290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » По гриб жизни (СИ) » Текст книги (страница 11)
По гриб жизни (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 08:30

Текст книги "По гриб жизни (СИ)"


Автор книги: Александр Виленский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 23 страниц)

Глава 41

ЛИЧНОЕ ДЕЛО № 42ИН

Тимофеев Валерий Дмитриевич, 1977 г.р., русский; разведён, детей нет.

Рост 182 см, вес 94 кг, крепкое телосложение. Голубые глаза, коротко стриженные тёмно-коричневые волосы, бородка. Косой шрам ниже левой лопатки, 4 см.

Подробнее с.2.

Выпускник ГБОУ Московского района г. Санкт-Петербурга “Средняя общеобразовательная школа № 354”, СПб ПОУ «Обуховское училище № 4», столяр.

Последнее место работы – компания “Тристан”, старший складской рабочий. Характеристика положительная, исполнителен, ответственен, чистоплотен. Злоупотребляет алкоголем, не курит, наркотики не употребляет. Подробнее с.6.

Характер угрюмый, скрытный. Сирота; бывшая жена Двигова Наталье Михайловна, 1978 г.р. Подробнее с.3. От жены в полицию поступало заявление о побоях, не доказано. Состоит в студии исторического фехтования “Силуэт”, г. Санкт-Петербург.

Попал под эффект волны, имеет на левом плече татуировку в виде капли воды, активирована. Готов сотрудничать с государством.

Глава 42

Я подсел за его столик, шоркнули по серому керамограниту ножки стула. Во время еды угрюмый всегда садится за отдельный столик. Сутулится, начинает хлебать ложкой суп, он ест супы даже на завтрак, любитель смешивать водичку с нарезанными овощами и кусочками проваренного мяса. Он всегда их любил, или только после волны?

Влияет ли татуировка на сознание? Брр.

Надеюсь, нет.

– Валерий, нам надо поговорить, –

глаза смотрят на меня нечитаемым взглядом, не по-русски написано, арабский, кажется. Если бы я не знал, что глаза голубые, подумал бы, что нормальные, не заметил. Незаметно-голубые глаза, –

Михаил Александрович обещал предоставить нашей группе возможность убивать крысюков. Тренироваться, прокачивать умения и уровни, – бородка? Нет, уже борода. Не как у попа, конечно, короче, но хлебные крошки цепляет.

“Привет, крошка, поехали ко мне!” “А тебя не смущает, что я хлебная?” “Нет, я ведь Синяя борода, хе-хе-хе //злодейский смех” –

Я уважаю твоё желание быть одному, но… Командная работа, это когда люди работают вместе. Нам нужно лучше понимать друг друга, если с Ириной и Андреем мы познакомились, пусть шапочно, то тебя я совсем не знаю, – да мне даже “ты” сейчас говорить не комфортно, так и хочется выкнуть, —

Ни в столовой, ни во время тренировок мы не общаемся, —

поднимаю глаза, –

Я предлагаю тебе пересесть за наш столик и быть… немного более открытым, – неуверенная улыбка.

Молчание.

Меня пугает этот хмурый шкаф.

Но золотое правило менеджера – с проблемами надо разговаривать. Звуки, издаваемые ртом, успокаивают проблему, да не, шучу. Чтобы что-то сделать с проблемой, нужно думать, как проблема. Тоже не то.

Проблемы бывают говорящими – люди, женщины; и не очень – предметы, страхи, дети. Можно от них бегать, избегать, но, если не получается, если проблему хочется решить – нужно её понять, а для этого надо с ней поговорить. Симпатичная аксиома № 4 – у них – проблем – есть ПОЛОЖИТЕЛЬНАЯ мотивация.

Люди толкают тебя в толпе, потому что спешат, потому что их научили быть пунктуальными. Потому что они не любят, когда лицо начальника краснеет, язык противно шевелится в распахнувшейся пасти. И крику, крику-то. Женщина кидает в тебя тарелкой потому, что хочет внимания и немного беременна. Дети какают на кота, потому что хотят кушать, а кот дурак, кирпич падает на плечо, мазила.

1) Ты рассказываешь проблеме, почему она для тебя проблема.

2) Ты спрашиваешь у проблемы, зачем она так, слушаешь её не перебивая, не оправдываясь, не осуждая.

2.1) Если проблема немая, ты, кряхтя, “одеваешь её мокасины”, чешешь репу и отвечаешь себе сам*, —

Валерий, если ты по какой-либо причине не хочешь работать с нами в… команде – так и скажи, я хочу… понять твою позицию. Мы можем что-то с этим сделать, например, договориться с куратором о переводе.

Группа или команда, есть ли разница? Есть.

– Дядь Миш, ты компот не будешь допивать? – звонкий голос Андрюхи из-за соседнего столика. Поворачиваю шею, невольно улыбаюсь пацану.

– Буду.

Компот вкусный, сухофрукты первой проварки, неразбавленная классика. Но дело превыше. Шея встаёт на исходную, мы с Валерием смотрим друг другу в глаза. Неуютно, но проблеме нужно смотреть в глаза.

Конфронтировать.

– Валерий?

– Да, – лёгкий кивок тяжёлой головы, – Я готов работать в команде, – ропот отодвигаемого стула, тарелки на поднос, перенос.

You are welcome.

– Дядь Миш, продай мне Ухо-Медведь!

– Не.

– Ну пожалуйста.

– Так, давай я тебе ТРЦ Галерею продам, за 40 тысяч?

– Какие 40 тысяч, номинал десятка!

– Во-первых, не десятка, а 10 900. Во-вторых, по номиналу купить можно лишь на этапе строительства! – Ирина жизнерадостно улыбается. На ней бежевое платье ниже колен, белые кеды со шнурками под цвет волос. Бордовые, если кто забыл. Или это слипоны, не кеды? На тренировки и выходы за портал мы носим выданную нам форму, в столовую же обычно переодеваемся.

– Дядь Миш, ну продаай!

– Андрюх, отвали. Валерий, твой ход!

Кубики катятся по столу, четыре и пять, зелёная фишка на 9ть клеток вперёд, “Рулетка”. Играем в Монополию, Андрюха предложил, мы согласились. Андрюха прикольный пацан. Монополия, возможно, влияет на прокачку интеллекта, а ещё

++ командный дух, тимбилдинг. И это работает. Наш новый старый товарищ одаривает нас словами, он по-прежнему угрюм, но ауру “не влезай – убьёт” более не излучает. Или же мы привыкли? Прокачали сопротивление? Какой это тип урона? Магия негатива, площадный дебаф “Рядом со мною не хочется жить”, ххе.

*если репы под рукой нет, используйте картофель.

Глава 43

Он достаёт из широких штанин… Плечо. Я ему говорю – “Гражданин!” Он мне в ответ – “Чо?”“Штаны надели вы на конечность не на ту”.А он мне ТЫчет в лицо тату.

Майя Ковский-(с)

Глава 44

Мы в бревенчатом домике, потолки низкие. Головой не заденешь, но давят.

Я стал ближе к земле. Портал открыт, ждём часа.

Портал не наш, какой-то дед на старости лет угодил под волну. На печи своей избушки отдал богу душу, тело и портал завещал государству. Не запоминал его имя, каюсь. Погиб хозяин от естественных причин, крысы не виноваты, печка высоко, им, тогда маленьким, не достать. Указом щекастого группе Бэ-2 дозволено фармиться в этой локации, домик на окраине Бердска, город-стотысячник к югу от Новосибирска. Ночуем здесь, утром уезжаем на базу, вечером возвращаемся. Можно уехать в ночь, после экстерминации, но мы коллективно признали это субоптимальным.

Спать хочется, по карте от Бердска до Новосибирска 32 км., по факту от избушки с порталом до штаб-квартиры полтора часа.

Домик в стороне от города, в лесу на заимке, к нему бежит выдохшаяся 5-километровая грунтовка. Потом бежит обратно, так и бегает туда-сюда. К тому же штаб в Новосибирске расположен в противоположной от Бердска части города.

На заимке несколько домов, баня и пара сараев. В доме с порталом 3 комнаты, две побольше и маленькая – её мы сразу уступили Ирине. На остальные тянули спички, мне – о счастье – досталась дальняя комната с порталом и 2мя квадратными окнами. Она сообщается с центральной, где Кирилл, Валерий, печь и плазма. Крепкий кухонный стол укрыт цветастой скатертью, красный уголок, на стенах иконы, в центральной комнате что-то вроде “красного угла”, ну, как я его понимаю: низенький столик, на нем свечки, лампадки, образа.

По тиви идёт “Вечерний Ургант”, Андрюха с одним из солдат караулят портал, лейтенант читает, я сквозь проём межкомнатной двери наблюдаю переливы красок. Где-то 30 на 30, в теории к нему приплюсуются наши порталы, он вырастет, и только потом из него полезут крысы. Не сразу. Но я всё равно волнуюсь.

Угрюмый сказал, что у него 2 уровень татуировки и 10ка в силе. Умение “малого якоря” позволяет шкафу магией вцепляться в землю. Коня на скаку остановит, но живого места на коне не останется. И на нём. Про паровоз вообще молчу. Первое правило паровоза – никому не говорить про паровоз. Умение в теории стакается с ношением щита, именно поэтому Валерий с самого начала затребовал себе оный предмет экипировки. У него и до волны имелся опыт средневековой боёвки, это плюс. У меня, Ирины и Андрея опыта кот наплакал, это минус. Коты плачут, когда нюхают лук? Ирина, несмотря на активированную татуировку, крыс ранее не убивала.

Настоящая женщина при виде агрессивных зверьков прыгает на табурет, визжит; мыши маленькие, муж и сын легко от них убегают//зачёркнуто с ними справляются. Точку зрения бухгалтер вынужденно сменила, она обещает не смотреть на мир сверху вниз, она готова нести хаос и смерть. Андрей тоже считает себя готовым, он говорит, что крыс ранее убивал. Но я всё равно волнуюсь. На лице парня эмоциональный микс… решительность, тревога, проблески паники? Злость?

Хочется подойти, потрепать блондинчика по макушке, но он жеста не оценит, я так думаю. А я, ну а что я. Готов убивать крыс, лелею надежду на то, что даже без активации татуировки волновик-крыстребитель получит награду; что-то мне… нам! всем дадут.

Тихо! Не мешайте мне верить в хорошее, я жду своих плюшек с малиновым вареньем, пожалуйста. Рояль? Да, подойдёт, заносите, что?? В кустах? Ок, сейчас спущусь.

– Начинается!

Малый портал, на полу замазаны герметиком пулевые отверстия, вмятины от чего-то острого. Радужный квадрат расширяется, солдаты занимают позиции. Двое по углам, кто-то на улице, страхует окна? Двое в центральной комнате, дверь открыта, пружина снята, полено на полу в качестве распорки.

Из комнаты вынесено всё лишнее, из мебели лишь пара кроватей и табурет. Бревенчатая стена с торчащей из стыков паклей, на ней радужный квадрат. План:

я и Валерий слева и справа от портала, мечи наголо, у угрюмого + щит.

Андрей и Ирина с арбалетами у двери. Солдаты страхуют.

У них в руках холодняк, помещение маленькое, рискуем пострелять друг друга. Автоматчики только на улице. Кирилл в центральной комнате, читает книгу. С холодным оружием военные на “ты”, я видел, как они тренируются. Может мне завтра с ними вместе? Рост портала остановился, метр с кепкой? томительное ожидание. Враг не виден. Проклёвывается, тьфу, из грибов. Ну, Михаил Александрович, если это всё же розыгрыш…

Я спрашивал Серёгу, тот ничего не говорит, угарает. Они сказали, что вчера из малого портала вылезло 4 крысы размером “со взрослого мопса”. Блин, как вообще выглядит мопс? Сс…собака. Из общего портала значит где-то 20 крыс, математика, наук царица. Ещё вожаки. Но и мы не лыком шиты. Не знаю, из чего нас шили, но у нас есть защитная одежда, и её хрен прокусишь – лично не кусал, согласен, недоработка. У нас есть берцы, защитные перчатки, неудобный шлем и горжетка. Это против тварей рулит, но они растут.

И нам пора.

– Первый! —

Крысюк вылазит из портала, пара шагов, стопэ. Привыкает к освещению, принюхивается?

– Мой! – кричу, опуская меч. ***ть, мимо. Монстр рвётся вперёд, в сторону двери, на Ирину с Андреем, я зацепил ему хвост. Крысе это не понравилось, она тормозит, поворачивает морду в мою сторону, получает в грудину арбалетный болт. Первый фраг, радостный “йес” Андрюхи; я не оборачиваюсь, но знаю: разряженный арбалет парень передаёт назад, получает у солдата другой, уже взведённый.

– Хрясь! – пополам. Валерий крут. Следую примеру бородача, страйк, удар нанесён с грацией пьяного кольщика дров, неточно и мощно. Может мне молот освоить, ххе? Не успеваю разрубить третью, она “оживает”, вцепляется в штанину. Не прокусила, нет, но я торможу, мне мешают сомнения в фехтовальных навыках и нежелание втыкать меч в голень. Судорожно пытаюсь скинуть вцепившуюся тварь, из портала лезут новые, курят, две несутся в сторону выхода, две к Валере, одна ко мне. Шагаю назад, решаюсь махнуть мечом, есть! тело мертво, челюсти и полутушка болтаются на собранной в складку ткани. Отмахиваюсь левой рукой, крыса прыгает, целится в шею? Задеваю мечом потолок, ***ть, мимо, даже не близко, тварь отскакивает, скалится.

– Отвали, падла! – кричу, адреналин, злоба, прицельный пинок правой, супостат летит низко, недалеко, в сторону Валерия, угрюмый успевает среагировать (!), крыса превращается в мясо. Отбиваюсь от следующей парочки, маятниковые движения лезвием, кончик опущен вниз, стою полубоком, готовлюсь сбивать прыгающих тварей левой. Шлем мешает обзору, но снимать – неет, ищите дурака, – Нна!

А ведь в этом бою мне НИЧЕГО не угрожало. Жизни так точно. Запыхался, перенервничал, крысы молча наступали, рассекались острозаточенной сталью. Пока я разбирался с противной парочкой всё уже и закончилось. Вожака застрелили сразу по выходу, Ирина вроде. На моём виртуальном счету 5 крыс и прокушенная штанина. Спасибо щиткам на голени и предплечьях, даже синяка не будет, давление распределилось по всей поверхности. Или соскользнуло? Осматриваю поверженных врагов. “Могут и прокусить с такими зубами”.

И это я не говорю про вожака, тот вообще огромный.

– Надо всё убрать, – Кирилл с интересом осматривал трупы, – Андрей, вырежи болты.

Белобрысый кивает, достал нож, приступил к выполнению задачи. Такой серьёзный, ответственный, ххе. Ххе, ха. Хха. Что-то меня на смех тянет, нервное.

– Миш, ты как, нормально? – лейтенант что-то углядел в моём лице. Шлем я снял, держу его в левой руке. Положить на кровать? Но на нём тоже кровь.

– Нормально, – а голос хриплый.

Да не, правда, всё нормально. Я мог… да, мог спокойно воспринимать порубленную на куски крысятину. Просто она пахнет, и крови так много, —

Всё нормально. Я сам этого хотел. Реальных тренировок, ***ть. Смотрю на остальных членов группы. Моих подопечных, ***ть. Бледное лицо Ирины, покер-фейс Валерия, энтузиазм Андрея. Взгляд на лица солдат, те спокойны, привычны к таким “аттракционам”. Рыбы в подсолёной воде. Я ведь с Димкой крыс убивал, я смотрел на бойню в “актовом зале”, но здесь оно… оно слишком близко всё, слишком много, быстро. И всё мне, ххе.

– Меня, кажется, тошнит, —

Ирина прикрывает ладошкой рот, спешит на выход. Слишком кроваво оно всё. Когда мы их с Витязей стреляли, всё было цивильно. Маленькие, аккуратные ранки, капельки крови, дырки в полу и стенах, это не воспринималось так ярко.

– Оденьте перчатки, —

латекс, защитные снимаем, резину натягиваем, дунуть внутрь не забудь и в путь. Грязное дело уборка, особенно такая, как сейчас; можно было бы привлечь солдат, я так думаю, или ещё кого, но Кириллу виднее. Да и солдаты не горят. “Убирай за собой”. “За собой убирай!”. “Убрал быстро!”. “Э, слышь, фшить?”

Крупные куски мяса руками вкладывали в большие чёрные пакеты, требуху и кровь собираем совочками, впитываем тряпками, их тоже на выброс. Совки моем во дворе, вода ледяная, 20 минут и комната обретает божеский вид, остаётся лишь еле заметный запах. Крови. Окна открыты, пол посыпали антисептиком. Новых дырок в полу нет, сработали “чисто”.

– Андрюх, как там Ирина?

Глава 45

– Алло! Это Михаил?

– Да, слушаю.

– Здравствуй, Миш! Это Дмитрий Иванович, мы с… вами и вашим другом Дмитрием на рыбалку ездили вместе, месяц как.

– Ааа, здравствуйте, – мой голос теплеет, я узнал собеседника, – Как ваша рука?

– Зажило всё, как ни бывало! – слышу его улыбку, – У вас как?

– Всё хорошо… Тренируемся, —

в трубке повисло неловкое молчание. Ловкое бы не повисло, подтянулось.

– Михаил, я ведь тогда проговорился, – шумный выдох, – Меня, когда врач спросила откуда укус, а я ж ляпнул – крысиный, потом по глазам её всё понял. Отнекивался, ничего не знаю, что за крыса такая, откуда взялась, почему у неё такие большие зубы. Прямо как волк и красная шапочка… Алина Флусовна, это врач, у них ориентировка по больницам была на магических крыс. Они на плече у меня татуировку искали, я в сознании был, хоть и ослабел от кровопотери. Я через пару дней только узнал, что вас забрали.

– Дмитрий Иванович. Я вас ни в чём не виню.

– Это приятно слышать, Михаил, – трубка улыбнулась, – Право дело, мне очень неудобно, ведь я обещал молчать. Я поэтому и не звонил так долго, хотя должен был. Как минимум, поблагодарить вас за спасение жизни.

– Дмитрий Иванович, какое спасение жизни! Мы просто отвезли вас в больницу.

– Для кого-то это просто, кто-то этого бы не сделал. И ещё, – менеджер сменил щекотливую тему, – У вас там точно всё хорошо, может быть, я могу чем-то помочь? Магом ведь быть теперь опасно.

– Что вы имеете в виду?

– Ну я про террористов, зелёных. Которые грины.

– Что за террористы?

– Михаил, вы что, телевизор совсем не смотрите? – мужчина возмущён, – Только на днях убили троих волновиков, двоих в Москве, одного в Калининграде. Одного убийцу вроде задержали, но там неясно, женщина пока лишь подозреваемая, может не она вообще!

– Я… в последние несколько дней выпал из инфополя, – в черепе крутилось много

куда более резких ответов, “КАКОГО ХРЕНА?”, ”Что ***ть, какие в **ку душу зеленые??”, но я, как человек культурный, оставил их себе, – Спасибо за ваше беспокойство, Дмитрий Иванович! У нас здесь всё тихо.

– Хорошо.

Я, тогда, наверное, не буду вас отвлекать.

Михаил, вы, если что, заезжайте на чай, я живу на Гагаринской, вы мне наберите заранее?

– Спасибо за приглашение, – вряд ли, конечно, но, – Это ваш личный номер?

– Да, личный. И… Михаил, передайте, пожалуйста, мои искренние извинения вашему другу Дмитрию.

Разговор окончен, смакую послевкусие беседы. Во-первых, мы снова на “вы”. На рыбалке общались на “ты”, мужик хороший, правильный. Во-вторых, он здоров и не держит зла. В-третьих, из мухи менеджер раздул слона, шмеля раскачал в носорога. Это ж какие должны быть анаболики.

Кого-то там в Москве и Мамоново убили, это печально. Но в столице убитые вроде как не волновики, в Калининграде же преступление совершено на почве ревности – если верить официальным источникам, в частности, УМВД России по Калининградской области. Подозреваемую уже задержали. Магом быть опасно, но не более, чем быть человеком. Те, кто “за” нас, зовёт нас волновиками, новыми магами и экстрасенсами; те – глупые, противные, несознательные граждане, фу таким быть, – кто “против” нас, обзывают нас мечеными, проклятыми. В Омске волновик подал заявление в полицию о том, что “хулиганы” обкидали его яблоками. В Питере состоялся митинг, человек 200, что-то про необходимость большего над нами контроля.

“Зелёные террористы” – вбиваю в поиск. Бла, бла, “Скажи НЕТ мутантам!” – видимо, нам? Очередные ****утые.

– Дим, привет! – я поймал друга на раздаче.

В руках ушастого поднос: пара весенних салатиков, двойной компотик, сырный соус, филе сельди в масле с кусочками ароматного, мелко нарезанного укропа; позади и чуть сбоку я; впереди очередь и светлое будущее. Моя еда частично на столе, частично уже в животе, я сегодня ранняя пташка.

– Привет, Миш, – спортсмен улыбается, кивает. Он и раньше был выше меня, шире в плечах; сейчас и подавно. Свободные очки характеристик идут ему на пользу, попа орех, бицепс нуга и карамель.

– Как у тебя дела?

– Всё клёво. У меня уже пятый! – самодовольное лицо. Аррр.

– Поздравляю, – ну а что тут скажешь, молодец человек. Эх, – Пойдём за наш столик, расскажешь, чё да как?

Пауза.

– Не, Миш, я со своими. Мы сейчас быстренько поедим, да побежали.

– Ну… окей, – кажется, я не смог скрыть разочарования, —

Да, тебе привет Дмитрий Иванович передавал.

– Кто? А, стукач.

– Да не сдавал он нас! Он лишь сказал врачам, что его укусила крыса!

– Да, да, не сдавал, – он меня перебил, отбросил, как что-то несущественное. Скептический хмык, кивок, нагруженный снедью поднос покачивая боками-бёдрами утягивает Димку прочь, к столику его команды. Поговорили.

За его столиком рыжая стерва, бурят, разодетая школьница, ещё одна круглолице-пухлощёкая женщина, с нею рядом долговязый монгол? и его внимательные, прищуренные глаза. Я не стал бодаться, отвернул взгляд, двинулся к нашим. Команда Бэээээ-2, что у нас за название, блин!

– Народ, давайте как-нибудь назовём наш… сплочённый коллектив?

Кирилл помешивает недоеденный вермишелевый суп, Валерий увлечённо жуёт хлеб, Андрюха втыкает в мобильный, Ирина ушла на раздачу за добавкой.

– Что ты имеешь в виду? – поднял глаза лейтенант.

– Мы же, типа, команда Б2?

– Да, это оперативное название.

– Давайте назовёмся иначе, не так, хм, оперативно. Подлиннее, покруче, – вдохновляюще вращаю в воздухе кистью правой руки, призываю. собеседников самим дорисовать мою гениальную идею. Я муза.

– А я за! – восклицает Андюха, – Великолепная четвёрка!

– Тогда уж пятёрка, Кирилл ведь тоже часть команды, – поправил я политически некорректное подрастающее поколение, – И пафосно капец.

– Зачем нам нужно название? – меланхоличный голос Валерия.

– Шоб было! – аргументирую, – Звучное название – это флаг, это брэнд. Семечки подсолнечника жареные марки “Жара” стоят дороже семечек без марки, в пакете без опознавательных знаков.

Даже если их пакуют в одном и том же грязном подвале.

– Интересное сравнение, – усмехнулся Кирилла, – Что люди патроны, я слышал, а вот люди-семечки это новое. Жизнь нас разгрызает, забирает самое ценное и выплёвывает, – задумчивый тон его голоса.

– Я не это имел в виду.

– Я согласна с Мишей, – Ирина вернулась за наш столик, – Название влияет на сплочённость коллектива, помогает самоопределению каждого его члена. У нас на работе проводились психологические тренинги.

– Давайте, предлагайте варианты! С каждого по пять минимум, я ТАК думаю.

– “Герои меча и магии”, “Драконы”, “Красные комиссары”, “Пираты”, – блондин.

– Давай ещё одно, – теребя последний несогнувшийся палец требую я.

– “Мушкетёры”.

– Тебя всё на число четыре тянет.

– “5 мушкетёров!”

– Следующий! – сказал заведующий (я).

– Давайте я, – Ирина, – “Белый щит”, раз. Так, “Щит света”, два.

Амм…

Амм… (х2).

– Думай дальше. Андрюх, у тебя ручка-блокнот есть? Запиши плиз.

– Я в телефон, дядь Миш!

Никак не могу привыкнуть к его “дядьканью”, не настолько уж я и старше. Я его просил обращаться ко мне по имени, но блондин упорствует.

– “Сириус”. Это самая яркая звезда. И звёзды мы рисуем с пятью лучами. И… мы, вроде как, за добро, – робкая улыбка на бородатом лице.

Блин, не разу не видел, как он улыбается. Когда в монополию играли, сидел бука букой. Есть такой издатель компьютерных игр, “Бука”. Они так назвались в честь надувшихся школьников? у которых родители-тираны бессовестно изъяли шнур от монитора.

Ничего предки не понимают, я же им говорю, сейчас поиграю, и потом сделаю домашку. И посуду помою. И лук почищу. Да щас, щас.

– Можно назваться “Новосибирский экспресс”, – протянул Кирилл, – Мы быстро, – щелчок пальцами, – Реагируем на опасность. Ну или что-то приземлённое, “Когти”, “Пять сердец”.

–“Пять сердец” из камня и глины. Ну, при-ЗЕМЛЁ-нное. “Пятница”. Пять, – растопыренная ладонь, – Ница. Ницца.

– “Пятничные драконы!”

– Андрюх, какие драконы!

– Пятничные! – две растопыренных ладони мне ответ.

– Десятничные.

– Всё, доедаем, пора на ту сторону, – ноготком длинного указательного пальца лейтенант дважды стукнул по стеклу наручных часов, – Позже решим.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю