290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаукар » Текст книги (страница 9)
Шаукар
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Шаукар"


Автор книги: Юлия Рахаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 42 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

V

Когда Оташ увидел рядом с автомобилем, на котором в Шаукар прибыли Альфред и Элинор, ещё один чёрного цвета и водителя-норта, стоявшего рядом с ним, он решительно проговорил:

– Я на этом не поеду.

– Но почему, Таш? – удивился Юрген. – Или ты боишься?

– Конечно, я не боюсь! Но я привык ездить на коне, а не на этом вот…

– Это называется автомобиль, – сказал Альфред.

– Да знаю я! Сказал, не поеду, значит, не поеду.

– Но на автомобиле мы быстрее доберёмся до Нэжвилля и точно не опоздаем на летний праздник, – сказал Шу.

– Вот и поезжай, а я на лошади.

– Таш, король за тобой специально машину прислал, а ты кочевряжишься.

– Ты у меня сейчас получишь.

– Великий шоно, это на тебя совсем не похоже. Что тебе не нравится в автомобиле? В конце концов, спать ты научился на кровати, вино стал пить. Может, всё-таки поедем?

– Это совершенно безопасно, – вмешался Элинор. – И очень удобно. Его величество сам ездит на автомобиле.

– Смотри, Таш, на машине мы в Яссе сможем остановиться, я кузена повидаю, – настаивал Юрген. – Обрадую его, скажу, что он потом к нам в гости приедет. Ты же обещал, да? Мы на обратном пути могли бы его захватить.

– Ладно, – махнул рукой шоно. – Вы все будете мне должны.

– Я-то здесь причём? – усмехнулся Брунен.

– Все, – повторил Оташ. Водитель-норт испуганно заморгал.

Юрген довольно открыл дверцу автомобиля, и они с шоно расположились на заднем сидении. Элинор сел за руль второй машины, и все они отправились по дороге в сторону Яссы. Оташ выглядел таким напряжённым, что Шу становилось смешно.

– Ты в таких переделках бывал, ничего и никогда не боялся. Кто бы мог подумать, что тебя так озадачит обыкновенный автомобиль!

– Да не боюсь я его! – ответил шоно. – Просто не доверяю. Не нравится он мне.

– А мне очень даже, – и Юрген радостно уставился в окно.

Когда они прибыли в Яссу, уже вечерело. Водитель остановил машину на въезде в поселение, и Оташ с огромным облегчением покинул автомобиль. Рядом остановилась машина Альфреда. Они с Элинором приняли приглашение Юргена познакомиться с его кузеном. Витольд и его супруга Илинка каждое лето проводили на родине её родителей в Яссе, а осенью перебирались в Нэжвилль, в Валахию, где у Никсона был свой дом. Старейшиной Яссы по-прежнему был Драго, отец Илинки. Он немного сдал за последние годы, но оставался самым уважаемым жителем поселения. Прознав, какие высокие гости прибыли в его деревню, Драго сам вышел их встречать.

– Рад видеть тебя, великий шоно, – с поклоном проговорил он. – И тебе тоже здравия, белый брат.

– Мы остановимся у вас на ночь, – поздоровавшись, ответил Оташ. – И нужно разместить где-то наших товарищей из Нэжвилля, – он показал на Альфреда с Элинором, – и водителя ещё.

– Всё сделаем, великий шоно, – кивнул Драго.

– Я пойду к Никсонам, – сказал Юрген. – Навещу Феликса.

– Тут такое дело, белый брат, – вздохнул старейшина.

– Что такое? – насторожился Шу.

– Внук мой, Феликс, как рано утром вышел из дому, так до сих пор не вернулся. Запропастился где-то. Илинка места себе не находит.

– А Витольд куда смотрит?

– Так ищет, белый брат. Не гневайся.

– И часто он так пропадает? – поинтересовался Альфред.

– Приятно слышать речь на языке сарби из уст благородного норта, – проговорил Драго. – Феликс, конечно, не самый послушный ребёнок, но из дома никогда так надолго не уходил.

– Я вырос в Шоносаре, – ответил Брунен. – Сколько лет мальчику?

– Десять уж минуло.

– Надо помочь его отыскать, – сказал Оташ.

– Если б знать немного больше, можно было бы и найти быстрее, – проговорил Альфред.

– Давайте с Илинкой поговорим, – предложил Юрген. – Ну, и с Витольдом.

Мама Феликса нашлась дома. Глаза её были мокрыми от слёз, она сидела у дверей и ждала, что её сын вот-вот вернётся. Увидев Юргена, Илинка бросилась ему на шею и заплакала.

– Да подожди ты рыдать, – обнимая её, сказал Шу. – Ещё совсем мало времени прошло. Вернётся.

– Он никогда так не поступал, – всхлипнула женщина. – И всегда говорил, где будет гулять.

– Я вот тут сыщиков привёл из Нэжвилля. Они Феликса в два счёта разыщут.

– Здравствуйте, – вежливо улыбнулся Альфред.

– Мы обязательно его найдём, – выглянув из-за его плеча, проговорил Элинор.

– Расскажите, где Феликс обычно любит гулять, с кем дружит, – попросил Брунен.

– Да он по всей деревне гуляет, – ответила Илинка, садясь за стол. – А дружит? Да как-то не очень задалось у него с ребятами.

– Почему?

– Да была одна история, после которой Феликса стали мавкой считать. Глупости, конечно.

– Кем? – не понял Альфред.

– Мавкой, – повторила Илинка.

– Ну, это типа наяды у нортов в древних мифах, – пояснил Юрген.

– И почему же про Феликса такое говорили? – спросил Брунен.

– Да он в том году купаться пошёл как раз на Зелёной неделе и так далеко заплыл, что ребята подумали, будто бы он утонул. Шум подняли. Напугались все тогда. А Феликс возьми и выплыви. Водоросли ещё у него в волосах его длинных запутались. Мальчишки и закричали: «Мавка! Мавка!» Может, и забылось бы, но Феликс и так сильно не похож на здешних. Не в нашу породу он, а больше в отца, даже как-то в сестру его покойную. Я её не видела, но портрет Витольд мне показывал. Вот Юрген тоже на неё похож. Так с прошлой весны мальчишки зовут Феликса мавкой и думают, что он может их на дно реки утащить.

– И как же сам Феликс на это реагирует?

– Да он говорит, что все они глупые, и что всё равно он не хочет с ними дружить.

– Но с кем-то он общается, кроме вас?

– С сыном моей сестры Эмилем. Ему уже пятнадцать, и он хорошо относится к Феликсу. У Виорики ещё дочка есть, но она замуж в этом году вышла.

– Значит, надо поговорить с Эмилем, – сказал Альфред.

– С Витольдом тоже надо бы, – добавил Юрген. – Можно тебя попросить?

– Что такое? – отозвался Брунен.

– Поговори с ним. С Витольдом. У нас не самые хорошие отношения. А я пообщаюсь с Эмилем. Вон можешь Элли со мной отправить.

– Хорошо, – кивнул Альфред. – Я разыщу Витольда, а вы с Элли ступайте к этому юноше.

– Что же я вам ничего не предложила! – вдруг всплеснула руками Илинка.

– Нам сейчас не до еды, – ответил Юрген. – Вот найдём Феликса, тогда и покушаем.

Шу видел Эмиля несколько раз, когда приезжал в Яссу, но никогда не общался с ним. Сейчас он был дома один, а его родители ушли разыскивать Феликса. Узнав Юргена, Эмиль пригласил гостей в дом и даже учтиво предложил чаю.

– Мы хотим помочь найти твоего брата, – сказал Шу. – Вот это сыщик из Нэжвилля, господин Элинор Акст.

– Прям сыщик? – оживился мальчик.

– Сыщик, – улыбнулся Элинор. – Скажи, ты давно видел Феликса?

– Вчера.

– Вы разговаривали о чём-то?

– Фел показывал мне, как научился играть на флейте. Он разучил новую мелодию. Я не особо люблю всю эту музыку, но у Фела оно так неплохо получается. Ну, вот он вечером мне сыграл, во дворе мы сидели. А потом убежал он. И всё.

– Может быть, Феликс показался тебе взволнованным? – спросил Акст.

– Да не особо, – пожал плечами Эмиль. – Он всегда взбудораженный. Фел же он такой, не от мира сего, как его папаша.

– Тётя Илинка рассказала про то, что его мавкой зовут, – проговорил Юрген. – В последние дни ничего связанного с этим не происходило?

– Да нет, – снова пожал плечами мальчик. – Многие и забыли уже. Хотя вот неделю назад…

– Что неделю назад?

– Пацаны купались на речке, и туда Фел пришёл. Тоже купаться. А они его прогнать вроде хотели, но Фел наплевал на них и полез в воду. Так пацаны перепугались, что он их утопить решил, и сбежали. Я хохотал, когда узнал. Фелу тоже смешно было.

– Значит, Феликс не обижался на ребят? – спросил Элинор.

– Не, его это забавляет.

– А кроме тебя, друзей у него в Яссе нет?

– Мирон разве что.

– Кузнец? – догадался Юрген.

– Ага.

– Мне Феликс тоже про него говорил, когда я прошлый раз приезжал.

– Что за кузнец? – спросил Акст.

– Да он ему в отцы годится, – ответил Шу. – Ему уже лет сорок. Хороший мужик, только не повезло ему. Его жена была не очень хорошей женщиной. Преступницей в общем. И с тех пор он второй раз не женился.

– Так надо с ним поговорить, – предложил Элинор. – Может, Феликс ему что-то рассказывал?

– Идём, – кивнул Юрген.

Узнав, что Альфред идёт разыскивать Витольда, Оташ, до этого беседовавший с Драго, отправился вместе с ним. Они нашли его на другом конце поселения, вместе с мужем Виорики Никсон направлялся к лесу. Увидев шоно, он испуганно замер.

– Мы хотим помочь тебе найти сына, – проговорил Оташ. – Это господин Альфред Брунен, он сыщик из Нэжвилля.

– Здравствуйте, – наконец, произнёс Витольд. – Я вам очень благодарен.

– Скажите, у вас хорошие отношения с сыном? – задал вопрос Альфред.

– Конечно, хорошие, – ответил Никсон.

– И вы знаете, где он любит гулять?

– Да всюду. Но в Валахии ему нравится больше, чем здесь.

– Может быть, вы замечали за Феликсом что-то в последнее время? Может, его что-то беспокоило?

– Нет, всё было как обычно.

– А как вы относились к тому, что вашего сына называли наядой или как это по-вашему…

– Мавкой? – подсказал Витольд.

– Да, именно.

– Да ерунда это всё. Мальчишечья глупость.

– Ты это сейчас серьёзно? – спросил Оташ Альфреда.

– Про мавку? Так это Илинка нам рассказала.

– Бред, – проговорил шоно. – Как можно пацана мавкой считать?

– Я вообще о подобном первый раз слышу.

– Вот и я говорю, ерунда это, – сказал Витольд. – Феликс сам смеялся над этим.

– Значит, вы считаете, что у вашего сына всё было хорошо? Никаких проблем, никаких врагов?

– Конечно, не было у него никаких проблем.

– А у вас? Мог кто-то желать вам зла и поэтому похитить сына?

– Да что вы такое говорите? Такое даже представить невозможно.

– Я бы представил, – сказал Оташ. – Витольд умеет нажить себе врагов и нарваться на неприятности.

– Нет, великий шоно, – возразил Никсон. – Безусловно, я понимаю, на чём основано твоё ко мне отношение, но поверь, с тех пор, как я стал отцом, я изменился.

– Хотелось бы верить.

– Я ничего не знаю о прошлом господина Никсона, но если оно не связано с Феликсом, то давайте вернёмся к его исчезновению, – проговорил Альфред.

– Не связано, – кивнул Витольд. – А что, Юрген тоже приехал?

– Тоже, – ответил Оташ.

– Он пошёл разговаривать с Эмилем, – сказал Брунен.

– Мне кажется, что в разговорах нет толку, нужно искать Феликса, – проговорил Никсон.

– Только если вы ничего от нас не скрываете, – ответил Альфред.

– Нет, я ничего не скрываю, – произнёс Витольд.

Тем временем Юрген и Элинор пришли к дому кузнеца Мирона. Он узнал белого брата шоно и хотел пригласить в дом, но Шу проговорил:

– Феликс потерялся, ты знаешь?

– Нет, – округлил глаза Мирон. – Как потерялся?

– А как утром вышел из дома, и нет его.

– Вот я как чувствовал, – ударил себя по бокам кузнец.

– Что вы чувствовали? – спросил Элинор.

– Да что неладное с ним что-то приключится.

– Почему?

– Да потому что от баб одни беды.

– Простите, а причём тут бабы?

– Да я подумал, что малец просто так… ну знаете, как это бывает? Маленький, а уже мужичок. Думал, вот начал малец на баб засматриваться. Он спрашивал меня про Дорину.

– Кто такая эта Дорина?

– Да дочка мельника. Очень уж она такая… ладная.

– И что же Феликс у вас про неё спрашивал?

– Ну, как она мне. Нравится ли. Что я вообще про неё думаю. Не, я ему правду сказал, что баба она знатная, но что мне до неё дела никакого нет. И что вообще ежели баба такая, как эта Дорина, то ладу с ней не будет.

– И ты теперь думаешь, что Феликс мог к ней пойти? – спросил Юрген.

– Да леший его знает, – пожал плечами Мирон. – Давай-ка вот что. Я сейчас фонарь возьму и тоже пойду мальца искать.

– Пойдём к мельнику? – предложил Юрген Элинору. Тот кивнул.

Дорину они увидели сразу, как подошли к мельнице. Девушка действительно была очень яркой и фигуристой. Она только что принесла воды и переливала её из ведёр в бочку. Подол её платья был подвёрнут, оголяя стройные босые ножки.

– Есть у меня одно дурное предчувствие, – тихо проговорил Юрген.

– Что за предчувствие? – поинтересовался Элинор.

– Трудно объяснить, но я уверен, что в ней всё дело.

– Но почему? Феликсу ведь всего десять. Я в его возрасте если и влюблялся, то только в таких же девочек. Хотя я и этого не помню.

– У меня есть одна мысль, поэтому подыграй мне. Как тогда, с Мариам.

– Хорошо, – согласился Элинор. – Только потом объясни мне, зачем это надо.

– Добрый вечер, красавица! – подойдя ближе, заговорил Юрген.

– И вам добрый вечер, молодцы, – улыбнулась Дорина.

– Что-то раньше не видел я в Яссе таких, как ты.

– Плохо искал, значит. Хотя и я что-то тебя раньше не видела здесь. И друга твоего тоже.

– Так надо исправить эту досадную ошибку.

– Может, и надо. Вижу, парни вы достойные.

– Да мы как раз в столицу Нэжвилля собираемся на летний праздник. Ярмарка там будет большая. Может, подарок какой привести тебе?

– Два подарка, – с улыбкой добавил Элинор.

– Пойдёмте, хоть чаем вас напою, а там и подарках поговорить можно, – предложила Дорина.

– А отец твой не осерчает? – спросил Юрген.

– Так отец в Валахию уехал, раньше завтра не вернётся.

Шу и Акст прошли за девушкой в дом и расположились за столом, пока Дорина ставила чайник на огонь. Юрген осмотрелся по сторонам, словно пытаясь что-то найти. Вдруг его взгляд зацепился за крохотную шкатулку на одной из полок. Встав, Шу подошёл, взял её в руки, открыл и замер. Дорина, обернувшись, выронила из рук чашку. Элинор бросился помогать ей собирать осколки. Не говоря ни слова, Юрген молча поставил шкатулку на место, а затем полез во внутренний карман и достал травяной мешочек. Также молча он подошёл к очагу и бросил туда травы, прежде чем Акст успел хоть как-то отреагировать. Шу увидел, как округлились глаза Элинора, но, продолжая молчать, он взял деревянный половник и принялся размеренно стучать им по столу.

– Дорина, – заметив остекленевший взгляд девушки, наконец, заговорил Юрген.

– Да, – отозвалась она.

– Витольд – твой любовник?

– Да.

– Его сын Феликс застал вас?

– Да.

– И что случилось потом?

– Он упал.

– Феликс упал?

– Феликс упал и ударился. Я испугалась.

– И что ты сделала?

– Я спрятала его.

– Где?

– На берегу реки.

– Вот стерва, – Юрген бросил половник на стол, а затем погасил огонь в очаге.

– Что такое? – удивлённо заморгала Дорина.

– Ты зачем всё это? – возмутился Элинор. – У меня всё как в тумане… Кто кого куда спрятал? Я так и не понял ничего.

– Арестуй её и отведи в дом старейшины. Это приказ визиря. Потом я тебе всё объясню. А мне нужно бежать.

Покинув дом, Юрген побежал к реке. Уже издалека он увидел Оташа, Альфреда и Витольда, которые тоже шли к Мелеше.

– Таш! – закричал Шу. – Я знаю, где Феликс!

– И где же он? – отозвался шоно.

– Где-то у реки, вы правильно шли.

– А где Элли? – спросил Альфред.

– А он арестовывает Дорину.

– Дорину? – удивился Витольд.

– Твою любовницу, – проговорил Юрген.

– Как ты… – Никсон побледнел.

– С твоими похождениями мы потом разберёмся, – сказал шоно. – Сейчас нам надо найти мальчика.

Мужчины начали внимательно обследовать берег, и вскоре Оташ заметил что-то под раскидистыми ветвями ивы. Бросившись туда, он обнаружил лежавшего мальчика. Феликс был жив, но без сознания. Оташ взял его на руки, и к нему тут же подбежал Витольд.

– Родной мой, нашёлся, – запричитал Никсон. Не сразу, но Оташ всё же отдал ему сына и проговорил:

– Лекаря надо.

Им навстречу, размахивая руками, бежал Мирон. Увидев Феликса на руках Витольда, он едва не выронил фонарь и воскликнул:

– Светлячок! Живой!

– Светлячок? – удивился Юрген.

– Да это я мальца так прозвал, – улыбнулся Мирон. – Знаешь, как ночью они светятся? Вот так и он сидит, бывало, смотрит, как я работаю, лампа позади горит, да огонь на кузне, а волосы его так и озаряются, светлые, как ни у кого не бывает. Да искорки, когда летят из-под молота, в глазах отражаются. Светлячок и есть.

Витольд спешил с сыном к лекарю, а Оташ тем временем спросил Юргена:

– Как ты узнал, где его искать?

– Мы с Элли узнали, что Феликс любил ходить к Мирону, поговорили с ним, а кузнец и расскажи про Дорину. Что Феликс про неё расспрашивал. Тогда мы к ней пошли. Я как её увидел, меня будто стукнуло. Не знаю как, но я почему-то словно почувствовал, что у неё что-то с Витольдом могло быть. Он ведь тот ещё. Короче, мы стали сами заигрывать с этой Дориной, она повелась и пригласила в дом. А там я увидел шкатулку. Понимаешь, Таш, это могла быть просто похожая, да, но… – Юрген вздохнул. – У мамы была такая. И я в детстве взял её поиграть и уронил. Внутри трещина образовалась. Вот я взял в руки эту шкатулку, открыл, а там она, трещина. Вот я и понял, что Витольд эту шкатулку ей подарил. Ничего святого у него нет. Тогда я допросил Дорину.

– Допросил? – вмешался в разговор Альфред.

– Допросил. С травами. Я не мог ждать. Она рассказала, что Феликс застал их с Витольдом, а потом будто бы упал. Дорина испугалась и спрятала мальчика у реки. Конечно, надо будет поподробнее обо всём этом узнать, но в тот момент важнее всего было найти Феликса и помочь ему.

– Ты правильно сделал, эне, – проговорил Оташ.

– Витольд, значит, скрыл от нас кое-какие обстоятельства, – сказал Альфред.

– Такие, как он, не меняются, – с грустью произнёс Юрген.

Позже, когда лекарь осмотрел Феликса и сообщил, что его жизни ничего не угрожает, Илинка осталась сидеть с сыном, ожидая, когда тот придёт в себя, а Оташ и Юрген вместе с Альфредом направились к Драго, куда Элинор привёл Дорину.

– Она рассказал мне, что там произошло, – проговорил Акст.

– С ребёнком всё в порядке? – тихо спросила Дорина.

– Ты переживаешь, не стала ли ты убийцей? – ответил Оташ. – Нет, не стала. Феликс жив, но он всё ещё без сознания.

– Я вообще подумала, что он умер, – девушка уронила голову на руки.

– Расскажите ещё раз, что случилось, – попросил Альфред.

– Витольд пришёл ко мне, как только мой отец уехал, – начала Дорина. – Всё было хорошо, нам и в голову не могло придти, что за нами кто-то следил. Потом Витольд ушёл, а я хотела пойти купить ниток, выхожу и слышу, кто-то за мешками копошится. Я не из пугливых, решила посмотреть. А он возьми и выскочи. Испугался, наверное, что я его обнаружила. Я руку-то к нему потянула, а он зацепился ногой за что-то и упал. Я к нему, а он лежит. И не дышит. Я ж узнала его, что это сын Витольда. Перепугалась я. Решила, что убила ребёнка. Ну, пусть не сама, не знаю, я тогда вообще ничего не соображала. Подхватила его на руки, он лёгкий совсем, и побежала к реке. Повезло мне, что никто не видел. Мельница-то на отшибе стоит.

– Почему к реке? – спросил Брунен.

– Да вспомнила я, что его мавкой кличут.

– Быстро же ты в себя пришла после этого, – проговорил Юрген. – Вон какая весёлая была, когда мы пришли.

– Так я выпила для храбрости. Наливку у отца стянула. От неё как-то легко сделалось.

– Признаёшь свою вину? – спросил Оташ.

– Да, великий шоно.

– Ты должна была не прятать ребёнка, а немедленно позвать лекаря. Да и с женатыми мужчинами негоже связываться. Особенно, если у него уже сын есть.

– Знаю, – вздохнула Дорина. – И что не видать мне счастья, тоже знаю.

– Тут ты зря. Ты, конечно, должна понести наказание, но ты молодая и вся жизнь у тебя впереди. Не сможешь сыскать счастья в Яссе, так найдёшь в другом месте. Шоносар большой.

– Я попрошу тебя об одной вещи, – проговорил Юрген.

– Да? – подняла на него глаза Дорина.

– Верни шкатулку, которую тебе подарил Витольд. Она принадлежала моей маме.

– Конечно, забирай. Так ты, значит, и есть белый брат великого шоно?

– Он самый. Визирь Юрген Шу.

– Мне нужно было сразу догадаться, – грустно улыбнулась девушка. – Откуда ещё могут быть в Яссе такие норты, как ты…

Выйдя из дома старейшины, Юрген увидел стоявшего рядом Витольда.

– Я тебя тут жду, Юрис, – проговорил он.

– Дай угадаю. Хочешь попросить меня скрыть правду от Илинки? Но боюсь, что Драго уже всё знает, не повезло тебе в этот раз.

– Я люблю Илинку.

– Странная у тебя любовь какая-то. Это ведь не первая твоя измена. А она тебя всегда прощает. Не знаю, простит ли на этот раз, ведь теперь пострадал ваш сын.

– Но я правда люблю её… И я не хочу её терять.

– В любом случае тебе самому с ней разбираться. И с Феликсом тоже. Он ведь всё знает. Пусть он ещё маленький, но он не дурак. Феликс прекрасно всё понял, поэтому и следил за вами. Мне даже думать не хочется о том, что он мог увидеть.

– Я поговорю с ним, я объясню, – сказал Витольд.

– Да что ты объяснишь? Знаешь, я не хочу с тобой больше разговаривать, – и Юрген пошёл к Илинке, чтобы проверить, не пришёл ли Феликс в себя. Уже с порога он услышал слабый мальчишечий голос.

– Ты очнулся! – обрадовался Шу.

– Привет, – помахал ему рукой Феликс. Он всё ещё лежал в кровати и выглядел очень бледным, но улыбнулся, увидев кузена.

– Привет, – подошёл ближе Юрген. – Ну, и напугал же ты нас.

– Да я вот маме уже сказал, что сам виноват. Полез подглядывать за Дориной. Как она переодевалась. А она меня заметила, я побежал и упал.

– Значит, ты подсматривал, как она переодевалась? – переспросил Шу.

– Да. Она ж вон какая.

– Хочешь сказать, красивая?

– Ну, да.

– А не рано тебе? – с улыбкой спросила Илинка.

– Я уже взрослый! – гордо проговорил Феликс. – Мам, принеси молока. Свежего. Пожалуйста.

– Сейчас, сынок, – засуетилась женщина.

– Ты специально её отослал? – догадался Юрген.

– Да. Не говори ей про папу. Она расстроится и будет плакать. Не говори, пожалуйста.

– Но я боюсь, что твой дедушка уже всё знает.

– А я и его попрошу. Он добрый, он меня послушает.

– Хорошо, я ничего не скажу маме.

– Спасибо тебе! А с папой я сам поговорю. Если он ещё раз обидит маму, то будет иметь дело со мной. Мало ему не покажется, даю слово.

– Знаешь, я тебе верю.

– Держи молоко, сынок, – в комнату вернулась Илинка.

– Спасибо, мам, – снова заулыбался Феликс.

– Что ж, ты поправляйся, – проговорил Юрген. – Мы с Оташем едем в Нэжвилль на летний праздник, а на обратном пути хотим заехать за тобой и пригласить в гости в Шаукар. Думаю, мама не будет против?

– Не будет, – ответила Илинка. – Как я могу не доверять великому шоно?

– Значит, на летний праздник, – повторил Феликс.

– Да, – кивнул Шу.

– Я ещё ни разу на нём не был.

– Как не был? Папа тебя не возил?

– Да мы летом обычно в Яссе, – проговорила Илинка.

– На летнем празднике надо хоть раз побывать, – сказал Юрген. – Пусть Витольд в следующем году вас отвезёт.

– Я хочу в этом, – произнёс Феликс.

– В этом не получится, сынок, – ответила Илинка. – У нас с папой здесь дела, мы дедушке помочь обещали.

– Пусть Юрген меня с собой возьмёт, – предложил мальчик.

– Ты целый день без сознания провалялся. У тебя сотрясение мозга, куда тебе ехать? – возразил Шу.

– Спорим, вы на автомобиле!

– Да, на автомобиле.

– Так я в нём даже поспать смогу. Я целый один раз катался на автомобиле. Там сзади можно спать. Вот я и вылечусь по дороге. И вообще у меня голова уже почти не болит.

– Нет, тебя мама не пустит.

– Да, – кивнула Илинка. – Не пущу.

– Ну, и ладно, – надулся Феликс.

– Как-то ты быстро смирился, – улыбнулся Юрген. – Ты точно ничего не задумал?

– Ничего я не задумал, – пробурчал мальчик и отвернулся.

Шу потрепал его по волосам и вернулся к Оташу, который оставался в доме старейшины. Дорину уже увели, а шоно держал в руках ту самую шкатулку.

– Вот, эне, – проговорил Оташ, протягивая вещицу Юргену. – Я забрал её.

– Спасибо, Таш, – взяв шкатулку, ответил Шу. – Пусть теперь у меня хранится. Витольду нельзя доверять такие вещи.

– Как там мальчик?

– С ним всё в порядке, – улыбнулся Юрген. – Представляешь, он попросил меня не говорить Илинке правду. По его версии, он подглядывал за Дориной и поплатился за это. Говорит, что и дедушку упросит не выдавать Витольда. Феликс не хочет, чтобы мама расстраивалась.

– Он добрый мальчик.

– Добрый. Вот только он собрался говорить с Витольдом. Мол, если он обидит маму, то мало ему не покажется. И что-то я ему верю.

– Я бы тоже поговорил с Витольдом, – ответил Оташ. – Догнал бы и ещё раз поговорил.

– Представляешь, Витольд ни разу не возил Феликса на летний праздник! Надеюсь, хоть в следующем году отвезёт.

– Кстати, о летнем празднике. Нам надо бы лечь спать, чтобы на рассвете выехать.

– Да не опоздаем мы, Таш. Мы же на автомобиле, не забывай.

– Хотел бы забыть, – вздохнул шоно.

Рано утром, когда Оташ и Юрген подошли к автомобилю, водитель уже был на месте. К соседней машине шли Альфред и зевающий Элинор. Шу открыл дверцу и едва не закрыл её снова: на заднем сидении мирно спал Феликс.

– Что такое? – спросил Оташ.

– Полюбуйся, – Юрген открыл дверцу шире и отошёл в сторону.

– Феликс? – удивился шоно.

– Уже поехали? – сонно спросил мальчик.

– Ты никуда не едешь, – проговорил Шу. – Тебя мама не пустила, ты забыл?

– Не забыл. Я написал ей письмо, так что она не станет волноваться.

– Станет, Феликс, станет. Ты ведь ещё вчера был без сознания.

– Я поспал и всё прошло. А ещё я думаю, что маме с папой надо побыть вдвоём, чтобы помириться.

– Так ты прощаешь папу?

– Нет. Но мама же его любит. Я с ним поговорил, он пообещал, что загладит свою вину перед мамой. Так что надо им побыть вместе, я только мешаться буду.

– Ты не думаешь, что они будут переживать, как ты тут?

– Ты направишь им письмо из Валахии, напишешь, что всё хорошо. А сейчас поехали уже.

– У вас все в семье такие упрямые? – проговорил Оташ.

– Разве я упрямый? – удивился Юрген.

– Шутишь?

– Я думал, что из нас двоих упрямый – это ты.

– Нет, я терпеливый.

– Мы едем или нет? – поинтересовался Альфред.

– Едем, – вздохнул Оташ.

– Мы едем на праздник! – радостно воскликнул Феликс и захлопал в ладоши.

Эпилог

Юрген устал от шума городской суеты ещё быстрее, чем Оташ, и был очень рад вернуться в замок, чтобы отдохнуть в роскошных гостевых покоях. Рухнув на постель, Шу проговорил:

– Всё-таки здесь комнаты богаче, чем у нас во дворце.

– Ты каждый раз это говоришь, когда мы приезжаем в Нэжвилль, – наливая себе вина, ответил Оташ.

– Ты не подумай, что я завидую. И вообще это моя родина. Я люблю Нэжвилль.

– Покажи мне лучше, что ты купил на ярмарке, – попросил шоно.

– А он там лежит, на столике у входа, – махнул рукой Юрген.

Поставив бокал, Оташ подошёл к столику и взял в руки фарфоровую куклу, изображающую шута.

– Ты хочешь его подарить кому-то из детей?

– Не знаю. Мы ведь уже и Шелдону, и Фелиции всё подарили. Феликсу вон тоже.

– Тогда зачем тебе кукла? Сам играть собрался? – Оташ посадил шута на место.

– Он мне понравился. Ты ведь знаешь, что когда-то была традиция, и у королей были свои шуты?

– Ну да, слышал. Но у Фарлея шута нет.

– Зачем ему шут? У него Шепард есть, – рассмеялся Юрген.

– Ты главное Шепарду это не говори, – усмехнулся Оташ.

– Да ладно, что он мне сделает? Я его не боюсь.

– А я понял, к чему ты про шута.

– Удиви меня.

– Это как вот если бы я был король, а я ведь, по сути, король, просто название другое, то моим шутом был бы как раз ты.

– Нет, – Юрген схватил подушку и кинул её в Оташа.

– Ты опять за старое? – увернувшись, проговорил шоно.

– Я не шут! – в Оташа полетела вторая подушка. – Я визирь!

– Одно другому не мешает, – поймав подушку, шоно кинул её обратно, и она прилетела прямо в Юргена.

– Ну и ладно, – проговорил тот. – Бывало ведь и так, что шуты на самом деле правили государством.

– Знаешь, кто ты? – Оташ поднял с пола первую подушку. – Ты мелкий бунтовщик! – и он бросил подушку в Юргена.

– Почему же это мелкий? – возмутился Шу. – Я всего лишь немного ниже тебя.

– На голову.

– На полголовы!

– Меряться будем?

Юрген хотел ответить, но не успел, потому что в покои заглянул принц Густав.

– Извините, если помешал, – с улыбкой произнёс он.

– Нет, ваше высочество, – отозвался Шу. – Я просто пытался доказать великому шоно, что у него испортился глазомер.

– Юрген, мы же вроде договорились, что ты зовёшь меня по имени, – проговорил принц. – Но мне думается, что у Оташа всё в порядке с глазомером.

– Благодарю, Густав, – улыбнулся шоно. – Приятно иметь сторонников.

– Таво – предатель, – изобразил обиду Шу.

– Вообще-то я по делу, – сказал принц. – Мы хотим устроить тихий вечер только для близких. Флай просит меня сыграть на арфе и спеть, а я подумал, что ты можешь присоединиться ко мне и сыграть на флейте. Ты же не возражаешь, Юрген?

– Не возражаю, – улыбнулся тот.

В зале действительно собрались только близкие для короля Фарлея люди. Его супруга Асима, его верный друг и охранник Шепард, принц Густав и со своим другом и телохранителем Жоржем Кафаром, начальник тайной канцелярии советник Артур Латимор, главный королевский лекарь Жюль Леруа, первый министр Даниель Шарли и гости из Шоносара: великий шоно Оташ и его визирь Юрген.

Принца Шелдона и маленькую принцессу Фелицию уже отправили спать вместе с Феликсом. Когда Шелдону только представили юного гостя из Шоносара и попросили позаботиться о нём, принц недовольно пробурчал, что он не нянька.

– Вообще-то мы с тобой ровесники, – ответил ему Феликс. – А я, если на то пошло, твой дядя и ты должен меня слушаться.

– Чего? – возмутился Шелдон. – Какой такой дядя? У меня только два дяди, это Густав и Оташ. Ну, три, ладно, ещё Юрген.

– Вот-вот, – закивал Феликс. – А Юрген – мой кузен. То есть брат. Выходит что? Я твой дядя.

– Не, уберите его, я с ним играть не буду, – проговорил принц.

– Будешь, – строго ответила ему Асима. – Этот мальчик – наш гость, а мы должны быть гостеприимными хозяевами. И он прав, он тоже наш родственник.

Феликс довольно засиял.

– Пожмите друг другу руки, – предложил Фарлей.

– Да, – кивнул Оташ. – Как настоящие мужчины.

Феликс первым протянул руку. Шелдон пожал её под строгими взглядами старших. Позже, когда они все вместе ходили на ярмарку и городской праздник, Юргену даже показалось, что мальчики сумели найти общий язык.

Когда ребят отправили спать, Асима проговорила:

– Надеюсь, они не разгромят комнату.

– Да даже если и погромят слегка, не страшно, – ответил Шепард. – На то они и мальчишки.

– Моя сестра забывает, как она сама дралась в детстве, – с улыбкой сказал Оташ.

– Она и сейчас дерётся, – закивал Фарлей.

– Пожалуй, хватит о драках, – произнёс Густав. – Я хочу музыку. Юрген, ты же принёс флейту?

– Конечно, – кивнул Шу.

Юрген уже слышал эту балладу в исполнении Густава, и тогда она ему очень понравилась. Мелодию он запомнил, и поэтому сегодня они решили исполнить именно её. Принц заиграл на арфе, Шу подхватил. Густав запел:

 
– Уже боярышник отцвёл
В моём саду забытом,
Не слышно больше милых пчёл,
И дверь плющом увита.
Забыл дорогу в старый сад
Мой соловей певучий,
Не зреет больше виноград,
И скрыли солнце тучи.
Но, может быть, когда весна
Придёт, стуча копытом,
То пробудится ото сна
Мой старый сад забытый.
И ты придёшь, мой милый друг,
Когда мой сад проснётся.
Рука руки коснётся вдруг,
И соловей вернётся.
 

Позже Густав исполнил ещё несколько своих старых песен, а Юрген сыграл свои любимые мелодии. И только когда все уже собирались идти спать, в зал вбежал испуганный стражник и сказал, что принц Шелдон пропал из своей комнаты вместе с мальчиком из Шоносара.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю