290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаукар » Текст книги (страница 3)
Шаукар
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Шаукар"


Автор книги: Юлия Рахаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 42 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

– А ты сама из какого клана?

– Мой отец из клана Нагаи, но он обычный торговец, его не коснулись гонения.

– Скажи, а может, твой отец знает, есть ли там у вас какие-то лидеры клана Нагаи, которые хотят бороться? Может, он говорил тебе об этом?

– Нет, не говорил. Даже если они и есть, моему отцу нет до этого дела.

– Как ты сама думаешь, такие люди могут появиться?

– Конечно, могут. Но неужели ты думаешь, что эти люди как-то связаны с кражей? – спросила Ханако.

– Украдена очень ценная вещь, – ответил Юрген. – Настолько ценная, что если человек из клана Нагаи привезёт её в Ямато, то он может вернуть себе и половину острова, и не только.

– Вот значит как.

– И ещё я вот что хотел спросить. Ты случайно не знаешь никакого циркача из Ямато?

– Циркача? – удивилась Ханако.

– Ну, гимнаста или акробата.

– Так часть воинов в Ямато – все гимнасты и акробаты.

После завтрака Оташ, Юрген, Альфред и Элинор собрались в покоях великого шоно.

– Эти циркачи не смогут покинуть Шаукар, – проговорил Оташ. – Все выезды из города охраняются.

– Они это прекрасно понимают, – ответил Брунен. – Пусть они и верят в то, что все подозрения пали на Омари, но они же знают, что само колесо солнца вы не нашли, а следовательно будете обыскивать всех, кто попытается покинуть столицу. Думаю, что они временно залягут на дно и переждут.

– Мы не можем ждать, – сказал Юрген. – Я должен вернуть колесо солнца, и я верну его. Я даже знаю как.

– Удиви же меня, – хмыкнул Альфред.

– Эне, ты действительно что-то придумал? – спросил Оташ.

– Придумал.

– Говори.

– Акробату или гимнасту, кто он там, колесо солнца нужно для того, чтобы вернуть власть своему клану, – начал Юрген. – Значит, он уверен в силе колеса. Значит, этот ваш Уигем знал легенду и рассказал о ней Кайсару, а тот своему приятелю из Ямато. Так вот. А что если Уигем знал не всю легенду? Или просто рассказал не всё? Ну, чтобы подстраховаться и Кайсар не помчался захватывать мир.

– К чему ты ведёшь? – не понял Оташ. – Это и есть вся легенда. Что ещё?

– К тому, что мы с тобой это знаем, а Кайсар и его друг вряд ли. Если мы представим им вторую часть легенды, то они поведутся.

– И что за вторая часть?

– Для того чтобы владеть миром одного колеса солнца недостаточно. Необходимо соединить его вот с этим, – Юрген поднял руку и продемонстрировал перстень-печатку, который он никогда не снимал.

– Но перстень новый, – возразил Оташ. – Особенно по сравнению с подвеской. Его ведь изготовили, когда появилась твоя должность.

– Думаешь, Кайсар это знает? – усмехнулся Шу.

– Совершенно безумная идея, но может сработать, – проговорил Альфред. – Тогда циркачи придут за перстнем.

– Но как мы предъявим им вторую часть легенды? – спросил Оташ. – Как они узнают о том, что им не хватает перстня?

– А вот это я пока не придумал, – вздохнул Юрген.

– Циркачи наверняка знают об аресте Омари, – задумчиво произнёс шоно. – Это ведь они подставили его. Значит, они должны следить за ситуацией.

– Ты хочешь его отпустить? – догадался Альфред.

– Да, – кивнул Оташ. – И эне, тебе всё-таки придётся ему проболтаться.

– В смысле?

– В прямом. Расскажешь ему, что вторая половина ценной вещи до сих пор у тебя.

– Для пущей верности можно поделиться информацией о каком-нибудь древнем манускрипте, – добавил Брунен, – в котором бы и содержалась вся правда о колесе солнца на подвеске и на перстне.

– Правда такого манускрипта нет, – сказал Оташ.

– Так пусть вон Юрген его напишет, – усмехнулся Альфред.

– Кстати да, – кивнул шоно. – Ты же умеешь на древнем языке сарби писать.

– Но бумагу надо будет состарить как-то… – ответил Юрген.

– Это довольно просто, – сказал Брунен. – Циркачи не догадаются. Элли, сможешь подготовить всё необходимое?

– Конечно, – кивнул Акст.

Элинор действительно очень скоро принёс Юргену бумагу, которая выглядела, как один из древних свитков, хранящихся у Оташа.

– Как ты это сделал? – удивился Шу.

– Чаем, – с улыбкой ответил Акст.

– Чаем?

– Да. Заваркой. Потом посушил и погладил утюжком. Можешь писать свой текст, а потом бумагу ещё немного подпалим.

– И часто ты подобным занимаешься?

– Не особо, но случалось.

– Ты точно помощник сыщика? – усмехнулся Юрген. Элинор не ответил, а только снова улыбнулся.

Шу обмакнул перо в чернила и принялся писать. Затем довольно протянул бумагу Аксту.

– Это что за странный язык? – спросил тот.

– Древнее письмо сарби, – объяснил Юрген. – Писали одними согласными и слитно, без пробелов. Но догадаться можно. Ты же знаешь сарби? Ну, попробуй.

– «Следуй солнечному кругу, – начал медленно по слогам читать Элинор. – Начерти знак и сделай шаг. Второй круг найдёшь ты на кольце. Кольцо то носил на пальце сам Митра. Соедини два круга в один и получить то, что ищешь».

– Ну как? – поинтересовался Шу. – Сойдёт за древнюю легенду?

– Ещё как сойдёт!

Юрген радостно продемонстрировал бумагу Оташу, и тот с улыбкой похвалил обоих.

– Если бы не знал, принял бы за подлинник, – проговорил он. – Теперь нужно отпустить Омари. Эне, сможешь снова пойти туда?

– Смогу, – кивнул Шу. – И… Таш, не волнуйся, я всё сделаю, как надо. Верь мне.

– Я тебе верю.

Спустившись в темницу, Юрген увидел явное удивление в глазах Омари.

– Не ожидал, что ты вернёшься так быстро, – проговорил амма.

– У меня для тебя две новости, – ответил Шу. – Первая: сейчас я освобожу тебя. Вторая: ты должен мне помочь.

– Вторая вытекает из первой? Откажусь – не выпустишь?

– Что-то вроде того.

– Разумеется, я согласен. Особенно если твоё обещание дать мне должность ещё в силе.

– В силе. И это зависит от того, насколько старательно ты будешь мне помогать.

– Господин визирь, ты наглеешь, – усмехнулся Омари.

– Я жду, – и Юрген поднял руку, в которой держал ключ от камеры.

– Да, мой повелитель, я буду очень стараться, – со смехом ответил амма.

– Тогда идём, – и Шу открыл дверь.

На выходе из темницы они остановились, и Юрген, схватив Омари за руку, оттащил его в сторону. Убедившись, что здесь никто не может их подслушать, Шу заговорил:

– Мы хотим поймать вора на живца. Мы подсунем им ложную информацию, будто бы у той ценной вещи, которую они похитили, есть вторая часть, без которой она не обладает полной силой. Вторая часть хранится у меня. Мы уверены, что воры следят за тобой, потому что именно они подставили тебя. Значит, они захотят узнать, почему ты на свободе. Я проболтаюсь тебе о второй половине ценной вещи. Мы с тобой должны сделать так, чтобы они услышали нас. Действовать придётся по обстоятельствам.

– Не первый раз, – ответил Омари. – Я всё понял. Ты приблизительно знаешь, кто эти воры?

– Я знаю внешность одного по портрету, а второй точно из Ямато.

– Отлично. Идём обедать?

– Идём.

Вдвоём они покинули дворец и направились в те самые «Райские кущи», где Омари и был арестован. Хозяин, если и удивился, то виду не подал. Юрген распорядился подать хороший обед и бутылку лучшего вина, а затем вместе с Омари расположился за столиком у стены рядом с кадкой, в которой росла пальма. Выпив первый бокал вина до дна, Шу небрежно выплеснул второй в кадку.

– Не жалко такое дорогущее вино выливать? – поинтересовался Омари.

– Жалко, – вздохнул Юрген. – Но мне нельзя больше пить. Пока нельзя. А ты пей.

– Каков наш план действий? – пригубив своё вино, спросил амма. – Сидим и ждём, пока ты не заметишь кого-то похожего на воров?

– Видимо, да, – кивнул Шу. – Дадим им шанс. Я не думаю, что у них есть кто-то третий, кто будет подслушивать нашу беседу. Да и денег, мне кажется, у них маловато. Они ведь нехило заплатили проститутке, которая тебя оговорила. А надо было ещё на что-то снимать комнату и питаться. Конечно, Кайсар работал на стройке, и айни тоже мог чем-то промышлять, но им ещё нужны деньги, чтобы добраться до Ямато.

– Я вот думаю, – пристально смотря на Юргена, проговорил Омари, – что это за вторая часть ценной вещи, которая у тебя хранится?

– На пальце, – коротко ответил Шу.

– Печатка?

– Она самая.

– Если я не ошибаюсь, на ней изображён солнечный круг бога Митры.

– Не ошибаешься. Многие амма верят в Митру.

– Почему ты выбрал именно этот знак для своей печати? У великого шоно на печати волк, что логично.

– Были на то свои причины.

Тем временем на столе появилась жареная дичь, сыры и хлеб. Хозяин трактира пожелал гостям приятного аппетита и с улыбкой удалился.

– А если никто не придёт? – спросил Омари. – Что тогда?

– Уже пришёл, – вдруг перешёл на шёпот Юрген. В дверях трактира появился стройный молодой мужчина, лицо которого выдавало в нём хани или айни. Может быть, раньше Шу и спутал бы его с сарби, но, прожив в Шоносаре более десяти лет и побывав в Сересе, он точно мог определить, что вошедший не был местным, несмотря на то, что одет он был как типичный житель столицы в дэл и лёгкие брюки. Когда к нему подошёл половой, Юрген прислушался. Вошедший ответил с заметным акцентом, с таким же говорила Ханако, когда только начинала учить язык сарби.

– Это точно он, – проговорил Шу и налил себе вина. – Давай ещё раз за твоё освобождение! – и он поднял бокал.

– С превеликим удовольствием, – ответил Омари, также наполняя свой бокал.

Айни сел за соседний столик, спиной к Юргену и попросил подать ему пару лепёшек и кумыс.

– Знаешь, я, конечно, зол на всё это, – сказал Шу слегка пьяным голосом и вылил половину бокала в кадку. – Но с другой стороны, какого чёрта? Всё равно этим людям ничего не светит.

– Это почему же это? – спросил амма.

– Да потому что они идиоты, – Юрген рассмеялся.

– Многое объясняет, – хмыкнул Омари. – А всё-таки?

– Они думают, что с этой вещью они смогут править миром, – заговорщицки прошептал Шу. – Вот только им невдомёк, что колёсико в одиночку не работает.

– Это как?

– Вот это видел? – Юрген помахал перед носом Омари рукой с перстнем. – Их надо соединить, только тогда это имеет смысл. Так даже в древнем письме сказано. Сам читал. Письмо, между прочим, у меня в комоде лежит.

– Вот оно что, – протянул амма.

– Так что пусть подавятся, – заключил Шу и смачно откусил от жареной ножки.

– А у вас есть хоть какие-то предположения, кто это мог быть? – спросил Омари.

– Неа, – ответил Юрген. – Я даже понять не могу, как этот человек в мои покои проник мимо стражи. Может, он как удав?

– В смысле прополз?

– Нет, дурак, – расхохотался Шу. – Как удав кроликов гипнотизирует, так и он моих охранников.

– Ну, тебе виднее, ты свою стражу лучше знаешь.

– Да ничего я уже не знаю. Устал я от всего этого. Надоело всё.

За соседний столик принесли тарелку с лепёшками и кувшин кумыса.

– Отдохнуть тебе надо, – проговорил Омари.

– Надо, – кивнул Юрген.

– Так устрой себе что-нибудь. Ты же визирь.

– Ай, – отмахнулся Шу, – у меня сил нет на веселье.

– Ты обещал мне показать ванны во дворце, которые, по твоим словам, переплюнули мои в Уасете.

– Обещал, значит, покажу. Давай сегодня вечером. Тебе, кстати, не мешало бы помыться после камеры. Ты попахиваешь.

– А ты превратился в неженку. Кто раньше жил в гере без всяких там ванн?

– Вот не надо, я регулярно мылся из бочки. А построить дворец без ванн было бы глупо.

– Ладно, с этим согласен. А зверинец ты завести не хочешь?

– Я зверей люблю, в отличие от тебя, и в неволе их держать не собираюсь.

– В Нэжвилле есть зверинец, в Фейсалии есть. В Айланорте, насколько мне известно, тоже. Отстаёте, господин визирь Шоносара.

– Так начало уже положено. У нас теперь есть главный ловчий крокодил.

– Ну, вкупе с мышью-визирем это вполне себе зверинец, – хмыкнул Омари и перешёл на шёпот. – Наш сосед уходит. За ним кто-нибудь проследит?

– Альфред должен, – ответил Юрген. – Нам с тобой тоже пора.

Расплатившись с трактирщиком, Шу и Омари покинули «Райские кущи» через несколько минут после того, как оттуда ушёл айни. Они вернулись во дворец, где их ждал Оташ.

– Как всё прошло? – спросил он, едва они появились на пороге его покоев.

– Отлично, – ответил Юрген, – если только по Шаукару не разгуливает толпа айни. Один точно сидел рядом с нами и подслушивал. Внешне похож на акробата. Теперь будет хорошо, если Альфреду удастся проследить за ним, не выдав себя, потому что не хватало ещё их спугнуть.

– Много он рассказал тебе? – спросил шоно Омари.

– Мне было достаточно, – ответил тот. – Но в моих планах нет использования древних предметов с целью завоевания мира. Должность при твоём дворе меня вполне устроит.

– Я подписал бумагу. Не подведи меня.

– Это не в моих интересах – подводить тебя. Благодарю.

– Я думаю, что айни проберётся в мои покои сегодня вечером, чтобы найти так называемый древний манускрипт, – проговорил Юрген. – Я сказал, что он хранится у меня в комоде. Айни будет думать, что мы с Омари в ванной.

– Значит, мы будем ждать его, – ответил Оташ. – А ты бы в самом деле пошёл помылся.

– Если я вам больше не нужен… – отозвался амма.

– Ступай, – махнул рукой шоно.

– Если ты ему не доверяешь, то ты всегда можешь его убить, – проговорил Юрген, когда Омари ушёл.

– Ты расстроишься, – усмехнулся Оташ.

– Он, конечно, тот ещё крокодил, и я с трудом верю в то, что люди меняются, но он уже не раз помог нам. Пусть живёт?

– Пусть живёт.

– Ты хочешь взять вора, когда он пойдёт за манускриптом?

– А ты хочешь, чтобы он начал снимать с тебя перстень?

– Нет, потому что тогда ему придётся отрубить мне палец, а это больно. Меня волнует Кайсар и то, где они прячут колесо солнца.

– Давай решать проблемы по мере их поступления, эне. Сначала возьмём акробата.

– Ну, если уж совсем по мере поступления, то сначала надо дождаться Альфреда.

Когда вернулся Брунен, Юрген уже начал терять терпение, в отличие от Оташа, который спокойно читал бумаги, которые принёс ему Наран.

– Ну что? – спросил Шу.

– Этот айни привёл нас прямиком к Кайсару. Один в один с портрета. Признаюсь, у меня было желание взять его, но я понимаю, что на второго циркача у нас пока ничего нет, а где они прячут колесо солнца, мы не знаем, и таким образом, всё можно было испортить. Поэтому я оставил там Элли. И не надо на меня так смотреть, он справится со слежкой. А что у вас?

– А мы ждём, когда этот айни полезет в мои покои проверять манускрипт, – ответил Юрген. – Он думает, что я показываю Омари ванны.

– Мы собираемся ждать его здесь? – спросил Альфред. – Полагаете, мы его услышим?

– Нет, – сказал Оташ. – Во-первых, я выставил охрану со стороны балкона, но приказал ничего не предпринимать и позволить вору проникнуть в покои визиря. Они будут действовать, только если вор станет убегать. Во-вторых, я считаю, что кто-то должен спрятаться в покоях Юргена.

– Как тогда у баргов, помните? – вдруг оживился Шу. – Альфред может снова залезть под кровать.

– Не может, – возразил Брунен. – Твои покои – сам лезь.

– Эне, под твою кровать может забраться разве что мышь, – проговорил Оташ. – Ты на неё смотрел вообще хоть раз?

– Вообще-то да, – погрустнел Юрген. – Я как-то упустил этот момент. Под мою кровать действительно не залезешь. Так где же у меня можно спрятаться?

– Не нужно, – сказал Альфред. – Когда вор соберётся уходить через балкон, Оташ, пусть твои стражники прикажут ему остановиться под угрозой выстрела. Тогда мы и войдём в покои.

– Верно, – кивнул шоно. – Сейчас распоряжусь.

– Мы будем ждать здесь, – продолжал Брунен. – Один пусть стоит у окна, ожидая сигнала охраны, а второй у потайной двери. Деваться вору всё равно будет некуда.

Когда уже совсем стемнело, а от стражи не поступало никакого сигнала, Юрген стал заметно нервничать.

– Не думает же он, что я до сих пор с Омари ванну принимаю, – проговорил Шу.

– Может быть, он вообще не придёт, – ответил Альфред.

– После того, как мы ему всё преподнесли на блюдечке?

– Может быть, именно поэтому, – отозвался Оташ. – Может, он что-то заподозрил.

– Не думаю, – сказал Брунен. – Вот что, Юрген, сходи к себе и проверь наличие манускрипта.

Шу сорвался с места и бросился в свои покои. Открыв комод, он обнаружил, что бумаги, которую они сделали вместе с Элинором, не было.

– Он уже был здесь! – воскликнул Юрген. – Он нас обошёл!

– Как он мог пройти мимо охраны? – проговорил подошедший Оташ.

– А это ты у них спроси, – сказал Альфред.

В этот момент с улицы послышался крик. Все трое ринулись на балкон, и оказалось, что кричал один из стражников. Когда все спустились вниз, выяснилось, что один из охранников убит.

– Что произошло? – потребовал объяснений Оташ. Второй стражник упал было на колени, но Юрген сказал тому подняться.

– Великий шоно, я сам не понимаю, как такое могло случиться, – отвечал мужчина.

– Рассказывай всё, что видел, – попросил Оташ.

– Мне почудилось, что будто какая-то тень промелькнула в районе балкона, но я хорошо помнил распоряжение великого шоно пропустить вора в покои визиря, поэтому собрался ждать. Потом я решил поинтересоваться тем, что видел мой напарник, Зулан, который дежурил на расстоянии буквально нескольких метров. На мой сигнал он не ответил, и тогда я решил проверить, всё ли с ним в порядке. И мне показалось, что тень снова была на балконе. Но вниз она точно не спускалась в тот момент. Я направился к Зулану и увидел его на земле с дротиком в шее. Ума не приложу, когда это могло произойти, и почему я ничего не видел и не слышал.

– Не акробат он, – проговорил Юрген. – А настоящий воин.

– Если он смог так незаметно пробраться в покои, то он мог также и сбежать, – сказал Альфред.

– Нет, – возразил стражник. – Не мог.

– Это почему же?

– Так я вам сказал, что видел тень на балконе. В тот момент вор проник в покои. Но потом я не видел его.

– Ты не видел, как этот вор убивал твоего напарника. Неужели ты считаешь, что мог бы увидеть его на балконе или стене?

– В его словах есть доля истины, – проговорил Оташ. – Вор уже побывал в покоях и скрылся, и только потом он обнаружил тело напарника. Ты ведь всё время смотрел на балкон? И тень ты видел и вот второй раз тоже, так?

– Так, великий шоно, – закивал стражник.

– С места Зулана вид намного лучше, – задумчиво произнёс Альфред. – Свет удачно падает. Зулан мог видеть, как некто подходит к стене и лезет наверх.

– Вот почему его нужно было убрать, – кивнул Юрген.

– А вниз он и правда мог не спуститься, – сказал Брунен. – Хотя это и маловероятно.

– Не может же он быть во дворце, – проговорил Оташ. – Но я немедленно прикажу всё обыскать.

– Я отправлюсь на место, где скрывается Кайсар, – сказал Альфред. – Элли до сих пор там.

– Если Кайсар всё ещё там, то арестовывай его. Возьми моих людей.

– Благодарю, – кивнул Брунен.

Возвращаясь в свои покои, Юрген столкнулся с Омари. Амма вымылся и переоделся и теперь выглядел опрятным и сияющим.

– У вас получилось или нет? – поинтересовался он.

– И да, и нет, – ответил Шу.

– Это как?

– Вор клюнул на нашу удочку и пришёл за манускриптом. Вот только он убил одного из охранников и скрылся вместе с бумагой.

– Но это значит, что он вернётся за твоим перстнем.

– Мы думали, он просто вор, а он воин.

– Только не говори, что ты испугался, – усмехнулся Омари.

– Нет, – ответил Юрген. – Я просто злюсь на себя. Надо было понять это раньше. Он хочет вернуть власть своему клану, для этого он проделал такой путь. Конечно, он сильный воин, пусть даже если это юный акробат из цирка. Сейчас Альфред, возможно, арестует его сообщника, тогда посмотрим. А ты пока думай о своих новых обязанностях.

– Да не забуду я, не переживай. Ты сам бы пока не оставался в одиночестве.

– Ты беспокоишься обо мне? Вот удивил, так удивил.

– Кроме тебя, меня никто не будет держать во дворце, да и вообще в Шаукаре. Так что да, мне бы хотелось, чтобы ты был, по крайней мере, жив.

– Постараюсь не разочаровать тебя, главный ловчий крокодил.

Зайдя в свои покои, Юрген вышел на балкон и осмотрелся по сторонам, затем вернулся в комнату. К своему удивлению, на комоде он увидел бумагу, которой не было там, когда он уходил. Это был всё тот же манускрипт. Вор вернул его. Юрген взял бумагу в руку и заметил, что на обороте появилась новая надпись на языке айни.

«Если хочешь увидеть колесо солнца, приходи прямо сейчас к лавке старьёвщика на Торговой улице. Один. Иначе колесо солнца исчезнет навсегда», – прочитал Шу. Первой мыслью Юргена было побежать к этой лавке, но он остановил себя. Слишком глупо и самонадеянно. Можно не только не вернуть колесо солнца, но и потерять дорогой перстень, а то и здоровье, если не жизнь. Шу зашёл в покои Оташа, шоно сам только что вернулся.

– Вот, – Юрген протянул другу бумагу.

– Ты считаешь, я могу прочесть эту абракадабру? – отозвался тот.

– Ой прости, я забыл, что ты не читаешь на айни, – и Шу прочитал письмо вслух.

– Значит, надо идти, – ответил Оташ. – Альфреда ждать не будем.

– Мы пойдём вдвоём?

– По-хорошему надо взять с собой Алтана с Бальзаном, но, боюсь, они могут спугнуть этого акробата. Что, думаешь, вдвоём мы не справимся с ним?

– Справимся, конечно.

Оба взяли с собой пистолеты и покинули дворец. В Шаукаре уже наступила ночь, и улицы освещали лишь одинокие фонари. Дойдя до Торговой улицы, друзья остановились.

– Он ждёт только меня, – тихо сказал Юрген. – Если мы появимся там вдвоём, он может скрыться.

– Иди один, – кивнул Оташ, – а я обойду улицу с другой стороны и буду поблизости.

Шу зашагал к лавке старьёвщика, которая ютилась между швейной и скорняжной мастерскими. Подойдя ближе, он увидел, что дверь лавки была не заперта. Восприняв это как приглашение, Юрген зашёл внутрь. Едва он закрыл за собой дверь, загорелась керосиновая лампа, осветив кучу разного барахла и молодого мужчину, того самого, которого Шу и Омари видели в трактире.

– Ну, здравствуй, визирь, – заговорил он на родном языке.

– Здравствуй, – ответил Юрген. – Может, представишься?

– Меня зовут Митсуо.

– Из клана Нагаи?

– Верно. Ты много знаешь обо мне.

– Нетрудно было сложить два и два и сделать выводы. Ты обещал, что я увижу колесо солнца. Собираешься держать слово?

– Нет, – ответил Митсуо, и прежде чем Юрген успел что-то заметить, он сделал лёгкое движение рукой, и Шу почувствовал укол в шею. Он успел понять, что это была игла со снотворным, как когда-то давно в Сересе, но не смог сопротивляться и быстро погрузился в темноту.

Очнулся Юрген довольно быстро и обнаружил себя привязанным к стулу. Рядом стоял Митсуо с ножом в руке.

– Я правильно сделал, что связал тебя, – проговорил айни. – Ты очень быстро очухался.

– Дурацкое у вас снотворное, плохо на меня действует. Что ты собираешься делать?

– Догадайся. Я честно хотел снять с тебя перстень и уйти, но не смог этого сделать. У меня нет времени, чтобы натирать твой палец мылом. Извини, но придётся снять перстень вместе с твоим пальцем.

– Ты дважды идиот, – усмехнулся Юрген.

– Это почему?

– Да потому что нет никакой второй части манускрипта. Это я её написал. И я прекрасно знал, кто сидел рядом со мной в трактире, поэтому в нужный момент и поделился информацией с Омари. Перстень был выполнен специально для меня, когда я стал визирем и мне понадобилась печать.

– Врёшь.

– А ты правда веришь, что я ношу перстень Митры? Или что у Митры была печатка? Давно боги стали ставить печати обычными чернилами?

В это время дверь в лавку резко открылась и на пороге появился Оташ.

– Положи нож, – потребовал он, направляя на Митсуо пистолет.

– Нет, – ответил айни и приставил нож к горлу Юргена.

– Я ведь убью тебя. Брось нож.

– Нет, – Митсуо надавил ножом на горло, и Оташ увидел кровь. Он выстрелил, не раздумывая. Айни упал замертво.

– Какого чёрта ты его убил? – возмутился Юрген. – Нельзя была куда-то в руку стрелять?

– Он едва не перерезал тебе горло!

– Не перерезал же!

– Ну, прости, что не дождался.

– Может, отвяжешь меня уже?

– А если нет? – Оташ склонился над телом Митсуо и начал обыскивать в поисках подвески.

– Ну, что? – спросил Юрген.

– Пусто, – ответил шоно.

– Чёрт! Развяжи меня!

– Он успел сказать тебе хоть что-нибудь? – спросил Оташ, развязывая друга.

– Нет. Он где-то прячет колесо солнца. Возможно, Кайсар знает.

– На всякий случай надо обыскать эту лавку.

– Это мы с тобой будем делать? – стирая выступившую на горле кровь, спросил Юрген. Царапина была неглубокой, но сильно саднила.

– А ты предлагаешь всем рассказать, что мы ищем? – отозвался Оташ.

– Да, не вариант, – вздохнул Шу. – Давай искать.

Спустя где-то минут пятнадцать поисков Юрген не выдержал:

– Бесполезно.

– Да, вряд ли он спрятал колесо солнца здесь, – согласился Оташ. – Мне вообще кажется, что он пробрался сюда тайно, и наверняка старьёвщик не в курсе. Но для очистки совести давай всё же ещё немного поищем.

– А с телом что мы будем делать?

– Распоряжусь похоронить. Мы не в степи и не в лесу.

– Ты едва не добавил «к сожалению».

– Давно ты выучился читать мысли?

– Твои прочитать несложно.

– Это что за намёки?

– Никаких намёков, о мудрейший.

Оташ кинул в Юргена первое, что попалось под руку. Этим оказалась плетёная корзинка. Шу увернулся, корзинка влетела в полку с какими-то статуэтками, после чего все фигурки посыпались на пол.

– Надо будет возместить хозяину ущерб, – проговорил Юрген.

– Из твоих взяточных денег, – ответил Оташ.

– Ах так? – Шу схватил корзинку и кинул её в друга. Шоно отскочил в сторону, и корзинка полетела к двери, в которую как раз заходил Альфред, и попала ему прямиком по голове.

– Даже не хочу ничего знать, – проговорил Брунен, оглядывая лавку.

– А я хочу! – оживился Юрген. – Как ты сюда попал?

– Мы с Элли привезли Кайсара во дворец, но вас на месте не было. Я проник в твои покои и увидел манускрипт.

– Только не говори, что ты знаешь айни.

– Я – нет, но мне сообщили, что супруга Бальзана знает. Я попросил её перевести.

– Разбудил бедную женщину.

– Нет, она не спала. Как я вижу, акробата вы нашли, а колесо нет?

– Чудеса проницательности, – хмыкнул Юрген.

– Пожалуй, нам следует вернуться во дворец и допросить Кайсара, – проговорил Оташ.

IV

Обычно в это время Юрген крепко спал, но сейчас сна не было ни в одном глазу. Кайсара, закованного в кандалы, привели в один из залов дворца, куда пришли Оташ, Юрген, Альфред и Элинор. Борец действительно был очень похож на свой портрет. Он был рослым и сильным амма, и Шу даже представил, как бы мог выглядеть его поединок с шоно. Отогнав от себя мысли о возможном проигрыше Оташа, он услышал, как заговорил Брунен.

– Вы обвиняетесь в убийстве господина Уигема. Вам есть что сказать в своё оправдание?

– Нет, – ответил Кайсар.

– Вы признаёте свою вину?

– Да.

– Но каков ваш мотив?

– Чего? – не понял Кайсар.

– Причина. Цель. Зачем вы убили господина Уигема?

– Да убил и всё. Какая вам разница?

– У каждого преступления есть свои составляющие. И одно из таких составляющих – это мотив.

– Вам недостаточно того, что вы нашли убийцу? Вот вы странные норты.

– И всё-таки?

– Ну, поругались мы.

– Из-за чего?

– Да мало ли поводов?

– Альфред, можно я уже задам вопрос? – проговорил Оташ.

– Конечно, великий шоно, – кивнул Брунен.

– Меня интересует, где твой друг Митсуо прячет то, что он украл у меня.

– Понятия не имею, – ответил Кайсар.

– Но ты признаёшь, что знаком с Митсуо?

– Ну.

– И ты знаешь, что он совершил кражу?

– Да ничего я не знаю.

– Митсуо мёртв, – сказал Оташ.

– Что? – выражение лица Кайсара изменилось, а в глазах появился испуг.

– Митсуо мёртв, – повторил шоно. – Я убил его.

– Как? За что? – едва не зарычал Кайсар и загромыхал кандалами. Стоявший рядом Алтан резко усадил его на место.

– Он хотел перерезать горло моему визирю, – проговорил Оташ.

– Да не стал бы он этого никогда делать!

– Вот это говорит об обратном, – шоно показал на царапину на шее Юргена.

– Ну, он ещё палец мне хотел отрезать, чтобы перстень забрать, – добавил Шу.

– Вдобавок ко всему, он убил одного из стражников, чтобы пробраться во дворец, – сказал Альфред.

– Ничего я вам больше не скажу, – со вздохом проговорил Кайсар. – Можете делать со мной, что хотите.

– Ты понимаешь, что ты сейчас сказал? – спросил Оташ. – И вообще ты представляешь, что за вещь украл твой приятель?

– Мне всё равно, – ответил циркач.

– Тебе всё равно, что тебя могут убить?

– Я же сказал, делайте, что хотите.

– А если тебя будут пытать? – в голосе Оташа звучал металл.

– Да плевать мне! – Кайсар снова загремел кандалами.

– Стой, Таш, – вдруг произнёс Юрген.

– Что ещё? – спросил шоно.

– Может, не надо так? Он, кажется, друга потерял.

– Друга? Этот его друг едва тебя не прирезал. И мы теперь не знаем, где искать то, что он украл!

– Думаешь, криками и насилием ты чего-то добьёшься?

– Эне, я не понимаю, чего ты добиваешься? Хочешь разозлить меня ещё больше?

– В любом случае, если ты собрался его пытать, я не намерен в этом участвовать, – с этими словами Юрген вышел из зала. Он очень надеялся на то, что Оташ поймёт его правильно и захочет с ним поговорить. К счастью, так и произошло. Оставив Кайсара на Альфреда, шоно поспешил за другом.

– Что это было? – спросил Оташ, подойдя к Юргену, стоявшему в нише у тёмного окна.

– Я придумал, – ответил тот.

– Что придумал?

– Как разговорить Кайсара.

– И как же?

– Посади меня к нему в темницу.

– Чего?

– Да что слышал, Таш. Если я окажусь таким же изгоем, как его покойный приятель, он вполне может проникнуться. И я умею располагать к себе людей, ты же знаешь.

– Ты-то умеешь, но за каким я посажу тебя в темницу?

– Ну, сам посуди. Я потерял колесо солнца. Это же моя вина. Что его украли у меня из-под носа. Моя вина, что я не смог вернуть его. Моя затея с фальшивым манускриптом провалилась, потому что в результате Митсуо мёртв.

– Эне, я надеюсь, ты на самом деле так не думаешь?

– Разве что немножко. Таш, сейчас речь не об этом. Ты понимаешь, что Кайсар может поверить в мой арест?

– Но почему я вас буду держать вместе? Хотя постой… Ты довольно высокопоставленный человек. Поэтому не можешь сидеть с мелкими преступниками, а Кайсар владеет важной информацией, поэтому тоже не может сидеть там, где остальные.

– Вот, ты сам всё объяснил. Только тебе придётся меня ударить для пущей достоверности. Доказать, что мы поругались. И я же не просто так полез сейчас защищать Кайсара. Вот ты и психанул.

– Да я в самом деле психанул, – вздохнул Оташ. – С одной стороны, мне нравится твоя идея, но с другой, я не уверен, что хочу оставлять тебя наедине с этим человеком.

– Да ладно! – усмехнулся Юрген. – Или ты думаешь, я не смогу за себя постоять?

– А с чего ты взял, что я за тебя боюсь? Я за Кайсара беспокоюсь.

– Говорит человек, который собирался его пытать.

– Так то пытать. Ты и убить можешь. И где мы потом будем искать колесо солнца?

– Не смешно. Бей меня.

– Ну, раз ты настаиваешь, – и Оташ ударил Юргена по лицу. Тот не удержался на ногах и плюхнулся на пол, едва не влетев в окно.

– Ты прям медведь настоящий, а не волк, – проговорил Шу, ощупывая лицо.

– Да я вроде не очень сильно, – растеряно сказал шоно, глядя, как щека его друга оплывает прямо на глазах.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю