290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаукар » Текст книги (страница 1)
Шаукар
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Шаукар"


Автор книги: Юлия Рахаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 42 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

Юлия Рахаева
ШАУКАР

Визирь великого шоно

I

Одним из любимых занятий визиря Шоносара Юргена Шу был завтрак на балконе с видом на озеро Шаукар. Когда дворец был только достроен, и Юрген впервые вышел на балкон, у него перехватило дыхание от этого необыкновенного вида. Он вспомнил о своей любимой крыше в Нэжвилле, куда он однажды приводил Оташа, чтобы показать ему море. И пусть Шаукар не был морем, но по своей красоте он ему не уступал. Сейчас, когда солнце уже встало, озеро казалось лазурно голубым, отражая в себе чистое безоблачное небо. Юрген сидел в ажурном резном кресле за небольшим столиком, пил ароматный фейсальский кофе и любовался озером и набережной.

Утренняя идиллия была прервана появлением Нарана, который пришёл доложить о важном посетителе. Будучи родом из думенов, Наран теперь находился в ранге тойона и служил великому шоно в столице.

– Помнишь, я говорил тебе о торговце из Нэжвилля? – сразу перешёл к делу Наран.

– И тебе доброе утро, – ответил Юрген.

– Доброе, доброе. Так вот ты же помнишь, что он не чист на руку? Он хочет закупать у нас алмазы, но вот только идёт прямиком к тебе, чтобы договориться, а вовсе не к министру торговли.

– Я понял, – кивнул Шу. – Я его приму.

– Он уже с утра пораньше топчется внизу.

– Пусть поднимается, я его жду.

– Если потом пойдёшь к кондитеру, с тебя шоколадная помадка, – улыбнулся Наран и удалился.

Торговец из Нэжвилля оказался невысоким ничем не примечательным мужчиной среднего возраста с небольшой бородкой.

– Господин визирь, – с поклоном заговорил он на языке сарби, – моё имя Роберт Дикерт. Я занимаюсь торговлей с Шоносаром и…

– Ты же знаешь, что я прекрасно говорю на языке нортов, – перебил его Юрген. – Ты можешь не стараться.

– Благодарю, господин визирь, – Дикерт перешёл на родной язык.

– В чём суть твоего дела?

– Я хотел бы закупать у Шоносара алмазы из ихтырского месторождения.

– И поэтому пришёл к визирю? – улыбнулся Шу.

– Знаю, что вы всегда идёте навстречу людям, – тоже заулыбался Дикерт.

– Дай угадаю. Ты не желаешь платить налог на ввоз алмазов в казну Нэжвилля?

– Господин визирь, вы же сами знаете, какие варварские законы на моей родине. Налоги настолько высоки, что простому торговцу просто не выжить.

– Хочешь, чтобы в бумагах значился, к примеру, мех?

– Было бы неплохо, – закачал головой Дикерт.

– Это всё нетрудно устроить, но мне-то какая выгода от всего этого?

– Господин визирь, поверьте, я вас не разочарую, – и торговец достал из-под одежды мешочек с деньгами.

Приняв мешочек, Юрген взвесил его в руке, а затем с улыбкой проговорил:

– Давай сюда договор, я подпишу.

Дикерт поспешно протянул бумагу. Шу подошёл к столу, обмакнул перо в чернила и поставил размашистую подпись, затем зажёг свечу, взял сургуч, пролил его на бумагу и, пока он не затвердел, поставил печать своим перстнем, который он носил на безымянном пальце левой руки. На сургуче появилось изображение солнечного колеса. Отдав бумагу Дикерту, Юрген махнул рукой, показывая, что тот может идти. Торговец удалился, повторяя слова благодарности.

Шу достал из стола бумагу и сел писать письмо.

«Дорогой Арчибальд!

Спешу сообщить тебе, что в ближайшее время с грузом из Ихтыра в Нэжвилль поедет торговец Роберт Дикерт. В бумагах у него будет значиться мех, но я настоятельно рекомендую обыскать его обоз, так как он планирует контрабандой провезти в страну алмазы, не заплатив за них налог.

Мой искренний привет Олафу.

С уважением, Юрген».

Поставив подпись и печать, Шу позвал слугу и приказал доставить письмо в посольство Нэжвилля лично господину Арчибальду Рейну. Затем Юрген достал из мешочка несколько монет, убрал остальное в комод, накинул плащ с капюшоном и покинул покои. Выйдя из дворца, он зашагал прямиком в кондитерскую Али, которая располагалась буквально за углом. Там Юрген приобрёл фунт шербета и не забыл про помадку для Нарана, а затем вернулся во дворец. Сняв плащ, Шу направился в покои великого шоно, которые располагались за стеной от его собственных. Оташ только что закончил тренировку с Алтаном и Бальзаном и уже вернулся к себе.

– Ты опять отлыниваешь от занятий, эне, – проговорил шоно.

– Я уже с утра успел поработать, – ответил Юрген. – Вот, держи, – и он протянул ему шербет. – Твой любимый.

– Ты снова брал взятки? – покачал головой Оташ.

– Но должен же я откуда-то брать деньги? – улыбнулся Шу.

– И кто на этот раз?

– Торговец из Нэжвилля. Не забивай голову, Таш. У тебя есть дела поважнее.

– Важнее, чем то, какие слухи ходят о моём брате?

– Только не говори, что это тебя это волнует. Это уже даже меня не беспокоит.

– Ладно, – вздохнул Оташ. – За шербет спасибо. Ты уже завтракал?

– Ага. Но за обедом я обязательно к тебе присоединюсь.

– Договорились. А потом пойдёшь со мной, я сегодня хочу прогуляться по городу.

– Будешь пугать народ? – усмехнулся Юрген.

– Вообще-то наоборот.

– Ладно-ладно. Значит, увидимся за обедом, а то я уже слышу шаги.

С этими словами Шу скрылся через потайную дверь, которая соединяла их покои. К своему огромному удивлению он увидел там Омари, старейшину сиваров, бывшего наместника Уасета.

– Как ты сюда попал? – спросил Юрген.

– Через дверь, юноша, – отметил Омари с улыбкой.

– Какой я тебе юноша? Мне двадцать семь. Почему ты заявился ко мне без доклада?

– Во-первых, ты выглядишь на двадцать, а во-вторых, с каких пор мне нужно докладывать, чтобы увидеться со старым другом?

– А с каких пор мы с тобой друзья?

– Может, с тех самых, когда ты изображал мою наложницу?

– Что тебе надо в столице?

– Нравится мне здесь.

– Так иди, гуляй по городу, дыши воздухом. Почему тебе нравится столица именно в моих покоях?

– Мне слишком нравится столица, Юрген, и я хотел бы здесь остаться.

– Надеюсь, здесь – это не мои покои?

– К хорошему быстро привыкаешь, да? – усмехнулся Омари.

– Это ты о чём?

– Когда-то ты жил в гере и тебя всё устраивало. А теперь у тебя покои во дворце.

– У тебя когда-то был целый дворец, но кто виноват, что ты всё профукал.

– Ты и виноват.

– Ой, да ладно!

– Ладно, так ладно. Но согласись, что ты идеально вписываешься в этот дворец, чего не скажешь о самом шоно.

– Оташ прекрасно вписывается в любые условия, не говори ерунду.

– Однако до меня доходили слухи, что он поначалу спал на полу, а не в постели.

– Это слухи. Давай ближе к делу. Чего ты хочешь?

– Хочу жить в столице.

– А сивары?

– Я нашёл себе прекрасную замену. Он не станет поднимать бунт, я за него ручаюсь. К тому же, Илпека давно нет, так что у сиваров всё спокойно.

– Но что ты собираешься делать в столице?

– Служить великому шоно, разумеется. Мне нужна должность.

– Какая должность?

– Любая. Вы же сочинили с Оташем целый штат правительства. Неужели не придумаете ещё одну должность для старого друга?

– Оташ против раздувания штата, и я тоже.

– Один я ничего не раздую.

– Ну, допустим, – вздохнул Юрген. – Я поговорю с Оташем за обедом, но я ничего не обещаю.

– Может, мне надо было преподнести тебе подарок? – с улыбкой спросил Омари.

– Может, и надо было, – ответил Шу.

– Даже я слышал, что визирь любит подарки.

– Знаешь что? Если мне вдруг что-то не понравится, тебя в любой момент могут выдать Фейсалии. Не забывай, что ты до сих пор там персона нон грата.

– Я помню.

– Ты где остановился?

– На постоялом дворе со странным названием «Усталый гамаль».

– Тебе бы больше подошло «усталый крокодил». Я поговорю с Оташем и свяжусь с тобой. Иди к своему гамалю.

За обедом Юрген не сразу решился заговорить об Омари. Несмотря на то, что Оташ и назначил его в своё время старейшиной сиваров, шоно его всё-таки недолюбливал.

– Таш, тут Омари в столицу прибыл, – наконец, выдал Шу.

– С докладом, что ли? – спросил шоно.

– Нет, с просьбой.

– И почему ты в курсе его просьбы, а не я?

– Потому что он ко мне заходил.

– Я спросил, почему не ко мне?

– Ну, ты же занят был сегодня до обеда.

– Так себе отговорка. Ну, и что у него за просьба?

– Он хочет переехать в столицу.

– Я его с должности пока не снимал.

– Омари сам снимается. Даже замену себе нашёл. Взрастил, так сказать.

– Предположим. А что он собрался делать в столице? Жить на что?

– Вот это и есть его просьба. Он хочет должность.

– Должность кого? Что он делать вообще умеет?

– Я тут подумал… – замялся Юрген.

– И что надумал?

– У нас нет должности главного ловчего.

– Вот именно, что нет. Мы не можем назначить человека на должность, которой нет.

– Так у нас раньше и министров не было, Таш. И визиря тоже.

– Что делает главный ловчий? Кого он ловит?

– Ты не знаешь, что ли?

– Откуда? У моего отца не было никакого ловчего, ни главного, ни второстепенного.

– В Нэжвилле есть такая должность. Это организатор охоты.

– Зачем мне организатор охоты? Если я захочу охотиться, я поеду в степь и настреляю там дичь.

– Зачем мне личные покои? Я могу спать на полу. Зачем мне слуги? Я могу сам убираться. Зачем мне повар? Я могу сам готовить…

– Юрген.

– Оташ.

– Ты хочешь, чтобы Омари получал деньги за то, чтобы он ничего не делал?

– Нет. Я просто думаю, его должность должна как-то называться, а делать его министром мы не станем. Слишком жирно. Он может выполнять наши поручения, может надзирать за охотой на территории Шоносара. Ты сам хотел ввести запрет на охоту в сезон, когда детёныши. Вот введи, а Омари пусть следит за выполнением. Опять же надо следить за тем, чтобы на бабров не охотились, разве не так?

– Вижу, ты всё продумал.

– У меня было время.

– Ладно. Но тогда и приказ сам составь. Обязанности пропиши и всё, что нужно. Я только подпишу.

– Ты обленился, великий шоно.

– А на что мне визирь, если не он не хочет выполнять свою работу?

– Хорошо-хорошо, я всё составлю. И с казначеем обговорю.

– Вот и договорились. А теперь собирайся, идём в город.

Оташ регулярно выходил в город и лично осматривал обустройство столицы все десять лет с основания Шаукара. Город продолжал строиться, и люди всё прибывали в столицу. Далеко не все сарби захотели изменить свой образ жизни, многие остались жить в герах и продолжили совершать ежегодные переходы на восток и на запад. Но те, кто переехал в столицу, получили жильё и возможность найти работу. Вскоре в столице оказались не только сарби и жители поселений, принадлежащих Шоносару, но и амма, норты и даже хани и айни. В основном это были купцы и ремесленники, и дела многих довольно быстро пошли в гору.

Сейчас Оташ хотел совершить прогулку в западную часть столицы, где строился новый жилой квартал. Они с Юргеном покинули дворец и в сопровождении Алтана и Бальзана пошли по извилистым мощёным улочкам, залитыми солнцем. Люди только несколько лет назад отучились падать на колени при виде великого шоно. Оташ сам настоял на этом. Одно дело, когда он возвращался в Шоносар после долгих странствий, и совсем другое – когда они жили в одном городе. Теперь для любого жителя столицы было честью, если во время своей прогулки великий шоно посетит их заведение, будь то обувная мастерская или таверна. Оташ не разочаровывал шаукарцев и обязательно заходил к ним.

Осмотрев место строительства, шоно уже собрался возвращаться во дворец, когда вдруг на дороге, ведущей в Нэжвилль, показались клубы пыли.

– Табун там, что ли? – проговорил Оташ.

– Это не лошади, – присмотревшись, ответил Юрген. Вскоре и сам шоно понял, что это были не животные. К столице приближался автомобиль. Нэжвилль уже давно стремился угнаться за Айланорте в её технологическом развитии, и ещё более десяти лет назад начал строительство автомобильного завода. Когда он выпустил первые машины, то выяснилось, что по улицам столицы они ездить не могут, так как там слишком узко, но зато автомобиль стал прекрасным способом передвижения по стране. Добрались машины и до Шоносара, но местные пока не были готовы пересесть с живых коней на железных.

Оташ и Юрген дождались, пока автомобиль подъедет прямо к городской окраине. Дверца открылась, из машины вышел высокий светловолосый мужчина лет тридцати в элегантном костюме с шейным платком. Он открыл заднюю дверь, и следом за ним из авто появился норт, в котором Шу сразу же узнал Альфреда Брунена, того самого бывшего пастуха из Ихтыра, который вернулся в Нэжвилль, чтобы закончить учёбу. Альфред почти не изменился, он был всё так же невысок и коренаст, вот только одет он был теперь по высшему разряду, хотя за поясом у него по-прежнему висел кнут.

– Добрый день, великий шоно! – заговорил Альфред, подходя ближе. – Очень рад вас видеть.

– Добрый, – ответил Оташ, протягивая руку. – Давно же мы не виделись. Вижу, образование ты закончил.

– Верно, закончил, – ответил на рукопожатие Брунен. – И ты здравствуй, белый брат.

– Визирь, – поправил его Юрген и тоже протянул руку.

– Ах да, визирь, – еле заметно усмехнулся Альфред. – Разрешите представить моего помощника господина Элинора Акста.

Высокий мужчина несколько смущённо отошёл от машины, периодически как-то виновато оглядываясь на неё.

– Рад знакомству, – проговорил Оташ.

– И я рад, – ответил Акст. – Большая честь для меня.

– Что-то не так с вашим автомобилем? – поинтересовался Юрген.

– Нет-нет, с ним всё в порядке, только его бы помыть.

– Так помоете, у нас целое озеро воды.

– Альфред, ты же не просто так в гости приехал? – снова заговорил шоно.

– Нет, я по делу. Мы разыскиваем опасного преступника. И у нас есть все основания полагать, что он скрылся в Шаукаре.

– У вас – это у кого?

– У тайной канцелярии.

– Ты стал сыщиком? – спросил Юрген.

– Да.

– Что за преступник? – поинтересовался Оташ.

– Убийца.

– Он норт?

– Нет, он сарби.

– Ты хочешь, чтобы мы оказали тебе содействие в его поисках?

– Разумеется.

– Тогда тебе придётся рассказать обо всём подробнее. Предлагаю отправиться во дворец и там побеседовать в спокойной обстановке. Машину, увы, придётся оставить. Наши улицы для этого не предназначены.

– А с ней ничего не случится? – подал голос Акст.

– Нет, за ней присмотрят строители, я распоряжусь.

– Значит, мы идём пешком? – спросил Брунен.

– А ты разучился ходить? – отозвался Юрген.

– Интересно, научился ли ты драться.

– Я прекрасно дерусь, но нечестно по твоим меркам. Вот только меня совершенно не волнует, что думают об этом другие. Кстати, ты обещал мне состязания в стрельбе.

– Раз обещал, то я готов. Надеюсь, ты хорошо владеешь пистолетом?

– Не хуже, чем луком и стрелами.

– Давайте вы потом посоревнуетесь, – вмешался Оташ.

– Хорошо-хорошо, – заулыбался Юрген.

– А у вас жарко, – заметил Элинор.

– На самом деле бывает ещё жарче, – ответил шоно. – Но мы привыкли. И это только летом. В остальные времена года зато очень хорошо и не холодно.

– Зачем тебе кнут? – тихо спросил Шу Альфреда. – Рядом вроде бы нет ни одной овцы. Или ты их где-то прячешь?

– Некоторые люди так похожи на овец, что хорошо бы спрятать, – ответил Брунен.

– Подкол не засчитан, – проговорил Юрген.

Позже, когда все четверо собрались в покоях Оташа и пили поданный слугами кумыс, Альфред сказал:

– Признаюсь, дворец меня поразил.

– Чем же? – поинтересовался шоно.

– Пытаюсь подобрать верное слово. Скромность тут не подходит, скорее, монументальность. Нет никаких изысков, но выглядит величественно и внушает уважение.

– Благодарю. Это был проект фейсальского архитектора, и он учёл все мои пожелания. Но замок, как в Нэжвилле, тут и не построишь. У нас каменистая почва, а ещё случаются землетрясения. Пусть редко, но всё же.

– И внутри очень красиво, – добавил Акст.

– Тут большое влияние Юргена, – улыбнулся Оташ. – Как только дворец был возведён, он лично занялся оформлением.

– Во дворце есть ванные комнаты, – сказал Шу. – Если желаете, можете помыться.

– Если можно, я бы перешёл к делу. О ванной можно и потом поговорить, – ответил Альфред.

– Я тебя слушаю, – кивнул шоно.

– Был убит служащий тайной канцелярии, господин Уигем. Его дочь чудом выжила, она узнала убийцу. Госпожа Уигем видела его раньше. Это Кайсар, пару раз он приходил в их дом и о чём-то беседовал с покойным. Мы выяснили, что Кайсар был борцом в бродячем цирке.

– Что же его связывало с тайной канцелярией? – поинтересовался Юрген.

– Нам тоже стало это интересно, – ответил Альфред. – Оказалось, что Кайсар проходил свидетелем по одному делу, которым занимался господин Уигем. Речь шла об уличных боях. Уже после закрытия дела Кайсар почему-то приходил к Уигему, и мы пока не знаем зачем. Оснований не верить дочери у нас нет, к тому же, она сильно пострадала.

– А что конкретно произошло? – спросил Оташ.

– Госпожа Уигем услышала шум посреди ночи и пошла в комнату отца. За дверью будто бы кто-то дрался. Она хотела заглянуть в комнату, но дверь открылась, и появившийся Кайсар столкнул её с лестницы. Сосед видел, как он выбегал из их дома. Если бы не он, госпожу Уигем вряд ли бы спасли. Её отец был убит ножом в сердце. Мы стали разыскивать Кайсара и выяснили, что он отправился в Шаукар. У нас есть его подробное описание со слов циркачей и даже рисунок. Элли, покажи.

– Господин Брунен, – тихо проговорил Акст.

– Что? Ах да… Я думал, вы привыкли.

– Привык, – вздохнул тот и достал свёрнутый лист бумаги.

– Что-то не так? – спросил Юрген.

– Мне немного неловко, когда меня так называют, – пояснил Акст. – От моего имени есть и другое сокращение. Нор. Но все почему-то зовут меня Элли.

– Элли – это мило, – улыбнулся Шу.

Оташ тем временем развернул бумагу. Портрет был очень неплохим, но этого сарби он точно никогда не встречал.

– Надо показать его как можно большему числу людей, – проговорил он.

– Можно поручить это Нарану, – предложил Юрген. Оташ кивнул.

Затем шоно распорядился выделить Альфреду и его помощнику гостевые покои, а Шу удалился к себе и занялся составлением бумаг для введения новой должности для Омари. К вечеру он закончил и решил обрадовать новоиспечённого главного ловчего. Надев свой плащ с капюшоном и взяв пистолет, Юрген направился на постоялый двор «Усталый гамаль». Когда Шу скинул капюшон, хозяин гостиницы округлил глаза.

– Господин визирь! – воскликнул он. – Какая честь для меня!

– Добрый вечер, – улыбнулся Юрген. – Я хочу видеть одного из ваших постояльцев.

– Надеюсь, он ничего не нарушил?

– Пока нет. Его зовут Омари. Где я могу его найти?

– Он в комнате под номером три, вот ключ.

– Ключ-то мне зачем?

– Берите. Мало ли что… Господин визирь, а он в самом деле менгэ?

– В самом деле. А что такое?

– Понимаете, он заехал вчера со своим помощником и много возмущался, что комната была не готова. Но как она будет готова, если из неё только вечером выехали? И мы же не знали…

– Не переживай. Если он откажется платить, можешь лично мне написать.

Сказав так, Юрген взял ключ и направился к третьей комнате. Он ещё не успел дойти, когда его догнал никто иной, как Ако. Когда-то он был помощником Омари в Уасете, а потом добровольно отправился с ним в изгнание. Когда амма получил место старейшины сиваров, Ако очень скоро присоединился к своему бывшему повелителю.

– Ой, Юрген! – удивлённо воскликнул Ако. В руках он держал бутылку арака.

– А я к Омари, – ответил тот. – Рад тебя видеть.

Вдвоём они зашли в комнату, и Юрген увидел Омари, который лежал на постели и ел виноград.

– Что так долго? – не глядя на дверь, спросил он.

– Да уж как смог, – усмехнулся Шу.

– Это ты? – подскочил Омари.

– Это мы, – поправил его Юрген.

– Ако, разливай. Господин визирь ведь к нам присоединится?

– Присоединится, – кивнул Шу. – Тебе есть что отмечать.

– Ты выпросил для меня должность? – оживился Омари.

– Я её ещё и сочинил. Теперь ты главный ловчий. И не думай, что всё так просто. Вот, – Юрген протянул ему бумагу. – Ознакомься, это список твоих должностных обязанностей.

– А это не слишком? – закончив чтение, проговорил Омари.

– Не слишком мало? – отозвался Шу.

– Раньше я не замечал у тебя склонностей к тирании.

– С кем поведёшься, знаешь ли.

Тем временем Ако разлил арак, и все трое чокнулись бокалами и выпили, закусывая оставшимся виноградом.

Когда Юрген покинул постоялый двор, уже совсем стемнело. Всё равно на всякий случай надев капюшон, он зашагал по направлению к дворцу. Увидев мелькнувшую от фонаря тень и услышав торопливые шаги, Шу насторожился. Он понимал, что выглядел как лёгкая добыча для любого грабителя, а перстни на пальцах сверкали даже в тёмное время суток. Нетрудно было предположить и наличие у него полного кошелка. Юрген оказался прав.

– Отдашь деньги – останешься жив! – услышал он рядом мужской голос. Грабителей было двое. Оба были здоровяками, однако безоружными. Они явно не заметили у Юргена пистолета под плащом. Конечно, Шу мог просто достать оружие и закончить всё разом, но так было слишком скучно.

– А если не отдам? – с улыбкой спросил он.

– Силой заберём! – сказал один из грабителей и бросился на Юргена с кулаками. Шу уклонился от удара и ударил сам по так удачно открывшейся шее здоровяка. Грабитель задохнулся, и Юрген вырубил его, ударив его ребром ладони по шее сзади. Опешив, второй здоровяк зарычал и замахнулся правой, но Шу стукнул его ногой по колену, тот едва не упал, схватившись за плащ Юргена, но норт ударил его по шее.

– Отдыхайте, мальчики, – проговорил Шу и зашагал дальше, не обращая внимания на возню сзади.

Вернувшись во дворец, Юрген застал в своих покоях Оташа.

– Где ты ходишь? – возмутился он.

– Я был у Омари, обрадовал его новой должностью.

– Это он тебе плащ порвал?

– Вот чёрт! – Юрген только сейчас увидел зияющую дыру в светлой ткани его любимого плаща.

– Так что? Это Омари порвал?

– Нет, конечно. Дался ему мой плащ. Это грабители.

– Какие грабители? Сначала Омари, теперь грабители. Юрген, я так поседею с тобой.

– Да обычные грабители. Дурные. Безоружные.

– И?

– Что и? Я их вырубил и ушёл. Это один из них, падая, зацепился.

– Вырубил? У тебя же пистолет за поясом.

– Да они не заметили.

– Ты тоже не заметил?

– Таш, не нуди. Должны быть у твоего визиря какие-то развлечения?

– А не много ли у него развлечений? Взятки, драки, Омари…

– Э нет. Омари не развлечение. Омари – это безысходность.

– Ты ещё и пил, – вздохнул Оташ.

– Пить тоже нельзя?

– Ты пил без меня!

– Ой, да… простите меня, великий шоно. Готов искупить. У меня есть вино из Нэжвилля. Две бутылки.

– Взятка?

– Подарок!

– Ну, тащи, – усмехнулся Оташ.

Юрген проснулся от удара и обнаружил, что лежит на полу, упав с постели. Землетрясение. Шу прислушался к своим ощущениям, соображая, надо ли бежать на улицу или можно остаться во дворце. Он чувствовал вибрацию здания, словно под ним глубоко под землёй шевелилось огромное животное. Сагдай рассказывал, что раньше сарби верили, что землетрясение вызывает огромный змей, который живёт под землёй. Каждый раз, когда он сбрасывал свою старую кожу, на поверхности случался трус земной.

Когда Юрген пережил своё первое землетрясение, то жутко испугался, хотя и старался не показывать этого. Они с Оташем были в только что построенном, но ещё не отделанном дворце, и шоно тогда схватил друга за руку, и они быстро выбежали на улицу. Юргена трясло не меньше, чем землю под ногами, но Оташ успокоил его, сказав, что это не страшно. Позже он рассказал, что сильные землетрясения случаются очень редко, и последнее было много-много лет назад и вполне может ещё столько же не повториться. Юрген успокоился, но, увидев, трещину в фундаменте только что заложенного дома, снова напугался. Оташ объяснил это тем, что здание было ещё не достроено, но Шу это не сильно убедило. Вскоре это забылось, но как раз тогда снова случилось землетрясение. Юрген хотел снова бежать на улицу, но Оташ остановил его, сказав, что оно совсем лёгкое и бояться его не стоит. Шу не очень верил, но всё же убегать не стал. Шоно оказался прав.

Вот и сейчас Юрген понимал, что землетрясение лёгкое. Никаких голосов за стенами – значит, никто не стремился выбежать из дворца. Но вдруг все крепко спят? Шу всё-таки запаниковал. Встав, он направился к Оташу.

– Так и думал, что ты сейчас придёшь, – проговорил шоно. Он лежал на кровати, закинув руки за голову.

– Не сильное, да? – спросил Юрген.

– Ерунда, эне. Уже не трясёт даже. Сам не чувствуешь?

– Чувствую, – кивнул Шу.

– Так иди спать.

– Как ты думаешь, Альфред и Элли испугались?

– Не знаю. Вряд ли. В районе Ихтыра тоже иногда трясёт. Альфред мог застать, когда жил там.

– Может, сходить проверить?

– Зачем? Для собственного успокоения?

– Мы же радушные хозяева? Мы должны убедиться, что с нашими гостями всё в порядке. Может, кто-то из них упал с кровати и ушибся?

– Что, ты сам свалился с постели?

– Немножко.

– Ну, сходи, – усмехнулся Оташ. – Оденься только.

Вернувшись к себе, Юрген надел халат, тапочки и направился к гостевым покоям. Постучав в дверь, он прислушался.

– Да, в чём дело? – услышал он голос Альфреда.

– Это я, – зайдя, ответил Шу. – Хотел узнать, у вас всё в порядке?

– Всё нормально, не стоило беспокоиться.

Брунен сидел на постели, наблюдая, как Акст собирает осколки разбившегося графина.

– У вас графин разбился, – проговорил Юрген.

– Спасибо, мы заметили, – ответил Альфред.

– Вы не напугались?

– Нет. Если это всё, что ты хотел узнать, то можешь идти.

– Вам заменят графин, – сказал Шу и ушёл.

– Спасибо, – услышал он вслед голос Элинора.

II

Утром следующего дня после завтрака Юрген в коридоре дворца столкнулся с Альфредом. Тот был уже при полном параде, словно собирался на приём к королю.

– Заменили вам графин? – вспомнил Шу.

– Заменили, – кивнул Брунен. – А ты всё ещё хочешь посостязаться со мной в стрельбе?

– Это было твоё обещание.

– Тогда я готов.

– Во дворе есть стрельбище. Идём?

– Идём.

– Нам нужен будет кто-то, кто сможет нас рассудить.

– Элли подойдёт? Или ты будешь считать, что он не объективен?

– Ты же сам будешь против, если он вдруг соврёт, разве не так?

– Так. Тогда я позову его.

Втроём они вышли во внутренний двор, и Юрген привёл Альфреда и Элинора к стрельбищу, где стояли мишени.

– Как я вижу, у тебя пистолет нашего производства, – проговорил Брунен.

– Да, самозарядный, – кивнул Шу. – Кто будет стрелять первым?

– Уступаю.

– Как скажешь, – улыбнулся Юрген и, прицелившись, выстрелил по своей мишени.

– Неплохо, – проговорил Альфред и сделал свой выстрел.

– По три? – предложил Шу.

– Согласен.

Юрген и Альфред выстрелили ещё по два раза.

– Элли, проверь, – попросил Брунен.

– Тут я не смогу оценить, – осмотрев мишени, проговорил Акст. – Вы очень ровно стреляете. Может быть, вы согласитесь на ничью?

– Ничья? – спросил Юрген. – Или будем стрелять по яблоку на голове Элли?

– Ну, уж нет, – возразил Альфред. – Если ты промахнёшься, где я буду искать нового помощника?

– То есть ты согласен на ничью?

– Будем считать это временным перемирием.

– Ещё скажи, что мне повезло, а стрелять я не умею.

– Умеешь.

– А я думаю, кто это стреляет с утра пораньше, – послышался рядом голос Оташа.

– У нас перемирие, Таш, – объявил Юрген.

– Временное, – поправил его Альфред.

– Почему у меня ощущение, что передо мной не взрослые люди, а пара мальчишек? – усмехнулся шоно.

– Я бы хотел приступить к делу, – ответил Брунен. – А именно: к поиску Кайсара.

– Не возражаю.

– Господин визирь! Господин визирь! – с громкими криками к стрельбищу бежал слуга.

– Что случилось? – отозвался Юрген.

– Я сейчас был в ваших покоях, убирался. У вас над постелью такой волк красивый висит.

– Висит, – холодея, кивнул Шу. Волк был изображён на гобелене, который Юрген получил в подарок на своё двадцатилетие. Он не просто так висел над постелью, он скрывал тайник, в котором хранилось колесо солнца.

– Его кто-то сорвал. Я подумал, может, он сам упал… Но наверное, нет.

Не ответив ни слова, Юрген побежал обратно в свои покои. Оташ поспешил за ним. Влетев в комнату, Шу бросился к стене и, надавив на стену, открыл тайник. Он был пуст.

– Нет, – прошептал он. – Только не это.

Поняв, что произошло, Оташ громко объявил:

– Никого не выпускать из дворца без моего на то разрешения!

Стража бросилась выполнять распоряжение, а Юрген проговорил:

– Думаешь, он не успел уйти?

– Мы узнаем, кто уже покинул дворец, если таковой человек был.

– Что произошло? – спросил подошедший Альфред. – Вы так стремительно убежали.

– У нас украли очень ценную вещь, – ответил Шу. – Даже бесценную.

– Она была за гобеленом? – догадался Брунен.

– Да, в тайнике.

– И кто об этом знал?

– Никто. Только я и Оташ.

– А кто делал этот тайник?

– Архитектор лично. Он давно в Фейсалии. И он не знал, для чего был сделан тайник.

– Альфред, ты работаешь сыщиком, – проговорил Оташ. – Ты сможешь нам помочь?

– Только если вы будете до конца откровенны со мной.

– Я сам найду, – сказал Юрген. – Это моя вина. Не уследил.

– Нет, эне, – возразил шоно. – Мы не имеем права отказываться от помощи, которую можем получить. Не тот случай.

Подошедший стражник проговорил:

– Там по дворцу ходит вчерашний менгэ и ищет господина визиря.

– Омари, что ли? – догадался Юрген.

– Наверное, – кивнул стражник.

– А давно он пришёл? – насторожился Оташ.

– Где-то с полчаса. Он направился сразу к господину визирю, но очевидно не застал и принялся искать его по дворцу.

– Нет, Таш, это не может быть он, – проговорил Шу.

– Что-то я сомневаюсь, – ответил шоно.

– А теперь либо объясните мне всё с самого начала, либо я отказываюсь в этом участвовать, – потребовал Альфред.

– Приведи Омари в мои покои и пусть ждёт, – приказал Оташ стражнику, затем закрыл двери в покои Юргена, в которых они находились, и проговорил:

– Вещь, которую украли, называется колесо солнца. Когда-то оно принадлежало великому Тендзину.

– Как оно выглядит? – спросил Брунен.

– Это золотая подвеска на цепочке.

– Постойте… Это её тогда разбойники пытались украсть?

– Да. Ты правильно помнишь. Юрген раньше носил его на шее.

– А кто у нас Омари?

– Бывший старейшина сиваров, – объяснил Оташ. – До этого он был наместником Уасета. Там он совершил преступление против амира и был изгнан. Вернувшись на материк, Омари прибыл в Шоносар и помог Юргену в трудной ситуации, в которой он тогда оказался. Благодаря его помощи был подавлен бунт сиваров. С тех пор Омари занимал должность их старейшины. Десять лет. Вчера он прибыл в Шаукар и выпросил у меня должность главного ловчего.

– Омари знал о существовании колеса солнца? – спросил Альфред.

– Не должен был.

– Тогда перечислите тех, кто знает о нём.

– Юрген, я, Рейн, Олаф, Сагдай и Наран. Ещё он нём известно хуанди Сереса. Я могу поручиться, что ни Рейн, ни Олаф никому не рассказывали о нём. Как и Сагдай.

– За Нарана ты поручиться не можешь?

– Трудный вопрос. Скорее да, чем нет. Дело в том, что однажды много лет назад он уже выдал тайну колеса солнца. Но тогда он был мальчишкой.

– Юрген, ты никому не рассказывал о колесе солнца? – спросил Брунен.

– Нет, – ответил тот. – Я бы и сейчас не рассказал.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю