290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаукар » Текст книги (страница 13)
Шаукар
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Шаукар"


Автор книги: Юлия Рахаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 42 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

Краем глаза Шу увидел, как белая рубаха, лежавшая на земле, окрасилась кровью. Дауры снова заговорили на древнем языке, но Юрген не слушал. Когда всё закончилось, Адейр протянул ему и Оташу по веточке омелы и проговорил:

– Теперь всем нам нужен отдых перед главной ночью.

Все мужчины вернулись в поселение, и Адейр, сказав, что уступает Эльдурину и его слугам свой дом, ушёл к дочери.

– Интересно, что за главная ночь? – проговорил Оташ, когда четверо друзей остались наедине друг с другом.

– Думаешь, нас могут подслушать? – отозвался Альфред. – Поэтому говоришь на языке сарби?

– Я не доверяю местным, вот и всё. Лучше лишний раз не рисковать. Все мы здесь прекрасно владеем двумя языками, так что думаю, что ни у кого нет возражений.

– Юрген, ты можешь предположить, что будет следующей ночью? – спросил Элинор. – О чём говорил Адейр?

– Нет, – тихо ответил Шу. – Понятно, что это будет очередной обряд. Большего я не знаю.

– Ты ничего не скрываешь? – вдруг задал вопрос Оташ.

– Селты как народ развивались точно так же, как и все другие, – сказал Юрген. – У них тоже когда-то были человеческие жертвоприношения, как и у древних нортов. Но я очень надеюсь на то, что это всё в далёком прошлом.

– Не везде это в прошлом, эне, – проговорил шоно.

– Если ты про Аранту, то там другой уровень развития. Они ведь практически дикари. Селты далеко не дикари.

– Думаю, Адейр был прав в том, что нам всем нужен отдых, – сказал Оташ. – Сон сейчас никому не помешает.

Послышалось громкое урчание, и Элинор смущённо прикрыл живот ладонями.

– Да, ужин бы тоже не помешал, – усмехнулся шоно.

– Пойду на правах слуги узнаю о еде, – проговорил Альфред, направляясь к выходу.

– Спасибо, – вдруг сказал Юрген.

– Что, тоже голодный? – отозвался Брунен.

– Нет, я не об этом. Спасибо за… ты понимаешь.

– Если я раздобуду мясо, есть его сможешь?

– Наверное, смогу.

– Ну, вот и отлично, – с этими словами Альфред покинул хижину.

– Я думал, он будет смеяться надо мной, – проговорил Юрген.

– Почему? – спросил Оташ.

– Я проявил слабость. Не смог убить быков.

– Я бы тоже не смог, – сказал Элинор.

– Эне, слабостей нет разве что у небесного волка.

– Но ты бы убил быков, если бы пришлось.

– Несомненно.

– У тебя нет слабостей, Таш.

– Ты порой такой глупый, эне, что я не понимаю, как ты стал моим визирем.

– По блату, – грустно улыбнулся Юрген.

– Да, у тебя блат – великий шоно, – усмехнулся Оташ.

– Блат по крови, – почти рассмеялся Шу. – Кстати, ты знаешь, что Адейр заставил меня читать руны? Вот что бы ты делал, если бы он тебя попросил?

– Но он же не попросил.

– Расскажи про мальчиков. Как они?

– Они молодцы, – ответил шоно. – Отлично держатся. Даже говорят, что придумали новый план побега. Я сказал им, что нужно набраться терпения и немного подождать. Объяснил, что мы пообещали помочь местному правителю.

– Они подружились? – спросил Элинор.

– Я бы так не сказал, – улыбнулся Оташ. – Хотя… может, это как раз и есть дружба.

– Таш, ну ты вспомни себя в десять лет, – проговорил Юрген. – Были у тебя тогда друзья?

– Я рассказывал тебе про Мардана, эне. Я даже называл его другом.

– Я не хотел напомнить тебе о нём, извини, – Шу помнил рассказ Оташа о том, какая участь постигла Мардана на Аранте. – Может быть, у тебя были другие друзья?

– Был, – кивнул шоно. – Ихсан. Вообще мы дружили втроём: Мардан, Ихсан и я. Мы росли вместе. Ещё Алтан и Бальзан, но в детстве я по глупости доверял им меньше, чем стоило.

– Постой… Ихсан… я не помню никого с таким именем. Почему?

– Потому что он предал меня.

– Как?

– Он затаил обиду. Когда-то я победил его на поединке на глазах у всего Шоносара, а потом мы с Марданом отправились путешествовать, не взяв Ихсана с собой.

– Почему же вы его не взяли?

– Нам казалось, что он не предназначен для такой жизни, которую мы тогда выбрали. Когда после своих странствий я вернулся на родину, чтобы бороться за место великого шоно, Ихсан встретил меня с большой радостью и уверял, что он на моей стороне, а не на стороне моего младшего брата и Сабиры. Я ему поверил. Может, это было глупо, но я считал его другом детства. Ты ведь знаешь, как я пришёл к власти?

– Ты воскрес из мёртвых.

– Так это правда? – спросил Элинор. – Я думал, это легенда такая.

– Правда, – ответил Оташ. – Хотя, конечно, я не умирал, и всё было подстроено. Но убить меня и в самом деле хотели, могли и преуспеть в этом деле. Все должны были подумать, что я убит. И в определённое время мне предстояло воскреснуть. Прятаться мне помогал именно Ихсан, и тогда он решил отомстить мне за всё то, что случилось в нашем детстве. Может быть, хватило бы ему смелости, он бы убил меня тогда. Но вместо этого он только опоил меня. Если бы не Алмош, Джулиан, их друзья, и принц Густав с Жоржем, неизвестно, когда бы я очнулся и что бы тогда произошло.

– Что потом случилось с Ихсаном? – спросил Шу.

– По закону я должен был казнить его, но я вызвал его на поединок. До смерти. Как ты понимаешь, я не проиграл.

– Как же ты не убил меня, когда узнал, что я шпион? – вдруг спросил Юрген, и голос его дрогнул.

– Это ты у небесного волка спроси, – ответил Оташ. – Его лап дело. Но я нисколько не жалею о том, что поверил тебе.

Юрген хотел что-то ответить, но вернулся Альфред и принёс уже готового мяса и хлеба. Запив нехитрый ужин водой, найденной в доме Адейра, друзья легли спать. Юрген быстро погрузился в сон. Ему снились огромные ветви деревьев, окружившие его, мешавшие пройти. Они цеплялись за его одежду, рвали её, царапали кожу. Наконец, Юрген сумел вырваться и увидел перед собой волка. «Энеле?» – позвал Шу, и зверь жалобно заскулил. Юрген увидел, что задняя лапа волка попала в капкан. «Сейчас я помогу тебе», – прошептал Шу и попытался открыть капкан, но у него ничего не получилось. Он попробовал ещё раз, но его вновь постигла неудача. Ветви деревьев, от которых, казалось, Юрген уже избавился, снова настигли его. Волк снова заскулил, Шу вскрикнул и открыл глаза.

– Дурной сон? – услышал он рядом голос Оташа.

– Ерунда какая-то, – ответил Шу. – Который час?

– Уже утро.

После завтрака, который тоже каким-то образом раздобыл Альфред, Оташ вышел из дома, чтобы немного размяться, и увидел двух дерущихся местных мальчишек. Приглядевшись, шоно понял, что ребята не просто дрались – они тренировались, почти как взрослые. Вот только делали это слишком неумело. Заметив, что за ними наблюдает сам Эльдурин, один из мальчишек отвлёкся и пропустил удар прямо по лицу. Неловко упав, парнишка зашмыгал носом.

– Это будет тебе уроком, – проговорил Оташ. – Нельзя глазеть по сторонам во время поединка.

– Ты же наверняка дерёшься лучше всех в мире? – сказал мальчик, вставая.

– Наверняка, – усмехнулся сарби.

– Научи! – попросил подросток.

– Да, научи! – подхватил второй.

Когда из дома вышел Юрген, то его взору предстала умилительная картина: Оташ возился с двумя мальчишками лет двенадцати и напоминал большого лохматого пса, игравшего с двумя смешными щенками. Решив не мешать другу, а ещё больше не желая, чтобы и его втянули в эту игру в драку, Юрген отошёл в сторону и увидел нескольких мужчин, сидевших на земле и глядя на что-то в круге перед собой. Шу подошёл поближе и увидел, что они во что-то играли. Присмотревшись, Юрген понял, что эта игра напоминала мацюэ, о которой они читал в книгах про Серес и Ямато. Здесь тоже были кости с символами, вот только не с иероглифами, как на востоке, а с рунами.

– Айдеан, ты хочешь присоединиться к нам? – спросил один из игроков.

– Если я правильно понимаю правила, – ответил Юрген.

– Побеждает тот, кто соберёт одну из выигрышных комбинаций, – объяснил мужчина. – Три набора одинаковых костей, либо три набора из двух дубов и одного солнца или двух омел и одного солнца. При каждом ходе нужно брать одну кость, а затем делать сброс, передавая ход следующему. Так что? Сыграешь?

– Сыграю, – кивнул Шу. – Только могу я сначала взглянуть на все кости?

– Конечно. Садись с нами. Ребята, раскройте кости.

Юрген внимательно посмотрел на руны, стараясь запомнить как можно больше. Затем кости перевернули рунами вниз и раздали игрокам, а из оставшихся выстроили стену. Игра началась. Сбрасываемые кости открывались, и, глядя на свой набор, Юрген понял, что может попытаться собрать омелу. Когда же он взял со стены руну с солнцем, Шу решил, что неслучайно говорят о том, что новичкам везёт. Теперь было важно, чтобы так же не повезло остальным игрокам. На очередном круге Юрген снова вытащил омелу.

– Я могу открыть свои кости? – спросил Шу.

– Если ты уверен, – ответили ему.

– Уверен, – кивнул Юрген и выложил шесть омел и три солнца.

– Это выигрыш, – удивлённо проговорил один из игроков.

– Солнце благоволит мне, – улыбнулся Шу. – А мы на что-то играли или просто так?

– На восточное серебро, – ответил тот, кто пригласил Юргена в игру. С этими словами он достал из кармана штанов пару монет, бывших в ходу в Сверигии, и положил на землю. Также поступили и все другие игроки. – Это теперь твоё, Айдеан.

– Благодарю, – продолжал улыбаться Юрген, забирая монеты.

– А ты что же? – спросил один игрок другого. – Где твоё серебро?

– Нет у меня, – ответил мужчина.

– Зачем же тогда садился играть?

– Ничего страшного, – проговорил Юрген. – В другой раз отдаст.

– Ну, уж нет. Отдавать надо сейчас.

– Ладно, – процедил сквозь зубы селт и, сняв с запястья серебряный браслет, протянул его Шу. Тот молча принял его и надел. Браслет пришёлся ему впору. Обернувшись, Юрген увидел стоявшего неподалёку Оташа.

– Давно наблюдаешь? – подойдя к нему, спросил Шу.

– Достаточно, – ответил шоно. – Ты теперь ещё и в азартные игры играешь.

– Это помимо того что я взяточник? Вообще я могу вернуть ему браслет.

– Дело твоё. Ты же его честно выиграл. Ведь честно?

– Конечно, честно! Я эту игру первый раз в глаза видел.

– Тогда браслет твой, раз они тут на ставки играют. Вот только в следующий раз сначала узнай о ставках, а потом уже садись играть. Что бы ты им отдал, если бы проиграл? Кольцо с печаткой или перстень-подарок жены хуанди Сереса? Это ещё хорошо, что подвеска у меня.

– Ты дурак совсем? Я вот нет. Я никогда бы подвеску не отдал.

– Может, и не дурак, но порой мозгами не пользуешься.

– Айдеан! – вдруг услышали они голос Адейра.

– Да? – Юрген обернулся.

– Мой сын рассказал мне о том, что ты выиграл в игре в кости.

– Это правда.

– А ещё он сказал, что ты пользовался магией во время игры.

– Вот это уже неправда.

– Ты ведь знаешь, что нельзя использовать магию в нечестных целях?

– Так я ей и не пользовался! Я честно выиграл.

– Хочешь сказать, что мой сын врёт?

– А ты хочешь сказать, что мой друг врёт? – вмешался в разговор Оташ.

– Эльдурин, я не сомневаюсь в твоих словах и понимаю, что ты всецело доверяешь своему приближённому. Это благородно. Но твой друг может и обмануть тебя. И тебя, и всех нас.

– Да с чего бы? – фыркнул Юрген.

– Я верю своему сыну, – проговорил Адейр. – Если он усомнился в твоей честности, то и я усомнюсь.

– А я верю своему другу, – возразил Оташ. – Если он говорит, что игра была честной, значит, так оно и было.

– Слово моего сына против слова твоего приближённого. Нужно решить наш спор.

– Это каким же образом?

– Пусть железо правды поможет нам.

– Что? – переспросил Юрген, но уже через мгновение перед его глазами предстал рисунок из той книги, которую дал ему Гай, и он понял. – Это когда раскалённым железом?

– Верно, – кивнул Адейр.

– Что ещё за раскалённое железо? – спросил Оташ.

– Есть кусок железа, который считают священным, – ответил Юрген. – Его раскаляют на огне, а потом прикладывают к ладони человека. Если он врёт, то железо его обжигает, а если нет, то железо не причиняет ему вреда.

– Именно так, – согласился Адейр.

– И что будет, если человек обожжётся? – снова спросил Оташ.

– Он будет наказан за свою ложь.

– Как?

– Станет слугой победившего в споре на сутки.

– А если отказаться от проверки? – поинтересовался Юрген.

– Это значит признать, что ты солгал.

– Ладно, давайте проверять, – сказал Шу.

– Ждите здесь, – проговорил Адейр и удалился.

– Проверять? – переспросил Оташ.

– А что, есть варианты? Мне надо было признать, что я использовал магию, и стать слугой сына этого безумного даура?

– Варианты есть, эне. Ты мог использовать свою магию и заставить того, кто обвиняет тебя, сказать правду.

– Что-то моё мнение тут не в чести. Не думаю, что им бы это понравилось. Вот если бы это сделал ты… Но на тебя самого подействует дурман, а я уже не успею приготовить отвар против него. Так что нет, не вариант, Таш.

– То есть вариант – обжечь себе руку раскалённым железом?

– Как я понимаю, его сынуля тоже обожжётся. Посмотрим, что они тогда скажут.

– О чём спор? – спросил подошедший Альфред.

– Наш плющ выиграл в кости у сына Адейра, а тот теперь обвиняет его в использовании магии, – ответил Оташ. – И чтобы решить, кто врёт, их обоих будут заставлять касаться раскалённого железа. Мол, если не врёт, то и не обожжётся.

– А если обожжётся, то что?

– Нездоровый интерес у тебя, – отозвался Юрген. – Проигравший станет слугой выигравшего на день.

– Пойдём в дом, фокус покажу, – вдруг сказал Альфред.

– Что ещё за фокус? – не понял Шу, но пошёл за Бруненом. Оташ последовал за ними.

Альфред попросил Элинора разжечь огонь в очаге, подождал, пока нагреется котёл, а затем, сполоснув ладонь в воде из кувшина, дотронулся раскрытой ладонью до котла.

– Ой, – выдал Юрген. Альфред показал ему руку – ожога не было.

– Это сработает, если недолго, – проговорил Брунен. – Если они реально прижигать будут, толку мало.

– Это от воды? – догадался Оташ.

– Да. У меня есть фляга. Если ты сможешь незаметно вылить из неё воду на руку прямо перед этой проверкой, то может получиться.

– Я попробую, – кивнул Юрген. – Спасибо!

Заполнив флягу водой, Шу засунул её в рукав. Держаться так, чтобы она не выпала, было неудобно, но Юрген старался. Ему не столько было страшно получить ожог, сколько не хотелось становиться чьим-то слугой. Вчетвером они вышли из дома, и Шу понял, что сыном Адейра был тот самый игрок, чей браслет сейчас красовался на запястье Юргена.

– Многое объясняет, – вздохнул Шу.

– Вы зажгли огонь в очаге? – спросил Адейр. В руке он держал железный брус.

– Да, – кивнул Оташ. – Мои слуги готовили мне чай.

– Тогда им и воспользуемся.

Они вернулись в хижину вместе с дауром и его сыном. Мужчина заметно нервничал. Похоже, он сам не ожидал, что его отец прибегнет к такому способу проверки. У него бегали глаза, а на лбу выступила испарина. Между тем, Адейр достал откуда-то большие кузнечные щипцы, взялся ими за брусок и засунул его в огонь.

– Кто будет первым? – поинтересовался Юрген.

– Если не боишься, то ты, Айдеан, – ответил даур.

– Я не боюсь, потому что правда на моей стороне.

– Что ж, – Адейр произнёс что-то на древнем языке, а затем достал уже раскалённый брусок. Пока он это делал, Юрген осторожно, стараясь не пролить всю воду, смочил ладонь, и, мысленно попросив помощи у небесного волка, вытянул руку вперёд. Когда его коснулось раскалённое железо, Шу машинально зажмурился, но, не почувствовав боли, открыл глаза. Даур убрал железо и внимательно взглянул на Юргена.

– Правда на моей стороне, – повторил тот.

– Теперь ты, Лудус, – проговорил даур, поворачиваясь к сыну. – Давай руку.

Мужчина робко вытянул руку, но когда брусок уже приблизился к ладони, отдёрнул назад.

– Ты признаёшься, что солгал? – спросил Адейр.

– Да, отец, – тихо ответил Лудус.

– Да будет так. С этого часа ты становишься слугой почтенного Айдеана ровно на сутки.

Сказав так, даур покинул хижину, унеся с собой и железный брусок.

– Что прикажете? – опустив глаза, спросил Лудус.

– Позаботься об обеде для нас, – проговорил Юрген. – Ступай.

– Сработало! – радостно воскликнул Элинор, когда Лудус ушёл.

– Да, – улыбнулся Шу. – Ещё раз спасибо, Альфред. Я сам почему-то не додумался.

– Мне уже приходилось сталкиваться с подобными вещами, – ответил Брунен. – А ещё у меня однажды был один подозреваемый, который изображал сумасшедшего. Считал, что если его признают душевнобольным, то он избежит наказания. Так он натренировался так, что улыбался, когда руку в кипяток опускал. Ни звука не издал. А руку обжёг.

– И что, признали его сумасшедшим? – поинтересовался Оташ.

– Нет, – улыбнулся Альфред. – Он тренировался только с кипятком, куда сам руку окунал, и заорал, когда я внезапно капнул на него расплавленным воском со свечи.

– Хороший способ пыток, – хмыкнул Юрген. – Но вот что мне делать с этим новоиспечённым слугой? Ну, допустим, сейчас он занимается обедом. А потом?

– Отправь его в лес за грибами, – предложил Элинор.

– Правильно, пусть мухоморов и поганок насобирает, – ответил Оташ.

– Зато мешаться не будет, – пожал плечами Акст.

– Как бы он этих поганок нам в обед не добавил, – проговорил Альфред. – Ты, Айдеан, конечно, был прав, что отослал его, но в той еде, которую приносил я, можно было быть уверенным.

– Не станет же Лудус травить самого Эльдурина? – возразил Юрген. – Понимаю, меня. Но вряд ли он пойдёт против того, кто им так нужен.

– Пойду я всё-таки прослежу, – сказал Брунен.

После обеда Юрген уже действительно едва не отправил Лудуса по грибы, но тот вдруг проговорил:

– Господин Айдеан, сын Виктора, могу я просить вас ещё раз сыграть со мной в кости?

– Это зачем? – отозвался Шу.

– Я хочу просить вас поставить браслет, который вы выиграли у меня.

– А сам что поставишь?

– Если я проиграю, то стану вашим слугой ещё на одни сутки.

– Тебе так дорог этот браслет?

– На его внутренней стороне написаны руны, и я не скопировал их, не желая, чтобы кто-то ещё мог их прочесть, – признался Лудус.

– Хм, интересно, – Юрген снял браслет и взглянул на надпись. – Действительно.

– Только не произносите! – воскликнул Лудус. – Это заклятье.

– Ты же не веришь в это? – на языке сарби спросил Альфред.

– Как знать, – ответил Шу.

– Что это за язык? – спросил Лудус.

– Очень древний, – сказал Юрген. – Древнее рун. Объясни, что значит это заклятье. Я могу прочитать эти руны, но связать значение воедино…

– Им можно убить, – ответил сын даура.

– И ты хочешь, чтобы я вернул тебе этот браслет? После того, что ты рассказал?

– Но…

– Против кого ты хотел применить его? – вмешался в разговор Оташ.

– Против Бойда, конечно! – ответил Лудус. – Чтобы заклятие подействовало, надо прочитать его, глядя в глаза человеку. Я сделаю это в нашу с ним встречу, ведь она наверняка состоится после той ночи, которая ждёт нас.

– Что-то я сомневаюсь, – проговорил Альфред.

– Ты врёшь, – сказал Оташ Лудусу. – Я это вижу. Ты хотел обмануть Эльдурина?

– Пожалуй, пришло время обратиться за помощью к духам, – проговорил Юрген. – Эльдурин, Альфред и Элинор, отойдите к двери и стойте там. А ты, мой слуга, подойди ближе. И не бойся, заклинание я читать не стану, – в доказательство своих слов Шу надел браслет на руку.

Затем он достал из кармана мешочек с травами, развязал его и бросил часть в горящий очаг. Юрген взял ложку и начал ритмично отстукивать ей по котлу. Когда взгляд Лудуса остекленел, Шу заговорил:

– На твоём браслете действительно заклятие?

– Да, – ответил тот.

– Против кого же ты хочешь его направить?

– Против отца.

– Что-то я этого никак не ожидал, – проговорил Юрген. – Для чего? Почему против отца?

– Я не хочу, чтобы он управлял мной.

– Так заклятие в самом деле может убить?

– Нет. Заклятие подчиняет волю.

– Ты раньше уже применял его?

– Нет.

– Почему?

– Мне было страшно.

Оставив Лудуса приходить в себя, Юрген подошёл к друзьям.

– Что думаете? – спросил он на языке сарби.

– Он сам верит в этот бред, – ответил Альфред.

– А что если это не бред? – проговорил Элинор.

– Не разочаровывай меня, Элли, – сказал Брунен. – Ты же отлично учился.

– Есть только один способ это проверить, – произнёс Оташ. – Эне, сними браслет и прочитай руны.

– И ты туда же? – вздохнул Альфред.

– Если этот браслет обладает какой-то силой, то лучше, чтобы он был у нас, – сказал шоно.

– И чтобы Лудус понимал, какая у нас власть, – добавил Юрген. – А поскольку из здесь присутствующих руны могу читать только я, ну, за исключением Лудуса, то… – с этими словами Шу снял браслет.

– Что ты собираешься делать? – выпучил глаза сын даура, который уже успел придти в себя.

– Хочу проверить, насколько сильно это заклятье, – ответил Шу, повернулся к Оташу, посмотрел ему прямо в глаза и заговорил:

– Нид дим он д дув нид дув онд дим. Эльдурин, ты услышал меня?

– Да, мой господин, – ответил Оташ.

– Чего? – округлил глаза Альфред.

– Работает, – заворожено произнёс Элинор.

– Работает, – кивнул Юрген и повернулся к Лудусу. Тот от страха не мог пошевелиться. – Я не отдам тебе браслет.

– Господин Айдеан, что вы теперь будете делать? – дрожащим голосом спросил Лудус.

– То же, что и раньше. У меня к тебе один вопрос. Только отвечай честно, потому что я уже знаю, что ты хотел применить заклятье против отца.

– К-какой вопрос? – у Лудуса, кажется, задёргался глаз.

– Ты тоже считаешь, что надо свергнуть Бойда?

– Н-нет.

– То есть ли бы ты подчинил себе волю отца, ты бы сделал так, чтобы он отказался от своей затеи?

– Д-да.

– А ты не так ужасен, как кажется, – усмехнулся Юрген. – Значит так. О том, что здесь произошло, никому ни слова, иначе тебе же будет хуже. Скажешь отцу, что я дал тебе отдохнуть перед главной ночью. Но во время обряда держись рядом со мной. Тебе всё ясно?

– Д-да.

– Тогда можешь идти. И помни, я слежу за тобой. Эльдурин, пропусти нашего слугу.

– Слушаюсь, мой господин, – Оташ с поклоном отошёл от двери.

– Скажи честно, это на меня дурман так подействовал? – проговорил Альфред, когда Лудус ушёл.

– О чём ты? – улыбнулся Юрген.

– О заклятии.

– Ах, об этом. Эльдурин, похлопай в ладоши.

– Я сейчас по башке тебе похлопаю, – ответил Оташ.

– А как же «мой господин»? – наигранно обиделся Шу.

– Вернёмся в Шоносар, лишу жалования.

– Так вы играли? – воскликнул Альфред.

– А говорил, в заклятья не веришь, – усмехнулся Юрген.

– Я и не верю!

– Я почти поверил, – проговорил Элинор.

– Главное, что Лудус поверил, – сказал Оташ.

– И если он не против Бойда, то, может быть, он такой не один? – предположил Юрген.

– Чтобы проверить каждого в поселении, у тебя травы не хватит, – ответил шоно.

– Пожалуй, я пойду, прослежу за Лудусом, – проговорил Альфред. – Может, что-то выясню.

– Иди, – кивнул Оташ. – А я хочу ещё раз увидеться с мальчиками и убедиться, что у них всё в порядке.

– На этот раз я пойду с тобой, – отозвался Шу.

– А мне что делать? – спросил Элинор.

– А ты постоишь на шухере, – ответил сарби.

– Эм, откуда великий шоно знает такие слова? – поинтересовался Акст.

– Я был пиратом, ты не забыл?

– Он ещё умеет материться на пяти языках, – вставил Юрген.

– Сарби, амма, нортов, – Элинор загибал пальцы.

– Хани и айни, – добавил Шу. – Причём на этих двух языках он только мат и знает.

– Неправда, – возразил Оташ. – Я ещё поздороваться могу.

Узнав Эльдурина, селты, охранявшие мальчиков, пропустили его вместе с другом в дом.

– Вы пришли забрать нас! – обрадовался Шелдон.

– Ещё нет, – ответил Оташ. – Осталось подождать совсем немного.

– Юрис! – Феликс бросился к брату, тот подхватил его на руки и крепко обнял. – Забери меня отсюда, пожалуйста, – мальчик всхлипнул.

– Потерпи ещё немного, Светлячок, – ответил Шу.

– Ты говорил с Мироном? – догадался Феликс. – Только он так меня зовёт.

– Да, и мне понравилось. Если ты не хочешь, не буду тебя так звать.

– Зови, мне нормально.

– Вас не обижают?

– Нет.

– Дядя Таш, – заговорил Шелдон, – а ты знаешь Эльдурина?

– Немного знаю, – усмехнулся шоно. – А что такое?

– Если он хороший, то предупреди его, что его хотят убить. Если плохой, то не надо.

– А с чего ты взял, что его хотят убить?

– Да два каких-то мужика про это говорили.

– Я тоже слышал, – кивнул Феликс. – Они говорили, что он всё испортил.

– Мы разберёмся, – сказал Оташ. – Я почти уверен, что уже завтра мы сможем уйти отсюда. Так что подождите ещё совсем немного.

– Да тут заговор против Адейра, – проговорил Юрген, когда они покинули хижину.

– Вот только если его возглавляет Лудус, то всё очень плохо. Он трус и недотёпа.

– Отличная характеристика. Я вообще думаю, что сам не до конца верил в силу заклятья на браслете, а проверять боялся.

– Вот я и говорю: трус и недотёпа. С таким союзником и врага не надо.

– Я вот что думаю, Таш, давай мы тебя убьём?

– Чего?

– Ну, нет Эльдурина, нет возможности свергнуть Бойда. И овцы сыты, и волки целы. Ой, то есть наоборот!

– Волк в моём случае как-то не сильно целым выходит, ты не находишь? У меня нет никого желания снова умирать.

– Да ладно тебе, Таш, ещё один последний разочек. Я ведь всё равно тебя уже заклятьем подчинил.

– Но ты же понимаешь, что это должно быть достоверно?

– Понимаю. То есть ты согласен?

– Сейчас самое время послать тебя куда подальше на языке хани.

– Только если интонацию не перепутаешь, а то получится котик.

– Котик? Какой котик? – к друзьям подошёл Элинор.

– Матерный, – ответил Оташ. – Разыщи Альфреда, нам надо кое-что обсудить.

V

Юрген ожидал увидеть очередной дуб или что-то в этом роде, но перед процессией, возглавляемой Адейром, предстал кромлех из не менее двадцати вертикальных камней, выстроенных по кругу. Часть из них были намного выше человеческого рота, но были не такие большие. В свете заходящего солнца и факелов отбрасываемые ими тени казались огромными.

– Как же они их тащили?… – пробормотал Шу.

– Думаю, долго и упорно, – ответил Альфред.

– А зачем вообще? – спросил Элинор. – Не для красоты же.

– Храм это, – тихо сказал Оташ. – Древний храм солнца. В Шоносаре есть похожее сооружение, только его не люди создали.

– А почему ты мне не показывал? – возмутился Юрген.

– Сейчас не место и не время это обсуждать, эне. И тише, нас могут услышать.

К друзьям как раз подошёл Лудус, очевидно вспомнивший о приказе держаться поближе к Айдеану. Между тем все дауры выстроились в круг в центре кромлеха и, воздев руки к небу, заговорили на древнем языке.

– Они призывают небо, солнце и луну, – проговорил Юрген.

– Время жертвы! – объявил Адейр.

– И что это значит? – спросил Брунен.

– Надеюсь не то, о чём я думаю, – ответил Шу.

К даурам вышло двое мужчин, каждый сжимал в руке короткий меч.

– Он будут драться друг с другом? – предположил Юрген.

– Да, – ответил Лудус.

– До смерти?

– Да. Тот, кто погибнет, станет жертвой.

– И что сделают с телом?

– Возьмут немного его крови и добавят в уже приготовленный напиток. Его должен выпить Эльдурин, и это даст ему силы, чтобы свергнуть Бойда.

– А если, предположим, его выпьет не Эльдурин? Какую силу получит этот человек?

– Не знаю, – растерялся Лудус.

– Ну, а если это будет кровь самого Эльдурина?

– Да ты с ума сошёл!

– Чисто теоретически, что будет? Представь такое.

– Если жертвой станет сам Эльдурин?

– Да.

– Человек, испивший напитка с его кровью, получит власть над всеми даурами…

– Отлично, мне подходит, – улыбнулся Юрген.

– Что ты собираешься делать? – спросил Альфред.

– То, о чём мы с вами договаривались.

Сказав так, Шу вышел вперёд и громко проговорил:

– Стойте! Солнце выбрало другую жертву.

Мужчины, уже было начавшие бой, замерли.

– Что ты хочешь сказать, Айдеан? – спросил Адейр.

– Драться будем мы. Я и Эльдурин.

– Но это невозможно.

– Эльдурин, ты будешь драться со мной, – сказал Юрген, обернувшись на Оташа.

– Конечно, буду, – ответил шоно.

– А почему он не добавляет «мой господин»? – шёпотом спросил Лудус.

– Потому что Айдеан запретил ему, – ответил Альфред. – Дабы никто не знал о заклятье. И ты помалкивай.

– Я не совсем понимаю, – проговорил Адейр.

– Что не так? – с улыбкой спросил Юрген. – Для обряда нужна жертва. Солнце выбрало нас. Не будешь же ты спорить с его посланниками?

– Не буду. Тогда возьмите клинки.

– Нам не нужны клинки. Мы будем драться без них.

– Но это бой насмерть.

– Ты сомневаешься, что можно убить без ножа?

Даур не ответил.

– Что ж. Время жертвы! – громко произнёс Юрген.

Вместе с Оташем они вышли в центр круга, и двое селтов, убрав мечи в ножны, уступили им своё место. Рука Оташа машинально дёрнулась к верхней пуговице на рубашке, но Юрген покачал головой, и сарби раздеваться передумал. Оташ кивнул, и бой между друзьями начался. Они оба тренировались вместе много лет и знали друг друга как себя. Первые минуты их поединок действительно напоминал тренировочный, но затем Оташ будто случайно открылся и подпустил Юргена ближе. Шу сделал всего один резкий выпад, и шоно упал на землю, теряя сознание.

– Жертва принесена! – объявил Юрген.

Дауры замерли, никто не мог произнести ни слова. Альфред толкнул Лудуса, и тот, набравшись смелости, подошёл к отцу.

– Кинжал для жертвы, – тихо проговорил он. Адейр молчал.

– Что ты медлишь? – спросил Юрген. – Разве что-то было сделано не так? Мы следовали древнему обряду и воле солнца.

– Возьми, – Адейр протянул ему свой кинжал. Другой даур в этот момент принял от одного из мужчин чашу с каким-то напитком.

Взяв кинжал, Юрген сел рядом с Оташем, взял его руку, закатал рукав и сделал небольшой надрез. Сарби лежал без движения. Лудус забрал чашу и передал её Юргену. Тот поднёс её к руке Оташа и позволил каплям крови стечь по краю и смешаться с напитком. Затем Шу поднялся и поднёс чашу к губам. Адейр дёрнулся в его сторону, но замер, когда Юрген выпил содержимое чаши. По вкусу напиток был похож на эль, и Шу очень надеялся на то, что в него не было добавлено ничего дурманящего.

– Солнце приняло жертву! – громко произнёс Юрген. – Что? – уже тише добавил он, подойдя к Адейру. – Ты не ожидал, что победителем выйду я? Эльдурин сильнее выглядел?

– Ты с самого начала это задумал? – спросил даур.

– Нет. Я задумал это, когда ко мне попал этот браслет, – Шу поднял руку, показывая украшение, – который твой сын по своей глупости мне проиграл. Знаешь, что написано на оборотной стороне?

– Не знаю, – покачал головой Адейр.

– Заклятье подчинения воли.

– Ты хочешь сказать, что подчинил волю Эльдурина?

– Верно. А теперь его и вовсе нет.

– Что ты собираешься сделать?

Не ответив, Юрген повернулся к Альфреду и Элинору.

– Унесите тело! – приказал он. Те подчинились.

Очнувшись, Оташ обнаружил, что лежит на постели в доме Адейра. Запястье его левой руки было наспех перебинтовано. Рядом сидел Элинор с выражением крайней степени беспокойства на лице.

– У тебя лицо, как будто кто-то умер, – проговорил шоно.

– Хвала небесам, ты пришёл в себя! – воскликнул Акст.

– А что, были какие-то сомнения?

– Ты был без сознания. Я уже испугался.

– Так ведь и впрямь можно убить, разве нет? – послышался голос Альфреда. – Юрген ведь именно так выиграл свой бой до смерти против Хамзы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю