290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Помощница для профессора (СИ) » Текст книги (страница 14)
Помощница для профессора (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 18:30

Текст книги "Помощница для профессора (СИ)"


Автор книги: Жасмин Майер


Соавторы: Аля Кьют



сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 16 страниц)

Я старалась не смотреть на Рому, пока произносила речь. Есть только судья, а лишние эмоции потом, к тому же на железном сейфе надежный замок, и он не даст им прорваться сейчас.

– А ты молодец, Насть, – признался Ник, косо глядя на меня. – Не ожидал.

Я могла бы многое ему сказать, но не стала. Я тоже не ожидала, но теперь я даже научилась затыкаться вовремя. Ник не принес извинений, да мы и не лучшие друзья. Просто клиент, даже не мой.

Я позволила себе взглянуть на Рому только, когда все кончилось и кончилось хорошо. Он улыбался, и даже бронированное железо на моем сейфе, в котором теперь глухо стучало мое сердце, дало трещину. Нет-нет, не сейчас. Еще рано. Пришлось залатать дыры и просто кивнуть ему в ответ. Не бросаться в объятия, не виснуть на шее и не целовать в губы, благодаря за этот шанс. Рома и так знает, насколько это важно для меня. Иначе не доверил бы вести это дело.

В коридоре нас окрикнул Авдеев. Тот самый препод по уголовке, у которого все мечтали стажироваться. Рома приветливо улыбнулся ему и пожал руку, но тут же отошел, чтобы принять звонок. Я хотела удрать вместе с ним, но Авдеев был настроен поболтать.

– Поздравляю, Насть. Шикарное дело вы провернули с Романом Андреевичем.

– Спасибо, Дмитрий Александрович. Мы старались. Нику дали минимум.

– Слышал, ты сама вела клиента?

– Роман Андреевич все контролировал.

– В этом не сомневаюсь, – хмыкнул Авдеев. – Как ты вообще к Исаеву попала? Я думал, ты ко мне хотела на практику.

– Так вышло. Почти случайно, – отмазалась я общими фразами, чувствуя себя не в своей тарелке.

Мне бы радоваться такому пристальному вниманию со стороны другого преподавателя, но почему-то не получалось.

– Так ты у Исаева на постоянной основе? – продолжал Авдеев допрос не хуже следователя. – И много платит? Но, наверное, и по поручениям гоняет, так? В химчистку там или за кофе.

– А вы с какой целью интересуетесь? – не выдержала я насмешки в его голосе.

– Разумеется, с практической, Тихомирова, – и глазом не моргнув, ответил Авдеев. – Я на тебя рассчитывал этим летом, а Исаев, подлец, увел из-под носа, можно сказать. Судя по всему, ты намного способнее своих одногруппников, раз Роман Андреевич доверил тебе дело самого Ника Рида. Так что вот, – Авдеев протянул мне визитку. – Я бы хотел увидеть тебя стажером в своей фирме. Много денег не предложу, но позволю практиковаться без ущерба учебе, а с занятостью Исаева тебе подработка параллельно учебе не светит. У тебя ведь выпускной курс? Диплом, так?

– Д-да, – запнулась я, принимая карточку.

– Ну вот позвонишь, если будет интересно.

– Ладно. Спасибо. До свидания.

Я кивнула и развернулась, чтобы пойти на ватных ногах к выходу на парковку.

Меня разрывало от противоречивых эмоций. А еще я не знала, стоит ли говорить о предложении Авдеева Роме.

Мне и не пришлось решать это прямо сейчас.

Босса в машине не оказалось.

Василий сказал, что Исаеву внезапно позвонили, и он сбежал на встречу. Жизнь и работа продолжаются. Это у меня первая победа, а сколько их было у Ромы… Интересно, выскакивало ли у него сердце после первого удачного дела так же, как у меня? Хотелось ли улыбаться всему миру, потому что казалось, что ты всесильна?

Хотелось поговорить с ним, потому что знала, Рома поймет мои чувства, но его рядом не было до самого вечера. С одной встречи Рома отправился на другую по расписанию, и выходило, что увидимся мы только дома. Куда Рома должен завернуть только ради того, чтобы переодеться на мероприятие.

К вечеру моя эйфория улеглась, но обида никуда не делась. Она рвалась разъяренным бизоном из железной клетки, в которую я ее посадила еще утром, но я сдерживалась из последних сил. Это мог быть настолько замечательный вечер… Мое первое успешное дело, наш первый выход в свет. Рома в смокинге, я рядом с ним, в красивом платье.

Звон открывающихся дверей вернул меня в реальность, в которой я встретила Рому, вернувшегося домой.

– Я быстро в душ, – распорядился он. – Ужинай без меня.

Я бы скорее расколотила половину тарелок, чем запихнула бы в себя хоть кусок, но пришлось снова взять себя в руки. Молчать, Настя, главное молчать. Истерика и скандал не улучшат положение.

Я снова открыла роман Тойфеля. Эта книга всегда меня успокаивала. Как вдруг услышала, что звонит мой собственный телефон. Это был Василий.

– Настя, босс занят?

– Он в душе.

– А блин, а я звоню, ему звоню. Насть, спроси его еще раз адрес, по которому мне надо забрать его даму. Я вбил в навигатор, но ошибся, судя по всему, потому что кружу уже полчаса по району, а номер дома найти не могу. Если так пойдет, то опоздаю к чертям, и Роман Андреевич меня убьет.

– Даму? – повторила я.

– Да, его «плюс один» на мероприятие, Ангелина Славская. Не тупи. Скорее! Я ведь не только должен ее забрать, но и привезти к вам.

Я подошла к заветной спальне и постучала.

Рома открыл в одном полотенце, почти как в тот раз на бортике бассейна. Со взъерошенных волос капала вода. Грудь вздымалась.

Держись, чертов сейф, пожалуйста. Продержись еще совсем немного.

– Это Василий. Ему нужен точный адрес, – произнесла я чужим голосом и протянула Роме свой телефон.

– Да? – хрипло отозвался Рома, выслушал объяснения водителя и сказал: – Да помню я и так адрес, не нужно мне ничего нигде искать. Там дробь, Вася. Ты забыл про дробь… Да, жду.

Я услышала короткие частые гудки. Мое сердце билось точно также. В груди болело. Кажется, ни замок, ни сейф не удержали ту эмоциональную бомбу, что только что взорвалась внутри меня.

Ангелина Славская. Его бывшая, про которую упоминала еще мама. Рома позвонил ей и пригласил на мероприятие.

Женщину, адрес которой он до сих пор очень хорошо помнит. (21450)

Рома вернул мне телефон. Его пальцы на миг обожгли меня своим прикосновением.

– Настя… – начал он.

– С меня достаточно, Рома. Я увольняюсь.

Глава 33


Развернувшись на пятках, я отправилась в спальню, чтобы собрать вещи. Как ни странно, Рома последовал за мной.

– Насть, очень плохое время, чтобы устраивать концерт, – процедил он сквозь зубы, явно сдерживаясь из последних сил. – Мне нужно уходить.

– Забавно, но мне тоже.

– Если ты рассчитываешь, что я буду умолять тебя остаться…

Я презрительно фыркнула, закатив глаза.

– Рома, я о таком даже не мечтаю. Твоя программа точно не допускает коленопреклонения и уговоров. Ты привык командовать, отдавать приказы, раздевать и властвовать. Да, Ром? Ох, даже не отвечай!

Я отвернулась к шкафу и достала свой рюкзак.

– Настя, – тише отозвался Рома. – Я могу все объяснить, но не сейчас.

– А я вот могу уйти прямо сейчас. И уйду.

Я слышала в его голосе просьбу, но слова мне не нравились. Конечно, он хочет, чтобы я осталась. Он привык. К хорошему быстро привыкают. Я его почти не бешу, знаю все заскоки, справляюсь с работой. А еще ему каждый день есть в кого сунуть свой потрясающий член. Ведь идеально сложилось все, Роман Андреевич, верно?

Только я не резиновая кукла-помощница. Я человек. И с меня хватит.

Рома подошел ко мне, забрал вешалку из рук и схватил за запястье, но сам поморщился, потому что сделал это правой рукой, которая еще болела.

– Прекрати, – проговорил он, отпуская мою руку. – Пожалуйста.

Он взял мое лицо в ладони, погладил скулы большими пальцами. Я прикрыла глаза, чтобы не видеть его внимательного синего взгляда.

– Насть, Настя, хватит. Не плачь, – шептал он, сцеловывая мои слезы.

Я всхлипывала, готовая безвольно повиноваться всем его требованиям. Опять. Я хотела простить все. Пусть идет на бал с какой-то другой женщиной, пусть не признается мне в любви, пусть я буду комнатной удобной собачонкой, которая будет делать все, как он попросит…

Но тут из его спальни раздался сигнал мобильного.

– Это Василий, – выдохнул Рома мне в губы вместо поцелуя. – Я должен идти. Пожалуйста, не сходи с ума. Я вернусь, и мы поговорим.

Я сделала шаг назад, отстраняясь, избавляясь от его рук и близости, которая затуманивала разум.

– Нет, – проговорила я четко, задрав голову, смело глядя ему в глаза. – Нет, Роман Андреевич. Большое спасибо за бесценный опыт. Это было незабываемо. Но теперь все закончилось.

Он сделал шаг ко мне, но потом опомнился и сам остановился. Рома сжал губы в тонкую линию, кивнул и вышел из комнаты, больше не говоря ни слова.

Я оцепенело слушала его отдаляющиеся шаги. Через пять минут хлопнула дверь, и Рома уехал вниз, оставив меня одну.

Я стащила с себя костюм и шелковую рубашку, сбросила дорогие туфли. Нашла самые простые трусики и бюстгальтер. Откопала в недрах шкафа собственное джинсовое платье, которое сбросила туда после стирки.

Среди красивых и дорогих туфель нашлись и мои босоножки.

Слезы снова покатились по щекам. Я смахивала их, но продолжала собирать вещи. Рюкзак у меня был небольшой. Много не унесешь, но я и не собиралась цепляться за шмотки, которые он мне покупал. Взяла только те, которые принадлежали мне. Их привезла Таня в то самое первое утро.

Открыв «Букинг», я ткнула в первую попавшуюся квартиру, чтобы снять посуточно. На первое время сойдет, пока не подберу что-то постоянное.

Судьба была благосклонна к моему дезертирству. Я договорилась с хозяйкой о встрече через час, умылась и спустилась вниз.

Ключ просто оставила в чаше, где Рома хранил свой.

Кивнув портье, вышла из высотки, чтобы отправиться к метро. Никаких больше майбахов. Хватит с меня. Достаточно.

Я заселилась быстро и без проблем, сбегала в ближайший супермаркет, чтобы купить поесть. Хотя вероятность того, что смогу проглотить хоть крошку, равнялась нулю.

Я не выпускала телефон из рук, глупо надеясь, что он позвонит. Держала мобильный рядом, когда раскладывала продукты в холодильнике, а вещи в шкаф. И, разумеется, сразу же бросилась проверять звонки, едва вышла из душа.

Но – нет. Рома не позвонил.

Я гнала от себя мысли о том, что, на самом деле, он не забыл эту Ангелину. Свою первую и единственную любовь, возможно, именно так это звучало со слов его мамы, когда она сетовала, что после их расставания Рома стал напоминать робота.

Каким же он был до нее? Я никогда не узнаю. Со мной он остался прежним.

Наверное, и Ангелина к нему не ровно дышит, раз сразу откликнулась на приглашение. Разумеется, она – роскошная женщина, которой достаточно поманить Исаева пальцем, и он прибежит к ней через годы и расстояния. Она – не я, глупая наивная помощница.

Ночью я спала плохо. Только и думала о том, что Рома из мести приведет эту Ангелину домой. Заведет ее в свою спальню, ведь не зря он так ни разу и не позвал меня к себе, а спал со мной только в моей постели. Может быть, именно сегодня, благодаря нашему разрыву, у них все наладится.

И Рома вернет себе счастье. Ведь уж кто-кто, а эта женщина наверняка умеет делать незабываемый минет. Хорошо, что я не опозорилась хотя бы в этом.

Я заснула только под утро, в слезах и соплях, проклиная тот день, когда села в машину Стасика и отправилась догонять профессора Исаева.

***

На следующий день мне предстояло найти себе постоянную квартиру. Временная хозяйка уже звонила, ее звонок и разбудил меня. Я подпрыгнула с бьющимся сердцем, надеясь, что это Рома, но она желала только уточнить время, когда я сегодня съеду.

Каким-то чудом я не забыла спросонья спросить, согласна ли она на долгосрочную аренду, квартира меня устраивала и обустройством, и расположением, но цена была высокой.

Значит, сегодня все-таки придется съезжать.

Я поплелась в душ. Увидела в зеркале заплаканную и опухшую физиономию, и подумала, что с таким лицом мне только возвращаться домой. Квартиры мне никто не сдаст.

У Ромы я многому научилась, и, прежде всего сейчас мне стоило взять пример с его самоконтроля. Не время раскисать. А возвращаться домой побитой собакой я точно не намерена.

Так с помощью льда из морозилки и масок из сподручных средств, вроде яичного белка и желтка и огурцов, уже через час я перестала напоминать нелюбимую жену Чингисхана. Опухлости вокруг глаз исчезли, и я смогла взглянуть на мир нормально.

Но мое везение, кажется, закончилось. Хорошие варианты на «Букинге» уже были или сданы, или стоили огромных денег.

Я проверила состояние своего счета и бешенство взбодрило меня лучше кофе. Рома заплатил мне за какой-то месяц невероятную сумму.

Но мои возмущения были глупыми и запоздалыми. Исаев перечислял мне еженедельно одну и ту же довольно круглую сумму еще до того, как стал спать со мной. После сумма не изменилась. Даже не возмутишься, что так Рома расплачивался со мной за мои «особые услуги». Пока я жила с ним, деньги тратить было не на что, поэтому за почти пять недель стажировки у меня скопилась приличная сумма.

Можно было не останавливаться на каком-то обшарпанном углу в коммуналке, а выбрать сносную однушку, пусть и не в центре. Чем я и занималась, снова и снова изучая объявления.

А Рома…

Рома не звонил.

За это время я узнала его достаточно хорошо, чтобы не питать иллюзий. Исаев не тот, кто будет бегать за мной.

А уж если эту ночь после бала Рома провел вместе с Ангелиной… То о звонке не стоит и мечтать.

Покрутив в пальцах визитку, я все-таки позвонила Авдееву. Рома платил мне очень щедро, но и этих денег не хватит навечно. Мне нужна работа, а Дмитрий Александрович предложил все это еще и с возможностью совмещения.

Собственно, я ведь мечтала именно об этом, только шла к мечте очень странным путем.

Авдеев моему звонку не удивился и даже не стал ничего не расспрашивать о моей стажировке у Исаева. Это было немного удивительно, ведь еще вчера он видел меня в качестве Роминой помощницы.

Дел у Авдеева было много. Он не справлялся со всеми и был готов добрую часть переложить на мои хрупкие плечи. Все очень знакомо. Правда, уголовной практики оказалось намного больше, чем у Исаева, но я была готова на все, лишь бы работать и получать опыт.

Мы договорились о начале сотрудничества с понедельника и на том распрощались. Еще несколько часов я провела, шерстя квартиры в районе, где располагался офис Авдеева. Безрезультатно.

Пора было съезжать, но идти при этом совершенно некуда. Я уже думала о том, чтобы снять эту квартиру на еще одни сутки, когда мне позвонили из агентства недвижимости и предложили посмотреть еще вариант. Я оставляла контактный номер стольким агентам, что этот звонок меня даже не удивил.

Распрощавшись с нагрянувшей хозяйкой, я поехала по адресу. Это был вариант пан или пропал. К тому же, взглянув на фото, я заинтересовалась. Цена была приемлемая, недалеко от МГУ и офиса Авдеева одновременно. Идеально.

Все оказалось еще лучше, чем на фото. Хотя обычно случалось наоборот. Я спросила, можно ли въехать прямо сейчас, несильно надеясь, что мне повезет.

Агент к моему изумлению легко согласился, тут же выдал ключи, забрал мой паспорт, задаток и уже через два дня я подписала документы на аренду. Ух ты, а вот и долгожданный грузовик с пряниками.

Так, к вечеру первого дня, проведенного без Ромы, я обрела все сразу: и собственное жилье, и даже новую работу. Сказать, что я была горда собой, значило бы ничего не сказать.

Хлопоты закрутили меня, почти не оставляя время для страданий. Я, конечно, вопреки здравому смыслу хваталась за телефон по поводу и без, но Рома так ни разу и не позвонил.

Днем еще ладно, а вот по ночам я отчаянно скучала по его ласкам и поцелуям, по горячему телу рядом и по привычке спала чутко, чтобы не задеть в забытьи больную руку моего профессора. В воскресенье я быстро пробежалась по бюджетным бутикам и приобрела пару-тройку юбок, рубашек и одни туфельки-лодочки. Больше никаких громких брендов и покупок, когда я могла не смотреть на ценники.

Хорошо, что у меня сразу появилась новая работа, которой оказалось навалом. Авдеев, кажется, решил до учебы использовать меня на двести процентов.

– Потрясающе, Насть. Ты молодец, – похвалил он в конце дня, когда я готова была помереть от усталости, а голова раскалывалась от информации. – Давно надо было всех твоих одногруппников разогнать. Ты одна справляешься лучше.

Я могла многое наговорить по этому поводу, но молчала. Все-таки научилась держать язык за зубами. Испытание огнем и водой были мне не в новинку. Слава богу, медные трубы не грозили в этот раз. Влюбляться в пятидесятилетнего приземистого Дмитрия Александровича я точно не собиралась.

Вот он, нормальный профессор и отличный босс. Требовательный на работе и на лекциях, женатый и с детьми, а еще никаких кубиков и никакой страсти в глазах. Я ни на что не отвлекалась и, кажется, справлялась даже лучше, чем у Исаева.

У моего нового босса была секретарша, которая занималась расписанием, делала кофе, бегала в химчистку и встречала клиентов.

Мне досталась чистая юриспруденция. Авдеев даже предложил взять дело и по нему писать диплом, сам себя назначил моим куратором. Это был предел мечтаний. Разве что опять уголовная практика, а я все же хотела больше административного уклона.

– Настенька, душа моя, – говорил он, обращаясь совсем, как к своей дочери, – все эти денежные разборки и судилища с ТСЖ ты в любой момент сможешь освоить, а защищаться и практиковаться надо обязательно на уголовном деле. Это сложнее и интереснее.

Я не спорила, потому что он был прав. Язвить или упражняться в остроумии рядом с ним не хотелось вообще. Я себя не узнавала. Стала чаще молчать, больше работать и успевать. К концу недели я поняла, что Рома работал раза в три больше, чем Авдеев, но тут же выбросила это из головы. Все в прошлом, отныне в прошлом.

По дороге домой я думала о дипломе и о том, что учеба на пятом курсе обещала быть халявной. Особенно для меня. Не зря же говорят, четыре года ты работаешь на зачетку, а пятый она на тебя.

А тем же вечером мне снова позвонила Таня, и, глядя на звонящий телефон, я решила, что хватит бегать вокруг да около…

И взяла трубку.

Разговор с сестрой вышел проще и легче, чем мне казалось до этого. Сначала мы болтали обо всем и ни о чем, а потом как-то само собой я рассказала, что ушла от Исаева, сама сняла квартиру, а она призналась, что Армен изменял ей с каждым фонарным столбом.

– Круто-круто, Настюх! А можно посмотреть твое жилище?

Я сначала напряглась, но потом вспомнила, что это не мой злейший враг, а всего лишь Таня. Мы же сестры. Когда-то мы были не разлей вода.

Если раньше я могла прервать все контакты с родственниками, потому что у меня был Рома, который заменил их всех, то теперь… Теперь я осталась одна. Хотя и раньше просто готова была себя обманывать, веря в сказки. А теперь пришло время собирать камни.

– Да, Тань, конечно. Только давай в выходной, а то в будни вечером я без сил и поздно домой приползаю. Много работы.

– Конечно… – она сама теперь напряжённо примолкла, но тоже собралась и продолжила: – Знаешь, Насть, а Павлик ведь под следствием сейчас… Мы звонили тебе раньше рассказать, но ты трубку не брала. Пошел он тренером в фитнесс-клуб работать, и уже через неделю за ним домой пришли. Говорят, приставал к девочке, а ей восемнадцати не было. Попал, короче. Мама сначала не верила, передачи ему носила в СИЗО, но там все одно к одному, и она прозрела. Сказала ему, чтобы выкручивался сам, денег на адвоката она ему собирать не будет… Вот такие новости, Насть, ты уж прости нас. А можно мы с мамой приедем? Она за тебя так переживает.

Я выдохнула и поняла, что улыбаюсь. У меня как камень с души свалился.

– Конечно, Тань. Приезжайте в субботу. Устроим запоздалое новоселье.

– Хорошо, Насть! Созвонимся! – Она чмокнула в трубку, и я автоматически тоже послала ей воздушный поцелуй прежде, чем повесить трубку.

И вроде жизнь налаживалась, и все обещало войти в новую привычную колею. Вот только, что делать с болью в груди, которая по ночам не давала спокойно спать даже после тяжелого рабочего дня и с желанием поделиться своими успехами и достижениями с Ромой, обсудить с ним спорные моменты дел, я так и не придумала.

Могла только надеяться, что однажды все-таки наступит это утро, когда моя первая мысль по пробуждению будет не о Роме. И лучше, чтобы это произошло как можно скорее.

Ведь надвигался сентябрь, когда пора будет возвращаться в университет.

И когда снова возобновятся лекции профессора Исаева.

Глава 34


Когда я стала жить одна и работать круглые сутки, то очень скоро поняла, что в нежелании Ромы заводить собаку было вполне рациональное зерно. Пес действительно был достоин лучшего, чем сидеть в четырех стенах в ожидании, пока хозяин вернется домой, голодный, уставший и выдохшийся.

Пусть Рома и мог бы нанять кого-то, кто выгуливал бы Лари, но и это не решило бы проблемы в целом. Большую часть дня пес сидел бы в одиночестве. А молодой здоровый лабрадор не золотая рыбка и не хомяк, от которого можно отделаться колесом.

Но пусть я и понимала положение дел, это не значило, что я собираюсь с ним мириться. Я обещала, а значит, сделаю то, что хотела. До сентября оставалось рукой подать, и я боялась, что увижу в ухмылке Ромы или его взгляде упрек. Мол, говорить ты, Настя, горазда, а на деле?

Почему-то казалось, что он помнит мое брошенное в сердцах обещание, хотя на самом деле, вряд ли. Скорей всего, Рома уже выбросил из головы все лишнее, связанное со мной. Сдал скамью для порки и освободил мои прикроватные тумбочки от клубничных презервативов.

Накрутив себя таким образом, в последние же выходные лета я сверилась с гуглом, чтобы выяснить, как доехать своими силами до приюта Владлена. Это вам не на «Майбахе» в комфорте ездить. Но я сумела. Боялась, что встречу там Рому, но обошлось. Если я правильно вычислила, Рома должен был навещать Лари в прошлые выходные и уже следующие. Не знаю, что должно произойти, чтобы Рома нарушил свой установленный годами график.

– Настя? – удивился Владлен. – Заходи, конечно.

По его лицу было видно, что он проглотил неуместные вопросы, наверное еще потому, что Рома в прошлые выходные тоже должен был приехать без меня.

Лари я заметила издали, пес носился за ограждением. А рядом с ним, путаясь в его лапах, захлебываясь заливистым лаем…

– Это он? – ахнула я.

– Да, малец окреп и вырос, – улыбнулся Владлен. – Ты за ним?

– Еще нет, – прикусила я губу. – На следующей неделе начнется учеба…

– А ну да, я понимаю, – кивнул Владлен, мгновенно теряя ко мне интерес.

– Нет! – я схватила его за руку. – У меня начнется учеба, и мне дадут послабление на работе, так что у меня точно появится свободное время. А еще… Я снимаю квартиру, и нужно будет получить разрешение, чтобы взять к себе щенка. Но я обязательно заберу его, Владлен, как и обещала.

Владлен внимательно посмотрел на меня.

– Ты смотри, если это сложно…

– Сложно, но я справлюсь, – отрезала я. – Расскажи, что мне понадобится, когда я привезу его домой?

Остаток времени Владлен рассказывал мне про прививки, смену зубов, специальные корма для щенков, про подстилку и клетку на первое время, которая заменит щенку будку и защитит мебель и стены от его зубов, особенно на съемной квартире. Сначала я пришла в ужас от идеи держать собаку в клетке, но Владлен сказал, что щенку необходим дом, иначе он потеряется в огромном, относительно него самого, пространстве квартиры и натворит делов, когда останется в ней один. Убедил меня, что это совершенно не страшно. И безопаснее и лучше для щенка.

Я все записала, и Владлен дал мне свой номер телефона. Сказал, что сможет завести мне щенка, так как все равно постоянно мотается в город, если я не передумаю.

Напоследок я еще раз посмотрела на Лари, который носился с собственным сыном по загону. Если бы я могла, то забрала бы его. Но Лари вряд ли оценил бы это. Он любил своего единственного и очень занятого хозяина, который, к сожалению, отталкивал от себя любого, кто приближался к нему слишком близко.

На обратном пути я стала звонить риэлтору, но в субботу трубку никто не взял. Вот, умеют же люди отдыхать. Мне сразу припомнился Рома, который для клиентов был доступен в любое время суток.

Снова я думаю о нем. Невероятно. Интересно, хоть когда-нибудь я перестану весь белый свет и всех мужчин сравнивать с профессором Исаевым?

Мне не терпелось накупить все необходимое для щенка, но трезвый ум подсказывал, что, прежде всего, нужно получить отмашку от агентства. Они могут запретить брать собаку, ведь когда я въезжала, не обговаривала такую возможность. Тогда мне нужна была крыша над головой и только.

Пробив по интернету, где расположен головной офис агентства недвижимости, я увидела, что они работают даже в субботу и, если последние несколько кварталов от метро до их офиса, я пробегу на спринтерской скорости, то вполне успею до закрытия.

Сказано – сделано.

Я влетела за полчаса до закрытия и устремилась к секретарю. Объяснила, по какому я вопросу. Девушка пробила по компьютеру мои данные и озадачено оглядела опустевший офис, покосилась на закрытую дверь с медной табличкой.

– Понимаете, все уже ушли… Только директор все еще на месте.

– Да хоть и к директору! – включила я режим «пробивного тарана». – Понимаете, это вопрос жизни и смерти!

– Быстро справитесь? – улыбнулась она и нажала на селектор.

– Конечно, это очень быстрый вопрос жизни и смерти, – горячо покивала я.

– Слушаю, – отозвался женский голос, искаженный динамиком.

– Ангелина Федоровна, простите, за беспокойство, знаю, что вы уже собирались уходить, но тут девушка, наша клиентка, Анастасия Тихомирова. В личном деле пометка, что в случае каких-то вопросов нужно обращаться к вам напрямую. Сможете принять ее?

Я уставилась на секретаршу. Какого черта это значит? Что за пометка?

Динамик молчал.

Вместо этого двери директорского кабинета неожиданно распахнулись. Ого, похоже, начальница агентства решила лично выйти ко мне. Черт, а это хорошо или плохо?… Может, она уже собиралась уходить, а тут я?

Я уставилась на высокую статную блондинку в дорогом костюме. Рассерженной из-за того, что бегают тут всякие, она не выглядела.

– Ну, привет, Настя, – сказала она, напряженно улыбаясь.

Она явно нервничала.

Я перевела взгляд на медную табличку на двери и прочла:

«Ангелина Федоровна Славская».

Вашу ж мать. Это же она!

– Заходи, пожалуйста. Я тебе все объясню.

Я же попятилась к двери, качая головой.

– Не делай поспешных выводов, Настя! – быстро сказала Ангелина. – Лучше вспомни, как быстро тебе оформили документы и нашли нужную квартиру в удобном районе.

– Ну еще бы! А я-то думала, в чем причина. А ему просто нужно было как можно быстрее избавиться от меня. У вас как раз агентство недвижимости. Что уж говорить, удобно.

– Оксана, ты можешь идти, – бросила Ангелина заинтересованной секретарше. – Я сама закрою офис. Хороших выходных.

– Вы уверены? – помедлила Оксана.

Ну да, кому захочется пропускать такой шикарный повод для сплетен.

– Иди, Оксана, иди. А ты, Настя, стой, где стоишь.

Я расправила плечи, гордо вскинув подбородок.

– Знаете, что? Я здесь только ради щенка. Если вы думаете, что я собираюсь мешать вашим отношениям с Ромой…

Ангелина захлопнула дверь следом за секретаршей, перевернула табличку «Открыто» на «Закрыто» и вздохнула.

– Нашим отношениям с Ромой, Настя, помешать невозможно, потому что они закончились… Лет так шесть назад. Удивлена? Ты садись. Чувствую, это будет долгий разговор. И зря я его так долго откладывала. Чай, кофе? А хотя, где вино, которое я так долго берегла? Ах, вот и оно. Сейчас для него самое время. Достань бокалы вон из того шкафчика и пойдем ко мне в кабинет, там будет удобнее.

___

Обычно в воскресенье мы брали выходной, но в этот раз решили, что не можем прожить без вас и ваших комментариев. Так что завтра прода тоже будет. И вплоть до финала никаких выходных.

Ваши авторы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю