332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Альма Либрем » Следственная некромантия (СИ) » Текст книги (страница 7)
Следственная некромантия (СИ)
  • Текст добавлен: 1 января 2021, 10:00

Текст книги "Следственная некромантия (СИ)"


Автор книги: Альма Либрем






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 25 страниц)

Глава шестая

НУМ привычной громадиной раскинулся чуть поодаль от центра столицы. Ирвин уже и не помнил, когда в последний раз заглядывал в корпус – он предпочитал обходить университет стороной, а к Котэссе и Сагрону, если что было надо, заходил домой, в общежитие, – но, тем не менее, помнил каждый поворот и удивительно чётко знал, где что находится. Стоило только переступить порог здания, как он сразу чувствовал себя заброшенным в собственное же прошлое. Ведь НУМ не менялся! Здесь было так же холодно, как и сейчас, так же темно и так же тяжело дышать, потому что комендант изволила заклеить каким-то неснимаемым заклинанием все окна на зиму, а теперь профессура не представляла себе, как от её колдовства избавиться.

Сквозь высокие окна пробивался свет, но его словно поглощали серые камни первого этажа. Конечно, профессор Куоки обитал несколько повыше, и для того, чтобы добраться до него, следовало преодолеть самый настоящий лабиринт из лестниц и узких коридоров, а там, повыше, было куда веселей, но вход в НУМ всё равно угнетал. Ирвин так и не привык за много лет, что университет периодами, особенно в жаркие летние дни, напоминал какой-то могильник.

– Я уж позабыла эту прекрасную атмосферу, – озябло повела плечами Лилиан. – Надо было брать с собой какую-то куртку…

– Надо, – кивнул Ирвин. – Но наверху теплее.

Согревающие заклинания в пределах НУМа были такими же бесполезными, как и попытка обогреть университет изнутри. Ирвин понятия не имел, сколько сил надо вложить, чтобы каменные стены стали хоть немножечко теплее. По крайней мере, все инициативы ректора по этому поводу никакого эффекта не давали, а первый этаж на три месяца обрёл повышенную магическую активность, от которой Сияющего аж выворачивало. Другим целителям, подозревал он, тоже было плохо, а вот боевые маги на это время с огромным удовольствием приходили учиться в холодные аудитории – вероятно, чувствовали эффект и подпитывались им. Если б не студенты-активисты, с такой радостью впитывавшие в себя расплескавшиеся силы, то он не мог бы нормально зайти в здание ещё довольно долго.

Лили рассматривала университет таким тоскливо-соскучившимся взглядом, что у Ирвина не осталось сомнений: она мечтала здесь работать. Когда они проходили мимо кафедры зельеварения, на которой часто и работали некроманты – в основном из-за того, что она располагалась в полуподвальной части университета, – Лилиан даже потянулась к двери, что вела во второй виток коридора, но Ирвин потянул её за руку, направляя в другую сторону.

– Нам на боевую магию, – вздохнул он. – Профессор Куоки обитает там.

Девушка вздрогнула.

– Если он будет мне хамить, я не посмотрю, что это твой отец! – проворчала Лили. – И вообще…

– Если он будет тебе хамить, я сам не посмотрю, что это мой отец, – успокаивающе произнёс Ирвин. – Не переживай.

– Хочется тебе верить.

– А ты попробуй, – он ободряюще подмигнул Лилиан и обнял её за талию. – Никто тебя не укусит. К тому же, мой отец порой не так плох, как может показаться… Вдруг сегодня он будет в нормальном, благодушном состоянии?

Лилиан не стала возражать. Определённо, её мнение о профессоре Куоки оставалось сугубо негативным, но ругаться с Ирвином по этому поводу девушке не хотелось. Вместо того, чтобы ворчать и возмущаться, она спокойно шагала за ним, безошибочно минуя каждый из поворотов НУМа, пока Сияющий наконец-то не остановился у двери, ведущей в кабинет заведующего кафедрой.

Девушка явно замялась, не зная, стоит ли ей продолжать это заведомо бесполезное шествие, но Ирвин, не позволяя себе ни секунды сомнений, надавил на дверную ручку.

– Может, постучать? – растеряв остатки смелости, выпалила Лили, но было уже поздно. Ирвин распахнул дверь, вошёл в кабинет, а девушка, поняв, что дальше будет только хуже, последовала за ним.

И остановилась за спиной Сияющего, где-то в полуметре, не зная, стоит ли что-то говорить и кого-то приветствовать.

Кабинет вызвал бурю воспоминаний – неприятных, скользких, мерзких. Лилиан с ужасом вспомнила, как она не могла воспользоваться своим даром, а эта тяжёлая мерзкая туша… Она вздрогнула и тряхнула головой, отгоняя прочь даже мысли о том, что случилось. С той поры Лили стала намного сильнее и смелее, она знала, что делать и без магии, в конце концов, столько времени проработала в "Вольном", что о страхе перед мужчинами и речи быть не могло. Вот только профессор Куоки и всё, связанное с ним, вызывало стойкое отвращение.

– Здравствуй, отец, – сухо произнёс Ирвин.

– Ирвиша! – нисколечко не стесняясь постороннего человека, воскликнул профессор Куоки. – Слава богам, с тобой всё в порядке! Твоя мать едва с ума не сошла, когда ты перестал отвечать на звонки… Что произошло? Где ты был?

– Был занят, – пожал плечами Сияющий. – Мы можем поговорить?

– О, – Куоки нахмурился, – ко мне должны были прийти, но это вполне может подождать… Что это за милая девушка за твоей спиной? Может быть, представишь мне её?

Профессор улыбнулся самой милой из своих улыбок и попытался посмотреть на Лили. Девушке хотелось, если честно, вновь спрятаться за спиной супруга, но Ирвин не оставил ей такого шанса, а потянул за руку, выталкивая впереди себя, и с лучезарной улыбкой представил драгоценному батюшке:

– Познакомься, папа, это моя жена, Лилиан. Впрочем, подозреваю, вы знакомы?

Профессор Куоки, доселе выглядевший таким милым и добродушным, деловито прищурился. Он был без очков, а значит, видел плохо. Для того, чтобы рассмотреть супругу сына, Толину пришлось выбраться из-за высокого стола и подойти к девушке поближе, а потом – почти вплотную вглядеться в её лицо. И, когда все эти манипуляции наконец-то возымели положительный эффект, профессор Куоки, глубокоуважаемый пожилой человек, с трудом державшийся на ногах, вдруг взвизгнул, вскрикнул, подпрыгнул как минимум на полметра в высоту, расправил плечи, показывая, что совсем не стар, и ткнул пальцем Лилиан в грудь.

– Ты! – обвинительно воскликнул он. – Коварная некромантка! Базарная девка, не имеющая уважения ни к патриархальному строю общества, ни к пожилым людям, ни к институту брака, ни к своему научному руководителю, посрамившая честь Национального университета магии, посмевшая привести под его крышу следователей, устроившая невероятный скандал! И ты теперь Куоки!

Лили скривилась. Об этом аспекте она как-то не подумала.

– Вообще-то, – вкрадчиво протянула она, – я не Куоки. Я не меняла свою фамилию.

– Как?! – взвился профессор, а Ирвин вдруг вспомнил о том, что так и не посмотрел фамилию собственной жены. Надо же, такая важная деталь… И как он умудрился её упустить? Нет, Сияющий вёл дело Лили, но с нею-то лично никогда не сталкивался, а в биографию аспирантки не заглядывал, сосредоточившись на её обидчике.

Впрочем, сейчас спрашивать, какая же у Лили фамилия, было б крайне неуместно. Отец и так смотрел на него полусумасшедшим взглядом, с трудом подавляя отчаянное желание кого-нибудь, например, свою молодую невестку, убить.

– Ирвиша! – трагично произнёс Толин севшим от волнения голосом, – скажи мне, что это всего лишь шутка. Что эта мерзкая девчонка, которую я столько лет пытался забыть…

– Не так уж и долго, – перебил его Ирвин. – Потому что я вёл это дело, папа.

– Как?! – шокировано воскликнул профессор Куоки. – И зная о том, как эта девица поступила с несчастным мальчиком, посмевшим оказывать ей знаки внимания… – Лили аж покраснела, вспомнив, в чём именно те знаки проявлялись, – ты вздумал на ней жениться? Как это случилось? Чем она тебя опоила? Пресветлые боги, Ирвиша, я знал, что ты совершенно не умеешь пить, так зачем принял алкоголь из рук ведьминых? Ох! Ах! На кого ты нас с твоей мамой бросил… Боги, боги! Что подумают несчастные девочки, которым ты разбил сердце, женившись на какой-то потаску…

Терпение Ирвина оборвалось, и он вскинул руку и спешно сжал пальцы в кулак. Профессор Куоки открыл рот, закрыл, открыл ещё раз, попытался выдавить из себя несколько слов, предположительно оскорбительного характера, но тщетно. Звуки не прорывались на свободу. Тогда, позабыв о гневе на Лилиан, Толин принялся трясти руками перед носом у сына. Ирвин оставался непробиваем. Он знал, что проклинать профессор может ещё очень долго, причём всех, кого только увидит, потому предпочитал подольше подержать заклинание немоты.

– Я пришёл к тебе не просто познакомиться, – мило произнёс Сияющий, – и представить свою супругу, а ещё и для того, чтобы попросить о маленьком одолжении. Понимаешь ли, моя жена мечтает работать в университете. Вернуться на свою прежнюю должность. Наверное, надо позвать госпожу Ойтко, чтобы она принесла личное дело…

– Лилиан де Кан, – закончила Лили, поняв, чем вызвана пауза в словах Ирвина. – Если что, я сама могу пойти поискать.

Профессор Куоки весь аж затрясся, и Ирвин, сжалившись, разжал кулак. Слова, вырвавшиеся из достопочтенного рта не менее достопочтенного профессора, были вполне в его духе и выкрикнуты оказались визгливым, истеричным тоном:

– Декан?! Какой декан?! С каких это пор сия мерзкая девица стала деканом?! – он вновь ткнул в Лилиан пальцем. – Ирвиша! Это аферистка! Она была обыкновенной аспиранткой. Мошенница! Хочет воспользоваться твоей добротой…

– Де Кан, – с нажимом повторила Лилиан. – "Де" – это такая приставка, – она посмотрела на Ирвина. – Мы её давно не используем, но в официальных документах, сам понимаешь…

Ирвин помрачнел. О приставке "де" он, как каждый образованный гражданин своей страны, разумеется, знал. А ещё знал о том, что она даровалась дворянам высшего сословия – герцогам, маркизам, в крайнем случае – графам. К тому же, сама фамилия была очень знакомой, только Сияющий всё никак не мог вспомнить, где именно её слышал. И Лилиан вела себя не так, как привычные аристократы, и жила совсем не так. Ведь богатые герцогские семьи не позволили бы своей дочери, во-первых, работать в "Вольном", а во-вторых, страдать от оскорблений какого-то там профессора Куоки, между прочим, человека очень неблагородного происхождения.

– Приставка! – продолжал плеваться слюной и ядом Толин. – Приставка! Ещё скажи, что перед нами наследственная аристократка… Какая мерзость. Как ты мог на ней жениться? Сыночка! Ирвиша! Ты же был таким хорошим мальчиком! Нет. У меня сейчас нет вакансий…

Ирвин нахмурился.

– Ты уверен? А может, ты хотя бы раз в жизни сделаешь что-то ради своего сына?

Профессор Куоки собирался вновь разразиться тирадой, что ради сына он может исключительно прогнать прочь "мерзкую девку", но верно истолковал злой взгляд Ирвина и предпочёл промолчать. Всё же, с боевыми магами, даже если они от природы имеют склонность к целительству, лучше не спорить.

– У меня заняты все места… – продолжил отец. – Я обещал пристроить на работу всех тех, кто вызвался добровольцами в колледж при НУМе на это лето, потому что большинство преподавателей меня послало. Куда я могу пристроить твою, извините за выражение, жену?!

Ирвин хотел сказать, что Лилиан оскорблять не позволит, и вообще, профессору Куоки давно пора попросить у неё прощения, но вдруг вспомнил о колледже. Предназначенный для одарённых неместных детей, он был совсем не тем местом, куда стремились пойти работать преподаватели из НУМа, потому приходилось набирать добровольцев. Дети были разношёрстные, магию каждого из них надо бы проявить, и работать там – сущий ад.

– А вот, кстати, и добровольцы! – оживился профессор, когда раздался стук в дверь. – Проходите, проходите скорее!

Дверь открылась, и в кабинет проскользнул какой-то незнакомый мужчина. Профессор Куоки же, ласково улыбнувшись к нему, вновь повернулся к Ирвину:

– Ничем помочь не могу! Но если ты хочешь, я могу поговорить со знакомыми правовиками относительно разво… – Ирвин вновь сжал руку в кулак, и его отец вынужден смог только беспомощно щёлкнуть зубами. – К тому же, у нас уже есть специалист по некромантии! – отпечатал профессор Куоки. – Вот, познакомьтесь, кстати, Танмор Ренард. Танмор, это Ирвин Куо…

– Ирвин Сияющий, – он нехотя обернулся к мужчине, стоявшему у двери, и сухо добавил: – Глава Следственного Бюро. И моя супруга Лилиан. Некромант.

Танмор внешне неплохо соответствовал своей профессии. Он был высок, излишне худощав и бесконечно мрачен. По-некромантски чёрные глаза, высокий лоб и густые брови вместе создавали весьма зловещий образ, отлично дополненный сухо поджатыми губами. В принципе, мужчину можно бы признать симпатичным, изволь он хоть раз улыбнуться, но он, стараясь не выпадать из образа, вырядился во всё тёмное, смотрел, словно сквозь людей, и то и дело поправлял сжимающий горло, как та удавка, галстук.

– Здравствуйте, – а вот голос у Ренарда был вполне обычным, без всякой зловещей хрипотцы. – Приятно познакомиться, – он протянул Ирвину руку, и тот пусть нехотя, но всё же пожал её.

Физический контакт несколько затянулся. Сияющий почувствовал осторожное, но довольно сильное прикосновение чужого дара к своему собственному, будто Ренард уточнял, с кем имеет дело. Ирвин мог ответить аналогичным сканированием, но столь детальный осмотр ему не требовался. У дара целителя были определённые преимущества даже для боевого мага, и Ирвин пользовался ими всегда, когда только мог – доказывал, что не просто так получил свыше свою магию.

Сила Танмора была какой-то законсервированной, что ли, словно он пытался нечто скрыть. Тем не менее, рукопожатие можно было считать почти честным и, учитывая, что они обменялись не только приветствием, но и несколькими вопросами к магии друг друга, почти интимным.

– Коллега, – некромант опустил голову в коротком уважительном кивке, и Лили невольно тоже протянула ладонь для рукопожатия.

Соприкосновение их рук было куда более коротким и слабым, словно Ренард опасался держать контакт долго, но Лили едва ощутимо вздрогнула.

– Танмор будет работать с молодыми некромантами, – тем временем бодро произнёс профессор Куоки. – В нашем выездном летнем лагере.

Сияющий переглянулся с Лили, мысленно спрашивая у неё, что произошло, и Лилиан схватила своего мужа за руку. Говорить она считала опасным, но передала короткий магический импульс, с точки зрения профессора Куоки выглядевший скорее как воркование двух молодых людей, только-только сочетавшихся браком.

"Я знаю эту магию. Она была на доспехах Ромерика".

Ирвин зло прищурился. То, что только что сказала Лили, порадовать его не могло. Но подозревать некроманта в том, что он замешан в преступной деятельности, только на основании выводов человека, не имеющего отношения к Следственному Бюро, не мог. К тому же, если будет возможность поймать всю банду…

Но последствия действий Танмора уже вырисовались перед Ирвином. Дети, плохо контролирующие свой дар, могут стать отличным ключом к какому-нибудь опасному ритуалу, и невесть что ещё произойдёт, пока он будет торчать в отпуске!

Именно потому Сияющий решил действовать.

– Тебе ведь нужны ещё люди в этот колледж. У вас летний выезд, я отлично знаю. Возможно, ты возьмёшь Лилиан? Если она захочет, конечно, – пришлось добавить, потому что Ирвин прекрасно помнил, что за детки в этот летний выезд отправлялись.

– Захочу, – твёрдо произнесла Лили.

– У меня уже есть некромант, – возмутился профессор Куоки. – И Танмор меня вполне устраивает! Правда, Танмор?

– Уверен, одного некроманта будет мало… – покачал головой Ирвин. – Лилиан могла бы работать с ним. В качестве помощницы, к примеру. Продолжить научную работу. Ведь господин Ренард защищённый?

Некромант коротко кивнул, кажется, не зная, в чём подвох.

– Обойдусь! – воскликнул профессор Куоки, вновь являя сыну фамильное упрямство. – Мне хватит и одного выро… Некроманта, – поправился он, поняв, что "выродок" – не то слово, которое следует упоминать при будущем коллеге. – Во втором я не нуждаюсь. Лучше б ты женился на боевом маге, Ирвин! Потому что в них-то как раз я испытываю дефицит. Котэсса отказалась, и кого ставить на эту должность? Не молодую же Ольи! Во-первых, она против, а во-вторых, она не сладит с этими малолетними варварами!

Судя по тому, как помрачнел Танмор, он был куда лучшего мнения о своих предполагаемых учениках. Но Ирвин зацепился за брошенную отцом фразу, как за верёвку, брошенную тонущему человеку, и протянул:

– А хочешь, я пойду к тебе преподавателем боевой магии?

Профессор Куоки побледнел.

– Ты? Ирвиша…

– Не Ирвиша, – поправил его сын, – а Ирвин Сияющий. Лучший боевой маг всего Бюро, выпускник НУМа. В конце концов, следователь, – он деловито хрустнул пальцами, словно показывая, что такая же судьба будет ждать и несносных детишек, если те вдруг решат встать на его пути. – И ты полагаешь, что я не справлюсь с какими-то малолетними варварами? В отпуск ушёл я, а не моё умение общаться с преступниками. Вряд ли дети будут хуже.

Куоки покачал головой.

– Сыночек… – забормотал он, – ведь у тебя работа…

– Я в отпуске почти до конца лета.

– Это было бы великолепно! – вдохновлённо воскликнул Куоки. – Ты наконец-то перейдёшь под крыло родного университета! Ты сможешь заняться наукой! Ты!..

– У меня есть условие, – прервал его восторженные крики Ирвин. – Если я работаю в этом колледже, значит, ты устраиваешь туда и Лили. Если для Лили не находится работы, мы уходим. И, между прочим, – последнее прозвучало очень таинственно, – быть представителем некоего рода де Кан куда более почётно, чем носить фамилию Куоки. Я задумаюсь над сменой документов.

Судя по тому, как закашлялся Толин, последняя угроза попала как раз в точку.

Замешательство профессора Куоки было недолгим. Всё-таки, долгие годы работы со студентами не прошли зря, а с такой работой хочешь-не хочешь, а научишься реагировать максимально быстро. Вот и Толин, сориентировавшись, повернулся к своему сотруднику-некроманту. Вкрадчивый вопрос тоже не заставил себя ждать.

– Но уважаемый господин Ренард, возможно, совсем не желает искать себе помощника? – полюбопытствовал Куоки, старательно подмигивая Танмору. – Насколько мне известно, некроманты в большинстве своём предпочитают действовать в одиночку…

Уважаемый господин Ренард оказался мужчиной, лишённым всякого такта и понимания намёков. Он поражённо уставился на профессора Куоки, мотнул головой и бодро ответил:

– Почему же? Отнюдь! Некромантия зачастую требует работы в паре, а то и целой группой, когда мы говорим о скоплении мертвецов… В любом случае, помощница мне не помешает. А колледжу не помешает боевой маг с таким большим опытом! – Танмор покосился на Ирвина, словно ждал от того каких-то возмущений, но, не получив ни поддержки, ни сопротивления, заботливо спросил у Куоки: – Господин профессор, а с вами всё хорошо? У вас, кажется, дёргается правый глаз…

Толин, осознав, что все его попытки добиться своего пошли прахом, перестал подмигивать и спешно закрыл глаз ладонью.

– Нервный тик, – зло прошипел он. – В таком случае, я не имею никакого права препятствовать вашей совместной работе. Ирвиша, – повернулся мужчина к сыну, – ты, несомненно, знаешь, что надо приготовить масштабный пакет документов…

Лили моментально помрачнела. Масштабный пакет документов в их планы не входил.

– И сделать это необходимо в течении двух дней…

Ирвин кашлянул.

– Мне кажется, разговор относительно документов может затянуться. Потому, господин Ренард…

– Я, наверное, зайду позже, – правильно понял намёк Танмор и, не заставляя боевого мага просить дважды, поспешил прочь.

Куоки только возмущённо щёлкнул остатками зубов и хотел было окликнуть некроманта, но не успел. Стоило лишь двери закрыться за Танмором, как Ирвин поймал отца за воротник и подтянул к себе, не имея никакого уважения ни к старости, ни к научному званию родителя.

– Какой к монахам пакет документов? – прорычал он. – Если в прошлом году на должность боевого мага вы взяли дворового пса, поверив его продавцу в то, что это анимаг, который несколько задержался в звериной ипостаси? Сколько ты ещё, папенька, будешь трепать мне нервы?!

– Но в этом году, Ирвиша, сыночек, всё стало гораздо строже…

– Я тебе не Ирвиша! – взвился Сияющий. – А если ты будешь продолжать в том же духе, то и сыночком тебе не буду. Отец, не заставляй меня отправлять в ваш колледж подчинённых для детализированной проверки. В столице невесть что творится, банда шастает уже четвёртый год подряд, ты продолжаешь набирать людей с улицы, а с родного сына и его жены будешь требовать пакет документов?!

Куоки беспомощно оглянулся. Ему было неведомо, что Ирвин так разозлился в первую очередь потому, что Лили заподозрила Танмора в причастности к происходившему, а Толин по собственной глупости мешал сыну провести расследование. Именно потому, не отыскав в лице невестки никакой поддержки, Куоки принялся шмыгать носом и жалобным голосом вещать:

– Эта ведьма тебя заколдовала. Совершенно никакого уважения к отцу! Совершенно никакого пиетета! Кто ж воспитал тебя таким бездушным чурбаном, Ирвиша…

– Ты, – без малейшего сомнения ответил Ирвин, – с помощью мамочки с её прекрасными карательными мерами. Так что не надо рассказывать о собственной святости, пожалуйста. Просто сделай то, что я тебя прошу.

– Но ты просишь невозможное!

– Это тебе так кажется, – пожал плечами Ирвин. – Я просто прошу тебя принять двух людей с прекрасным высшим образованием на работу в летний колледж, в котором в прошлом году, напомню, две двадцатки проработал дворовой пёс. А в позапрошлом пытались устроить дикого кабана в качестве заколдованного ученика, но, благо, в дело вмешалась профессор Ольи.

Он наконец-то отпустил своего отца и теперь стоял, скрестив руки на груди. Гневный взор, направленный на профессора Куоки, очевидно, был впечатляющим, потому что несчастный Толин не знал, куда девать глаза. Ему совершенно не хотелось принимать на работу Лилиан, да что там, и думать о присутствии этой девушки в составе то ли преподавателей, то ли собственной семьи было неприятно, но сыновий твёрдый взгляд, кажется, не оставлял выбора.

– Ты подталкиваешь меня к должностному преступлению…

– У тебя в серванте три бутылки настойки на травах. На наркотических травах, – безапелляционно ответил Ирвин. – И сегодня вечером вы собирались распивать их с профессором Рюко.

– Ну, не сегодня… – смутился Куоки, тем самым подтверждая, что сын попал как раз в точку. – Ну ладно, ладно! Коль уж ты так сильно желаешь устроить свою протеже на работу и самому потрудиться на благо НУМа, идите, оформляйтесь. На летний выезд отправляемся послезавтра, там вас расквартируют в преподавательские комнаты… И разберёмся. Но хотя бы свидетельства личности придётся принести! И дипломы!

Кажется, Куоки надеялся на то, что у его сына или у невестки не окажется хотя бы одного из двух, разумеется, обязательных документов, но, наблюдая за тем, как Ирвин методично телепортирует названные бумаги, Толин попрощался с надеждами на приятный ему вариант разрешения конфликта.

Нет, всё-таки, налаживать отношения с сыном надо было немного раньше, чем он изволил за это взяться…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю