290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаукар » Текст книги (страница 8)
Шаукар
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Шаукар"


Автор книги: Юлия Рахаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 42 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

– Это что же, мы виноваты в смерти Мариам?

– Нет. Я уверен, что Таймас всё равно убил бы её рано или поздно, раз ему это в голову втемяшилось.

– А откуда ты узнал, что Мариам отказала Таймасу? – продолжал задавать вопросы Юрген. – Или просто предположил?

– Владелец кожевенной лавки, что на первом этаже, видел, как Мариам швырнула Таймасу деньги чуть ли не в лицо, – ответил Альфред. – И кричали они тогда громко.

– Тогда какие доказательства искал Элли?

– Во-первых, орудие убийства. А во-вторых, Таймас душил свою жертву сзади, и Мариам сопротивлялась. Я знаю это наверняка, потому что под её ногтями остались следы.

– Какие следы?

– Как если бы она сильно оцарапала кого-то.

– То есть у Таймаса должны быть царапины! – догадался Юрген.

– Именно. Скорее всего, на руках, за которые и цеплялась Мариам, пытаясь освободиться.

– Но даже если после всего этого Таймас не сознается?

– В Нэжвилле есть суд. Судья выслушает сторону обвинения, сторону защиты и сделает вывод.

– Да, это я знаю, – вздохнул Юрген. – У нас это ещё не доработано. В поселениях Шоносара роль судьи выполняет старейшина. На стоянках за этим всегда обращались к самому шоно, если что-то серьёзное. Хотя, поверь мне, народ шёл и по всяким пустяковым поводам, считая, что шоно за них должен всё решать. Так вышло, что в Шаукаре мы пустили это на самотёк. Не было никогда в Шоносаре судебной системы, в этом наша беда.

– Судебной системы нет, а законы есть, – усмехнулся Альфред. – И тюрьма есть, и палач.

– Есть, но только решение за великим шоно. Если дела мелкие, то до него даже не доходят. Решают на местах, но по закону.

– В Нэжвилле когда-то тоже не было достойной судебной системы, не было сыска, не было тайной канцелярии.

– Знаю. Это его величество Фарлей всё устроил. Даже сыщика из Айланорте приглашал.

– А что вам мешает пригласить сыщика?

– Из Айланорте?

– Зачем так далеко? Из Нэжвилля.

– Тебя, что ли?

– Если тебе настолько неприятно работать со мной, то я могу порекомендовать хорошего сыщика.

– Не, мне не неприятно. Ты сам-то захочешь?

– Шоносар – моя вторая родина. Поэтому да, захочу.

– Ну, хорошо, мы ещё вернёмся к этому разговору вместе с Оташем.

Между тем они подошли к дому, где жила Мариам. Элинор ждал у дверей.

– Рад тебя видеть в полном здравии, Юрген! – с улыбкой проговорил он.

– Спасибо, – кивнул Шу.

– А как поединок?

– Как видишь, я победил. Иначе меня бы тут не стояло.

– Тогда поздравляю.

– Давайте к делу, – вмешался Альфред.

– Пояс от халата у него очень подходящий, – сказал Элинор. – На обоих запястьях царапины. И хозяин лавки, если что, готов ещё раз рассказать о том случае с деньгами.

– Значит, его можно арестовывать, – кивнул Брунен. – Идём.

Втроём они поднялись наверх, и Элинор позвонил в колокольчик. Открыв дверь, Таймас удивлённо уставился на Акста.

– Опять ты?

– На этот раз он не один, – проговорил Альфред. – Я действую от лица великого шоно. Ты арестован по подозрению в убийстве своей соседки Мариам.

– Что за бред? – возмутился Таймас.

– У нас есть доказательства. Так что лучше бы тебе следовать за нами по доброй воле.

– И что за доказательства?

– Для начала у нас есть свидетель, который может подтвердить, что у тебя были неприязненные отношения с убитой Мариам. Вероятнее всего, она тебе отказала.

– По-прежнему бред, – пожал плечами Таймас.

– Тогда может быть, ты скажешь, что за царапины на твоих руках?

– Так это я на улице кошку решил погладить, а она дикая оказалась.

– Он не хочет сознаваться, – проговорил Юрген. – Значит, придётся действовать по древнему закону.

– По какому ещё древнему закону? – не понял Альфред.

– Обратиться за помощью к духам.

– К духам? – переспросил Элинор.

– Конечно, к духам, – кивнул Шу. – Только позови сюда того мужика из кожевенной лавки. Нам понадобится свидетель беседы с духами.

– Ты сейчас серьёзно? – всё ещё не понимал Акст.

– Более чем.

– Иди, зови, – кивнул Брунен.

– Как придёте, в квартиру не заходите, стойте у входа и слушайте, – проговорил Юрген.

– Да что вообще происходит? – возмутился Таймас.

– Да всё нормально, сейчас нам духи всё расскажут, – и Шу толкнул сарби вглубь квартиры. Альфред остался стоять у входа.

– Огоньку не найдётся? – спросил Юрген.

– Держи, – Брунен достал из кармана огниво и бросил его визирю. Тот поймал его, а затем достал зашитый за подкладку плаща маленький мешочек. Дождавшись возвращения Элинора с хозяином лавки, Юрген поджог мешочек и бросил его в вазу, стоявшую на полу. Затем отошёл в сторону, взял висевший на стене рог и начал ритмично стучать им по столешнице.

– Что ты делаешь? – наконец, спросил опешивший Таймас.

– Хочу с тобой поговорить, – ответил Шу.

– Поговорить?

– Ответь мне на один вопрос, – немного подождав, спросил Юрген.

– Да.

– Это ведь ты убил свою соседку?

– Убил?

– Убил. Задушил.

– Да, я.

– Поясом от халата?

– Да.

– Потому что она отказала тебе?

– Отказала.

– Все слышали? – Юрген повернулся к двери. – Никого там дымом не зашибло? Все в порядке? Соображаете нормально?

– Нормально, – ответил Альфред. – Но лучше потуши это от греха подальше.

– Как скажешь, – и Шу залил дымящуюся вазу водой.

– Вот это да, – выдохнул Элинор.

– Что случилось? – не понял Таймас.

– Духи сдали тебя с потрохами, – ответил Юрген.

IV

Слуги подали кумыс, и Оташ, взяв свою кружку, откинулся на спинку кресла. Юрген со словами «Я устал» плюхнулся на кровать шоно. Альфред ничего не сказал, хотя по его лицу было заметно, что это ему стоило некоторых усилий. Они с Элинором сидели напротив Оташа и также пили предложенный кумыс.

– Ты на все сто уверен, что это не Казим? – подал голос Юрген.

– Да, уверен, – ответил Брунен.

– Потому что у него мотива нет?

– Потому что у него мозги есть.

– Да, я подтверждаю у него наличие мозгов, – сказал Оташ. – Михат не стал бы назначать на должность своего инспектора идиота.

– Однако он назначил на эту должность лицемера и развратника, – возразил Шу.

– Об этом я ещё поговорю с Михатом, когда убийца будет найден. Но лицемерие Казима, как мне думается, в чём-то является его алиби.

– Согласен, – кивнул Альфред. – Даже если предположить, что Казиму пришло в голову возомнить себя судьёй, который очищает Шаукар от проституток, он бы не стал это проделывать с теми женщинами, с которыми только что провёл ночь. Для этого он слишком разумен.

– Тогда кто это? – спросил Юрген.

– Кто-то, кто и в самом деле возомнил себя судьёй, – ответил Брунен.

– То есть псих?

– Почти. Мотив у него всё-таки есть. Если бы это был просто маньяк, он, скорее всего, убивал бы девушек определённого типажа. Но Лайла, Гулли и Ивет объединяет только их род деятельности. Внешне они все слишком разные.

– Он остановился или нам вскоре стоит ждать ещё один труп? – задал вопрос Оташ.

– Думаю, он затаился из-за нас с Элли, – ответил Альфред. – Боится рисковать. А ещё мне кажется, что это была его идея – подставить Казима. Может быть, она появилась не после первой жертвы, но после второй точно. А теперь и Казим тоже не ходит в «Дом сладостей».

– И как ты будешь его ловить, если он затаился?

– Надо дать ему возможность расслабиться. Например, мы с Элли можем сделать вид, что не смогли найти убийцу и уезжаем. Или ещё вариант – арестовать кого-то другого. Хотя это может и удержать преступника от дальнейших действий, если он достаточно осторожен.

– А ещё можно его спровоцировать, – предложил Юрген.

– Это как? – поинтересовался Оташ.

– Альфред, ты уверен, что этот человек убивает проституток, потому что ненавидит их за что-то? – спросил Шу.

– Уверен.

– Тогда надо, чтобы какая-то проститутка проявила бы себя во всей красе. Сделала бы что-то очень яркое и громкое.

– Вообще это может сработать, – кивнул Брунен. – Более того, мы можем попросить Казима о сотрудничестве. Он может пойти к этой проститутке, а убийца потом сможет действовать, думая, что всё могут повесить на Казима.

– И кто же будет этой проституткой? – спросил Оташ.

– Я бы предложил Кимико, – ответил Юрген.

– Сам с ним договаривайся, – сказал шоно.

– Вообще-то это ты нанял его на работу, – возразил Шу.

– Ты визирь или кто? Моё дело дать распоряжение. Так что давай, выполняй.

– В таком случае, надо придумать, как именно Кимико проявит себя, – проговорил Альфред.

– Кимико ведёт себя довольно скромно, поэтому я предлагаю, чтобы она на один вечер эту свою скромность отбросила, – сказал Юрген.

– Каким образом?

– Не знаю. Пусть публично станет кого-то обслуживать.

– Учти, что тебе надо уговорить Кимико это сделать, – усмехнулся Оташ.

– Уговорю. В конце концов, я сам могу ей подыграть, изобразив её клиента.

– Это расстроит Дарына, – произнёс до сих пор молчавший Элинор.

– Не, его мы точно в это впутывать не станем, – ответил Юрген. – Значит, решено. Я уговорю Кимико.

Шу встретился с Кимом в кофейне неподалёку от «Дома сладостей» и рассказал об их задумке.

– В принципе я согласен, – выслушав Юргена, ответил айни. – Хотя то, что ты просишь, мне не свойственно. Ойран так себя не ведут.

– Вот кто здесь в Шаукаре знает, как ведут себя ойран?

– Я знаю, и мне этого достаточно. Но я не отказываюсь.

– Вот и славно. Значит, вечером я приду к вам, и мы устроим наше маленькое представление. А пока мне ещё надо Казима попросить придти в «Дом сладостей».

– Вообще-то Агсар знает, что я ему отказал.

– А в этот раз Казим тебя очарует.

– Чем интересно?

– Умными речами, – хмыкнул Юрген.

– Это будет самая позорная ночь в моей жизни. Сначала ты, потом Казим.

– Вот не надо приравнивать меня к Казиму по уровню позора.

– Да дело не в тебе, а в публичности, – Ким вздохнул. – Ладно, я жду тебя вечером. Знай, что я делаю это только ради девочек.

Казима Юрген нашёл у входа в ремесленное училище. Увидев визиря, инспектор изменился в лице и даже слегка побледнел.

– А я к тебе по делу, – заговорил Шу.

– Слушаю тебя, – кивнул Казим.

– Мы тут собрались ловить убийцу на живца, и нам нужна твоя помощь.

– Я не совсем понимаю…

– Убийца пытался подставить тебя, если ты до сих пор ещё не понял.

– Подставить?

– Две девушки были убиты после ночи с тобой. Совпадение?

– Ты хочешь, чтобы я провёл ночь с проституткой?

– Не с любой, а с той на которую я укажу. И не надо с ней спать, надо только сделать вид.

– А потом?

– А потом спокойно уйти. И всё.

– И ты от меня отстанешь?

– Я – да. И даже замолвлю за тебя словечко перед великим шоно, которому не очень нравится моральный облик инспектора.

– Хорошо, – вздохнул Казим. – Когда всё это будет происходить?

– Уже этой ночью. Мы ждём тебя в «Доме сладостей».

Вечером Юрген первым делом подозвал Агсара и потребовал позвать ему Кимико. К визиту в «Дом сладостей» он подготовился заранее: выпил пару бокалов вина и надел один из своих самых дорогих нарядов. Дверь он открыл с ноги и всем своим видом продемонстрировал, что пришёл сюда развлекаться. Вышедшая Кимико учтиво поклонилась и с акцентом проговорила:

– Чего желает мой господин?

– Господин желает тебя, – ответил Юрген. – Прямо здесь и сейчас.

– Мой господин, я согласна развлечь тебя, но только в комнате.

– А я не хочу в комнате! – пьяно проговорил Шу. – Я хочу здесь!

– Мой господин знает, что я вольна отказать ему?

– Но ты же не откажешь? – и Юрген подмигнул Кимико. – Ты ведь знаешь, кто я?

Его поведение уже начало привлекать всеобщее внимание. Из комнат выглядывали девушки, а пришедшие клиенты с любопытством наблюдали за происходящим. Шу представлял, какие слухи уже завтра пойдут во дворце.

– Да, я знаю, кто ты, – кивнула Кимико, подходя ближе.

– И ты не откажешь, – уверенно произнёс Юрген.

– Не откажу.

Шу довольно подхватил Кимико под бёдра и усадил прямо на барную стойку.

– Мне кажется, всё идёт по плану, – прошептал он ей на ухо.

– И как же далеко мы собираемся зайти? – также шёпотом спросила Кимико, обнимая Юргена.

– Да мне кажется, спектакль уже удался, – Шу сделал вид, что целует её шею.

– О да, – Кимико прогнулась в спине.

– Знаешь, я передумал, – проговорил Юрген. – Продолжим в комнате.

Когда за ними закрылась дверь, Ким прислонился к стене и устало проговорил:

– Ты испортил мне репутацию.

– Неужели?

– Получается, я продалась тебе, потому что ты визирь.

– Но вообще-то я второе лицо в Шоносаре. Не так это ужасно уступить мне.

– Надеюсь, Казим от меня ничего не станет требовать?

– Нет, он предупреждён, что это будет только игра.

– Ну, хоть за это спасибо.

Прошло не более четверти часа, когда в комнату постучали.

– Кимико, душа моя, это я, – послышался голос Агсара.

– Это какого же он обо мне мнения? – возмутился Юрген. – Чего так быстро?

– Сейчас узнаю, – Ким подошёл к двери. – В чём дело? У меня клиент.

– Да я всё понимаю. Но я должен был тебя предупредить. Здесь господин Дарын.

– Да как так? – всплеснул руками Ким.

– Он просит тебя. Я не стал ему говорить, что ты с господином визирем.

– Это верно. Скажи, что я ещё не готова. Пусть подождёт в отдельной комнате.

– Хорошо, – ответил Агсар.

– Что это значит: пусть подождёт? – спросил Юрген. – Скоро же Казим придёт.

– Если Дарын узнает, что я была с тобой, а потом ещё и с Казимом, то я его точно потеряю. А он хороший клиент.

– И что ты собираешься делать?

– Пойду к нему, конечно же. А ты сам здесь дождись Казима. Агсар не скажет, что я с Дарыном.

– Ты издеваешься? Убийца должен начать убивать, чтобы мы могли его взять. А меня он убивать вряд ли захочет. Не похож я на проститутку.

– Это дело поправимое.

– Чего?

– Ты думаешь, у меня только один костюм? Конечно же, нет. И парик второй у меня имеется. Так что давай, шевелись, у нас мало времени.

– Нет, – ответил Юрген.

– Я сказал, что я не собираюсь терять Дарына! Всё, раздевайся.

– Но у тебя же ещё грим на лице, – ухватился за последнюю соломинку Шу.

– Да, это требует времени, но ничего. Погасишь свет. Раздевайся, кому сказал.

Вафуку пришлось Юргену впору, хотя он едва не запутался, надевая его. Ким помог ему завязать пояс, а затем надел на голову чёрный высокий парик, полностью скрывая его светлые длинные волосы.

– Замечательно, – оглядев его с ног до головы, заключил Ким. – После ухода Казима просто погасишь свет. Убийце, если он явится, и в голову не придёт, что это не я.

– А если он увидит, как ты сейчас пойдёшь к Дарыну?

– Не увидит. Ты забыл, с кем имеешь дело? И не переживай, я предупрежу Агсара, чтобы он проводил Казима в эту комнату, – с этими словами Ким подошёл к окну. – Удачной охоты, господин визирь, – пожелал айни и скрылся.

Юрген угрюмо сел на пол в ожидании Казима. Когда же инспектор объявился, Шу проговорил:

– Доброй ночи, – и помахал рукой.

Казим вытаращился на Юргена и замер.

– Решили не рисковать жизнью Кимико, – пояснил Шу. – Пусть убийца меня душить начнёт.

– А…

– А ты присядь пока. Сколько времени ты обычно с девушкой проводишь?

– Ну, по-разному, – несколько замялся Казим.

– Слушай, нам надо, чтобы всё естественно было. Так что давай без выпендрёжа. Сколько?

– Час.

– Хорошо, – кивнул Юрген. – Значит, сидим час.

– А он точно придёт сегодня, убийца этот?

– Не точно. Если сегодня не придёт, повторим завтра.

– То есть мне завтра снова приходить?

– Да.

– И просто так сидеть?

– Слушай, не беси меня. Я сейчас передумаю и не стану защищать тебя перед Оташем.

– Может, мы хотя бы вина попросим подать? – предложил Казим.

– И это говорит строгий инспектор учебных заведений, – хмыкнул Юрген. – Ладно, проси.

– Давай за то, чтобы у вас всё сегодня выгорело, – уже разлив вино по бокалам, проговорил Казим.

– Да, это было бы неплохо, – кивнул Шу.

– Скажи по секрету, а ты на самом деле являешься клиентом Кимико?

– То есть ты донёс об этом Михату, даже не зная, правда ли это?

– Ну… я предположил.

– Что ж, открою тебе тайну. Я не являюсь ничьим клиентом. А с Кимико меня связывают приятельские отношения. Ты вообще знаешь, что она не Кимико, а Ким?

– В смысле Ким?

– О, как всё запущено, – рассмеялся Юрген. – Ты серьёзно не знал?

– Что не знал?

– В чём особенность Кимико?

– В том, что она из Ямато. Экзотика. Их там на востоке обучают чему-то особенному.

– Она ойран, ойран могут быть только мужчины.

– Будем считать, что я этого не слышал, – помолчав секунду, проговорил Казим. – Предлагаю сменить тему.

– Давай, расскажи мне о работе ремесленного училища, – попросил Юрген.

– Ты серьёзно?

– Конечно, серьёзно. Мне интересно. Я тебя очень внимательно слушаю.

По истечении часа Казим попрощался с Юргеном и покинул комнату. Шу погасил лампу. Он не знал, сколько придётся ждать, да и придёт ли сегодня убийца. Однако не прошло и пяти минут, как Юрген услышал шаги. Тихонько скрипнув, дверь отворилась.

– Мой господин что-то забыл? – изображая акцент, тихо спросил Шу.

– Забыл, – услышал он знакомый голос. Мужчина подошёл ближе и опустился на колени рядом с Юргеном. А затем Шу ощутил его руки на своей шее. Юрген чуть не закричал от радости, что всё получилось, но вырвался только хрип. Шу толкнул убийцу ногой, а затем сам протянул к нему руку, с трудом, но дотянулся до шеи и надавил. Мужчина отпрянул и едва не упал. Юрген вскочил, путаясь в подоле, подбежал к окну и громко свистнул. Очухавшись, убийца поспешил к двери, Шу догнал его, сам едва не упал, но схватил мужчину за рукав его дэла. Тот попытался вырваться, но Юрген его не пускал. Дверь открылась, и в комнату влетели Альфред и Элинор. Акст тут же зажёг лампу.

– Вот это встреча, – проговорил Шу, когда свет упал прямо на лицо напавшего на него мужчины. – Ну, доброй ночи, Самур.

– Господин визирь? – искренне удивился брат Гулли.

– Какого чёрта ты здесь делаешь? – даже забыв про Самура, спросил Альфред. Элинор вообще застыл с лампой в руке.

– Я убийцу ловлю, разве не видно? – ответил Юрген.

– А где Кимико?

– Работает. То, что она должна была сделать, она сделала. Дальше было дело техники.

– Допустим, – проговорил Альфред, поворачиваясь к Самуру. – А вы арестованы, молодой человек.

Внизу послышался шум, затем раздался взволнованный голос Агсара, и уже через несколько секунд на пороге комнаты возник сам великий шоно.

– Где мой визирь? – требовательно спросил он. – Юрген должен был давно вернуться во дворец, а не участвовать в поимке убийцы.

– Привет, Оташ, – виновато улыбнулся Шу.

– Пожалуй, мне не следовало пить на ночь тот травяной чай, который мне прислали из Яссы, – проговорил шоно, глядя на Юргена, который стоял, подобрав подол вафуку.

– Между прочим, мы поймали убийцу, – сказал Альфред. – Вот он, – Брунен показал на совершенно растерянного Самура.

– Пять минут назад меня душил, а теперь стоит как в воду опущенный, – усмехнулся Юрген.

– Благодарю за службу, Альфред, – произнёс Оташ. – Я возвращаюсь во дворец. Ты, – шоно ткнул пальцем в Шу, – за мной.

– Может, я сначала переоденусь? – проговорил Шу. – Или ты хочешь, чтобы я в таком виде по городу шёл? Хотя мне не слабо.

– Ну, уж нет! Ещё чего не хватало. Переодевайся.

– Арестованного тоже во дворец? – спросил Альфред.

– Да, – кивнул Оташ. – Я тоже хочу присутствовать при его допросе.

Самура заковали в кандалы и привели в один из залов дворца, куда пришли Оташ, Юрген, Альфред и Элинор.

– Ты признаёшься в том, что убил трёх женщин и пытался убить господина визиря этой ночью? – задал вопрос Брунен.

– Я действительно убил Лайлу, Гулли и Ивет, – ответил Самур. – Но визиря я убивать не планировал. Я думал, что это Кимико.

– За что же ты их убил?

– Они мне сломали жизнь.

– Это каким же образом?

– Мы с сестрой рано остались без родителей, и нам пришлось самим себя обеспечивать. Это её идея была перебраться в Шаукар. Гулли могла устроиться на любую другую работу, но она выбрала почему-то именно это – продавать себя. Конечно, не мне тогда было её судить, я был совсем пацан. Но я не мог позволить ей содержать меня, поэтому выучился на резчика по дереву. Я стал настоящим мастером, я мог заработать столько, чтобы платить за квартиру. Но однажды к нам в гости пришла Лайла. Я работал, но она стала лезть мне под руку. Смеялась, тыкала своими пальцами. Я мог её поранить, но… я поранился сам. Я не сразу тогда понял, насколько всё оказалось серьёзно. Это уже потом, когда мне пришлось обратиться к лекарю, я осознал. Всё моё мастерство как в воду кануло. Пальцы меня не слушались больше. И во всём была виновата эта Лайла. Я честно пытался выкарабкаться. Пошёл в новое ремесленное училище, слышал, что они ищут учителей. Подумал, что если сам не могу больше работать, то уж ребят обучить сумею, передам им свой опыт. И меня вроде бы уже почти приняли, но тут оказалось, что положено проверять всех, кто устраивается к ним на работу. Вот и меня решили проверить. Казим этот. Когда выяснилось, что моя сестра – продажная женщина, мне отказали. Во всём они виноваты. Лайла и Гулли сломали мне жизнь. Из-за них я теперь работаю на складе, выполняю грязную работу. Таким, как они, не место на земле.

– Ну, с Лайлой и Гулли понятно, а причём здесь Ивет? – спросил Альфред.

– Я подумал, что так я смогу запутать следы, – ответил Самур. – Уж с Ивет меня точно ничего не связывало, а тут к ней как раз Казим пришёл. Я мечтал, что его посадят за эти убийства. А ещё… вот вы когда-нибудь пробовали душить человека? Знаете, что можно испытать, когда в твоих руках чья-то жизнь? Когда только от тебя зависит, сделает он следующий вдох или нет… Пусть мои пальцы не были больше способны создавать красоту, но они оказались способны закончить чью-то жизнь.

– Значит, и Кимико ты решил убить по этой же причине?

– Она меня взбесила вечером. А потом я увидел Казима. Всё как-то само решилось.

– Ты понимаешь, что тебя ждёт? – спросил Оташ.

– Догадываюсь.

– По закону Шоносара тебя казнят.

– Знаю.

– Может быть, ты раскаиваешься? – подал голос Элинор.

– Нет, – покачал головой Самур. – Я ни о чём жалею. Хотя нет. Жалею, что это был ты, господин визирь. Ты мне ничего дурного не сделал. Вот если бы на твоём месте была Кимико, я бы задушил её.

– Ты недооцениваешь Кимико, – ответил Юрген. – Она намного сильнее тебя.

– Уведите его, – приказал Оташ.

– Но ты ведь должен меня понимать, визирь, – уже вставая, проговорил Самур. – Я слышал о твоей победе на поединке. Мне рассказали, что ты сделал. Ты ведь знаешь, каково это. Ты ведь понимаешь меня, да?

– Нет, – тихо ответил Шу. – Никогда не пойму.

– Он всё-таки псих, – сказал Оташ, когда стражники увели Самура.

– Неужели он в самом деле получал удовольствие от убийств? – задумчиво проговорил Элинор.

– Что тебя так удивляет? – спросил Альфред. – В такие моменты он испытывал власть над людьми. Власть – это одна из тех вещей, за которые люди готовы убивать. Власть и деньги.

– Эне, не бери его слова в голову, – глядя на молчавшего Юргена, проговорил Оташ. – Он псих, я же сказал.

– Но я тоже убил человека, – ответил Шу. – И способ похож.

– Ты убил своего соперника на поединке. Хамза не стал бы тебя щадить, если бы у него был шанс прикончить тебя. У тебя не было иного выхода, и ты поступил так, как должен был.

– Оташ прав, – сказал Альфред.

– Тогда… – помолчав секунду, проговорил Юрген, – давайте обсудим создание в Шоносаре сыска и судебной системы.

– Чего? – не понял Оташ.

– Да мы тут с Альфредом как-то беседовали на эту тему. Я считаю, нам нужны свои собственные сыщики. Уверен, что ты со мной согласишься, потому что ты же не хочешь, чтобы я занимался всякими расследованиями.

– У меня только один вопрос. Сколько на это потребуется денег?

– Великий шоно стал излишне меркантильным, – усмехнулся Шу.

– Пообзывайся мне ещё.

– Рискну сказать, что вложенные деньги окупятся, – проговорил Альфред. – И у вас в дальнейшем будет меньше забот.

– Хорошо, – вздохнул Оташ, – давайте обсудим это завтра. Сейчас нам всем нужно выспаться.

– А ещё с Казимом надо что-то решить, – вспомнил Юрген.

– Ты имеешь в виду снять его с должности?

– Вообще-то я пообещал ему замолвить за него словечко за его помощь в поимке преступника.

– То есть ты хочешь закрыть глаза на то, что инспектором учебных заведений служит тот, кто регулярно посещает «Дом сладостей»? Учитывая то, что он сам запретил брать Самура на работу из-за его сестры.

– Думаю, надо с ним поговорить. Может быть, взять с него штраф и наложить запрет на посещение «Дома сладостей»? И пусть работает до первого нарушения.

– Но это тоже завтра, – устало кивнул Оташ.

Утром следующего дня, когда Юрген завтракал на своём балконе, ему доложили, что Казим сам явился во дворец и ждёт аудиенции визиря. Шу распорядился проводить инспектора в свои покои.

– Слышал, убийцу поймали? – поздоровавшись, спросил Казим.

– Поймали, – кивнул Юрген. – Это Самур.

– Брат Гулли? – удивился Казим.

– Да.

– Но зачем он? Не понимаю.

– Он винил свою сестру и её подругу Лайлу в том, что лишился работы. Сначала пальцы поранил, потом вот в училище не приняли.

– Так я собирался его принять! – возразил Казим.

– Как собирался?

– А ты думаешь, почему я был у Гулли на квартире? Это она пригласила меня. Гулли просила за своего брата. Хотела, чтобы я как-то повлиял на директора училища и чтобы Самура приняли на работу, несмотря на то, кем была его сестра. Если бы Гулли не убили и не началась вся эта катавасия с подозрением, павшим на меня, я бы давно занялся делом Самура.

– Как глупо всё вышло, – грустно улыбнулся Юрген. – Самур ведь тебя тоже винил и хотел, чтобы тебя арестовали за эти убийства. Значит, сестра заботилась о нём, а он её убил.

– Идиот он. Его сестра была хорошей доброй женщиной. Хоть и проститутка.

– Что ж, назад уже ничего не вернуть. Послушай, Казим, ты ведь понимаешь, что твоя репутация серьёзно пострадала?

– Увы. Но ты обещал помочь.

– Обещал и слово своё держу. Ты мог бы лишиться должности, великий шоно уже намеревался тебя снять, но я предложил другой вариант.

– Какой же?

– Во-первых, штраф.

– Согласен. Что во-вторых?

– Ты должен будешь перестать посещать «Дом сладостей» даже по работе. Если тебя там увидят, то это будет твой последний день в должности инспектора.

– Хорошо, – вздохнул Казим. – Благодарю за помощь, господин визирь.

– Тогда не подведи.

– Я постараюсь.

– И прекрати доносить на меня Михату.

Казим поклонился, а затем изобразил, будто бы запирает свой рот на ключик. Инспектор по-прежнему напоминал Юргену рыбу, но в принципе от рыбы тоже была польза.

Шу знал, что пожалеет о своём поступке, но понимал, что пожалеет гораздо больше, если этого не сделает. Именно поэтому, расставшись с Казимом, он направился в темницу. Подойдя к камере, в которой держали Самура, Юрген заговорил:

– Здравствуй. Я пришёл кое о чём рассказать тебе.

– И тебе здравствуй, визирь, – отозвался Самур, подойдя к решётке. – Слушаю тебя.

– Когда ты убивал Гулли, ты не знал об одной очень важной вещи, а мне кажется, тебе стоит узнать об этом.

– И о чём же я не знал?

– Твоя сестра не просто так пригласила Казима в вашу квартиру. Это был действительно очень важный клиент. Гулли просила Казима помочь тебе. Она знала, что тебя не берут на работу в училище из-за неё, вот она и предложила себя Казиму, чтобы тот заступился за тебя. И знаешь что? Казим согласился. Он как раз собирался поговорить с директором училища, чтобы тебя приняли на работу. И тебя бы, конечно, взяли, потому что слово Казима – закон для директора училища. Казим медлил, только потому что Гулли убили, а его самого стали подозревать в убийствах. Так что, если бы ты не убил Гулли, ты бы сейчас занимался тем, чем и хотел: обучал бы ребят резьбе по дереву.

Юрген смотрел в лицо Самуру и видел, как менялось его выражение, пока Шу говорил. Юрген сам не знал, чего он хотел добиться. Может быть, раскаяния.

– Уходи, – проговорил Самур.

– Да меня собственно здесь больше ничего и не держит, – ответил Шу. – Я сказал всё, что хотел.

– Ты, наверное, думаешь, что это Тенгри направил тебя ко мне, чтобы донести истину? Но нет. На самом деле ты просто пришёл, чтобы сделать мне больно. Ты захотел почувствовать власть надо мной, как чувствовал её я, когда убивал Лайлу или Гулли. Ты ничем не лучше меня.

– Нет, Самур. Я просто хотел, чтобы ты знал, какой была Гулли. Она не заслужила твоей ненависти. Она любила тебя.

Сказав так, Юрген зашагал прочь от камеры.

– Я тоже любил её, – тихо ответил Самур, но Шу услышал его.

Выйдя из подземелья, Юрген увидел дожидавшегося его Оташа.

– Что ты здесь делаешь? – удивился Шу.

– Да я зашёл к тебе, а мне сообщили, что ты побеседовал с Казимом и отправился прямиком в темницу. Что такого тебе сообщил этот инспектор?

– Это касалось Гулли, – ответил Юрген и рассказал обо всём Оташу.

– И как же на это отреагировал Самур? – поинтересовался шоно.

– Мне кажется, он сожалеет, хотя и не признаётся в этом.

– Зачем тебе это было нужно, эне?

– Не знаю. Самуру я сказал, что это ради Гулли. Хотя сам он считает, что я просто хотел сделать ему больно. Но это не так, Таш.

– Даже если и хотел, то не надо передо мной оправдываться. Самур – преступник и его ждёт казнь. А нам уже стоит забыть о нём.

После обеда Юрген встретился с Кимом всё в той же кофейне и извинился за то, что оставил его вафуку в немного потрёпанном виде. То, что он слегка порвал подол, Шу обнаружил, уже когда снимал наряд.

– Ничего другого я от тебя и не ожидал, – улыбнулся Ким, заказывая кофе.

– Ну, я надеюсь, что хотя бы с Дарыном всё в порядке?

– В полном. Он ничего не понял. Мы, конечно, слышали шум, но я уговорил его не реагировать. Жаль, что убийцей оказался Самур. Он казался мне милым парнем. Даже жаль его было.

– Увы. Но знаешь, я не хочу о нём больше говорить. У меня для тебя есть одна хорошая новость.

– И какая?

– Казим больше не появится в «Доме сладостей». Для него это теперь под запретом, иначе работу потеряет.

– Действительно замечательная новость. Он очень противный. И Агсара он нервировал. Надеюсь, Дарына не постигнет та же участь?

– Да вроде Оташ о нём ничего не говорил. Министр торговли, наверное, имеет право на такие слабости, – хмыкнул Юрген.

– Он ведь не зря получил свою должность, не так ли? – улыбнулся Ким. – Он умный человек. И поэзию любит.

– Поэзию? – удивился Шу. – По нему и не скажешь.

– Внешность бывает обманчива. Думаю, ты и сам это знаешь. Вот это ему нравится больше всего:

 
От скрипа колеса
Проснулась и упорхнула
Бабочка-однодневка.
 

– Красиво. А кто автор?

– Я автор. Ты ведь знаешь, что ойран учат писать такие стихи.

– Да, я читал. Я сам тоже иногда стихи пишу, но не такие, как в Ямато. Такие я не пробовал.

– А ты попробуй. Мне кажется, у тебя должно получиться.

– Думаешь?

– Да, давай. Ты можешь писать о том, что видишь. Осмотрись вокруг, прислушайся.

Юрген задумчиво молчал несколько минут, а затем произнёс:

 
– В воде кувшина
Отразилось солнце.
Как жажду утолить теперь?
 

– Из тебя бы получилась неплохая ойран, – снова улыбнулся Ким.

– Спасибо, но я надеюсь, что из меня вышел неплохой визирь, – ответил Шу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю