290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » По гриб жизни (СИ) » Текст книги (страница 10)
По гриб жизни (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 08:30

Текст книги "По гриб жизни (СИ)"


Автор книги: Александр Виленский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 23 страниц)

Глава 36

– В смысле съезжаешь?

– Мне дали личный номер, тебе, выходит, оставили этот… будешь как король жить, сдвинь трое кроватей и вуаля – кинг сайз, ххе.

– Это да, но…

– Дим, ты мне расскажешь наконец, какой у тебя новый навык? Ты всё время с Альбиной, с тобой не поговорить толком, блин, – накопленные обидки огорчили моё лицо.

– А что тебе Альбина, говори при ней, – массивный друг присел на кровать, та жалобно скрипнула.

– Я ей не доверяю.

– Мих, да она клёвая, я ж тебе рассказывал!

– Даа-да, – вскидываю ладони перед собой. Сдаюсь, – Очень клёвая. Что там по поводу навыка?

– Да, фигня полная, – ушастый откинулся назад, глаза вонзает в потолок, – Типа компас, я теперь всегда знаю, где север. Вон там! Я и раньше геокретинизмом не страдал. А вот уровни, – голубые глаза потянули шею в мою сторону, – Это, брат, круто!

– Что с уровнями?

– Помнишь, Мих, я тебе рассказывал про цифры на плече? Видимые лишь тем, у кого татуировка активирована?

– Но.

– Так вот, они кликабельны! – белозубый оскал, – Одну руку на стат-барьер, другой касаешься цифры… – Димка затянул на моей шее театральную паузу.

– Ну и?

– Дополнительные статы. По 2 очка за каждый уровень, – ушастый показал 2 пальца, и лишь один из них средний, – У меня сейчас четвёртый уровень, это 8 свободных характеристик!

Одно я сразу кинул в силу, – друг рассказывает, я выпадаю в осадок, – У меня 9 было, стало 10, за это мне дали “Большой кулак”, – большой кулак перед моим носом демонстрирует себя, расползается на пальцы, – При ударе в минус пара единиц маны, она типа создаёт вокруг кулака перчатку, как у боксёра. А ещё эта штука стакается с моим огнём, смотри! – ушастый изобразил пафосный микроапперкот, его рука объялась пламенем, теплом пахнуло мне в лицо, я, ругнувшись, отшатнулся. “Фшшух!” – огонь втягивается обратно в ладонь. Я продолжаю неторопливо выпадать в осадок, меня остаётся не более 40 %, –

Я вижу нетерпение в твоих глазах, —

не знаю насчёт нетерпения, вот зависть там должна плескаться в товарных количествах, мне хочется кусать локти, но зубы уже выпали в осадок, —

У меня осталось 7 свободных очков, и фишку капа 10тки я просёк, хи-хе. Я добил интеллект, два очка, ловкость, ещё два, выносливость три, –

Дим, будь другом, дай локоть, не надкушу, так обслюнявлю. Эх… —

За интеллект Система выдала “Дальновидение”, что-то вроде бинокля; за ловкость “Базовое владение кистенём”, ещё не пробовал, завтра Митроф обещает привезти образец этой фигни. За выносливость “Силовой рывок”, можно что-то толкнуть или приподнять, сила на несколько секунд увеличивается в два раза, ммать! —

Ээ-эхх… Эх… —

Ману жрёт, как не в себя, да, – какая досада! – Её у меня 24 единицы, но восстанавливается капец медленно.

– Ты крут, – словно болванчик, киваю головой, – Даже не знаю, что сказать.

– А ещё у нас с Альбиной, кажется, всё хоккей, понимаешь, о чём я? – ушастый заливается соловьём, игнорирует моё полурастворённое состояние. Кровь и иная телесная жидкость струйками хлещет из соловья, – Так что, ты Мих, сорян, конечно, но это даже хорошо, что ты съезжаешь, она ведь… тоже в номере с другой девчонкой, ну, ты понимаешь. Сколько времени? Пора походу гадов идти мочить.

– Пол двенадцатого, – отвечаю машинально, – Кого мочить?

– Крысюков из большого портала. Военные тварей обездвиживают, а мы их своими способности ННА! ННА! У Альбины меч крутой огненный, ц! Правда машет она им как палкой, страшно рядом стоять, но если что я тебе этого не говорил! С тварей опыт, когда добиваешь способностью, сколько точно непонятно, но Айрат и Кристи вчера апнулись. Чем выше уровень, тем больше тварей надо закончить, по классике? Но насколько больше? Не могли, блин, сделать нормальную эрпэгэху!

– То есть у вас там только те, кто активировал татуировку?

– Ага. Альбина нас ещё называет “элитой”! Шутит – мол, все остальные, кто не активировал метки – неудачники. Глупая шутка, – видимо, вспомнив, про мою ситуацию добавил ушастый, – Но кто не без изъяна, пусть кинет в меня камень! А вообще она такая, такая…

– Даа, даа, Альбина клёвая, – убито согласился осадок меня, – Я тогда пойду… к себе, да и тебе пора, не опоздай на пати, а то мало ли, вдруг… крысы раньше полезут.

– Это ж байка! Грызуны отличаются НЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ пунктуальностью, хха.

– А. Ну может быть. Ладно, Дим, пока.

– Увидимся.

Вы, наверное, догадываетесь, КАК я себя чувствую после разговора. Выбранный мной них – “сапёр”, “самый первый”, кажется теперь глупой шуткой над самим собой.

Злиться на кого-либо смысла нет, всё логично. У них активирована татуировка, им и прокачка. У меня не активирована, мне кукиш с маслом. С каким ещё маслом. Мне кукиш без масла. Постный кукиш. Надеюсь, что этот осадок растворимый. Блин, кофе захотелось. Без особых надежд вставляю в замочную скважину полученный от кастеляна ключ, два оборота, тёмный необжитый номер.

Такой же, как четыреста двадцать второй, три кровати, три тумбочки, три пол до блеска. Шкаф и стол. Эники беники, возле окна справа, будешь моей. Сумку на пол, плюхаюсь на ортопедический матрас, скрип. В голове, комнате и мире уныние. Уныние повсюду, уныние начинается с заглавной У. Даже нет настроения проверять результат своего “продуманного” плана. Настроение вяя… лое. Настроение. Типа нас трое? Бог-отец, бог-сын, бог-дух? Тут же нет камер? И прослушка.

А то сейчас найду клад, а меня снова завтра к куратору. На благо государства, плавали, знаем. Слава Арстоцке! Мысленно перекрестясь, запускаю свой единственный активный навык. Воот здесь, в кровати… в матрасе что ли? Хмыкаю, достаю из рюкзака перочинник, делаю аккуратный надрез.

Белая бугристая ткань, рука ныряет в прореху. Ловись рыбка большая и маленькая. Извлечённый объект запихиваю в карман джинс, даже если камера снимает, даже если они просматривают ВСЕ записи – мою находку они не увидят.

Перед тем, как резать белого, я накинул на себя покрывало, хитрый я. Ну и что, что сижу в одежде, может мне холодно, блин! А движения руки можно списать, например, на то, что я маст… мастер на все руки, что не для скуки. Где ещё эта камера… камеры. Угол съёмки, разрешение? Разрешение на съёмку, говорю, где?

На ощупь он похож на маленькую металлическую фигурку, приятно холодит ладонь.

Глава 37

Спасибо тебе, Дим. Было горько, но полезно.

После твоих откровений я, наконец, понял – манны небесной лично для меня не завезли, а значит надо пахать, иначе ****ец.

На некоторое время все мысли за вечный покой, что сердце вряд ли обрадует, но вдруг, подавлены жёсткой рукой проигрывающего тоталитаризма. Надо догнать и перегнать этих тва… этих товарищей! Димку уж точно. Вместе попали под волну, почему он на коне, а я в… плетусь в обозе, в пыли. Моё изменившееся отношение к тренировкам отметил лишь Кирилл, остальные члены нашей групки тю-би слишком заняты собой.

– Меч – это продолжение вашей руки, —

первые слова нового инструктора. Ни здравствуйте вам, ни до свидания, —

Главное для мечника – скорость, – мужчина идёт вдоль жидкого строя, каждому телу смотрит в глаза.

Седой, 50 лет, цепкий, хищный взглядом, загнутым вниз кончик носа. Потёртая наждачной бумагой кожа лица, узкий разрез глаз. На плечах вышитый красными, усатыми драконами стёганный жилет поверх белой рубашки, широкие тёмно-синие штаны, белые кроссовки, хриплый, каркающий голос. Колоритный… персонаж, ххе. Сергей Мухаметдинович.

– Владению мечом учатся всю жизнь, – пауза, – Но путь в тысячу ли начинается с первого шага. Возьмите муляжи, – однотипные деревянные палки сложены на куске брезента, беру первую попавшуюся, – Встаньте полукругом, лицом ко мне. Шире! Шаг назад!

Меч тяжёлый, неудобный. Шлифованное дерево пахнет пропиткой.

– У вас 5ть минут для того, чтобы привыкнуть к весу меча, сделать пару-тройку взмахов. Не сходите с места. Начали!

Номер называется “А не замахнуть ли нам?”, клоунов пятеро – Кирилл тоже взялся за рукоять. Мы изображаем из себя бравых вояк, в какой-то мере это получается лишь у Валерия. Угрюмый ранее занимался фехтованием? Мужчина выглядит собранно, меч делает уверенный замах, ровной линией скользит вниз. Мы с лейтенантом пытаемся повторить, получается криво, впрочем, Ирине с Андреем ещё тяжелее, им банально не хватало физической силы.

– Закончили! Начнём со стойки. Ось икс, ось игрик, —

кончик деревянного боккена… или боккен это какой-то специальный меч? чертит в пыли систему координат. Пах мастера смотрит в точку пересечения осей, пах символизирует центр тела и центр массы. Ноги размещены слева и справа от паха, ступни смотрят в определённую сторону, кажется, вперёд. Это у меня одного ступни ничего не видят? Надо было кроссовки снять, – Рисуем, встаём!

Тренировка перемещений, правильного хвата; отработка нанесения простейшего рубящего удара. Всё медленно, как в японских ката. Я видел по тиви. Инструктор зрит, подходит, говорит ошибки, раздаёт индивидуальные задания. Хороший инструктор, спокойный. Я, кажется, этот жилет его на Алиэкспрессе видел. Валерий, в своей угрюмой манере, попросил себе щит. О, щит. Мастер отнёсся с пониманием, притащил что-то маленькое, круглое, пообещав заменить, если не по нраву буде.

Они что-то ещё говорят, я не слушаю.

Во-первых, из-за недовольства Мухаметдиновича – тьфу, фиг выговоришь – я было отвлёкся на их разговор, забыл про ката. Во-вторых, из-за недовольства собой – я отвлёкся на их разговор, забыл про ката. Ведь это МНЕ надо, МЕНЯ уже после обеда ждёт цифровой отчёт прироста силы-ловкости, это Я хочу тут стать “самым первым”. Шансов мало, но плох тот солдат, что не мечтает стать генералом. А я уже куратор. От слова курица? Курица-наседка и её цыплятки. Ко.

Короткостриженая девчонка лет 15ти держит в руках абак.

Сантиметров 7мь, как оловянный солдатик из чернёной стали. Веки, ресницы, приоткрытый в задумчивости рот, складки платья. Рассматривал её в дУше, предполагал, наивно? что уж здесь-то меня снимать не станут. Утром следующего дня вызова к куратору не последовало… вероятно, я в кои-то веки прав.

“Босая” – с этим прилагательным в умной волосатой голове прикладываю девочку к стат-барьеру. “Фигурка из неизвестного металла, 45 грамм” И всё? Серьёзно??

Мой благородный порыв швырнуть предмет оземь, хорошенько по нему потоптаться, кинуть нецензурные слова на ветер, пнуть стат-барьер – благо он пружинит, ногу не зашибить… был мною задавлен в зародыше. Я, так сказать, сделал аборт. Выдохнул, скривил губы, сунул девочку в карман.

Продолжаю тренировку.

Глава 38

– Валентин Андреевич, вы уверены, что это необходимо?

Я волнуюсь.

– Михаил, если вы сомневаетесь в моей квалификации, – натяжение, язычок пряжки входит в узкую дырочку, – То вы могли ко мне не обращаться, – резонно, но… – Реакция на галлюциногены бывает разная – а так вы ни себе, ни моему кабинету ущерба нанести не сумеете. К тому же на протяжении всего трипа с вами рядом будем либо я, либо медсестра, мы будем следить за вашим состоянием.

– Да, я понимаю, но… Валентин Андреевич, я много читал об этом, нигде не предполагалась фиксация, пациента к койке.

– Вы правы, Михаил, скорее всего это излишняя мера предосторожности, – Нос доктора качнулся вниз, мелькнули глаза, вверх, норки вернулись назад не одни, с грузом белых волосиков и подсохших соплюшек, —

Но ведь вы носитель татуировки. Вы принимаете псилобициновые грибы для того, чтобы её активировать. Это, в свою очередь, может внести в процесс нежелательные корректировки, а я не хочу рисковать, я видел, на что способна ваша магия. Не ваша конкретно, – поправился врач, наблюдая моё скривившееся лицо, – Магия ваших… коллег.

– Я понимаю.

Но мне тревожно.

Я долго решался на этот шаг. Кураторские грибы лежали в номере. Я тоже.

В основном я лежал, когда спал, но иногда нет. Неделя тренировок, тонна мечемахательства, стрельба из арбалета, основы рукопашного боя, физические тренировки возле стат-барьера. До 10 удалось поднять лишь интеллект, думаю много, умный больно. Не, умный больно – это когда отличника в школе толпой бьют. А я умный сильно. Чем прокачивается мой самый высокий стат – ума не приложу. Я прикладывал, холодненький, самая на сегодняшний день правдоподобная версия – интеллект прокачивается при активации навыка поиска кладов. Кастую по откату, как только хватает маны.

Я ЧУВСТВУЮ – когда маны достаточно, когда нет. Это странно, ты ЗНАЕШЬ, а откуда знаешь – не знаешь.

Также и запуск умения. Ты хочешь, и оно активируется. Мысленное управление, без осечек и фальстартов? Вроде. Как оно определяет, действительно ли я хочу сделать каст, или лишь обдумываю его возможность? И кто оно? Мои мысли слушают пришельцы, гномы и Сергей Дружко? Я пытался почувствовать, как происходит “зажигание”, тщетно. Холод внутри, импульс волны, больше ничего не ощущаю.

Когда маны не хватает, поиск запускается, но лучше бы не запускался, право. Тратятся жизненные силы? Мне капитально поплохело, колени подогнулись, пятая точка коснулась почвы. И это ещё у меня мана была, её просто немного не хватало до “нормального” запуска.

Один раз во время движения колонны был ещё отклик. Мы возвращались к порталу, запустил навык по откату, почувствовал точку, сбился с шага… мысли метались, тормознуть ноги пытаясь, тормознуть колонну и найти? Или же запомнить место, блин, как? Думай, голова, смотри, ищи приметные деревья – но они все такие неприметные! Как я потом его извлеку? Всё, точка пропала, я тормоз. Маленький радар у меня, шаги до портала я посчитал. Теперь примерно знаю, где лежит клад, но именно что примерно. Дойти туда одному как – БОЛЬШо-ОЙ вопрос, мы везде, как пионеры, шагаем отрядами, возле портала пост, за порталом пост, а Кирилл, конечно, хороший парень.

Колечко, колечко, кольцо. Давно это было, давно.

За 10ку в интеллекте дали “малую склонность к познанию”. Это хорошо, но каши не сваришь. Это даже не топор. Дали бы лучше навык боя на топорах. На стат-барьере способность отображается, не нажимается, на первый и второй взгляды ничего во мне не изменилось. Пассивка? Любопытство +1? Медленно, как же, **ка, медленно! Довольный Димка, каждый день вижу в столовой его лицо, “привет-привет”, всё, убежал, гад. Друг тусит с рыжей, вечно чем-то занят, оно копилось, желание активировать татуировку жгло грудь, доставало до плеча. Мы тренируемся, они качаются, а как же ЙА. Андрей договорился с куратором, им с Ириной привезут колли, ххе, бухгалтер будет тестить навык “общения с животными”, убеждать собачку покусать парнишку. Пацан надеется, что это поможет, а я взялся за грибы. Вначале было слово, и слово было Интернет. Отчёты о грибных “путешествиях”, страшилки бэд-трипов, размышления о необходимости настроя, уважения к грибу; присказки бывалых. “Гриб где собрал – там и съел, сколько собрал – столько съел, гриб он саам ведает, что для тебя лучше”. Где-то забавно, где-то страшно, чему верить, что отбрасывать как дезу? Чешу затылок, нет опилок, перхоть, предупредил Кирилла, взял подарочный пакетик и спустился в медпункт.

– Ешь, что ли?

– А… как их есть?

Блин, мне не по себе. А по кому?

– Ртом? – усмешка старого доктора совсем-совсем не страшная. Бабушка, а почему у тебя такие большие? – Есть другие предложения?

Зачем есть другие предложения? Грамматика невкусная, сухая, вам любой школьник подтвердит. Предложения несъедобные, абстрактные. А грибы конкретные. Сушёное нечто пальцами крошу на малые кусочки, стараюсь проглатывать, не разжёвывать, не чувствовать вкуса. Получается плохо, вкус чувствую, но он терпимый. Запил водой из поданного мне стакана, откинулся на кушетку в положение полулёжа, позволил Валентину Андреевичу – как хорошо, что врачи носят бейджики – кожаными фиксаторами закрепить мои запястья. Доза принята малая; полагаю, что для активации тату должно хватить. Димка лишь подкоптил указательный, ожога не было, только покраснение, ему хватило. Лежу, жду. Я лежу, врач сидит. Мих, так, не волноваться, успокой мысли. С каким настроем входишь в трип, с таким его и проживаешь.

Глава 39

Запись от 12.07.

Пациент Перилов Михаил Александрович, обратился с целью медицинской страховки в процессе употребления псилобициновых грибов. На левом плече зелёная татуировка гриба, 4 на 4 см., целью приёма является её активация. Пациент является попавшим под влияние Волны, эксперимент санкционирован. Перорально принято 20 грамм сушеного гриба Псилоцибе Полуланцетовидная, доза сверхмалая. Пациент зафиксирован на кушетке кожаными ремнями, контрольный замер пульса, голосовой контроль состояния каждые 30 минут.

9:46 – приём грибов, пульс 94, жалоб нет.

10:16 – пульс 63, жалоб нет.

10:46 – пульс 48, свет раздражает глаза, задёрнули шторы.

11:16 – пульс 49, жалоб нет.

11:49 – пульс 52, кожа приобрела зелёный оттенок, причина неясна. Пациент в сознании, жалоб нет, температура 36,7.

12:16 – пульс 52, жалоб нет, температура 36,7.

12:46 – пульс 65, глаза плохо реагируют на свет, нарушения восприятия громкости, тембральности звуков.

13:16 – пульс 64, галлюцинации.

Пациент с трудом узнаёт врача, слабо реагирует на боль – лёгкие пощёчины; взгляд в потолок, неразборчивый шёпот, попытки движений конечностями. Отвечает только на короткие, конкретные вопросы, да – нет.

13:46 – пульс 64, жалобы на слабые галлюцинации.

Пациент говорит, что он чувствует себя деревом, шевеля ветвями и листочками он способен общаться. Восприятие реальности не нарушено, узнаёт врача.

14:14 – пульс 77, жалобы на всплески паники, страх открытого огня, галлюцинации.

14:46 – пульс 60, жалоб нет.

15:16 – пульс 64, тошнота, сопроводили в туалет. Рвота, слабость, температура 36,8.

15: 46 – пульс 66, слабость, глаза реагируют на свет нормально.

Наблюдение продолжали в течение 4 часов.

Пациент чувствует себя хорошо, температура в норме, организм справился с воздействием. Рекомендован приём жидкой пищи, продолжительный покой; профилактический осмотр назначен на 13.07.

Иващук В.А.

Глава 40

Я был деревом. Странно быть деревом, так медленно.

А потом меня тошнило, и это тоже было так странно. Деревья не тошнит, а меня тошнило, даже рвало. Плохо.

Но на ужин я пошёл, фотосинтезом сыт не будешь. Полная, улыбчивая повариха в высоком белом колпаке приготовила мне манной каши, спасибо. Индивидуальный заказ употребляю медленно, с опаской – мало ли как отреагирует оскорблённый в лучших чувствах организм. Ем, на плечо поглядываю. Нет там заветной единички, я рукав задирал, кожу тёр, только что головой о стенку не стучался.

Тук-тук.

– Входите.

– Михаил Александрович, у меня не получилось активировать татуировку.

– Да, я знаю, – куратор даже не поднял на меня взгляд, смотрит исключительно в монитор, – Я занят, Михаил, у тебя что-то срочное?

– Михаил Александрович, я понимаю, у меня и Андрея татуировки не активированы; нам, на первый взгляд, нет смысла убивать крысюков, —

не вышло у моего одногруппника, вместо колли привезли таксу, та его покусала, результат в виде кусаных ран был. Или рваных ран? Есть вообще кусаные раны? – Но у тех же Валерия и Ирины с этим всё в порядке. Вы назначили меня младшим куратором, и я хочу, чтобы моя группа была боеспособна. Это в ваших же интересах!

– Что конкретно тебе нужно? – глаза на меня. Наконец-то.

– Я хочу, чтобы вы дали нам возможность участвовать в отражении атак.

И я не говорю про большой портал! Мы могли бы вчетвером, впятером с Кириллом, передислоцироваться в другое место и уже там работать со своим, меньшим порталом. Количество тварей, лезущих из основного портала, уменьшится ненамного, мы же сможем стать куда более подготовленным подразделением.

Наш инструктор по бою на мечах, Сергей Мухам-метдинович, ПОСТОЯННО говорит о том, что нам необходима полевая практика! И в пример нам он ставит “старших” товарищей – Дмитрия, Альбину, всю их группу!

– Я смотрю, ты подготовился, слова обдумал… —

улыбается, головой покачивает, мудрый такой, муд***…

– Михаил Александрович! Я ведь за дело радею!

Если мы продолжим действовать так, как сейчас, то у нас будет ОДИН отряд “супергероев” и множество отрядов слабых, не готовых к бою. Мяса, – я скривился, право, неприятное самоопределение, – Иногда качество бьёт любое количество, но лишь иногда! Представьте: пара вертолётов “чёрная пантера” и полк лучников. “Пантеры” – это прокачанные волновики с активированными татуировками, полк лучников – все остальные, мы. Что будет, если пилот “Пантеры” заболеет? Или зазвездится, или одну из “Пантер” собьют? Или противник разом атакует в 10 местах?

– “Чёрная акула”. Вертолёт называется “Чёрная акула”, нету пантер.

– Да хоть чёрная корова, суть ведь не в этом!

Афроамериканская.

– Ты прав, –

да ладно, —

Руководство осознаёт эту проблему, – перестук пальцев, – Очевидных решений несколько: очередь, сменная защита основных порталов; дробление их на более мелкие порталы; виртуальная реальность – её технология сыра, но на безрыбье и рак. Оставшиеся от умерших волновиков порталы тоже нужно оборонять, ну и, —

взгляд рентгеном брошен вдаль, сквозь бетон и его пленницу, арматуру —

Порталы, о которых мы не знаем.

– В смысле не знаем?

– Не знаем, где они находятся. Предположительно, посмертные “подарки” волновиков, что на момент ухода за грань находились в труднодоступных местах, в тайге, в горах. Локализовать точки выхода монстров мы не можем, собаки не берут след. Твари слабо изучены, неясно даже, нужна ли им пища. Метаболизм похож на человеческий, но ведь они порождения, —

кисть куратора рисует в воздухе полукруг, —

Магии. Миш, ты видел, как они появляются? Эта информация, к слову, под грифом, ххе. На поляне в 10–15 метрах от портала вырастают радужные грибы, да-да, ты не ослышался. Прямо из земли растёт гриб, со стороны видна “ножка”, “шляпка”, иногда даже “юбочка”. Что, не веришь?

Захлопываю рот, вглядываюсь в смеющиеся глаза.

– Верю.

– Гриб вырастает, плёнка втягивается в монстра, крыса замирает на пару секунд и бежит к порталу, игнорирует стоящих неподалёку солдат. Мы подходили вплотную, на шаг, хм, смельчаки… – подушечки пальцев трясут стол, – Только что не гладили, хотя Мирошниченко, балбес, хотел. Если их атаковать, агрятся. Если атаковать гриб во время роста, то он лопается и радом начинает расти второй.

Олег, парень что с тобой жил, божится – это такой “долгий магический каст”, если, мол его сбить, каст начинают заново.

– Это, конечно, интересно. И полезно. Но что по поводу моей просьбы?

– Экий ты нетерпеливый, Миш, – голос куратора серьёзен, глаза хитрые, – Я посмотрю, что можно будет сделать. В счёт второй МЕЛКОЙ услуги.

Вот, блин. И ещё один блин. Что-то я опять проголодался. Ну он хоть согласился помочь. Манка переварилась. Хитрый куратор какой.

Пойду поем.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю