290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » По гриб жизни (СИ) » Текст книги (страница 5)
По гриб жизни (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 08:30

Текст книги "По гриб жизни (СИ)"


Автор книги: Александр Виленский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 23 страниц)

Арка 2 – Глава 16

– Предъявите, пожалуйста, ваши документы!

На красной, настороженной роже распускаются пышные, кокетливо вьющиеся усы, тулово упаковано в мешковатую, неглаженную форму, ноги упакованы тоже, в чёрные начищенные сапоги. Сержант полиции Власьев Эдуард Анастасович, не скажу, что не рад знакомству, промолчу. И дыхание у вас несвежее, и вообще.

Холл районной поликлиники, пластиковые стульчики для посетителей ягодицами посетителей отполированы до блеска. Не сидят спокойно, елозят, окаянные.

А рыбалка удалась.

– Повторяю, предъявите, пожалуйста, ваши документы!

Страж закона смотрит на меня, Димка смотрит на меня, второй полицейский, чернявый коллега усатого, руку к кобуре поджал и ТОЖЕ смотрит на меня. Какие вы, ребята, напряжённые. Расслабьтесь, миру мир.

– Да, конечно, – вздох. Снимаю со спины рюкзак полупустой, ищу паспорт. Волновикам некуда бежать, корабль задержан российскими "таможенниками".

Убивать мытников негоже, к тому же камеры – действительно, вон глазок, справа ещё один, невыспавшаяся девушка за стойкой регистрации, бабушки, в очередь, дама с собачкой… нет, это ребёнок, – свидетели, моральные терзания, а в итоге – бессонница. Кидаем с души якорь, тяжёлый, **ка; предъявляем бумаги на груз.

Рыбачили мы на реке Томь, километрах в 40ка от Новокузнецка, рыбное место, намолено поколениями рыбаков. Такие держатся в секрете, передаются по наследству, по блату, продаются за рубли. Спасибо вам, Дмитрий Иванович, вы настоящий друг.

– Михаил Александрович, Дмитрий Михайлович, – голос сержанта холоден, бегающие глазки опасливо следят за каждым моим движением, – Просим проехать с нами в отдел, для проверки личности.

Тук.

Они знают, что мы волновики. Можно оказать сопротивление, получить пулю; в лицо или пузо – выбирай, последний бойскаут. Худой цыган стоит поодаль, нервничает, к стрельбе готов.

Тук.

Сдаёмси, – переглядываюсь с Димой, киваю полицейскому.

Нас выводят из здания, садят в уазик, в отсек для задержанных. Ничё так, удобненько, ххе, седушки жёсткие, повсюду холодная сталь, – надёжно, сразу видно, для людей сделано. Осторожно, двери закрываются, следующая остановка – Левобережный отдел Управления МВД России.

«А ва-ронок такой автобус, в нём что лето, что зимаа…»

– Иваныч нас сдал! – шепчет наклонившийся перёд ушастый. Уши представителей закона чуткие, как у слонов, как у голубей, надо надо тихариться.

– Почему сразу сдал, – я не согласен с радикальной формулировкой обвинения, – Наверняка мужик просто не стал врать врачам, рассказал – кто его подрал, всё как есть, ртом. Есть.

Неделю всё было хорошо, каждый вечер портал открывался ровно в 01:00, у Иваныча имелся мобильный, навигатор, наручные часы, точного времени хватало на всех. Вчера, упокоив 2ух грызунов, мы выдохнули, фухх, но из темноты неожиданно выскочил третий лишний, прыгнул, вцепился в незащищённое предплечье седого менеджера. Сюрприиз.

Надо надо соблюдать, ***ть, технику безопасности – ЗОЛОТЫЕ слова среднестатистического прораба, Запашные с ним согласны, слова эти стоят почти 1300$ за тройскую унцию, ака 31 с копейками грамм. Дмитрий Иванович же к агрессивным паразитам привык, охотничью ветровку с отпущенными рукавами ему, видите ли, носить жарко! Мне может тоже, но я же. Крик боли, пострадавший хватает тварь за загривок, срывает её вместе с лохмотьями кожи, швыряет оземь, яростно топчет берцами; хлещет тёплая кровь, жгут из аптечки я трясущимися пальцами накладываю на сантиметр выше места укуса. Иваныч курит, нервно шутит, повреждена то ли артерия, то ли вена, что там в руке находится? Темно, страшно очень, паникующие мысли борются за контроль над телом. Кидаем реквизит в буханку, едем в больницу, Димка за рулём.

– Но нас-то он этим сдал!

– Кто мы ему, свАтья, братья? Своя рубашка ближе к телу, знаешь ли. Майка ещё ближе, и крестик. Ты поступил бы иначе? – я вот нет, да. Но тебе ведь не нужна такая правда, прав-да?

– Что ты его оправдываешь!? Мы ведь из-за ТВОИХ предчувствий не хотели регистрироваться!

– Тише, не так громко, – оглядываюсь на сидящих за решёткой полицейских. Те мирно беседуют, на нас ноль внимания, хорошо. Ноль это очень круглая цифра, она похожа на букву "о". А ведь менеджер даже друзей своих отговорил ехать – чтобы наш секрет не стал секретом Полишинеля. Он нам не признавался, утверждал, что коллеги передумали, времени нет, жены злые, как ссобаки, но мы же не все твердолобые. Ушастый дуб дубом, но вон, даже книгу напишет. В следующей жизни.

– Миха! – шипящий шёпот, – Мы МЕСЯЦ **й знает чем занимались, а теперь у разбитого корыта, снова! Да ты хоть представляешь, как я, ммать, ЗА-ДОЛ-БАЛСЯ волосы мыть без душа…

– Ээ, дорогой, – ехидная улыбка на моё лицо, прыг, – Я тебе который год предлагаю косичку состричь? Чик-чик и ты мужыг!

– Отвали, придурок! – ну вот. Когда нечего сказать, затыкают рот. Этому подрастающую молодёжь учат в теледебатах, мой друг, ты хорошо усвоил урок, садись, пять. Лет за оскорбление моей выдающейся личности.

– Дим, ты неправ, – отвечаю серьёзным тоном, – Мы за месяц многое узнали, многое смогли, ты тренировал огонь, на циферки подра… дра… амм гоценные набивал; я физически окреп, надышался свежим, хрустящим воздухом с нотками прелого коровьего навоза… Порыбачили так и вообще здорово.

– Это да, рыбалка удалась.

ЯЯЯЯааазь в водах Томи водится, но с нами водиться не стал. Я не поймал леща, зато лично выудил какую-то пелядь, и это не то, о чём вы подумали. Рыба такая, серебристая, длинною в полторы ладони, и главное в ней – правильно ставить ударение.

Иваныч был на удивление подготовлен, он уравновесил наш с Димой профанский подход к таинству рыбалки; у мужика есть надувная лодка, удочки, спиннинги, он даже червей заранее накопал – это просто праздник какой-то, и всё нам, по-братски! Кара-карасики, плотва, разного размера окунёк, чебак, щука, ещё какая-то рыба, забыл название… носач или ротан, как-то так. Потрошили малых с брюха, больших со спины, варили уху, купались, загорали, лишнее солили в баке под прессом.

Я так и не разобрался во всех этих рыбацких наворотах; удочка, крючок, леска, поплавок, грузило, это понятно. Катушка. Но когда на сцену выходят воблеры дрожащие, блёсны, приманки, подкормки, какие-то фидеры здесь, фидеры там, способ заброса спиннинга, необходимость поддерживать для хищных рыб иллюзию движения —

я начинаю путаться в понятиях. Рыбак я неопытный, но курс молодого бойца прошёл. Было клёво ^-^ Машину качнуло, хватаюсь за сиденье. Скрип тормозов, прибыли.

В дебет.

– Вы не можете нас заставить! Мы зарегистрировались, теперь вы ОБЯЗАНЫ нас отпустить, ничего противоправного мы не совершали.

Парень не отвечает, продолжает рыться в ящике стола. Прошло несколько долгих неуклюжих секунд, одна запнулась, дёрнулся было её подхватить, да руки коротки. Время не удержать. Тем более короткими руками.

– Прочтите, пожалуйста, – он передал нам мятый листок А4. А мы с Димкой, как назло, грамотные, взяли, прочли, дела-а…

– В рамках действия указа всех меченых, простите, всех попавших под волновое воздействие, – 4ре ногтя чешут левую щёку, – Необходимо сопроводить в места компактного проживания, что были организованы на базе региональных представительств Росгвардии, – зевок, – В целях локализации и контроля малых порталов; подпишите вот здесь, пожалуйста, – на стол легла вторая, не менее мятая бумага.

– Что это?

– Формальность, подтверждение того, что вас проинформировали.

– А если мы… откажемся это подписывать? – я не удержался и всё же задал провокационный вопрос.

– Тогда я приглашу недовольных свидетелей, – голос полицейского лениво-выцветший, мои слова его ничуть не беспокоят, – Мы повторно прочитаем содержание указа, – кивок в сторону распечатки, – Зафиксируем факт прочтения, зафиксируем ваш отказ, используем средства видеофиксации. Будете подписывать добровольно?

– Ручку можно? – голос мой недоволен, подпись моя, подпись Димкина, фи-гаро, какая у него корявая. Тер…чё?

– Вас сопроводят, предоставят обмундирование, – наши автографы сонный парень вложил в папку, – В качестве компенсации за временное ограничение свободы вас оформят привлечёнными гражданскими специалистами, с выплатой денежного довольствия, также вы получите помощь в развитии волновых способностей.

– Что за помощь? – оживился ушастый.

– Я не владею этой информацией; вам всё расскажут на месте, – губы собеседника вздёрнулись в намёке на полуулыбку, – У вас есть ко мне ещё вопросы?

– Сколько нам будут платить?

– Сожалею, это вне моей компетенции.

Нас размещают не в казарме, чего я подспудно опасался. Комната гостиничного типа, три койки, шкаф, кубики прикроватных тумбочек, жидко-жёлтые текстурные обои. На одной из кроватей лежит чья-то мятая… пижама или рубашка, на тумбочке пара немытых чайных кружек, к стенке той, что с кофейным зерном, присох пакетик Нури. Листочек из маленькой записной книжки придавлен окислившимся яблочным огрызком, почерк нечитабелен; на полу валяются обёртки от конфет. Нам с Димкой достались две свободные кровати, хмурый и небритый сопровождающий, массивный мужчина в летнем камуфляже, ушёл, буркнул на прощание: “ждите”.

В комнате повисло неуютное молчание. Рождался милиционер.

Глава 17

“…слухи о малых порталах, из которых появляются агрессивные крысы и иные мелкие животные, подтвердили свою истинность; однако же это не повод для паники, —

мягкий, обволакивающий голос,

умная седеющая голова,

взгляд то на камеру, то в сторону-вниз, он планомерно сплетает мысли в стройное полотно, мужчина говорит –

Правительство Российской Федерации в тесном взаимодействии с правительствами других стран активно исследует волновой феномен, в частности, нами обнаружена прямая связь между так называемыми малыми порталами и магией людей, попавших под апрельскую волну – воздушный толчок, изменивший жизни десятков тысяч россиян. Учёными УЖЕ разработан способ локализации порталов, в ближайшее семь дней мы примем все необходимые меры. Происходящее будет взято под полный контроль, – пресс-секретарь кивает, поправляет светло-коричневый галстук.

Картинка сменяется.

– А с нами на связи был представитель администрации президента Дмитрий Сергеевич Песков. К другим новостям, в Бразилии мощное цунами унесло…”

Глава 18

УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О введении чрезвычайного положения в качестве меры по локализации малых порталов

В соответствии с федеральным конституционным законом «О чрезвычайном положении» от 30 мая 2001 г. № 3-ФКЗ (с изменениями от 30 июня 2003 г.) п о с т а н о в л я ю:

1. Ввиду необходимости локализации явления малых порталов на территории Российской Федерации, с целью обеспечения безопасности гражданского населения, ввести на всей территории страны режим чрезвычайного положения.

2. Чрезвычайное положение обеспечивается силами МВД совместно с ВНГ России, чрезвычайные меры включают в себя полное или частичное ограничение свободы передвижения и выбора места жительства граждан РФ, попавших под волновое воздействие, в результате чего невольно провоцирующих появление малых порталов в немедленной близости; подобные порталы несут непосредственную опасность жизни и здоровью как окружающих, так и самого катализатора, не могут быть блокированы на текущем уровне развития науки. Таким образом, цель временного ограничения свобод указанной категории граждан – обеспечение безопасности, как для них самих, так и для граждан Российской Федерации в целом.

3. Время действия чрезвычайного положения – 30 дней. Ответственный за реализацию озвученных в указе мер – заместитель директора Росгвардии, генерал-лейтенант Борукаев Олег Борисович.

Президент

Российской Федерации В. Путин

Москва, Кремль

15 июня 20** года

№ 69

Глава 19

«Подо мной стул, надо мной потолок, это актовый зал, понимаешь, сынок».

Папка (с)

Просторное помещении, до спортзала по размеру и высоте потолка не дотягивает, тянется изо всех сил. В глубине сцены-возвышения, за потолочными конструкциями, на которых ранее висел занавес, лениво переливается цветами радуги портал, и это не привычный нам “малый портал”, но, хм, портал большой, мне, навскидку, будет по грудь, а росту я выше среднего, метр 76ть.

Сидим на дешёвых офисных стульях, у стульев есть спинки, широкие поролоновые седушки подойдут даже для самой жирной и привередливой. Сидим у дальней стены, метров за 30ть от портала, напротив; человек 20ть в зале, семеро военных, при камуфляже и оружии, остальные в гражданке, как и мы, волновики?

Из номера нас забрала молодая симпатичная девушка в военной форме, я всё ждал, что Димка начнёт к ней подкатывать, но друг непривычно серьёзен… Столовая, подносы, неожиданно вкусная еда, сопровождающая сидит за соседним столиком, ждёт, пока мы насытимся, какая… тактичная особа.

Сидишь такой, ешь, а тебя ждут, ждут, ждут. А ты ешь, ешь, ешь. Потом чай пьёшь, пьёшь, пьёшь… а потом она нас отвела сюда, в зал с порталом, и даже не представилась, коза.

Сидим, ждём часа Х.

Их что всех, совсем не волнует, не удивляет наличие в комнате огромного портала? Они тут все жутко стеснительные, великолепно информированные, или же просто нас привели одними из последних, мы не застали их реакций?

Курносая девица с длинными белыми волосами читает маленькую пухлую книжицу, её спутник, лысеющий кабанчик лет 40ка, что-то активно рассказывает, девица его слушает в 1/2 уха, делает вид. Длинный, худой как жердь вьюнош нашего возраста увлечённо травит 2ум приятелям бородатый анекдот, слышны обрывки слов, мозг пытается собрать логику знакомого сюжета. Дед в светло-зелёной жилетке поверх белой рубашки, трое военных что-то обсуждают приглушёнными голосами, подросток в рваных джинсах уткнулся в телефон… из колонок на стенах играет что-то джазово-блюзовое, звук качественный, уху приятный.

Ушастый хотел было метнуться к порталу, посмотреть на него поближе, но двое автоматчиков бдят; друг с ними побеседовал, вернулся обратно. Не положено, говорят, сейчас кто-то там придёт, обо всём нам расскажет.

Смотрю в портал, как в аквариум, убаюкивающая атмосфера, душновато.

– Добрый вечер, дамы и господа! —

музыка кончилась, из динамиков звучит оптимистичный голос. На подиум взошёл молодой человек в тёмно-синем деловом костюме, микрофоном в руке, красный бант на приплюснутой шее, – Скажу точнее, доброй вам ночи! – исполненный достоинства неспешный кивок, секундная задержка в конечной точке наклона, – Большая часть присутствующих со мной знакома, но я всё равно представлюсь. Меня зовут, – ослепительная улыбка, – Андрей Анатольевич Пахомов, я – официально уполномоченный по делам волновиков города Новосибирска. Да, волновиков, —

треугольные кончики начищенных лакированных ботинок мерно покачиваются, парень перемещается по авансцене, – Людей, попавших под явление волны. Вас, —

и вот он сделал паузу, скушал твикс//зачёркнуто, пробежался по глазам аудитории, я успел заметить мелькнувший рисунок протектора, – Многие из вас находятся здесь не по своей воле, я это понимаю. Но инфекционный больной, которого помещают в карантин, тоже мечтает покинуть палату, пойти с мужиками пить пиво, с дамами посещать театр, нет-нет, не подумайте, я не считаю, что вы больные, или какие-то… “не такие”.

Скажу точнее: я подхожу к вам без предубеждений.

Вы обычные люди, благодаря счастливому стечению обстоятельств вы на плечо получили ВОЛШЕБНУЮ татуировку…

Бла, бла, бла, как нам повезло, что обстоятельства стеклись, бла-бла, малый портал в 21–00 по Москве… вынужденная мера… правительство трезво оценивает происходящее… Т. е. можно пьяно оценивать происходящее. Прикольно. По-пьяни всё происходящее кажется прикольным? Эмоции сильнее, неожиданней.

Если б было море пива, я б дельфином стал красивым. Почему красивым? Потому что пьяным?

Взяв у солдата бутылку воды, оратор делает пару небольших глотков, вытирает губы извлечённым из нагрудного кармашка белоснежным платочком. А чем бант хуже, он как раз у тебя на месте слюнявчика, да и по размеру подходит.

– Уважаемые, признавайтесь, —

хитрая улыбка маленькой, юркой змейкой метнулась вдоль его щёк, сверкнула чешуйками в тёмно-карих глазах, – Кто из вас пробовал что-либо засунуть в портал, руку свою, руку соседа? Лишний палец? Или же кто-то рискнул головой в прямом, так сказать, и переносном смыслах?

– Ну я пробовал! —

заявил мужик в камуфляже. Он откинул капюшон, на появившейся голове росли длинные чёрные волосы. Волос много, они заплетаются в косички, уходят вниз, за спину, под ветровку; походу, споются с ушастым, – Как видите, рука цела и невредима, – растопыренной кистью раста покрутил в воздухе.

– Что вы нащупали там внутри?

– Такая же земля. Я достал пару горстей хвои, веточки, шишечки, ничего интересного.

– А вот тут вы не правы, Ростислав Игоревич, – театральная пауза, воображаемая барабанная дробь, смачный удар по тарелке, —

ЭТО-то и есть самое интересное! Не ТАКАЯ же земля, а ДРУГАЯ такая же земля! Там, за порталом – другой мир, в котором при этом есть ВСЕ необходимые условия для существования человека. Вы только представьте, целый мир…

Оратор мечтательно смотрит вдаль, по залу бесцельно катятся шепотки, люди обеспокоенно переглядываются. Лысеющий ухажёр решительно поднял руку, желает задать уполномоченному глупый вопрос.

Я руку поднимать не стал, встал.

– Простите, эээ… – как тебя там, блин, бант, – Откуда в этом зале такой большой портал?

– В одной локации привязанные к волновикам малые порталы сливаются в один, большего размера, – "профессор" покосился на тускло светящуюся рамку, – Скажу точнее: есть прямая зависимость, мы подобрали формулу, все расчёты у меня с собой, – рука с массивной печаткой метнулась во внутренний карман пиджака, одумалась лишь коснувшись ткани, – Вам это, должно быть, не интересно…

– Расскажите про вожаков! – звонкий голос справа.

– Огромные, мутировавшие крысы. Прямоходящие, задние лапы сильные, способны создавать прыжковое усилие. Строение челюсти изменено, зубов больше, зачатки клыков, более мощные резцы, вторые резцы, премоляры… но это и у малых крыс-мутантов тоже проявляется, от волны к волне они эволюционируют.

– Вскоре мы всё сами увидим, – Димка пихнул меня в бок, указал на большие настенные часы. 17ть минут первого, – Вожаки вылазят из больших порталов, ты понимаешь?

– Вы сказали, что за порталом чужой мир, – знакомый голос дрыщеватого любителя анекдотов, – Мы, эмм… полезем внутрь?

– Не сегодня, – то есть всё-таки полезем? – Несмотря на целый спектр опасностей, которыми грозит перемещение наобум; несмотря на отличную возможность не просто умереть, но и сделать это самым премерзким способом, например, сгнив заживо – у нас уже нашлось несколько приду… эээ сорвиголов – нет, не именно у нас, в других городах нашей необъятной родины. Эти несознательные товарищи сидят в карантинных помещениях, сдают анализы, отчёты и завещания. Я не в курсе подробностей, – уполномоченный приблизил к микрофону тонкие губы, понизил голос до шёпота, —

Но скажу вам по секрету, ходят слухи, что первые экспедиционные группы уже ступили в порталы. Я надеюсь, что нашему центру дадут “добро” на вылазку.

– Андрей Анатольевич, – обратился к оратору один из военных, – Пора.

Пора.

Порадуемся?

Глава 20

Нам раздали защитные наушники, ура, товарищи.

Как сразу стало тихо и спокойно.

Что, Дим, я тебя не слышу?

Четвёрка военных выдвигается к порталу, двое автоматчиков расположились слева и справа от нашей группы. У них была цель, у них было автоматическое стрелковое оружие, у нас были стулья.

Кто из нас был счастливее?

Для меня, для Димки тем более, ожидание крысиной атаки было в чём-то предвкушающим. Мы как хорошее вино смаковали минуты, друг сидел на иголках, глаза его, казалось, вот-вот вспыхнут в глазницах.

Мне было по-человечески интересно – сколько крыс вылезет из большого портала? О каких прямоходящих тварях вещал нам профессор? Как именно военные будут проводить “дератизацию”? Профессор – это тот парень с бантом, уполномоченный. Он может и не профессор, но кликухи не выбирают, с ними живут и умирают…

большей пошлости на свете… нет, чем клянчить и пенять…

00:57 стихают разговоры, если что и говорят, то шёпотом, говорить вслух – неприлично.

00:58 солдаты собраны, детали на месте, лица серьёзны, глаза вглядываются в беззаботно клубящиеся краски.

00:59 я считаю секунды, иголки, на которых сидит ушастый, порвали ему джинсы.

00:59:56.

00:59:59.

Цвета ускоряют бег, портал внезапно “распухает”, раздается в плечах сантиметров эдак на 10ть, на 10ть же и подрастает… и вот уже любопытная мордочка показалась с нашей стороны, гигантская крыса делает шаг, замирает, бах! – автоматная пуля ударяет точно в цель, тушка летит назад, но за портал не улетает, выстрел сделан по косой, сверху вниз.

Рядом по той же схеме умирает товарка твари, бах! Бах! Бах-бах! – солдаты бьют одиночными, реже двойкой, крысы выходят из портала ОЧЕНЬ странно, по 2–3 штуки за раз.

Следующая партия выходит лишь через пару секунд, не раньше, знаете, как мишени в тире, поднимающиеся с заранее определённой скоростью. Почему они не атакуют всем скопом? Что у них там, лифт, который вмещает лишь 3х пассажиров!? Как лифтёра не гоняй, быстрее с этажа на этаж возить не станет? Все крысы, даже вожак, выйдя целиком, замирают на секунду… такое поведение мы уже наблюдали в нашем портале.

Вкусно.

Зрелищно, но шоу закончилось слишком быстро, э, а как же маст гоу он? “Профессор” вышел из группы сидячих, с удовольствием наблюдающих за избиением бедных агрессивных инопланетных монстров людей; надел перчатки, погрузил руки в ещё тёплую кучу крысиных тушек разной степени целости. Человек небрезгливый. А я сижу, про попкорн думаю, ххе, ну а чё? Зрелище есть, да ещё какое! К нему бы “хлеба”, был бы шикардос, народ бы оценил… или нет? Лица других меченых выглядят…

они выглядят, как бы это помягче сказать, не очень счастливыми. Никто на соседа не блюёт, но беловолосую, кажется, подташнивало, это мы тут с Димоном нормальные, или наоборот, самые неадекваты? Хотя волосатый растаман тоже улыбается. Дед наблюдает с интересом, троица парней с опаской, чувак обнялся с мобильным, лысый ищет для дамы санитарный пакетик. Вожак был только один, он меня не впечатлил – получил пару пуль и растёкся неопрятной кучей фарша. Крупноваты пули для этих созданий… пока ещё крупноваты.

– 23 малых и один большой, – профессор содрал с пальцев красные от крови перчатки, кинул их прямо на трупы, – Зовите уборщиков, – обратился он к одному из военных, тот кивнул, достал рацию. Молчаливые люди в серых халатах, перчатках, медицинских масках и шапочках, словно стая стервятников проникают в помещение через боковую дверь. Клювами-совочками они бодро откусывают кусочки мясной кучи в центре подиума, складывают падаль в свои бездонные чёрные мешки, про запас. Профессор не стал дожидаться, когда они улетят, он где-то нашёл микрофон:

– Примерно так проходят вечерние зачистки, – тон серьёзный, усталый, – Кто-то из вас это всё уже видел, у кого-то, так сказать, первая брачная.

– Андрей Анатольевич, а как же набор уровней!? – по барабанным перепонкам бьёт звонкий, обвиняющий голос, парень в белой толстовке оторвался от мобильного телефона, требовательный взгляд вперился в уполномоченного. Юное лицо, пушок пробивающейся бородки, еж чёрных волос, – Вы обещали!

– Да, да, Олег, я помню, – кивок, – Я уже говорил, этот вопрос сейчас решается на высшем уровне, от нас ничего не зависит.

– Андрей Анатольевич, о каких уровнях идёт речь? Вы говорите о цифрах на плече?

– О, Дмитрий Михайлович, у вас татуировка активирована? Почему нет записи в личном деле? – последний вопрос адресован стоящему рядом с профом военному, —

Да, Дмитрий, вы правы, мы говорим об этих цифрах. Многие считают, что они связаны с развитием носителя, центр обещает предоставить информацию, но… – оратор развёл руками, будто бы извиняясь, – Мои наблюдения подтверждают лишь факт возможного увеличения цифры в случае убийства носителем активированной татуировки иномировых крыс. Вы же убивали тварей?

– Где расписаться?

– Здесь.

“Обязуюсь хранить в тайне информацию касательно…”

“Об уголовной ответственности за разглашение уведомлён…”

Культурное мероприятие завершилось, профессор ушёл, нас надзиратели развели по камерам. Хата оказалась на этом же этаже.

– Где тут у вас, на тюрьме, дальняк? – спросил я сопровождающего; морщинистый мужик удивления не выказал, молча кивнул в сторону маленькой дверки. При первом посещении номера унылую дверку я посчитал чуланом, был опечален и любопытства не проявил, краем глаза приметил лишь наличие в номере вай-фая, просторную душевую кабину. Обитателем занятой кровати оказался громкоголосый парень, тот что спрашивал профессора про набор опыта. Новый сосед молча, прямо в одежде, завалился в постель, с телефоном в руке отвернулся к стене.

А познакомиться, за жизнь перетереть? Ладно, завтра, всё завтра.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю