290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » По гриб жизни (СИ) » Текст книги (страница 13)
По гриб жизни (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 08:30

Текст книги "По гриб жизни (СИ)"


Автор книги: Александр Виленский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 23 страниц)

Глава 48

– Дим, я серьёзно, ты видел, ЧТО она написала!!!??

– Да, Миш, я видел.

– И что? Ты её поддерживаешь!? – я был уязвлён до глубины души. Минус 4тый этаж.

– Альбина, конечно, перегибает палку, но это её личная позиция, – спокойный… холодный голос.

Молчание. Напряжение.

– Я понял, – выдыхаю в трубку. Слышу, как он дышит мне в ответ, – Пока.

Глава 49

“Я девушка, мне можно!”

Оправдания. Каждый слабый человек находит оправдания своей слабости. В глубине души он согласен быть слабым, он сдался. Его натура – натура лузера. Я не такая. А ты?

Я девушка, но мне нельзя быть слабой. Потому что я так решила. Потому что я буду впереди, вся на макияже, сильная, стильная, красивая. Девушка мечты. ^-^ Мы – волновики. Мы – избранные, нам дан шанс возвыситься, стать на ступеньку выше обычных людей. Мы – новая раса, и эта раса создана для сильных. Для тех, кто впереди, рвёт жилы на тренировках, готов рисковать и ставить ВСЁ на победу.

Мы активировали свои татуировки, мы набираем уровни и статы, мы элита. У среднестатистического человека уровень силы находится в районе 7 единиц, у меня 14. Пожимая руку собеседнику, я, “хрупкая” девушка, могу при желании сломать ему пальцы. Круто? Да, круто. Но дело не в крутости. Я думаю, что волна, порталы, монстры, прибавляющие в количестве и силе – это явления одного порядка. Они созданы для того, чтобы мы, Homo Superbus, могли быстро и эффективно исполнить предначертанное самой судьбой. Стать сильнее.

Не попал(а) под волну – неудачник. Не смог(ла) активировать татуировку – неудачник в квадрате. Почему это у тебя не вышло – неважно. Есть результат – активная татуировка и быстрый набор характеристик, есть отсутствие результата.

Кому нужны твои оправдания?

Я пишу не для тех, кому не повезло стать волновиком – я считаю, что у них есть шансы… или же это будет вторая волна, или даже несколько последующих… какой-то иной способ. Я пишу не для тех днищ, что до сих пор не активировали метку, сидят на жопе, стремаются сделать шаг. Я пишу для тех, кто на волне.

Я предлагаю вам объединяться.

Нами создан клан “Superbus”, с латинского “горжусь”. Да, прямо как в игре – пусть пока лишь “на словах”, без магии и помощи системы. Условия приёма – активированная татуировка, активная прокачка на мобах из порталов. Выгоды – общение с равными по статусу, обмен закрытыми техниками, проверенными идеями. Да, такие у нас уже есть. Мальчики и девочки, пишите в личку! *)))

Альбина “Гефест” Саранова

Глава 50

Вот же **ка эта Альбина, господи прости.

Она – элита, а я сижу ровно, смотрю как птички летят, червячок сомнения ползёт, какашка по реченьке плывёт. Дура набитая! О**евшая корова! Отрастила сиськи… ничё так сиськи. Мой внутренний монолог сопровождается внешним осмотром тела, прикреплённого под статьёй в виде фотографий. Видимо, фотографии являются частью компании по привлечению новых, хм, членов в её клан. Ей бы такую татуировку, как у меня – посмотрел бы я, как бы птичка запела. Гефест ***ть, пафоса то сколько! У Гефеста молот был, а не огненный меч, дура! Дура!!

Кажется, мой внутренний монолог готов вырваться наружу.

Орать на всю комнату, пинать кровать, бить кулаками по шкафу – по стене слишком больно – я не стал. Я не истеричка, как эта дура рыжая **ка! Что-либо ей предъявлять я посчитал бессмысленным. Проведя сеанс саморефлексии, я понял, что статья ударила меня ниже пояса. Хорошо, что пояс был затянут на груди. Потому как в этом пафосном бреде я чувствую толику отзывающейся в груди правды. Я как волновик развиваюсь медленно. Медленнее, чем многие другие, да. Из-за невозможности получать халявные статы, набирать уровни в процессе убийства крысюков.

Но кому нужны мои оправдания?

Разговор с Димкой оставил неприятное впечатление. Друг занял нейтральную позицию, я, говорит, Швейцария. Альбина пишет, и это её дело. А ещё друг называется, на бабу променял меня. Ну и что, что у них регулярный здоровый секс – ахи-вздохи из моей комнаты и так слышны, а уж если стакан к стенке приставить, ооо… Что он в неё, влюбился что ли? Да ну нафиг, где Димка и где любовь.

Ситуация, описанная выше, происходила, секундочку, дней пять назад. 15. Мы с “драконами” уже ночевали на заимке, но личный номер в штаб-квартире у меня никто не забирал. Опять же, там хранится ноутбук с выданной куратором ключ-флешкой, часть личных вещей, имеется душ и правильный туалет. Флешка щекастого позволяет мне посещать закрытый форум волновиков; там имеются как официальные данные, так и личные мнения, записи, видео на манер влогов, от первого лица. Инфо много, актуальность “жиденькая”. Может это лишь открытая часть “закрытого” форума? Народ делится размышлениями о том, на что влияет тот или иной параметр, данными о тренировках и погоде. В Торонто жарко, а в Москве ничё так, вода, короче. Слюна.

У меня, скажем, 9 в силе, у девочки с зелёными волосами и серьгой в щеке тоже. Мы, типа, одинаково сильные, так? Так, да не так. Разница налицо, т. е. на мышцы. У кого-то сильные ноги, у кого-то руки, причём на руках также много мышц разных. Показатель сложный, комплексный, выдвигаются теории его формирования, я не разбирался. А юбочки на грибах не было, грибы были голыми. Грибы, из которых монстры появляются. Касательно юбочек куратор, видимо, надо мной пошутил, ххе. Шютка юмора, панимайшь. Никто про юбочки не пишет.

– Алло! Дядь Миш, идёшь обедать?

– Иду, щас.

Андрюха бодрячком. Мы с ним, можно сказать, сдружились. Он младше на 6 лет, при этом обращался на “вы”; на “ты” я его умаслил, а вот “дядьканье” осталось… может он меня так троллит? Типа я старпёр, эщкере.

Лёгкий на подъём парнишка напоминает мне Димку. С другом мы почти не общаемся… Андрей же рядом и за любой движ. Блондинчик как и я любит фантастику, но не в форме книг, в форме компьютерных игр. Понимаю его выбор. Современная графика рулит. Мы общаемся с ним куда активнее, нежели с Ириной и Валерием. Младшую сестру парня зовут Агния, она вредная до ужаса, но он о ней заботится. Родители живут в Новосибирске, названивают каждый день. “Как здоровье?” “Как настроение?” “Хорошо ли вас кормят?” Он им, конечно, не всё рассказывает. Что-то опускает – ту же “забойню”, что у нас теперь заместо вечерней молитвы. График жизни стабильный, но при этом… никто нас не заставляет ему следовать. Что я имею в виду?

Собственно, лёгкий завтрак с 9 до 9-30, тренировки с холодным оружием и арбалетами с 9-30 до 12–30, свободное время до 15–00, пообедать и отдохнуть. Можно потратить эти 2+ часа на индивидуальные занятия; инструктора, ээ… качественно заинструктированы, замотивированы, идут навстречу, стараются помочь нам освоить новые навыки. В 15–00 по плану тренировка у стат-барьера.

На нашем старом месте срубили и выкорчевали деревья, искусственная полянка… тяжко пришлось лесорубам без бензопил. Натащили тренажёров, штанга, блины на любой вкус, из металла. Воркаут под открытым небом, благо дождя не было ни разу. Если стат-барьер – купол, что не доказано, то он не пропустит внутрь ни дождь, ни снег? Мешает рассинхронизация времени Земли и Инвира.

Уходим на тренировку после обеда, в три, приходим в Инвир хз когда. Рассчитать можно, сдвиг в 2 часа, но это не… совсем практично выходит. Надо учитывать разную длину светового дня, полный мрак, блин, длится дольше. Ну как полный, 2 луны. Костры ещё. Это вначале начальство опасалось разжигать, боялись привлечь агрессивную фауну или взвод зелёных инопланетных пожарных. Вдруг стат-барьер с той стороны проницаем. Позже разрешили – сначала свечи, потом костры. Так… мило было тренироваться при свечах. А при свете костров – камерно.

Некоторые из волновиков притаскивают сосиски, хлеб, маршмеллоу, беззаботно жарят их, словно туристы на отдыхе. Ладно, каюсь, я тоже притаскиваю, ххе.

Нас НЕ заставляют тренироваться.

Часть волновиков вообще не тренируется. Люди просто живут в штаб-квартире, время от времени принимают участие в исследованиях местных научников. Тренить не хочешь – говоришь об этом и ок. Можно даже причиной не заморачиваться: не хочу и всё. Да, я лично спрашивал народ. Да, посмотрят инструктора с укоризной, мол, что ж ты, юное дарование. Но мы ведь, люди морально стойкие солдатики. Хоть и не из олова, из мяса, как там в Звёздных войнах, мясные дроиды.

В моей группе “Пятнистых драконов”, блин, всё-то улыбает… ленивых нет.

Андрей тренит, потому что “быть магом круто”; Ирина зарабатывает деньги для семьи – с работы ей пришлось уволиться, служба теперь её основной доход. Валерий на прямой вопрос отвечать не пожелал, сказал, что у него, мол, есть свои причины. Кривых вопросов у меня не было, давить не стал. А я… я сапёр.

Ну вы помните, самый первый.

Как у Андрюхи, меня цепляет то, что “магом быть круто”. И пригоршня патриотизма а-ля “за родину”, “как хорошо быть героем – получи по первое, потом по второе”.

Я вам писал про “малую склонность к познанию”, не знаю, что это за пассивка, есть идеи. В один из походов за портал слово “интеллект” на стат-барьере мигнуло, сменилось на слово “концентрация”, потом отмигнуло обратно. И снова, знаете, как на неоновой вывеске, закоротившей от дождя, то горит, то вдруг гаснет, загорается через пару секунд. Подмигивание продолжалось… секунд 20ть? И закончилось. Что это значит, не знаю, в надпись потыкал, пытался попасть именно в слово “концентрация”. Моя интуиция неуверенно заявляет, что этот странный “сбой” – влияние пассивки.

– Народ, я на ту сторону, искать клад!

Мой энтузиазм ещё не угас. Утомлённые лица коллег.

Наша команда прибыла на заимку, на часах 15 минут двенадцатого. На той стороне большого портала тренируемся обычно до шести, потом 3 часа свободного времени: отдыхай, тренируйся с инструктором или у стат-барьера. Ужин в 21–00, дорога до заимки.

– Дядь Миш, я с тобой! – энергичный Андрюха.

– Пол первого вас крикнем, – Кирилл.

Хочется найти клад, хочется сохранить его в личном пользовании. Не имея возможности искать тайно, я – гений, не правда ли? – решил искать явно, напоказ. Но не выкапывать! Выкапывать как-нибудь потом, под сенью ночи, в благородном одиночестве. Организуя искательский процесс, я приобрёл баллончики с краской.

Краску взял специальную, флуоресцентную, дабы иметь возможность ночной ориентации. Определил радиус действия способности на минимуме маны, позаботился о перекрытии всей площади – с частичным наложением поисковых кругов друг на друга. И.

На той стороне заимочного портала квадратная (!) полянка, неестественная тишина, кусты, сосны и мы с Андрюхой. Большие такие вроде как сосны. Нашей общей зондер-командой за портал мы заглянули ещё в день первый, зачекинились, так сказать. Стат-барьер ближе к выходу, метрах в пятиста, из-за меньшего размера портала, я так думаю. Заходя нагибаешься, благо кромка у портала пружинит, не режет.

Говоря о том, что они нас “крикнут”, лейтенант говорит буквально – когда придёт пора готовиться к битве Кирилл засунет голову в портал и громко крикнет “Эгеей!” Акустика за порталом отличная, часов с собою у нас нет, они ломаются прямо как девушки.

Маловероятная ситуация досрочного появления крыс обговорена – мы должны остаться на той стороне и не атаковать. Проклюнувшиеся крысюки бегут в портал и не реагируют на окружение, иногда не реагируют даже на прямые атаки. Иногда реагируют, лучше стоять в сторонке и не отсвечивать, военные разберутся. Солдаты на стрёме, автоматы на Земле пока работают. Я не знаю, почему Кирилл не ходит на поиски с нами, не посылает солдат в наше охранение. Но это же хорошо.

– Какой сегодня квадрат?

– По порядку. Что там, А4, я так думаю.

Мы занимаемся этим – здесь почему-то хочется добавить – безнадёжным, но я сдержусь, ххе – делом второй день… вечер. Я думал заниматься этим ещё и ночью, после бойни, но это гон, конечно. Спать хочется очень. 20 шагов от выхода по прямой, где-то 9 метров? Встал, приосанился, кастую поиск кладов. Визуальных эффектов нет, волна омывает пространство, возвращается. Пусто. “Рисуй!” – приказываю своему верному баллончиконосцу.

А если клад будет глубоко под землёй? Это сколько ж копать придётся? Я – центр бытия, вокруг меня пацан рисует кривую окружность, щедро сбрызгивает белой краской попадающуюся под горячую руку траву. Температура руки – 36.6. Примерно. Надо тогда написать – под тёплую руку.

Круг замкнут, иду к следующей точке; Андрюха малюет на месте моего гордо-стояния букву “А”, цифру четыре. Первый ряд, литера “А”, завершён. Начинается ряд “Бэ”, потом начнётся “Вэ”, “Гэ”, “Дэ”, капееец, это займёт го-ды, го-ды! Во что я ввязался. 500 метров на 20–25 кружков – ДАЖЕ если тупо двигаться по прямой от портала до стат-барьера. А ведь кружки идут внахлёст. Надо придумать оптимизацию. Срочно! Пузырьки восстановления маны, рарные артефакты, эволюция умения, эээ…

“Вжжик!”

– это я закатываю свою губу. Всё, всё, тише, тише. Интересно, кто прячет вещи? Магия сама создаёт клады? Они УЖЕ там есть, когда я кастую? Или их нет, есть лишь шанс их появления? Как в играх – шанс выпадения лута. Монстр не ходит с шлемофоном в районе печени и кинжалом на +4 к ЧСВ в правой берцовой кости. Или ходит? Ему, наверное, неудобно.

Глава 51

Аккуратный подъезд.

Половички у дверей, цветочные горшки на стенах. Третий этаж, в домофон звонить не пришлось, открыла выходящая с мусором соседка. В смысле, с мешком. Чёрный такой, типовой. Без лейбла. Дзынннь. Звонок звенит, нет сладу…

– Привет, мам! —

я рад оказаться дома, в до боли знакомой квартире детства, отрочества, юности.

– Мишенька, привет, дорогой! Всё-таки приехал!

– Я же обещал!

– Михаил, здравствуй, сын! – отцовский басок, – Как добрался?

– Довезли с ветерком, на служебной машине! 2 часа и на месте, – улыбаюсь папе в ответ. Как же я по ним соскучился… подумал я и решил озвучить эту симпатичную мысль, —

Как же я по вам соскучился!

На стенах приветливо висят знакомые обои, в глаза кидается свежий календарь и новые блёсны. Папа коллекционирует блёсны, развешивает их в прихожей, на специальной, “выставочной” стене. Хоб-би. Когда я был маленьким, по этим блёснам учился считать, их было 20 с чем-то штук… сейчас же их число перевалило за две сотни. Дмитрий Иванович бы, наверное, заценил…

– А где это ты сейчас работаешь? Служебная машина? Ты же вроде подрабатывал в Макдональдсе?

– В Сабвее, пап. Тут такое дело, – настало время колоться, а я по-прежнему не фундук, – Вы садитесь, я вам всё сейчас расскажу. Вы ведь наверняка слышали о “волне”? Что именно?

Родители восприняли мои откровения на удивление спокойно.

Удивлены, озабочены, но ничего сверх. А я, признаться, опасался.

Мой отец бывает упёртым типом, несколько раз мы с ним крепко закусывались. Один раз он поймал меня курящим… я бросил, должен быть ему благодарен, вроде как. Другой раз мы сошлись в битве мнений на почве выбора вуза для поступления. Он хотел, чтобы я ехал в Москву, там перспективы. А я решил поступать в Новосибирск. Мама в такие моменты мечется между нами, пытается успокоить, примирить, поддержать обе воюющие стороны. Иногда у неё получалось. Я думаю, что больше всего от наших с отцом ссор страдает именно она. Впрочем, что это я о негативе – он всё же был редок, по большей части мы жили мирно и счастливо. Я серьёзно.

– Значит… хоть ты теперь и маг, но показать что-нибудь этакое тебе по-прежнему слабо? – подтрунивает надо мной смакующий малиновое варенье отец. Ради моего приезда мама, конечно же, распечатала прошлогодние запасы.

– Пап, я же тебе уже говорил, да, у меня есть татуировка, но активировать её мне не удалось, – этот ответ, в разных вариациях, я повторил уже 3 или 4 раза. Меня троллят. Впрочем, беззлобно.

– Ты сквиб! – да, зря я ему тогда “продал” книжку про ГП. Мол, пап, клёвое чтиво, зацени. Заценил, теперь к месту и не к месту поминает.

– Я волновик с неактивированной татуировкой. Но ты прав, чем-то моё положение напоминает положение сквибов во вселенной Джоанн Роулинг. Вот только сквибам приходилось куда тяжелее, их изгоняли, разрывали с ними все отношения. С нами же работают, обучают, пытаются помочь, найти способ активации; мне так и вообще куратор лично в руки… – упс, о грибах родителям знать не обязательно.

– Что лично в руки?

– Эмм… лично в руки… передал руководство группой волновиков! – я переобулся в воздухе. Вот что возросшая ловкость делает, – Группа маленькая, всего четверо, меня включая, и инструктор пятый. Зато мы дружные, ххе, мы даже придумали нашей команде звучное прозвище! Угадайте, какое?

– Пришли мы всей толпой в зоопарк, – на коленях кот Василий, глажу кота Василия я, – Контактный, на Заельцовской. Решили начать с чего попроще; Ирина выбрала цыплят, самых обычных, нам кивает, мол всё, я умение активировала. Мы ей – “На кого?”, она – “Вон на того цыплёнка”. “На какого того?” “На того, жёлтого!” А они там все жёлтые! Пищат, бегают по загончику за кусочками корма, и нифига не понятно! Пришлось на порося кидать по откату… Там такие тёмные, какая-то порода особенная.

Вы, кстати, тоже сходите. Вы когда последний раз в Новосиб выбирались?

– Да давно уже, Мишенька, давно, – отвечает мама, подливая в мою кружку чай, – Сашенька занят на работе, как время выдаётся, мы всё больше к Василине ездим.

Василина – младшая сестра отца.

Она с мужем и тремя детьми живёт в Мельниково, 60 км. от Томска. Просторный бревенчатый дом, хозяйство – гуся, куры, порося, чистый воздух и речка. Дядь Володя выпивает… но хозяйственный. Интернета нет, бяда-бяда. Сейчас может уже провели, ну или мобильное покрытие стало крепче, я у них не был 2 года.

– Ты, Миш, не думай, что Томск город маленький, что мы за новостями совсем не следим, – отец фыркает в усы, – Много нынче по ящику про волновиков говорят: и хорошего, и плохого. А я так скажу, – ружьё, оно и в руках праведника, и в руках подлеца одинаково громко стреляет, – пауза, – Ваша магия, она ж как ружьё. Кто-то с её помощью банки пойдёт грабить, кто-то родину защищать. Ты вот в армии не служил, не годен, а всё равно выпал случай – и пришлось, —

я не стал поправлять отца, говорить о том, что я “гражданский специалист”, по сути ведь он прав, —

Да не простым солдатом, м а г о м, —

отец как-то по-особому, смакуя, произнёс это вкусное слово, —

Видел я этих монстров, крыс, с которыми вы боретесь. Жизнь словно в фантастических романах стала. Как в книжках, что ты читаешь, маги, порталы… кто бы рассказал год назад, что так оно будет – не поверил бы. Мать с Ильинишной говаривала, так та всё своё талдычит – мол, раз вот это всё в мире есть, значит и Бог есть.

Смотрю сквозь кухонное окно на растущие во дворе верхушки тополей. Их в последние годы любят обрезать, тополя-евреи. Может и правда бог есть? Интуиция, ты у меня почти десятка, ау! Твоё авторитетное мнение, плиз.

Она говорила со мной невнятно,

словно вдрызг пьяна,

но день склонялся к закату,

а я склонялся к тому, что “да” говорит она. Мы сидим на кухне вдвоём с батей, мама, картинно ахнула, взмахнула руками, убежала к соседке – “занять баночку варенья, такой повод!”. Малиновое съели, муррр…

– Я тобой горжусь, сын, – без единой смешинки в голосе, глядя в глаза, – Защищать родину – это честь. Откуда бы не пришёл враг.

Я не знал, что на это ответить. Рассказать про свои метания, нежелание идти “сдаваться” государству, про то, что я серьёзно обдумывал вариант всё бросить и сбежать, спрятаться. Про свою тревогу, “паранойю”, что пришла как весна, но как весна, не ушла. Я кивнул, чувствуя комок в горле, предательские слезинки в уголках глаз. Отец никогда не говорил мне таких слов. Наверное, больше никогда не скажет.

А больше и не надо.

Глава 52

– Так точно, товарищ майор, полностью игнорирует воздействие умения.

– Как вы его удерживали? —

пальцы барабанят по столу, стимулируют сотрясением подушечек мозговые колебания.

– Мы накачали его мощным транквилизатором, поместили в клетку. Кожа у него грубая, но дротик пробивает.

– Пока пробивает.

– Так точно, пока пробивает. Расход транквилизатора втрое больший.

– По весу?

– Да, на тридцать килограмм, – пауза, – Товарищ майор, что по поводу Перилова?

– А что с ним? Пусть ищут. Если найдут будем думать. Михаил наивен, но не дурак, – майор оторвал глаза от экрана, взглянул на подчинённого, – Парень постарается ничего не найти. Понимаешь, о чём я?

– Какими будут наши действия? – лёгкая ухмылка играет на губах лейтенанта “Heathens”.

– Кольцо учёные изучают, результатов нет, – поджатые губы есть, – Сейчас у них для исследований есть другие “магические” предметы. Больше, так сказать, не горит. Они, конечно, будут рады любым новым цацкам, они ж как сороки, – мужчина тепло улыбнулся какому-то личному воспоминанию, – Новое и блестящее на лабораторный стол! Немедленно препарировать, ххе-ххе-х-э-э-э.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю