290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » По гриб жизни (СИ) » Текст книги (страница 16)
По гриб жизни (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 08:30

Текст книги "По гриб жизни (СИ)"


Автор книги: Александр Виленский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 23 страниц)

Глава 58

– Алло, Миш, как меня слышно?

– Здравствуйте, Михаил Борисович! Да, я вас слышу! Что-то случилось?

– Нет, нет, всё нормально, я Диме не могу дозвониться! Вы же там рядом, ты ему передай, я тамаду хорошего нашёл, всё, пусть они другого не ищут. Исмаил Отабеков, он у Марчиновых проводил, я лично его в работе видел. Так что всё, пусть не ищут, передашь?

– Какого тамаду, Михаил Борисович?

– На свадьбу, конечно; ты что, шутишь, Миш? Передашь? А то они найдут ещё кого, а я уже человеку обещал, некрасиво будет, понимаешь?

– Передам, Михаил Борисович, —

потухшим голосом, – Обязательно передам.

– Спасибо, Миш, выручил! Давай, всё, на связи, поговорили б, да я сам сейчас на работе, минутки вырываю, словно волоски, из лысеющей макушки своей, хха-ххы. Всё, всё, пока-пока.

Он значит женится.

И меня не позвал, тварь.

У меня даже злости на него не было. Пустота какая-то. Сел на стул, посмотрел на стену. Светло-жёлтая абстракция. Вот здесь морда кошки, похоже, да. И на ком он? Известно на ком, на рыжей стерве. Вот же гадина.

Ведьма.

Непослушные пальцы, знакомый номер.

– Алло, Дим?

– Да Миш, привет, что-то срочное? Я тут немного занят.

– Дим, ты женишься?

– Я? – пауза, – Да кто тебе такое сказал? – неестественный тон бывшего друга. Не верю.

– Значит и правда женишься, —

молчание, –

Тебе тут отец звонил. Говорит, тамаду вам нашёл, какого-то Отабека.

– А.

– На рыжей?

– Да, на ней. Погоди, Миш, я же хотел тебя пригласить, сюрприз хотел сделать! – да, да, и мы оба знаем, что это неправда. И ты знаешь, что я знаю.

– Она была против?

– Да, она. Миш, серьёзно, приходи. Я дурак, совсем каблук стал, тут просто… так не объяснить, понимаешь!? Но я правда хочу, чтобы ты пришёл.

– Правда?

Надежда не хочет умирать. Надежда хочет жить.

– Правда, – голос друга твёрд, – В пятницу, в 3ри, в “Императоре” на Романова. Приходи!

– Хорошо. Я приду.

Глава 59

– Ты ***ть, тупая **ка, то что я тебя люблю – не повод делать из меня безвольную вонючую тряпку, иди ты на*** со своими вы***тскими ПРАВИЛАМИ, **КА! – сорванный с ноги ботинок летит через комнату, бьётся о прикрытую тюлем стену, – Люди они… просто люди, они не делятся на категории, понялА! Заладила – он слаб, окруЖЕние определяет человека, общаться надо с равными и СИльными. На **ю вертел я всю твою филоСОфию, поняЛА! Ты меня поняЛА?!! – пыл мужчины как-то разом угас,

он весь сжался, словно спущенный воздушный шарик, словно сжатый программой KGB Archiver 2 вордовский файл съехал по стенке вниз, на пол, обнял колени руками, опустив голову, беззвучно рыдая.

Таким она его ещё не видела. Он припёрся в их общий номер пьяный, закатил истерику – слышал, наверное, весь этаж. Она давно переехала к нему, отношения горели ярким, ровным пламенем, перемежались вспышками страсти во время ночного… общения.

Скандалы случались. Но их ведь тоже можно называть вспышками? Люди заходят на этом пути так далеко, они даже про бытовое насилие говорят в позитивном ключе. “Бьёт – значит любит”, что за дегенераты. Нет, в их отношениях никогда не будет рукоприкладства. А скандалы… Что ж, счёт теперь 2–1, по-прежнему в её пользу. У неё для скандалов всегда имелись серьёзные причины, а тут – тьфу – мелочь. Ну не пригласил он друга-неудачника на свадьбу, она-то причём? Да, говорила, что друг ему не пара. Так это правда! Надо же видеть, с кем общаешься! Я же ДЛЯ НЕГО хочу, как лучше. А он… стоп, не время крутить эти мысли. Я тоже заведусь, и ****ец. Сейчас надо притвориться мудрой, всё понимающей женщиной. Хотя почему притвориться. Я такая.

Девушка, всё это время молча смотрящая на украсивший штору отпечаток протектора, подошла к своему мужчине. Присела с ним рядом прямо на пол, обнимая, прижимаясь к нему всем телом.

– Прости меня, Альби! – хриплый шёпот, – Не бросай меня, пожалуйста.

– Не брошу.

Глава 60

– А я по-прежнему считаю, что все эти “лагеря” волновиков – решение по грани.

Где-то даже ЗА гранью, —

лысый мужик в костюме без галстука сыто выдохнул, он вернулся с обеда, он готов приступить к деловой встрече с коллегой, улыбчивым и высоким человеком. Улыбчивому и высокому за 50 т. У него есть лицо, на лице родинка, в углублении между носом и левым глазом. Нос и левый глаз тоже на лице. Ухо осталось в стороне. Обеденный перерыв ещё не закончен, двум хорошим знакомым хочется выбрать всё положенное им законом время отдыха; они говорят не о делах, они обсуждают новости и навязчивые мысли.

– Михаил Алексеевич, я помню ВСЕ ваши аргументы, – коллега лысого степенно кивает. Кроме лица у него имеется синий мелко-клетчатый галстук, – Вы предвзяты ввиду личного… так сказать, интереса. Лагеря, а точнее ЦВПВ – это верное, своевременное решение президента. Нам удалось избежать многих сотен, а то и тысяч жертв. Нам повезло – в близком окружении президента оказался человек, попавший под волну. Поговаривают, что это кто-то из его дочерей… –

ухмылка потянула правую щёку вправо.

– И кто, хм, об этом “поговаривает”? – взаимно улыбающийся министр взглянул на настенные часы.

Его собеседник совершил завитковое движение указательным пальцем, устремлённым в потолок; двойной круг был маленьким, к концу движения палец проявлял нетерпение и резко ускорялся.

– Рассмотрим американское решение – продавать волновикам оружие, со скидкой, – ручки человека с лицом сделали “двойные кавычки”, лицо скептически кривилось, – Его в Америке и так можно купить без особых проблем – в большинстве штатов. Да, кое-где требуется получить символическое разрешение, и лишь в паре мест получить его затруднительно – Нью-Джерси там… Род Айленд. “Вейвэ, ви кээ” – “Волновик – нам не всё равно” – изо рта человека с галстуком слоган звучит протяжно, карикатурно, – Пряник. И закон об ответственности за личный портал – кнут. Не уследил, покоцали гражданина США появившиеся из твоего личного портала зубы – плати штраф, плати компенсацию. Зубы кого-то загрызли – в тюрьму тебя, с конфискацией имущества.

– Серьёзно, с конфискацией?

– Да, там в зависимости от статьи.

В Японии всё почти как у нас. Они сделали всё, хм, централизовано, собрали волновиков на Авадзи, остров у них… “первый, сотворённый богами”… но дело не в суевериях, дело в контроле, они могут блокировать мосты и локализовать любую угрозу… что не плавает и не летает.

– А Китай?

– А Китай, Михаил Алексеевич, до сих пор не определился. У них там сумасшедший функционер отдал приказ вЫрезать всех волновиков, как порождений некромантии. На допросах этот Чжан Ихе утверждал – “Паньгу пробудился”; логика такая – легендарный Паньгу, по китайской же мифологии, давно мёртв, мёртвое пробуждаться не должно, “противоестественное семя вырывает недрогнувшая рука садовника”, ххь-ххье. Жестокий приказ низы приняли к исполнению, покаа верхи разобрались, пока отменили; убито более ста волновиков, и это только ОФИЦИАЛЬНАЯ статистика; у Китая сейчас проблемы… с, эээ… доверием волновиков к власти. На жёсткие меры председатель идти не хочет, работают с общественным мнением.

– С пропагандой у Си порядок.

– Именно что с пропагандой, народ её слушает для вида, не верит, не верит ни на грош! – пальцами Игорь Николаевич изобразил мелкую разменную монетку номиналом в 2 копейки, появившуюся в России в XVII веке.

– Хорошо, что с этой волной американцы Асада оставили в покое.

– Надолго ли?

– Навсегда.

– Ваши слова да…

Глава 61

Заперся в туалете, придирчиво рассматриваю лежащую на ладони фигурку, девочку со счётами. Почти месяц с момента первой встречи – а она совсем не изменилась, не пополнела, короткие волосы и не подумали отрастать. Открытая улыбка… вздёрнутый носик, задорный взгляд, наклон головы. Я убеждён: на таком лице должны присутствовать веснушки, но их не видно. На линейку не явились. Зачем я запираюсь в туалете, номер ведь и так закрыт изнутри? Привычка вторая натура.

Постоянство девочки.

Мне приятно.

Не должны фигурки из металла изменяться в лице по пустякам, причины должны быть уважительными – как минимум, грубое физическое воздействие.

Появление в информирующей меня о свойствах фигурки надписи на стат-барьере слова, ранее там не присутствовавшего, было необычно, но объяснимо. Было: “Фигурка из неизвестного металла, 45 грамм”, стало: “Фигурка БОГИНИ из неизвестного металла, 45 грамм”. О как. Малая склонность к познанию, **та.

Меня же беспокоит ветреность юной богини.

Я тогда не придумал ничего лучшего, заныкал найденную фигурку обратно в матрас. Матрасхрон. И там она, предположительно, лежала всё это время… а потом я нашёл её у себя в кармане. Перекрестился, хоть и не крещёный. Вспомнил, что и когда пил, посмотрел по сторонам, ожидая увидеть страшное – конец света там, некрасивого налогового инспектора. Но по сторонам не было ничего страшного, кот Эстет – моя кличка прижилась – сидел у футбольных ворот, присматривал за глупыми тренирующимися людьми, что не понимают смысла этой жизни. Тренирующиеся люди пыхтели, покрывались потом, игнорировали толстого ленивого кота.

Фигурку я отнёс обратно в матрасхрон; там было пусто, никаких дубликатов. И через пару дней девочка вновь оказалась в моём кармане.

Во второй раз я был морально подготовлен; я так думаю, металлическое создание разумно.

Я рассматривал этот вопрос пристально, с лупой, веснушек не обнаружил; серьёзно, она сама телепортируется в мой карман, так? В матрасе ей одиноко, богиня хочет быть ко мне ближе, намного ближе; всему виной мой личный магнетизм, ххе.

Девушка не может устоять; этот факт льстит моему гротескно раздувшемуся самолюбию. Я позволил ей быть “при теле”; переложил во внутренний карман.

– Михаил Александрович, здравствуйте!

– Привет, коль не шутишь, – краснощёкий улыбается.

– Михаил Александрович, мне нужен инструктор по медитации.

– Да? – куратор приподнял бровь.

Круто, не знал, что он так умеет.

– Так точно, – пародирую военную кричалку, ухмыляюсь, – Я писал в отчёте про дерево, что на меня смотрело. Ну и…

– Да, Миш, читал, расскажи об этом ещё раз своими словами, – мужчина подался вперёд, продемонстрировал к теме повышенный интерес. Повышенный интерес демонстрируется с помощью классического Треугольника Внимающего Слушателя. Локти на стол, сцепленные руки под подбородок. Голова выдвинута в наступательную позицию. Лоб нависает умеренно.

Мне приятно начальственное внимание, обычно Саныч слушает посетителей вполуха, что-то всё время читает на экране Макбука, косплеит проконсула Гая Юлия Цезаря.

Аве, бро.

– Эмм… Ну я сидел в Инвире, спиной облокотился о дерево, —

у спины ведь локтей нет… но облокотиться спиной всё-таки можно… – Рассказывал Андрею… эээ… о чём-то Андрею рассказывал, расслабился, впал в полудрёму и неожиданно почувствовал взгляд. Как впоследствии выяснилось, на меня смотрело дерево; как человек смотрит, только дерево.

– Как именно ощущается взгляд? Он локализован?

– Я не знаю… в районе шеи. Оно так неприятно смотрит, будто меня очень не любит. Будто я чужой. Холодно так, медленно… страшно. Я пробовал ещё пару раз уже здесь, на Земле.

– И?

– Местные деревья, они тоже… недружелюбны.

– Хорошо, Миш, – куратор подался назад, крутанул затёкшую шею влево, вправо, – Я твою просьбу услышал, постараюсь помочь.

Я пробовал “достучаться” до деревьев не раз и не два, здесь я Санычу чутка слукавил. Но в целом правда чистая – ощущения от взгляда, что кидала на меня древесина, дюже неприятны. Может я не с теми деревьями “общаюсь”? На второй вечер после “открытия” способности я потратил на попытки “построить диалог” более трёх часов, наловчился быстро “подключаться”, запомнил нужное для контакта состояние.

А потом из-за леса, хм, из-за гор в голову мою припёрлась навязчивая идея – что, если я сейчас наблатыкаюсь, а потом тупо не смогу отключиться? Прикинул, СКОЛЬКО вокруг древесины, прифигел. А если это не только живые деревья могут вот так вот, пренеприятно, смотреть в спину – что аж волоски меж лопаток на дыбы встают? У меня ведь есть волоски между лопаток? Что если и “мёртвое” дерево тоже смотрит? Сижу я и чувствую, снизу впритык пялится стул, спереди тужится стол, сзади наседает дверь. Карандаш надо прикрыть тетрадью, чтобы не глазел. Блин, тетрадь же тоже из дерева.

Аааааааааааааа.

А.

Ужасная перспектива.

Рациональная часть моего мозга твердит – я напридумывал себе страшилок, я глуп и малодушен. Вышеописанное развитие ситуации маловероятно… интуиция в целом согласна, но… воспоминания о том, КАК деревья на меня смотрят, свежи. Поэтому я и решил попросить себе тренера, моё “чувство природы” это… не совсем медитация, что-то похожее, но одна голова хорошо. А две головы это огр; три головы – Змей Горыныч; четыре головы – студия стиля во Владимире.

+7(905)615-64-44

– Может ты видишь истину?

– ?

– Все видят интеллект, ты видишь, что он ещё и концентрация, – перст указует вверх, – Во всех нормальных играх к статам даны комментарии, здесь глухо, только названия. А мы, значит, гадай; тот же интеллект – люди умнее, что ли, становятся, когда его качают? Быстрее задачки математические решают?

– Ты, Ара, прошаренный.

– А то! – блондин улыбается во всю лица ширь, – Я форум читал прост, – чуть тише, краснея. Ой скромняшкааа…

– Слово “концентрация” нам тоже ни о чём не говорит, – возражаю вяло. Мы ведём этот диалог уже не первый день. Не день сурка, но одного поля арбуз.

– Она даёт нам намёк! – с (ж)аром продолжает что-то кому-то доказывать блондин, – Вероятно, для высокоуровневых заклинаний магу нужна не только мана, но и концентрация!

– Андюх, отвянь, – недовольно фыркаю, разминаю большой палец, – Мы уже говорили, какая, блин, разница, у нас общий стат! Концентрация интеллекта на квадратный дюйм мозга, ***ть.

– Почему дюйм?

– Потому что килограмм.

– Так ты с той журналисткой гулял, да?

– Гулял, – в принципе… я таки хочу похвастаться подрастающему поколением успехами на любовном плане. Но сдерживаюсь. Хвастаться нехорошо, говорила Масяня. Или это мама говорила? Стоп, у Масяни вообще была мама?

После первого свидания мы регулярно смс’ились, переписывались в ВК, пару раз я ей звонил. Конфетно-букетный, время до следующих выходных не то что бы тянется, нет, да, оно тянется! Хочется скорее увидеть свет в конце туннеля. Свет с непонятного цвета глазами… Если бы я читал написанные выше строчки, то непременно пошутил бы над их автором, каркнул бы что-нибудь про паровоз, что выскочит в лоб, и сделает это именно тогда, когда до выхода из туннеля останется пара дюймов. Почему дюймов? Потому что килограмм! Хорошо, что не я читаю эти строчки. Хорошо, что это делает человек добрый, мягкий, интеллигентный. Хорошо же?

– Целовались?

– И в кого ты такой любопытный? – я не сдержал улыбку.

– Ну скажиии! Я же тебе про Сизикову рассказывал! – непосредственность и напор.

– Кого ты там рассказывал! Всё, потом, давай вон, нас Кирилл зовёт, – ретирада.

– Бе-бе-бе, —

блеяние в спину. Ух ты, чешется.

Этот разговор состоялся позавчера… вечер того же дня был отмечен ещё одним “выдающимся” событием. Моё умение поиска малых кладов наконец-то дало положительный отклик; но вот с сохранением полной секретности, увы, случился конфуз. Я привык к постоянному обществу Андрея и на традиционный вопрос

“Что-нибудь есть?” удивлённо ответил

“Да!”.

В свою защиту могу сказать то, что я был в состоянии аффекта. Радость неожиданно навалилась, и сразу полные штаны; мы искали, искали и наконец нашли. Секретность сохранилась худая, времени копать не оставалось, пора было идти на бойню; зафиксировав место будущих раскопок, мы в прямом и переносном смысле вернулись на Землю. Я искренне надеюсь, что наш тщательно подавляемый энтузиазм не был замечен окружающими; Андрюха аж светился. Или он всегда такой?

Что тут сказать; можно, конечно, потянуть интригу, не буду.

Мы нашли ещё одно колечко. “Невидимое серебряное кольцо”. Очень, очень информативно.

Некоторые опасения по поводу его надевания у меня – были, у Андрюхи – не были; пацан нацепил кольцо на безымянный палец левой, оно исчезло из виду… и всё. Мой сдерживаемый смех прорвался наружу, в этой вечной тишине Инвира-под-барьером он звучал странно, нереально… мы ведь здесь даже разговариваем, непроизвольно срываясь на шёпот; кроме лёгкого ветра и нас самих нет здесь источников звука.

А ветер здесь то дует, то не дует, то дует, то не дует. То трио. А потом снова дует. Я смеялся над обманутыми ожиданиями, этим дурацким кольцом, оно идеально подходит к нашей ситуации, носи его себе на пальце – никто и не заметит. Абсолютно бесполезный предмет, мусор!

!!

Андрюха не разделил моего пессимизма и с благодарностью в глазах забрал кольцо себе.

Мы делили пессимизм. Много нас, а он один.

Блин, колени теперь грязные.

Глава 62

Они подловили меня в переходе между домами; их трое, двое перегородили дорогу, третий блокировал путь назад; видимо, шёл за мной от ТРЦ.

“Вот и съездил за кедами…”

Рука привычным движением извлекла из ножен меч; переход между пятиэтажками узкий, не более пяти метров в ширину. На стенах нависающих домов кубики кондеев, на потрескавшемся асфальте валяются куски картонных коробок. Кидаю взгляды по сторонам, отступаю назад, к стоящему у стены пустому мусорному баку; встаю полубоком… пытаюсь удержать бандитов в поле зрения.

Гопота замерла в нерешительности – явно не ожидали того, что у жертвы будет даже не нож, а меч, ххе.

На улицах это оружие встречается редко, я так думаю. Оно запрещено к ношению, только нам, волновикам, можно – привилегия, блин. И то его мало кто таскает, ходить, банально, неудобно, я уже не говорю про бег. Это меня Мухаметдинович убедил носить с собой везде и всюду, устанавливать духовную связь; звучит оккультно, но я же, блин, волновой маг. Это ли не повод если не верить, то хотя бы задумываться.

“А ведь в церковь так и не сходил”.

Стоим друг напротив друга, метра четыре… пять.

Лезвие выставил вперёд, вглядываюсь в плечистых парней, чёрные толстовки с надвинутыми капюшонами, в руках телескопические дубинки; третьего, худощавого, держу краем глаза – он поодаль, руки пусты. Нож или пистолет за пазухой?

Парни одеты в джинсу, тяжёлые, армейские берцы, глаз из-под капюшонов не видно, секунды текут, пытаюсь просчитать варианты, мозг отказывается быть эффективным.

Вдох.

Выдох.

Смерть, я готов. Жизнь, спасибо за всё. Правый, плечистый делает шаг вперёд, я реагирую плавным поворотом меча в его сторону, полусогнутыми, готовыми к рывку коленями.

– Здравствуй, Михаил. —

моё имя сплюнуто на асфальт словно подгнившая слива, – ТЕБЯ видели с моей девушкой, Ольгой Городецкой, – слова падают нарочито медленно, дубинка картинно переложена из руки в руку.

Подоплёка ситуации со скоростью лавины доходит до зажатого в эволюционных тисках мозга. Классическая парадигма “бей, беги или умри” ослабевает, превращается в “бей, беги или сделай что-нибудь ещё, эти челы не грины, не охотники за волновиками, всего лишь малолетние отморозки”. Всего лишь; мозг, ты чё там куришь? – Я её парень, Антон, – продолжает мускулистый урод.

– Тоже Городецкий? – выдаю на автомате, – Всем выйти из сумрака?

Голос едкий, сатира разъедает слизистую. Очень смешно.

– Нет, я Шихров, – парень, однако, сбился со сценария? – Ты чё горОдишь, ***ть? Не понимаешь всей серьёзности ситуации?!

Ну всё.

Остапа понесло, на моём лице – зловещая улыбка душевнобольного.

– Нет, Антон, это ВЫ не понимаете серьёзности ситуации. Вы, трое отморозков с отбитым ко всем **ям мозгом, в центре города нападаете на сотрудника Нацгвардии, при этом ещё и волновика! Вы понимаете, что это уже уголовка? – с глубинной, радостной злобой жду, вот-вот – и они на меня бросятся…

но парни, переглядываясь, стоят на месте, —

Что вы вообще знаете про волновиков? Мы имеем сверхспособности, мы сильнее, быстрее, выносливее обычного человека, – прописные истины, – Я каждый, **ка, день мечом кромсаю вонючие тушки вторгающихся в наш прекра-асный мир крыс размером с собак. Признаю, людей я ещё не убивал, лишь ранил, – щерюсь, смотрю мстителям в глаза, одному, второму. опускают взгляд, вызов не принимают.

Всё, ***ть, спеклись. За задним слежу краем глаза, стоит на месте, —

Предположим, что вот у него – движением головы киваю в сторону худого, есть ствол, и вы меня прямо здесь завалите.

Но вы ведь наверняка слышали, что все волновики стоят на особом учёте у государства, не так ли? У меня в одежде маячки, хех, причём я сам не знаю где именно, – пауза, дыхание сбил… – Я, может, и погибну, не фаакт, –

вновь эта кривая, ядовитая улыбка, – Но вас при этом постараюсь забрать с собой; тех же, кого достать не сумею, найдут и покарают спецслужбы. Вы всё ещё хотите меряться – у кого толще, у кого длиннее? – горькая усмешка.

Во время разговора, скорее монолога, я пытался контролировать ситуацию, сложно. Говорить приходится на автомате, не задумываясь над смыслами.

Но мне кажется, что парней проняло. Суетливо переглядываются, молчат.

– Касательно же нашей ОБЩЕЙ проблемы, – продолжаю выступление, – Я считаю, что девушка тоже человек, она за себя САМА решает. Если она хочет быть со мной, она будет со мной, тебе ВСЁ понятно, её БЫВШИЙ парень Антон?

Смотрю на врага тяжёлым взглядом, готов к любой его реакции.

Как хищник готов к броску, так и я готов “впрыгнуть” в бой… и он это чувствует. Медленно поворачиваю лезвие меча влево, вправо, будто пытаясь поймать луч заходящего солнца.

– Мы уходим.

Пара шагов спиной назад, опасливый взгляд на застывшее лезвие; медленный поворот, он уходит прочь, оглядывается на мою застывшую фигуру; двое его подельников, за всё время противостояния не проронившие ни слова, идут следом.

– ***ть, – говорю опустевшей улице.

Меч в ножны, руки дрожат.

Темнеет.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю