама. – Я могу попросить, чтобы тебе выбрали хорошего, порядочного мальчика. Ирвиша…

– Мама, – оборвал её Ирвин, – ты в курсе, что я тут не ученик, а преподаватель? И что я приехал сюда с женой?

Мать отрицательно замотала головой.

– С какой такой женой? – уточнила она.

Что ж, следовало порадоваться, что папа не поделился с супругой всеми теми ёмкими характеристиками, которые он так легко навесил на Лили. Правда, Ирвин подозревал, что знакомство родительницы с Лилиан тоже не пройдёт очень гладко, но в глубине души всё ещё теплилась надежда на положительный исход дела.

К тому же, тянуть было некуда. Лили наконец-то прорвалась сквозь толпу и застыла рядом с Ирвином, сжимая в руках магическую копию листа распределения. Была она смертельно бледна, словно не некромантка, а какой-нибудь оживленец, тяжело дышала и явно порывалась рассказать Ирвину что-то очень плохое. Сияющий с удовольствием это плохое бы и выслушал, но понимал, что начать надо всё-таки со знакомства.

– Лили, – он поймал жену за руку и притянул к себе, чтобы у родительницы не возникло ни малейшего сомнения в том, что брак по любви, – познакомься, это моя мама, Джена Куоки. Мама, это Лилиан, моя любимая жена.

Джена хмыкнула и недоверчиво взглянула на невестку. Потом посмотрела куда-то в толпу, словно пыталась кого-то там найти, вновь покосилась на Лилиан, взяла её за запястье и потянула к себе. Ирвину хотелось вернуть супругу на место, но его мнением не особенно интересовались – драгоценная матушка за те три секунды, что были у неё в распоряжении, обошла Лили по кругу, осмотрела её с ног до головы и вынесла вердикт:

– Слишком худая. Ирвиша, вы давно знакомы?

Ирвин уже даже не стал просить, чтобы его называли по-человечески, только раздражённо отметил:

– Мы женаты, этого мало? До тридцати четырёх, как ты и хотела.

– Я рада, конечно, – протянула Джена, – что ты решил остепениться и не позволил семейному проклятию пасть тебе на голову… Но неужели нельзя было найти девушку с бёдрами получше?

– Мама…

– Нет-нет, о вкусах не спорят, – тут же замахала руками она, – я всё понимаю! Бледные блондинки когда-то были в моде… Лет двести-триста назад. Она, кстати, кого-то мне напоминает. Эту… Как её… Которая основательница движения за равноправие в нашей стране… Леди Лиза?

– Леди Ильза, – обречённо поправил маму Ирвин.

– Ну вот! Так вот, эта леди Лиза – такая же худющая и была! И блондинка, да. Вот вы прям одно лицо! – сообщила Лили Джена. – Но она ж, кажется, была незамужняя! Могла и за равноправие сражаться… А нормальная женщина должна быть, ну, вот как Дора – чтоб и родить могла, и всё такое…

Лилиан откашлялась.

– Графиня Ильза Шантьи, – раздражённо отметила она, – была матерью двоих детей. И её семья являлась примером для подражания всей страны.

– Ну уж дети-то были наверняка никакие!

– Да нормальные были дети, мама, прекрати! – возмутился Ирвин. – И прекрати оскорблять Лилиан и заодно…

– Значит, ненормальными были внуки! – вклинилась матушка, не давая сыну закончить предложение. – Худыми и немощными!

– Во-первых, мама, внук леди Ильзы – Его Величество Дарнаэл Первый, и вряд ли королевская династия будет в восторге оттого, что ты так выражаешься в адрес их славных предков, – не выдержал всё-таки Ирвин, – а во-вторых, мне абсолютно всё равно, что ты думаешь о Лили. Мы – супруги, это неисправимый факт, и тебе вместе с папочкой придётся с ним смириться, – он обнял Лилиан за талию, привлёк её к себе и добавил: – Ты можешь отправляться обратно домой. Думаю, в летнем лагере тебе делать нечего.

Джена заморгала, осознавая, что сын только что столь нагло ей нахамил, а Лили, улучив мгновение, впихнула мужу в руки распределительный лист. Ирвин развернул его, хотя на самом деле не собирался даже смотреть, пробежался взглядом по списку и помрачнел.

Проблемы, кажется, только начинались.

– Дипломированные специалисты, – прошипел Сияющий, – пакет документов. Высокие требования! Серьёзный подход к обучению! Сэр – это он откуда родом, что к нему так обращаются странно? –  Ромерик Хэллас Седьмой. Преподаватель. Что этот человек вообще может преподавать? Тем более, детям!

Нет, он подозревал, что могут возникнуть проблемы. Подозревал даже, что профессор Куоки может расселить их с Лили по каким-то однушкам, обосновав это тем, что свободных мест нет. Но что его поселят с сумасшедшим рыцарем, а Лили – с какой-то незнакомой женщиной по имени Нимфадора, даже предствить не мог.

– Ирвин, – прошептала Лилиан, – как ты будешь жить с ним в одной комнате? Он ведь в прошлый раз уже вызвал тебя на дуэль. А если он опять нарядится в похожие доспехи?

– Дуэль?! – взвыла Джена. – Сыночка, ты участвовал в дуэли? Опять? И опять из-за женщины? Мало было этого паршивца Сагрона, с которым ты вздумал сражаться из-за этой противнючей девки, Энниз, так ты опять на те же грабли?!

Ирвин набрал полную грудь воздуха, стараясь сдержаться и не высказать матери, что думает о её искренности и желании поведать по секрету всему свету о неудавшемся союзе с Энниз.

– Может быть, мы поговорим с тобой об этом потом и дома? – раздражённо поинтересовался он, заранее зная, что потерпит поражение – матушка никогда не умела умолкать вовремя.

– Ирвиша! – не стала отступать Джена. – Ирвиша, может быть, ты всё-таки подумаешь? Познакомишься с Дорой? Да отложи ты в сторону этот список! Дай сюда! – она вырвала лист распределения из рук Ирвина. – Сэр Ромерик Хэллас… Он что-то вроде этого мерзкого Сагрона?

– Хуже. Отдай список, – Ирвин вырвал лист из материнских цепких рук. – И позволь мне разобраться со всем самому. Пойдём, Лили, – он взял жену за руку и увлёк её за собой. Нам ещё…

Джена не позволила сыну уйти. Он не сделал и нескольких шагов, как женщина встала на его пути и сердито посмотрела на Лили, словно та пыталась украсть её драгоценного сыночка, отобрать у него всякие шансы на обретение нормальной семьи, заворожила, а теперь всё никак не отпускала.

– Ирвиша, – твёрдо произнесла она, – нам надо серьёзно поговорить. Тебе обязательно надо повстречаться с Дорой. Тем более, она здесь! Может быть, все проблемы отпадут сами по себе? Почему этот Ромерик к тебе лез? Наверняка эта девица крутила перед ним хвостом, вот он и решил, что ты уводишь у него возлюбленную или что-то вроде этого! Тебе катастрофически не везёт, Ирвиша, ты никак не можешь встретить добропорядочную женщину. Но я ведь уже говорила, что готова помочь… Дорушка! Дора, иди к нам! Дора! А вот и Дора! Дора, это мой Ирвиша! Ирвиша, это Дора. Я уверена, что вы полюбите друг друга! Ах, я наконец-то стану бабушкой! – и она восторженно замахала руками, вытолкнула вперёд ничего не понимающую Дору и куда-то пропала – как подозревал Ирвин, ненадолго.

Лили попятилась. Кажется, ни появление Доры, ни уведомление о том, что её дражайшая свекровь станет бабушкой, не произвели на неё никакого положительного впечатления. Лили, судя по всему, желала провалиться сквозь землю, пропасть куда угодно, лишь бы только не продолжать этот разговор.

– Это и вправду, – тихо, чтобы услышал только Сияющий, промолвила она, – было ошибкой, Ирвин. Раз уж нас в этом так старательно все убеждают, не буду мешать твоему будущему семейному счастью. Твой отец и твоя мать будут в восторге… К тому же, Ромерик отстанет.

Но Ирвина это не устраивало. Он многое мог стерпеть в исполнении своей матушки, но не желал, чтобы та окончательно сломала его жизнь.

– Погоди-ка, – уверенно покачал головой Сияющий, рывком притягивая Лили обратно к себе, и повернулся к Доре. – Здравствуйте. Очень приятно познакомиться, я – Ирвин. Это моя любимая жена, Лили.

– Очень приятно, – улыбнулась ему женщина и по-деловому протянула руку, – я Нимфадора Хэллас, буду преподавать зельеварение. А Джена не рассказывала, что вы женаты… Здравствуйте, Лилиан. Вы – такая гармоничная пара!

Ирвин замер и удивлённым взглядом смерил женщину.

Дора действительно была привлекательной. Не сказать, что в его вкусе, но всё равно словно олицетворяла собой образ хозяйки и прекрасной матери. Среднего роста, немного полноватая, что, впрочем, было женщине к лицу, хорошо и скромно одетая, она могла вызвать интерес множества мужчин и уж точно не должна была хвататься за кого-то вроде Ирвина.

За кого-то женатого вроде Ирвина.

Смутило Сияющего другое. Во-первых, Нимфадора Хэллас, преподавательница зельеварения, значилась в колонке поселения рядом с Лили. Во-вторых, она не казалась жаждущей немедленно женить на себе Ирвина или любого другого мужчину, а тёплый взгляд карих глаз, направленный на Лили, можно было счесть благожелательным, а не каким-то… полным духа соперничества.

Ну и, в конце концов, её фамилия!

– Спасибо, – Лили попыталась спихнуть руку Ирвина со своей талии, но Сияющий притянул её поближе. – Мне тоже приятно с вами познакомиться. Хотя не сказать, что обстоятельства способствуют положительному опыту общения.

– Мы поженились недавно, – дополнил Ирвин, – и мама не могла об этом знать. К тому же, у неё есть свойство раздавать обещания и дарить ложные надежды…

Нимфадора понимающе вздохнула.

– Джена всё хотела нас познакомить, я только не могла понять, зачем… – она деловито перебросила через плечо длинную русую косу и вздохнула. – Ваша мать, Ирвин, приятная женщина, но бывает немного…

– Назойливой.

– Да, – подтвердила она. – Это очень точное определение.

Ирвин усмехнулся.

– Рад, что мы сошлись во мнениях, – он ещё крепче обнял всё стремившуюся выскользнуть на свободу Лили и задал последний, самый важный вопрос: – Скажите, а Ромерик Хэллас – это просто ваш однофамилец, или вы родня?

Нимфадора нахмурилась. Было видно, что она задумалась над тем, как правильно ответить, и сейчас мысленно подбирала правильные слова. Ирвин сразу же насторожился – подобная реакция всегда вызывала у него подозрение и, по всей видимости, не зря.

– Я б не сказала, что мы родственники… – медленно протянула Дора. Лицо её изменилось, от улыбчивой приветливой женщины не осталось ничего, а на замену ей явилась сердитая, разозлённая дама. – Хот, определённо, между нами есть некоторая связь. Ромерик – мой бывший муж и, к огромному сожалению, отец моих детей. А… – она покосилась на Лилиан. – А! Так вот к кому он на сей раз упорхнул из семейного гнезда, скотина неблагодарная! А разве вы, Ирвин, некромант?

– Нет, я целитель, – возразил Сияющий. – И боевой маг. А что?

– Ну, – Дора нахмурилась, – на невинную деву не потянете точно. Он, вероятно, вас перепутал? Не сердитесь! С Ромериком такое случается. Он испытывает страсть к молодым хорошеньким девицам и частенько не слышит, когда ему что-то говорят. На дуэли ещё вызывать любит и приходить в семейном доспехе. Говорит, что ему семьсот лет, и однажды в этом доспехе его далёкий предок сражался не на жизнь, а на смерть с самим королём Дарнаэлом Вторым. Ну, который из Объединённой Державы.

Лилиан кашлянула в кулак, явно стараясь не обидеть Дору своим смехом, но, судя по всему, зря – женщина сама отлично знала цену мужниным словам.

– Лжёт, конечно же, собака, – бодро продолжила она. – Если б его далёкий предок всё-таки сражался с Дарнаэлом Вторым, то, скорее всего, ни он, ни доспех не пережили бы ту встречу, полегли б в славном бою, где он там проходил, и всё. А мой супруг не родился б на свет. Вот бы было счастья!

– Я так понимаю, – осторожно уточнил Ирвин, – у вас не лучшие отношения?

– У нас отвратительные отношения! – возмутилась Дора. – Это глупое, надменное и совершенно безмозглое существо было бы давным-давно мною забыто, если б не дети! Понятия не имею, куда смотрела, когда выходила за него замуж... И ведь его сладким речам ведь верят! Слушают, что он несёт! Эти дурочки бросаются ему на шею, точно так же, как когда-то бросилась я сама, уверенные в том, что весь тот мёд, который он проливает в своих сладких речах – это чистейшая правда! Ой, я, наверное, лишнего наговорила, – Нимфадора тут же смутилась. – Да и мало кому интересны мои рассказы о бывшем муже. Даже Джена отмахивается, всё никак не может запомнить, как его зовут.

Ирвин покачал головой.

– Мама не помнит ничего, что не задевает её интересны, – пожал плечами он. – Для неё это – совершенно нормальное явление. Если не ждать слишком многого, то, в принципе, даже разочаровываться нечем. А о вашем супруге… Что за такой таинственный доспех? Неужели и вправду ещё при Дарнаэле был?

Дора рассмеялась.

– Да при каком Дарнаэле! При Родерике этот доспех только и был… Он купил его совсем недавно, где-то две или три недели назад, у старика какого-то на рынке. Притащился к нам в гости, продемонстрировал детям фамильный герб, клялся, что это он родовой доспех откопал, который у него в молодости своровали. Говорил, что когда появится коварный некромант, он с ним в этом доспехе обязательно сразится, не на жизнь, а на смерть… Но вы не слушайте! Ромерик, может, и не безобидный и иногда здорово разозлить может, но он не преступник. Дурак просто.

Лили и Ирвин переглянулись. Слова Доры, конечно, были обыкновенными словами уставшей, немного обиженной на своего дурака-мужа женщины, которой хотелось покоя и хоть какой-то стабильности, но интерес вызывало нечто другое. Фамильный доспех Ромерик одержал заранее, скорее всего, уже заколдованный, но применили его не сразу – чего-то дожидались. О том, что Ирвин изволит выйти в отпуск, не знал никто, кроме пытающейся спровоцировать его на это Тэсси… Но Тэсси точно не была замешана в некромантском деле. Сомневаться в единственной адекватной сотруднице Следственного Бюро – само по себе преступление!

А вот поинтересоваться, не говорила ли она кому-нибудь об отпускных планах, надо бы. Мало ли. И выяснить поточнее дату, а заодно попробовать найти торговца, продавшего Ромерику его доспех.

– Я вижу, вы уже мило болтаете! – радостно воскликнула появившаяся невесть откуда Джена. – Как хорошо, что вы сразу нашли общий язык! Может быть, сходите куда-нибудь вдвоём?

Лилиан не выдержала такой наглости. Даже если её брак с Ирвином был случайностью – не такой уж неприятной, между прочим, – она не заслуживала подобного отношения к себе и точно не собиралась терпеть такое отношение.

– А я вам тут не мешаю? – выдохнула она. – Ничего страшного, что я всё слышу?

Джена посмотрела на неё, словно на сумасшедшую.

– Но ведь можно уйти и не слушать! – воскликнула женщина. – Ведь я не держу! Ирвишенька, я поговорила с тем мальчиком! Он нёс какой-то бред о некроманте, конечно, но сказал, что не станет тебя обижать, если ты отдашь ему его девушку. Так что пусть твоя жена идёт к своему возлюбленному, а ты сможешь сосредоточиться на нормальных, полноценных отношениях!

Лили задохнулась от гнева. Вокруг её пальцев заблестели тёмные искры пробуждающейся магии. Никогда ещё девушка не чувствовала себя такой злой.

– Позвольте-ка нам с Ирвином самостоятельно решить, будем мы продолжать наши отношения или нет! – почти прорычала она. – И не лезьте в наш брак.

– И в мой желательно тоже, – вмешалась Дора, явно имевшая в виду себя и Ромерика, но Джена, как обычно, проигнорировала требование или восприняла его так, как ей самой было удобно.

– Да я ж жду не дождусь, когда стану бабушкой твоих деток! – заворковала она. – А этот милый мальчик, между прочим, идёт сюда! Сейчас он увидит, что Ирвина и его супругу совершенно ничто не связывает, что они могут немедленно развестись, и…

Ирвин поймал жену за ладонь, пытаясь угасить загорающийся силовой шар. Она ж действительно собиралась разводиться, и, наверное, оттого, что родительские слова попали в точку, особенно разозлилась. Лили посмотрела на него – так, как обычно смотрят злые, разъярённые драконы, которых замучили рыцари с тупыми мечами, пытающиеся отпилить кусок крыла, на ненужную золотую побрякушку, которую собирались отдать, но теперь не отпустят от вредности, – и, высвободив пальцы, взмахнула рукой, стряхивая магию на землю. Единственное, что успел сделать Ирвин – из остатков рассыпающегося боевого заклинания сформировать портал по единственному адресу на территории лагеря, который отложился в его голове.

А вот Лили успела больше. Потому что, прежде чем вспыхнул телепортационный круг, прильнула ко своему мужу всем телом и крайне демонстративно его поцеловала.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю