290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаукар » Текст книги (страница 23)
Шаукар
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Шаукар"


Автор книги: Юлия Рахаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 23 (всего у книги 42 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

– Только это глупо, – сказал Оташ.

– Или по-детски, – добавил Юрген.

– Ты снова намекаешь на Неру?

– Ну, либо Неру, либо Сармас. Но для Сармаса всё проделанное слишком суетливо. Он у нас из-под носа увёл сокровища из кургана. Он заставил нас пойти за ними. И теперь вот так глупо подставлять Кима?

– Не могу не согласиться насчёт Сармаса, – проговорил Альфред.

– Заставил нас пойти? – переспросил Оташ.

– Меня – да, – ответил Юрген.

– В смысле?

– Он сказал мне, что если ты не пойдёшь за сокровищами, то в городе тебя будет ждать смерть. Поэтому я и уговорил тебя.

– Какого чёрта ты не сказал мне об этом?

– А что бы ты сделал? Уж точно не поверил бы ему. А мне как с этим жить прикажешь?

– Давайте вы потом поругаетесь, – вмешался Альфред. – Почему конкретно ты сейчас подозреваешь Неру? Я соглашусь, что он знал о месте, которое нам назвал Тугал.

– Про дротики у Кима он тоже знает, – ответил Юрген. – Они общаются. Ким даже учил Неру метать дротики. Он уже следил за мной сегодня, вы ведь неслучайно застали его возле дома, где мы взяли Тугала. Значит, и сюда мог пойти.

– И плюс всё, что было раньше, – кивнул Альфред.

– Сабира согласна с моим предположением, что Неру может быть шпионом Алима.

– Вот что, – проговорил Оташ. – Альфред, Элли, ищите Сармаса. Ещё раз допросите Тугала, узнайте всё про этот дом. Юрген, а ты предупреди Кима и при встрече намекни Неру, что Ким под подозрением в соучастии в похищении сокровищ. Посмотри, как он себя поведёт. И не забудь перехватить его следующее письмо матери. А к разговору насчёт того, что тебе тогда наплёл Сармас, мы ещё вернёмся.

Кое-как отряхнув одежду, Шу направился к «Дому сладостей». Голова немного кружилась после снотворного, но он старался не обращать на это внимания. Уже наступил вечер, и Юрген ожидал увидеть Кима в образе хозяйки дома. Бордель приостанавливал свою работу только на пару дней. Когда же Ким убедился, что целостности здания ничего не угрожает, то снова открыл двери для посетителей. Шу почти угадал – Ким как раз переодевался, но, узнав, кто желает его видеть, разрешил войти в комнату. Юрген застал его за нанесением косметики.

– Что-то случилось? – поинтересовался Ким.

– У тебя не пропадали дротики? – задал вопрос Шу.

– Кажется, Неру взял пару.

– А снотворное? Или чем ты их там начиняешь?

– Даже так? – Ким отложил кисточку в сторону.

– Да. Кто-то в меня таким дротиком сегодня запульнул. Показать не могу. Он его предусмотрительно забрал с собой. Ты ведь ещё встречался с Неру? Учил его?

– Да, учил. Но зачем Неру это нужно? Разве он не работает на вас с Оташем?

– Не уверен. Вот это твоё? – он достал шпильку, которую забрал у Элинора.

– Моё.

– Валялась там же, где всё произошло.

– Хочешь сказать, что меня подставляют?

– Да, только очень неумело.

– Но зачем?

– Если это и в самом деле Неру, то лишь затем, чтобы снять с себя подозрения.

– Подожди, – Ким задумался, – ты хочешь сказать, что этот мальчик – шпион?

– Всё к этому идёт. Мы с Оташем решили подыграть ему. Будто подозреваем тебя. Я зашёл тебя предупредить.

– Хорошо, я понял. Если что, я могу сильно переживать, – улыбнулся айни.

– Главное, не слишком увлекайся и не совершай ритуальное самоубийство.

– В Ямато для этого хотя бы лес есть.

– Я читал. Жуткое, говорят, место.

– Не настолько. Послушай, а если ваши подозрения окажутся правдой, что вы сделаете с Неру?

– Я не знаю. Шпионаж в Шоносаре карается смертью. По крайней мере, так было раньше. Но Неру… Он сын Омари, и ещё он ребёнок, хоть и строит из себя взрослого. Это будет трудно.

– Юрген, – задумчиво проговорил Ким, – может быть, тогда не стоит тянуть?

– Тянуть с чем?

– Если Неру и в самом деле шпион, то я могу его спровоцировать на признание.

– Каким образом?

– Вы с Оташем обвинили меня в связях с Сармасом, а я не дурак и понял, кто меня подставляет. Следовательно, что я должен сделать? Пойти разобраться с Неру. Так я пойду разберусь?

– Хорошо, – секунду помедлив, кивнул Шу. – Давай покончим с этим.

V

Юрген остановился у выхода во внутренний двор, где располагалось стрельбище. Именно туда Ким пригласил Неру, чтобы потренироваться в метании дротиков.

– Может, стоило предупредить Омари? – тихо спросил сам себя Шу.

Ему хорошо было видно и Кима, и Неру, а парень смог бы заметить визиря, разве что если бы точно знал, что за ним наблюдают. Было заметно, что он нервничает, хотя Неру и старался тщательно это скрывать.

– Знаешь, кем я был до того, как покинул Ямато и отправился на материк вместе с братом? – заговори Ким.

– Нет, откуда мне знать, – отозвался Неру.

– Что ты вообще знаешь о Ямато?

– Ну, у вас там мечи красивые.

– Отлично, – усмехнулся Ким. – Это всё?

– Нет. У вас кланы были, но один клан победил второй и теперь правит всем островом.

– Верно. Я сам родом из клана Нагаи, который проиграл. Поэтому мы с Митсуо и уехали. Мой брат был на службе у Фумы, главы Нагаи, а я работал в чайном доме и тоже служил Фуме. Оба, и Митсуо, и я были воинами.

– Ты был воином? – удивился Неру.

– Был. Ойран тоже может быть воином. Мне очень жаль, что я не был с моим господином, когда его убили, и не смог защитить его. Настоящий воин никогда не оставит своего господина, если присягнул ему. Он не оставит господина, даже если останется один против сотни. Он будет готов принять смерть во имя своего господина. А ещё воин должен жить. И ценить каждое мгновение своей жизни, зная, что оно может стать последним.

– Ты служил Фуме, а теперь что же? Служишь Оташу?

– Да. Великий шоно был благосклонен ко мне. Мой брат пошёл против него, а Оташ простил меня и взял к себе на службу. Теперь великий шоно – мой господин, и я не предам его.

– Почему ты мне это говоришь?

– Потому что кто-то хочет внушить Оташу, что я его предал. Я такое не прощаю.

– Не понимаю, о чём ты.

– Оташ обвинил меня в пособничестве Сармасу, потому что кто-то использовал дротики и напал на Юргена, а ещё оставил мою шпильку на месте преступления. Я прекрасно знаю, кто это сделал. Между прочим, я мог бы прикончить тебя сразу, да ещё так, чтобы никто не понял, от чего ты вообще умер. Но я щажу тебя из-за твоего юного возраста.

– Это неправда, – проговорил Неру, отступая на шаг назад.

– Хочешь сказать, что это не ты взял мой дротик? Не ты украл шпильку? Не ты знал место, которое назвал Тугал? Что ты хотел? Украсть деньги?

– Нет! Их там не было!

– А если бы были? Что ты хотел с ними сделать? Отослать на родину?

– Ты говорил, что воин должен быть предан своему господину, – дрожащим голосом произнёс Неру. – Вот я и предан.

– Значит, присяга великому шоно – это ложь?

Юноша молчал.

– Вот оно что, – услышал Юрген рядом с собой голос Омари и вздрогнул от неожиданности. Он так увлёкся разговором Неру и Кима, что не заметил, как подошёл амма.

– Я хотел тебе сказать, – ответил Шу.

– И когда? После суда? Или у вас шпионов не судят, а сразу казнят?

– Зачем ты так?

– А как? – губы Омари скривились в усмешке, и он достал свой пистолет и приставил его к виску Юргена, прежде чем тот успел что-либо сообразить.

– Зачем? – тихо спросил Шу.

– Неру! – громко крикнул Омари, делая шаг вперёд вместе с Юргеном.

– Отец? – удивился юноша. – Что ты делаешь?

– Даю тебе шанс бежать. Первый и последний.

– Это глупо, – проговорил Ким.

– Возможно, – ответил Омари. – Неру, никто во дворце пока ничего не знает. Уезжай немедленно, пока я задержу этих двоих.

– Но отец… я не хочу, чтобы ты…

– А уже поздно. Я уже всё сделал. Беги! Ну, же!

Неру сорвался с места. Юрген поймал взгляд Кима и лишь легонько покачал головой, запрещая тому что-либо предпринимать.

– Не надо, Ким, – уже вслух добавил Шу.

– Считаешь, так будет лучше? – спросил тот.

– Не знаю, – ответил Юрген. – Омари, опусти оружие, Неру уже ушёл.

– Его ещё можно догнать, – ответил амма.

– Я за ним не побегу.

– Я должен тебе верить?

– Клянусь тебе. Ким тоже не побежит.

Омари медленно опустил руку с оружием, а затем устало прислонился к каменной стене.

– Вот на что ты намекал тогда, в кургане, – проговорил он.

– Я сам ещё толком ничего не понимал, – ответил Юрген. – Но теперь слишком много всего произошло.

– Он в самом деле подставил тебя? – спросил Омари Кима.

– Да, – кивнул тот. – Конечно, ни Оташ, ни Юрген в это не поверили. Всё было сделано неумело.

– Я слишком рано вызвал Неру к себе, – грустно усмехнулся амма. – Не успели его обучить, как следует.

– Да, ему бы ещё пару годков, – ответил Шу.

– Возможно, тогда так глупо не прокололся бы, – согласился Ким.

– Лучшей мести они придумать не могли, – проговорил Омари.

– Они это Алим? – догадался Юрген.

– Ну да, вряд ли Кабир в курсе. И не в его это репертуаре. Старик умело до меня добрался. Да и до тебя тоже, солнечный мальчик. Нечего было меня спасать.

– Ким, ты можешь быть свободен, – сказал Шу. – Спасибо тебе за всё. Думаю, тебя не стоит просить оставить всё, что здесь произошло, в тайне?

– Не стоит, – улыбнулся айни. – Надеюсь, вы справитесь.

– Справимся, – кивнул Юрген.

– Что ты собираешься делать? – спросил Омари, когда Ким ушёл. – Арестуешь меня?

– За что?

– Я угрожал тебе оружием.

– Ой, не смеши меня. Если бы я захотел, ты был бы уже труп. Просто в данной ситуации я решил, что лучше действительно позволить Неру бежать. Может, успеет пересечь границу.

– Значит, я должен тебя благодарить?

– Не должен. Идём к Оташу.

– Он не будет так благосклонен.

– Но скрывать это от него всё равно бессмысленно. Идём, главный ловчий крокодил.

Когда они появились в покоях Оташа, тот отложил бумаги, которые читал, в сторону, и, зажмурившись, устало потёр переносицу.

– Как я понимаю, ничего хорошего вы мне не сообщите, – проговорил он.

– Мы были правы по поводу Неру, – ответил Юрген. – Это первое. Он сбежал. Это второе.

– Сбежал?

– Я позволил ему бежать. В принципе уже можно отправлять погоню, если хочешь.

– Ты разрешаешь?

– Не перевирай, Таш.

– А давно у нас стало нормой отпускать шпионов?

– Уже больше десяти лет как.

– Это кто здесь перевирает?

– Послушайте, – вмешался Омари, – мне вообще не интересны ваши личные разборки. Меня волнует только судьба моего сына!

– Таш, кстати, ты должен ещё кое-что знать.

– Говори, – вздохнул шоно.

– Неру думает, что Омари пошёл против меня, чтобы спасти его.

– А это не так?

– Так и было, – проговорил амма.

– Не говори глупостей, – отозвался Шу. – Мы оба знаем, что ты бы не выстрелил.

– Не выстрелил в Юргена? – переспросил Оташ.

– Да, – кивнул Шу. Омари отвернулся.

– Давно я не был у волчьего камня, – вдруг проговорил шоно. – Небесный волк определенно на меня гневается.

– Пойдём к нему вместе, – ответил Юрген. – Вот разберёмся с Сармасом и пойдём.

– Да ты как раз недавно ходил. Вы ходили. Чёрт…

– Если ты прикажешь выслать меня, я пойму, – сказал Омари. – Если выдашь Фейсалии.

– Вот делать мне больше нечего, – отозвался Оташ. – Я знаю, что ты бы не выстрелил в Юргена.

– Ты так уверен? – удивился амма.

– Самому странно это говорить, но да. Да, я уверен. Но жалования за последний месяц я тебя лишаю. Пойдёт в пользу пострадавших от землетрясения.

– Что ты будешь делать с Неру? Отправишь погоню?

– А смысл? Погонять стражников туда-сюда? Меня сейчас больше волнует Сармас.

– У меня просьба, – проговорил Омари.

– Что ещё?

– Напиши Кабиру. Я хочу знать, что с моим сыном всё в порядке.

– Юрген напишет. А теперь пошёл с глаз моих и чтобы я тебя долго не видел.

Молча кивнув, Омари удалился.

– Меня это тоже касалось? – поинтересовался Юрген.

– Нет, я на тебя слишком сильно зол.

– И что ты станешь делать?

– Бить тебя, разумеется. Пошли, потренируемся.

Шу дал слово драться честно и очень скоро оказался лежащим на земле с кулаком Оташа в пугающей близости от собственного носа.

– Не забывай, что я публичное лицо, – тяжело дыша, проговорил Юрген.

– А что, мог бы настраивать народ на честное поведение своим внешним видом, – Оташ поднялся и подал другу руку.

– Мол, если будете воровать, то вам лично великий шоно нос разобьёт?

– Могу не только нос.

– Извините, что помешал, – послышался рядом голос Элинора. – Но у меня новости о Сармасе.

– Вы узнали, где он? – оживился Оташ.

– Альфред оставил человека следить за тем домом с подвалом. Так вот туда возвращался мужчина, очень похожий на Сармаса. Наш сыщик проследил за ним, и сейчас Альфред направился по этому адресу, а я поспешил сообщить вам.

– Правильно сделал, – кивнул шоно. – Веди нас туда.

– Хорошо же мы выглядим, – хихикнул Юрген. – Все грязные и всклокоченные.

– Пусть Сармас нас сильнее боится.

– Дай хоть рубашку надену. И сам оденься, что ли. И пистолет не забудь.

– Свой не забудь, – усмехнулся Оташ.

Они прибыли на место очень вовремя. Во дворе дома с покосившейся крышей стоял Альфред, держа в одной руке пистолет, а в другой кнут. Напротив него было двое: Сармас и какая-то женщина, которая сжимала обеими руками пистолет, направленный на Брунена. Сармас как раз поднимал своё оружие с земли.

– Эй, вы оба! Бросайте оружие! – крикнул Оташ, доставая свой пистолет.

– Нас в любом случае больше! – подхватил Юрген. Элинор также достал свой пистолет.

– Даже если вы сделаете по одному выстрелу, – проговорил Альфред, – нас останется ещё двое. И эти двое моментально прикончат вас. У вас нет шансов.

– Шанс есть всегда, – ответил Сармас и, бросившись к женщине, приставил дуло пистолета к её голове. – Вы же пожалеете её? Она всего лишь несчастное запутавшееся существо, которое доверилось мне.

– Что ты делаешь? – прошептала женщин, роняя своё оружие.

– Всё хорошо, – ухмыльнулся Сармас. – Всё хорошо. Я всего лишь должен уйти.

– Я не стану жалеть женщину, которая целилась в меня из пистолета, – ответил Альфред.

– Покрывать преступника всё равно что совершить это преступление, – добавил Оташ. – Либо ты отпускаешь её, либо убиваешь – решать тебе.

– Но сам ты всё равно труп, – закончил Брунен.

– Прежде чем тебя убьют, ответь мне, – снова заговорил Юрген. – Каков был твой план? Если бы не случилось землетрясение, что бы ты сделал?

– Я знал, что оно случится, – ответил Сармас.

– Что, тоже зов?

– Нет, я видел всполохи в небе. Такие и раньше бывали перед землетрясением. Конечно, я не был уверен, но мне повезло.

– Я тоже хочу спросить, – проговорил Оташ.

– Хочешь узнать, куда я спрятал сокровища? – догадался Сармас. – А вот этого я не скажу.

– Надоело, – Альфред выстрелил. С криком сивар выронил пистолет и упал, хватаясь за окровавленную руку.

– Теперь его можно допросить, – сказал Элинор, подходя к дрожащей женщине и уводя её в сторону.

– Я всё равно не скажу, где сокровища, – стиснув зубы, прорычал Сармас.

– Пытки в Шоносаре никто не отменял, – проговорил Оташ, убирая оружие.

Вечером того же дня в покои визиря вдруг заглянул смущающийся и немного взволнованный Ако.

– Что-то с Омари? – догадался Юрген.

– Он уже напился и требует подать ещё вина. Я попытался намекнуть ему, что у нас уже нет на это всё денег, но он только злится. Если бы это всё было не здесь, не во дворце великого шоно, я бы не обращал внимания. Ну, побуянит и перестанет. А тут… мало ли что он может натворить, а потом отвечать придётся.

– Идём, – сказал Шу, захватив бутылку фейсальского вина.

– Заложил меня, предатель? – возмутился Омари, увидев вошедшего визиря. – Пошёл вон!

– Иди, отдохни, – шепнул Юрген Ако, и тот, кивнув, удалился.

– Ну, и зачем ты припёрся? – спросил амма, вставая с кресла. Рядом на полу валялась две выпитые бутылки.

– Я не с пустыми руками, – ответил Шу, демонстрируя вино.

– Тогда заходи.

Омари забрал у Юргена бутылку, открыл и начал пить прямо из горла.

– А не жирно тебе? – возмутился Шу. – В одно лицо хлестать собрался?

– На, – Омари вернул ему вино. Вздохнув, Юрген тоже сделал пару глотков прямо из бутылки. Амма опустился в кресло, Шу подвинул второе поближе и сел рядом.

– Ты можешь мне выговориться, – сказал он.

– Думаешь, я хочу? – отозвался Омари.

– Моё дело предложить. Я могу тебя выслушать.

– Я ведь сам виноват.

– В чём же?

– В том, что потерял сына. Это ведь я сам пошёл против амира, сам и поплатился.

– Ты его не потерял.

– Разве?

– Он жив и любит тебя.

– Вот только я, возможно, больше никогда его не увижу.

– А вот это не факт. В жизни всякое случается.

– Я не могу приехать в Фейсалию, потому что я там персона нон грата, а Неру не сможет вернуться в Шоносар, потому что он здесь… то же самое.

– Есть и другие страны. Мир большой.

– Я думал, что у меня будет сын… здесь, со мной.

Юрген сделал ещё пару глотков и протянул бутылку Омари.

– Всё равно ещё ничего не потеряно, – проговорил Шу.

– Обычно из нас двоих оптимистом был я, – усмехнулся амма.

– Считай, я у тебя научился. Ты в курсе, что Сармаса взяли?

– Теперь в курсе.

– Вот только он упёрся и не говорит, где сокровища.

– Брунен его разговорит. Жалко у вас крокодилов нет. В Уасете он бы быстро болтать начал.

– Есть, – серьёзно ответил Юрген.

– Крокодил? Где? – не понял Омари.

– Ты.

– Что я?

– Ты крокодил. Можно тобой Сармаса пугать.

Омари расхохотался.

– Ты на Ако не сердись, – с улыбкой сказал Юрген. – Он тебе предан и хочет, как лучше.

– Да я не сержусь.

– Так я его верну?

Омари кивнул. Шу встал и направился к двери.

– Юрген, – позвал его амма.

– Что? – он обернулся.

– Спасибо.

Рано утром Оташа разбудил Элинор, сообщив, что Сармас согласился показать место, где он спрятал сокровища. Шоно заглянул к Юргену и позвал того по имени, но Шу только кинулся в него подушкой и сказал, что обязательно примет всех министров и выслушает всех сарби, но потом. Оташ подумал, что это будет его маленькая месть и не стал будить друга, решив пойти с Альфредом без него.

У Сармаса была перебинтована рука, а сам он был похож на загнанного зверя – ничего не осталось от тех спокойствия и уверенности, с которыми сивар первый раз явился во дворец. Он привёл Альфреда, Элинора и Оташа за город к длинному пологому оврагу, поросшему кустарником.

– Там у меня тайник, – признался сивар.

– Пошли, – кивнул Брунен и пистолетом толкнул его к спуску в овраг. Оташ остался стоять наверху рядом с густыми зарослями, а Элинор спустился вместе с Альфредом.

– Здесь, – проговорил Сармас, показывая на рыхлую землю.

– Где здесь?

Сивар наклонился, покопался здоровой рукой в земле, вдруг достал оттуда пистолет и, резко развернувшись, направил его на Оташа. Два выстрела прозвучали одновременно. Шоно сам не понял, почему вдруг оказался лежащим на сухой траве, придавленный чьим-то телом.

– Оташ! – услышал он крик Элинора. – Ты цел?

– Цел, – отозвался шоно, сталкивая с себя непонятно откуда взявшегося парня. Со стоном тот упал рядом. – Неру? – удивился Оташ. Левый рукав рубашки юноши быстро намокал от крови.

– Да как он здесь очутился? – к ним бежал Акст.

– Кажется, навылет, – пробормотал шоно. – Надо срочно доставить его во дворец нашему лекарю.

– Я помогу, – кивнул Элинор.

– А что Сармас?

– Я убил его, – ответил подошедший Альфред. – Кажется, в этот раз он не обманул, и там действительно тайник с сокровищами.

Оташ взял Неру на руки и зашагал к лошади.

– Что он вообще здесь делал? – спросил Брунен.

– Очнётся, расскажет, – сказал шоно.

– Если очнётся.

Оташ не ответил. Неру вдруг пришёл в себя, когда шоно принёс его в лазарет и уложил на кровать. Застонав, парень открыл глаза и проговорил:

– Воин не оставит господина, даже если останется один против сотни. Он будет готов принять смерть во имя своего господина.

– Что? – удивился Оташ.

– Присягнуть можно только кому-то одному, – ответил Неру. – А ты… ты спас моего отца, – и парень снова отключился.

– Дурак, – прошептал шоно и покинул лазарет, оставив Неру в руках лекаря.

У входа в покои на Оташа набросился Юрген.

– Почему ты меня не разбудил? – возмущался он. – Куда вы с Альфредом ходили? Ой, у тебя кровь! Ты ранен?

– Это не моя кровь, – ответил Оташ.

– Сармаса?

– Неру.

Шу замер.

– Он ранен, в лазарете. Я не знаю, насколько это серьёзно, – проговорил шоно.

– Кто?

– Сармас. Альфред прикончил его. Сармас стрелял в меня. Я не знаю, что там делал Неру, но он меня оттолкнул, закрыв собой. Я был уверен, что он уже где-то на границе или вообще в Фейсалии.

– Надо сказать Омари. Я не знаю как. Он вчера… чёрт… Таш. Почему так сложно?

– Сказать действительно нужно. Эне, это должен сделать ты.

– Почему я?

– Потому что вы друзья.

– С кем?

– С Омари. Ему легче будет услышать это от тебя, чем от меня.

Вздохнув, Юрген медленно побрёл к покоям главного ловчего. Омари уже не спал, но выглядел неважно. Он сидел в кресле, раскинув руки и ноги в стороны, рядом на столике стоял кувшин с водой.

– Есть новости о Неру, – заговорил Юрген.

– Что-то случилось? – отозвался Омари. – У тебя такое лицо…

– Неру ранен.

– Как ранен? Где он? – амма подскочил.

– В лазарете.

Омари рванул к двери.

– Да подожди ты, – Юрген схватил его за руку. – Его только принесли, там лекарь. Пока ещё рано. Тебя не пустят.

– Кто принёс? Кто его ранил?

– Принёс Оташ. Ранил Сармас. Таш говорит, что Неру заслонил его собой. Больше я ничего не знаю. Никто не понимает, как Неру вообще там оказался.

Они пришли к лазарету вдвоём, лекарь ещё не выходил. Вскоре туда подошёл и переодевшийся и умывшийся Оташ, решивший не пугать всех своим окровавленным видом.

– Твой сын спас мне жизнь, – проговорил шоно, глядя на Омари, который сидел на полу, прислонившись к стене. Амма не ответил. – Он ненадолго приходил в себя и говорил со мной.

– Что он сказал? – спросил Омари, подняв глаза на шоно. Оташ повторил слова Неру.

– Это из кодекса воина Ямато, – сказал Юрген. – Ким цитировал.

– Он выбрал себе господина, – тихо проговорил Омари.

– Я ценю это, – ответил Оташ. – И я благодарен ему. У тебя хороший сын, хоть и дурак.

– Дурак, – кивнул амма. – Жаль, что Сармас уже убит. Я бы с радостью убил его ещё раз.

– Слушай, Таш, а что сокровища? – вдруг вспомнил Юрген.

– Нашлись, – сказал шоно.

– Значит, всё не зря, – проговорил Омари.

Дверь лазарета открылась, и оттуда вышел уставший лекарь.

– Я сделал всё, что в моих силах, – произнёс он. – Сейчас мальчик спит. У него сильный молодой организм, я думаю, он справится.

– Спасибо, – поднявшись, Омари протянул ему руку.

– Да рано пока благодарить, – ответил лекарь. – И не за что. Я сделал, что должен.

– К нему можно?

– А если я скажу нет, тебя это остановит? Можно. Только ненадолго.

Омари зашёл в лазарет и тихо прикрыл за собой дверь.

– Хочу посмотреть на сокровища, – сказал Юрген.

– Ты всё-таки алчный, – усмехнулся Оташ.

– Я имею право знать, из-за чего я чуть не задохнулся в кургане.

Неру пришёл в себя на вторые сутки. Омари всё это время дежурил у его постели, прерываясь только на то, чтобы затолкать в себя еду, которую ему приносил Ако. Очнувшись, Неру сразу попросил принести ему бумагу и чернила. Узнав об этой просьбе, Юрген сам принёс парню то, что он хотел, а заодно захватил и деревянную подставку, чтобы писать можно было, не вставая с постели.

– Привет, герой, – проговорил Шу. – Как самочувствие?

– Всё отлично, – ответил Неру. – Долго я тут лежать не собираюсь.

– А зачем тебе бумага?

– Надо написать письмо в Фейсалию. Послушай, Юрген…

– Что?

– Они ведь не сделают ничего плохого с моей матерью? Получается, что я теперь предатель…

– Это с какой стороны посмотреть. Но давай я тоже напишу в Фейсалию. Ты ведь Алиму пишешь?

– Да. И маме.

– А я Кабиру напишу и замолвлю слово за твою маму. У нас хорошие отношения.

– Спасибо.

– Как ты оказался там, у оврага? – спросил Шу.

– Я не уехал тогда.

– Это я догадался.

– Я стал следить за дворцом, хотел понять, отправишь ли ты погоню, и узнать, что будет с отцом. А потом я понял, что Сармас идёт показывать, где сокровища. Я всё-таки был в этом замешан с самого начала, мне стало любопытно. Вот я и направился туда и спрятался в кустах. Между прочим, в этот раз я себя не обнаружил.

– Молодец, – улыбнулся Юрген. – Растёшь.

– А потом… я не знаю… Я был совсем рядом с великим шоно. Когда я увидел пистолет, я… я вообще не думал в тот момент.

– Спасибо тебе.

– Нет, не надо меня за это благодарить. Отец говорит, что Оташ меня простил?

– За шпионаж?

– Да.

– А что, много ты успел написать Алиму?

– Кое-что успел.

– Деньги хотел переслать в Фейсалию?

– Да, хотел. Но передумал.

– Оташ тебя простил, ты ведь жизнь ему спас.

– Я сейчас напишу письмо и дам тебе прочитать. Не хочу, чтобы ты сомневался во мне.

– Хорошо, – кивнул Юрген. – Я прочитаю. Пиши.

Неру писал долго, так старательно выводя каждую завитушку классической вязи языка амма, что даже высунул язык, чем умилил наблюдавшего за этим Шу.

– Фух, – наконец устало выдохнул парень, откладывая ручку в сторону. – Хорошо, что правая рука у меня не болит.

– Так мне прочитать? – поинтересовался Юрген.

– Да, – кивнул Неру.

Шу быстро пробежал глазами оба письма и проговорил:

– Довольно грамотно, – проговорил он. – И очень честно.

– А что, не надо было так?

– Наверное, именно так и надо. Послушай, из того, что ты успел передать Алиму, может быть, мне следует что-то знать?

– Я успел написать о Сармасе и предполагаемом кладе, – ответил Неру. – А ещё про Сабиру.

– Про Сабиру? – удивился Шу.

– У вас же похожая история, как с матерью Кабира. Вот только никто к ней не ходит, кроме женщин харама. Разве что сам Алим. А у вас всё как-то странно. И то, что ты к ней ходишь…

– И какой же ты сделал вывод?

– Что она оказывает влияние на правление Шоносаром.

– О как.

– Ну… я…

– Ты так и написал?

– Да. И знаешь что? Я не считаю, что я не прав. Да, я признаю, что шпионил, и я был бы готов принять за это положенное наказание…

– Шпионаж в Шоносаре карается смертью, – перебил его Юрген.

– Любой воин рискует своей жизнью, разве не так?

– Так. Я сейчас задам тебе один вопрос первый и последний раз. Мне нужен честный ответ.

– Спрашивай.

– Почему ты принял это решение?

– Какое?

– Служить Оташу, а не Алиму.

– Потому что я узнал отца. И он рассказал мне всё, о чём умолчал в письмах, понимая, что их могут перехватить. Рассказал о тебе, о великом шоно, обо всём, что вы сделали для него и для своего народа. Конечно, Кабир тоже прекрасный правитель, но я же служил не ему, а Алиму. Алим очень умный и сильный, но он ведь настраивал меня против отца. Я ожидал увидеть совершенно других людей, а увидел вас. А потом это землетрясение, курган… Вот я и выбрал. Пусть не сразу, потому что это было непросто. Я испугался, поэтому натворил всякой ерунды, за которую мне стыдно. Но просить прощения я тоже больше не стану.

– Гордый юноша, – улыбнулся Юрген. – Что ж, я тебе верю. Ты хочешь и дальше работать в Алмазаре?

– Хочу.

– Значит, будешь.

– А Пирата можно оставить?

– Так ты его вроде уже оставил.

– Ну, когда я типа сбежал, я подумал, мало ли…

– Всё это время Пират спокойно жил на псарне, и Ако бегал играть с ним. Не переживай. Может, обучишь его потом и станет он сыскным псом. Брунен тебе в этом поможет.

Расставшись с Неру, Шу направился к Оташу, который как раз заканчивал разговаривать с Нараном по поводу сроков завершения работ по восстановлению города.

– Как дела у Неру? – поинтересовался шоно, когда Наран ушёл.

– Идёт на поправку, – ответил Юрген и рассказал о своей с ним беседе и его письмах, не упомянув только о Сабире.

– Значит, хочет служить в Алмазаре?

– Да. Если Брунен будет против, я лично ему прикажу.

– Не будет он против. Ему важно, чтобы подчинённые выполняли свою работу, а не то, были ли они до этого шпионами или нет. В данном случае это даже Неру на руку.

– Я ещё предложил, чтобы Альфред помог Неру Пирата выдрессировать. Представляешь, будет у Алмазара своя ищейка.

– Брунен будет счастлив.

– Но у него же раньше были собаки.

– Вот я и говорю, будет счастлив.

– Я думал, это сарказм.

– Нет, хотя счастливый Альфред – это… эне, ты когда-нибудь видел его довольным?

– Не припомню.

– Вот и я тоже.

– Таш, но многие и тебя довольным никогда не видели, потому что у тебя лицо сложное.

– Нормальное у меня лицо!

– Слушай, я там в кладе видел красивую штуку…

– Какую ещё штуку?

– Витая цепочка. Я подумал, что на ней можно часы носить.

– Все средства из клада идут в казну. Это уже было оговорено.

– Подумаешь, всего лишь одна цепочка.

– Ты, что, её уже забрал?

– …ну… Вот опять у тебя сложное лицо!

– Сложное лицо будет у тебя, когда ты снова лишишься жалования.

– Цепочка столько не стоит.

– Это говорит только о слишком большом жаловании.

– Жмот.

– А ты алчный.

– Вот и договорились.

Эпилог.

Дротик в форме звёздочки воткнулся в мишень ровно по центру. Издав победный возглас, Неру радостно подпрыгнул.

– Молодец, – похвалил его Ким.

– Дай, я тоже попробую, – попросил Юрген и, не дожидаясь ответа, вытащил звёздочку из мишени и, отойдя в сторону, прицелился. Дротик едва не попал в неудачно проходившего мимо слугу.

– Ты ведь со звёздочками ещё не пробовал, – рассмеялся Ким, глядя, как Шу побежал разыскивать дротик. – С ними совсем по-другому надо, не так, как с обычными.

– С обычными у меня всё в порядке, – отыскав пропажу, отозвался Юрген.

– Я знаю, – кивнул айни. – Ты вообще очень меткий от природы. Но если хочешь и звёздочкой в цель попадать, то надо тренироваться, а то быстро сократишь число слуг.

– Могу помочь, – снисходительно произнёс Неру.

– Ты у меня договоришься, – сказал Юрген. – Не учи учёного. Ты ещё с голой попой бегал, когда меня великий шоно уже учил стрелять из лука.

– Нет, так нет, – проговорил парень. – Моё дело предложить.

– Вот просто копия своего отца.

– Юрген! – послышался крик Нарана. – Там Оташ уже очень злится!

– Что я уже успел натворить? – обернулся Шу.

– Ты забыл, что ли? – запыхавшийся думен всплеснул руками.

– Что забыл?

– У вас же посол из Ямато! Он уже во дворце!

– Ой, – выдал Юрген. – Забыл.

– Посол из Ямато? – переспросил Ким. – Я думал, он прибудет позже. А он уже здесь?

– Здесь он, здесь, – закивал Наран.

– А кто конкретно, уже известно? – поинтересовался айни.

– Зовут Имари, больше ничего не знаю.

– Имари? – переспросил Ким.

– Ты его знаешь? – задал вопрос Юрген.

– Это вполне может быть другой Имари. Имя не редкое.

– А тот Имари, которого ты знаешь, он кто?

– Он выдал нас с братом Мурате, и поэтому нам пришлось бежать, чтобы не погибнуть.

– Выдал… в смысле?

– В том, что мы служили Фуме не просто как члены клана, а как воины. Я ведь работал в чайном доме, а Митсуо в обычной жизни был трубочистом. Да, я не рассказывал, но ты и не спрашивал. Мурата вряд ли бы поверил нам, если бы мы сказали, что будем служить ему, и предпочёл бы избавиться от нас обоих.

– А откуда Имари это знал?

– Он был моим клиентом и шпионом Мураты на территории клана Нагаи.

– Ну, может быть, это не он, – проговорил Юрген.

– Может.

– У него есть какие-нибудь особые приметы?

– Есть шрам на виске. Иди, Оташ сердится.

Шу поспешил переодеваться, а затем явился в большой зал, почти не опоздав к началу приёма. Из всех присутствующих язык айни кое-как знал только Бальзан, чья жена была родом из Ямато, а Оташ ограничивался несколькими словами, часть из которых была нецензурная. Сам посол язык сарби знал примерно на том же уровне, на каком и все остальные языки, то есть мог поздороваться, представиться и попрощаться. Его сопровождал переводчик, который владел языками хани и нортов, последний, к счастью, знали многие. Когда Юрген вошёл в зал, общение шло как раз через переводчика. Шу поздоровался на языке айни и на нём же извинился за опоздание, вызвав одобрительную улыбку посла.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю