290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаукар » Текст книги (страница 10)
Шаукар
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Шаукар"


Автор книги: Юлия Рахаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 42 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

декабрь 2018-январь 2019

Селто

I

Юрген помнил Асиму ещё совсем юной девушкой, которая притворялась парнишкой по имени Айса, но уже тогда она казалась сильной и бесстрашной. Сейчас перед ним была истинная королева. Асима немедленно распорядилась, чтобы никто, кроме присутствовавших в зале, не узнал о случившемся. В это же время Шепард приказал докладывать ему обо всех передвижениях внутри замка, а Латимор, перебросившись парой слов с Оташем, отправил за Альфредом Бруненом.

– Может быть, они ещё в замке, – предположил Фарлей, попытался встать, но не смог.

Юрген только слышал об этом, но ему никогда ещё не приходилось становиться свидетелем этой слабости его величества. Жюль бросился к королю, встал перед ним на колени, положил руки ему на ноги и что-то зашептал. Шу лишь, замерев, наблюдал за происходящим.

– Очень может быть, – положив ладонь на плечо мужу, проговорила Асима. – Мы будем надеяться.

– Может, они действительно просто играют, – проговорил Юрген. – От Феликса можно ожидать подобное.

– От Шелдона тоже, – ответил Фарлей. – Спасибо, Жюль.

Закончив своё «колдовство», Леруа поднялся.

– Думаю, надо чтобы кто-то прошёл по потайному ходу из комнаты Шелдона, – предложил Густав.

– Я пойду, – сказал Шепард. – А вы дождитесь тут этого сыщика. Я быстро.

– А можно я с тобой? – попросил Юрген. – Я знал о существовании этих потайных ходов, но никогда не видел. Может, я даже помогу чем-то? Бездействовать мне очень трудно.

– Пошли, – махнул рукой амарго.

– Таш, ты же не против?

– Иди, – кивнул шоно.

Вслед за Шепардом Юрген пошёл по коридору в покои юного принца, которые располагались недалеко от спальни его величества.

– Здесь нет следов беспорядка, – быстро осмотревшись, проговорил Шу.

– Вижу, – кивнул амарго и зашагал прямиком к стене. – И лампы они не погасили.

Надавив куда-то рядом с картиной, изображавшей играющих щенков, он открыл дверь, о существовании которой догадаться было невозможно. Юрген взял одну из ламп и пошёл за Шепардом.

– Куда ведёт этот ход? – спросил Шу.

– Один путь идёт к покоям Флая, а второй на выход. Сначала проверим первый. Кстати, от его покоев начинается другой ход. Он длиннее и ведёт ещё и в склеп. Только это государственная тайна, так что теперь я должен буду тебя убить.

– Договорились, только сначала найдём мальчиков.

– Если Феликс похож на тебя не только внешне, то что-то мне подсказывает, что они с Шелом попали в какую-то нехилую переделку.

– Если Шелдон похож на свою маму не только внешне, то я в этом просто уверен.

– Заходим в покои Флая.

Шепард спешно обошёл все комнаты и сказал:

– Ничего. Идём дальше.

– Может, стоит проверить склеп? – предложил Юрген.

– Да, идём, – кивнул амарго.

Они снова пошли по узкому тёмному коридору, спустились по каменным ступеням и оказались в старинном склепе замка. Под потолком промелькнула чья-то тень.

– Это летучие мыши, – пояснил Шепард. – Питомцы его величества.

– Питомцы? – переспросил Юрген.

– Ага. Он их подкармливает. Груши носит.

– Много людей знает о тайном ходе? – вдруг задал вопрос Шу.

– Все, кто были в зале и ещё парочка, – ответил Шепард. – Кто-то мог слышать о ходах, но расположение дверей и то, как они открываются, это в самом деле тайна.

– Если мальчики ушли не сами, то это дело рук того, кто знает о ходах.

– Я это понимаю. Их здесь тоже нет.

Сказав так, Шепард всё-таки обошёл весь склеп и уже почти вернулся обратно к двери, когда его внимание привлекло что-то на полу. Амарго наклонился и поднял крохотную металлическую пуговицу.

– Я бы сказал, что это с детской одежды, – проговорил Шепард.

– Дай посмотреть, – попросил Юрген. Пуговица была действительно очень маленькой, и на ней было изображение чего-то, показавшегося Шу очень знакомым.

– Что такое? – поинтересовался амарго.

– Я это видел. Я точно это видел. Это, – Юрген задумался, – это из Сверигии!

– Из Сверигии? – Шепард забрал пуговицу. – Ну, да, точно. Молот.

– У Шелдона есть одежда из Сверигии?

– Нет, насколько мне известно. Но пуговка точно не взрослого.

– Не взрослого, – повторил Шу.

– И что это значит?

– Я на ярмарке купил куклу. У неё на одежде пуговицы примерно такого же размера. Может, это была кукла из Сверигии?

– У Шелдона нет кукол. Он же пацан.

– А у Фелиции?

– У неё полно. Думаешь, надо проверить?

– По крайней мере, это хоть что-то.

– Тогда идём.

Они прошли назад через тот же потайной ход и оказались в комнате принца. Шепард сказал Юргену подождать, а сам отправился в соседнюю спальню, принадлежавшую Фелиции. Очень скоро амарго вернулся и проговорил:

– Нет у неё таких кукол. И все пуговки на месте.

– Значит, это новая кукла, – ответил Юрген.

– С ярмарки?

– Может быть.

– Или это вовсе чужая кукла, – сказал Шепард. – Пошли к Флаю.

Они вошли в зал почти одновременно с Альфредом и Элинором, и амарго рассказал об их с Юргеном находке.

– Значит, Сверигия, – проговорил Густав.

– У тебя есть какие-то мысли? – спросил Фарлей.

– Мне кажется, у тебя тоже, но давай я озвучу.

– Говори, – кивнул король.

– Все мы знаем, что минувшей весной от тяжёлой болезни скончался ярл Сверигии Рагнар. Конечно, мы также знаем, что настоящим правителем государства был Хьярти, но Рагнар был королевской крови, а свериги, хоть и суровый народ, но традиции чтят. Рагнар умер бездетным, и трон по закону перешёл его супруге Марне. Опять же, всем ясно, что Сверигией продолжает править Хьярти. Однако есть одно но. Марна не королевской крови. Даниель, – Густав обратился к первому министру, – ты наверняка что-то знаешь. Поведай.

– Знаю, ваше высочество, – кивнул Шарли. – В Сверигии есть группа людей, которая выступают против Марны, вот только сделать они пока ничего не могут. Одни волнения.

– Может быть, я покажусь сейчас глупым, но как это может быть связано с Шелдоном? – спросил Фарлей.

– Возможно, эта группа людей хочет использовать принца как рычаг давления в переговорах с вами, – проговорил Латимор.

– В любом случае, боюсь, мы сможем узнать их цели, лишь когда они их озвучат, – ответил Густав.

– Я не сторонник того, чтобы ждать, – произнесла Асима. – Не тогда, когда это касается моего сына.

– Позвольте? – подал голос Брунен.

– Говори, – кивнул Фарлей.

– Если мы предположим, что это действительно связано со Сверигией, то скажите, знает ли хоть один свериг о потайных ходах замка?

– Не думаю, – ответил король.

– Тогда получается, что у Сверигии есть кто-то свой в замке.

– Кто-то, кто может получить что-то в случае, если к власти в Сверигии придёт другой человек, – добавил Латимор.

– Если пуговица от куклы, то этот человек смог таким образом подкупить Шелдона или Феликса, – проговорил Фарлей.

– Втереться в доверие к ребёнку не так сложно, – кивнул Альфред.

– Если что, я уже отдал распоряжение перекрыть границы, – сказал Шепард.

– Но эти люди могут опережать нас на один шаг, – проговорил Латимор.

– Я полагаю, что необходимо продолжать поиски детей в замке и в городе, – сказал Брунен. – Но также нужно проверить версию Сверигии.

– Согласен, – произнёс молчавший до сих пор Оташ. – Но я считаю, что эту версию надо держать в тайне. Никто, кроме тех, кто сейчас присутствует здесь, не должен знать об этом. Если окажется, что дело действительно в Сверигии, то эти люди не должны знать о нашей догадке. По крайней мере, до тех пор, пока они сами не проявят себя.

– Поддерживаю, – кивнул Латимор.

– Я поеду в Сверигию, – уверенно проговорил Густав. – С Жоржем.

– Грета? – догадался Фарлей.

– В Сверигии я ещё не засветился.

– Хорошо, – согласился король. – Поезжайте.

– Я бы тоже хотела поехать, – сказала Асима, – но я понимаю, что я не должна.

– Ваше дело оставаться здесь, терпеливо ждать и принимать верные решения, – ответил Латимор.

– Да, – кивнул Фарлей. – И мы должны до последнего скрывать от народа исчезновение Шелдона.

– Жорж, мы собираемся, – объявил Густав.

– Слушаюсь, – отозвался Кафар.

– Возьмите меня с собой! – вдруг попросил Юрген.

– Нет, эне, – возразил Оташ.

– Что нет? Феликс – мой кузен. Я не должен был брать его с собой. Это я виноват. Я должен хоть что-то сделать.

– Тогда я тоже еду.

– Стоп-стоп, – вмешался Густав. – Не все сразу. Предлагаю сделать так. Сначала поедем мы с Жоржем. А потом уже ты, Оташ, отправишься с визитом как великий шоно. Ты захотел выказать своё уважение новой правительнице Сверигии – Марне.

– А я? – спросил Юрген.

– Тебя в Сверигии мало кто знает, ведь так? – задумался принц.

– Так.

– Будешь бардом, как и я. Ты ведь играешь на флейте.

– Почему он не может поехать со мной? – спросил Оташ. – Он мой брат и мой визирь.

– Бард сможет узнать намного больше. Или ты не согласен?

– Только не смей сейчас говорить, что будешь бояться за меня, – проговорил Юрген.

– Хорошо, – вздохнул Оташ. – Я согласен на эту вашу авантюру.

– Тогда собираемся в путь, – произнёс Густав. – Шепард, держи меня в курсе, пока мы не уедем. Юрген, а тебе нужно запастись одеждой потеплее. В Сверигии лето короче нэжвилльского и порой намного холоднее.

– А у меня нет с собой, – ответил Шу. – Мы же не планировали поездку на север.

– Возьмёшь мою, – сказал Фарлей. – Думаю, тебе будет впору.

– Спасибо, ваше величество, – улыбнулся Юрген.

– Флай. Меня зовут Флай.

– Спасибо, Флай.

– Оташу я могу свою дать, – предложил Шепард.

– Если я поеду позже, то я и купить успею, – ответил шоно. – Благодарю, Шепард.

– Мы ведь не на автомобиле поедем? – спросил Юрген.

– Нет, – покачал головой Густав. – Барды путешествуют пешком или верхом. Да и через Железный лес пока не проложили хорошую дорогу.

– Возьми одну из моих лошадей, – сказал король. – Выбери сам.

– Спасибо, Флай, – снова поблагодарил Шу.

– Не будем терять времени, – проговорил Густав. – Пора собираться.

Они отправились в путь рано утром. На прощание Оташ крепко обнял Юргена и проговорил:

– Дождись меня, эне.

– Куда же я денусь? – отозвался Шу.

– С твоим умением влипать в истории от тебя можно чего угодно ожидать.

– Кто бы говорил, Таш.

Густав был уже в облике Греты, Оташ хорошо помнил этого барда и его верного телохранителя. Не без их помощи он когда-то смог по праву вернуть себе имя великого шоно. Пусть прошли годы, но Густав по-прежнему выглядел очень молодо, и от женщины его в этом облике отличить было трудно.

В королевской конюшне Юрген выбрал себе гнедого коня по кличке Изумруд. По словам Густава, это было смирное и очень умное животное.

Вскоре замок остался позади, а впереди показался Железный лес, за которым начинались земли Сверигии.

– Таво, а ты знал Рагнара лично? – поинтересовался Юрген.

– Нет, он ни разу не приезжал в Нэжвилль с тех пор как я начал жить в замке. Но Флай с ним виделся. Рагнар обычно направлял всюду своих послов, сам не любил выезжать.

– Оташ вот тоже с ним не виделся. И к нам послы приезжали. Но давно, когда мы провозгласили Шаукар столицей Шоносара, к нам приехал сам Хьярти.

– И к нам он тоже приезжал. Он добрый малый, хоть и выглядит суровым. Прямо как Жорж, – усмехнулся Густав. Кафар промолчал.

– Он Оташу топорик подарил, – сказал Юрген. – Нехилый такой.

– Излюбленное оружие сверигов, – подтвердил принц. – Они, конечно, тоже давно перешли на огнестрел, но топорик – это святое.

– У Рагнара был полководец, Вебьёрн. Я правильно помню?

– Правильно.

– На чьей он теперь стороне?

– Насколько мне известно, на стороне Хьярти и Марны. А вот Гудрёд…

– Это кто, я забыл?

– Казначей. До меня дошли слухи, что он как раз против Марны и хочет, чтобы к власти пришла королевская кровь.

– Рагнар ведь был тебе и Фарлею братом?

– Неродным, но да.

– Тогда выходит, что Шелдон каким-то образом приходится племянником Рагнару.

– Верно. Я понимаю, к чему ты клонишь, сам думал об этом же.

– Получается, они могут устроить переворот, посадив на трон ребёнка, чтобы самим править Сверигией?

– Вот только как они надеются в этом случае избежать войны с Нэжвиллем, вот в чём вопрос. К тому же, они знают, что за Нэжвилль встанет и Шоносар. Может быть, и Фейсалия.

– Переговоры?

– И что они станут предлагать? Неужели они считают, что Флая можно так легко обмануть, пообещав его сыну Сверигию?

– Таво, нам надо во что бы то ни стало найти выйти на этих людей.

– Думаю, мы выдадим Жоржа за сверига. Он в принципе похож.

– Я не свериг, – отозвался Кафар.

– Да, ты лесоруб, я помню.

– Если мы выдадим его за сверига, то надо придумать ему другое имя, – предложил Юрген. – Жорж – это слишком по-нэжвилльски.

– Согласен, – кивнул Густав. – Какие ты знаешь мужские имена у сверигов?

– Бьёрн.

– Точно! – обрадовался принц. – Жорж у нас как раз на медведя похож. С этой минуты ты Бьёрн. Привыкай.

Кафар пробурчал что-то себе под нос.

– Тогда и мы будем звать его Бьёрном, – сказал Юрген.

– Не забывай называть меня Гретой, а не Таво, – с улыбкой попросил принц.

– А моё имя оставим? – спросил Шу.

– Слишком многие знают о том, что визиря Шоносара так зовут, поэтому тебе тоже нужно новое имя. Выбирай любое.

– Вилфрид.

– Постой, это имя твоего деда?

– Да.

– Хорошее имя, красивое. Значит, Грета, Вилфрид и Бьёрн.

– А это нормально, что ты путешествуешь с двумя мужчинами? – спросил Юрген. – Когда один был, это было довольно логично, вас за пару принимали. А теперь что?

– Хм, можно выдать тебя за моего мужа, а Бьёрна за нашего друга и телохранителя.

– Мне уже всё равно, – отозвался Жорж.

– Давай так, – кивнул Шу.

Когда стемнело, они подъехали к небольшому охотничьему домику.

– Ночи тут холодные, – проговорил Жорж и пошёл заниматься дровами, чтобы растопить печь, а Юрген и Густав зашли в дом. Шу зажёг лампу и устало опустился на лавку.

– Здесь кто-то недавно был, – сказал принц, подойдя к печи. – Здесь свежие угли. Да и сама печь не до конца остыла.

– А кто может пользоваться этим домиком? – спросил Юрген.

– Многие знают о нём. Охотники, например. Но могли и те, кого мы ищем.

Шу поднялся и начал внимательно осматривать всё в доме. На одной из пыльных полок Юрген вдруг увидел нарисованную пальцем древнюю руну.

– Здесь написано «счастье», – проговорил Шу.

– Это ведь руна? – спросил Густав.

– Да, я умею их читать.

– Флай тоже умеет, а я так и не выучил. Говоришь, счастье?

– Феликс умеет, я его учил. Он не все руны знает, несколько всего. Его имя означает счастливый. Полка низко расположена, как раз чтобы ребёнку достать.

– Значит, он оставил нам знак? – догадался Густав.

– Может быть, и пуговица там была не просто так? Может, мальчики специально её оторвали от куклы?

– Как в той сказке про хлебные крошки.

– Они здесь были, их точно везут в Сверигию. Мы были правы.

– Но нам всё равно надо немного отдохнуть, если мы хотим им помочь. Нам понадобятся силы.

– Сейчас чаю заварим с травами, и будут вам силы, – проговорил вошедший Жорж.

– Мальчики были здесь и оставили нам знак, – сказал Густав.

– Вот и славно. Не зря, стало быть, едем.

С рассветом они продолжили своё путешествие и, покинув Железный лес, к вечеру следующего дня пересекли широкую равнину, укрытую травами. За ней виднелись поросшие деревьями холмы.

– Вот мы и в Сверигии, – проговорил Густав.

– Граница здесь что же, не охраняется? – поинтересовался Юрген.

– Охраняется, но чуть дальше. Там будет пост сверигов. Нас, скорее всего, обыщут, но оружие оставят. Свериги не из пугливых. У меня есть старая грамота, которую мне сочинил Флай, там написано, что я странствующий бард из Нэжвилля, и стоит королевская печать. Так что я подтвержу, что ты мой муж, и надеюсь, дальше проблем не возникнет.

– На мне есть одна ценная вещь, – вдруг вспомнил Юрген. – Надо было, наверное, Оташу отдать, а я как-то не подумал.

– Ты про кольцо?

– Чёрт, ещё и кольцо! И перстень…

– Я, конечно, вижу, что кольца дорогие, но тебе мог их пожаловать кто-то знатный, кому понравилась твоя музыка. Это не страшно. Перстень можно вообще выдать за обручальный. У меня тоже есть, – Густав поднял руку. – Про какую ещё ценность ты говоришь?

– На мне золотая подвеска. Очень дорогая.

– Так и пусть остаётся под одеждой. Не стоит лишний раз её показывать.

– Хорошо, – вздохнул Шу. – Скажи, а мы успеем до ночи добраться до поста или будем ночевать где-то здесь?

– У меня нет желания ночевать на поляне, так что давай немного поторопимся. Как минуем пост, там будет где остановиться.

Уже совсем стемнело, когда впереди показалась пограничная застава. Путников встретили вооружённые до зубов воины один другого больше.

– Кто такие? – спросил один, пока другой уже начал целиться в нортов из ружья.

– Барды, – ответил Юрген. – Странствующие музыканты. Я Вилфрид, это моя супруга – Грета и наш телохранитель Бьёрн.

– Бьёрн? Наш, что ли?

– Свериг, – кивнул Жорж.

– Бумаги у вас имеются?

– Конечно, – ответил Густав и протянул королевскую грамоту.

– Что везёте? – просмотрев бумагу, продолжал расспрашивать стражник.

– Флейту и арфу, – улыбнулся Юрген.

– Ещё оружие, кроме пистолетов, есть?

– Нет, можете обыскать.

– Вот нож, – показал Кафар.

– Можете проезжать, – разрешил стражник. – Если нужен постоялый двор, то ближайший по дороге налево.

– Большое вам спасибо, – снова улыбнулся Шу.

Постоялый двор под нехитрым названием «Ясень» выглядел скромно, но добротно. Хозяин выделил гостям две соседние комнаты: одну для супругов и вторую для Бьёрна, и распорядился о сытном ужине. Мебель в комнатах была без изысков, но кровать казалась уютной.

– Могли быть просто деревянные лавки, – войдя, проговорил Густав. – А тут прямо королевские хоромы.

– Нам бы тут разузнать, куда дальше двигаться, – сев на кровать, ответил Юрген.

– Зря мы с тобой решили супругами представиться.

– Это почему?

– Надо было братом и сестрой, тогда мы смогли бы заигрывать с местными. Я с мужчинами, ты с женщинами. Но мне почему-то это в голову тогда не пришло. Старею.

– А что нам мешает сейчас заигрывать? – лукаво улыбнулся Юрген. – Может, у нас свободные отношения.

– Это ты у вас в Шоносаре этого понабрался? – хмыкнул Густав.

– Нет, в Шоносаре с этим строго, хотя везде есть свои исключения. А что насчёт нашего Бьёрна? Он тоже может, как и я.

– Нет, он не может. Я серьёзно. Ему такое лучше не доверять. Хотя когда-то они с Шепардом чуть из-за меня не подрались, – рассмеялся принц.

В дверь постучали, а затем в комнату заглянула девушка с подносом в руках, на котором лежали жареная рыба, хлеб и стоял графин эля.

– Угощайтесь, гости дорогие, – с улыбкой проговорила девушка. Её густые соломенные волосы были заплетены в две тугие косички, а нос был усыпан смешными веснушками.

– Как тебя зовут? – поинтересовался Юрген.

– Тири, господин.

– А я Вилфрид. Давай без господин.

– Хорошо.

– Меня зовут Грета, – представился принц.

– Приятного вам аппетита и доброй ночи.

– Спасибо, Тири, – улыбнулся Шу.

– Мне кажется, ты ей понравился, – проговори Густав, когда девушка ушла.

– Может, она просто проявляла любезность. Наверняка нашему Бьёрну она улыбалась ещё шире.

– Но ты всё-таки проверь. Поешь, а потом сходи вниз, поболтай с девушкой.

Юрген нашёл Тири складывающей полотенца. Увидев гостя, она снова заулыбалась.

– Ужин был очень вкусным, – проговорил Шу.

– Рада, что понравилось, – ответила Тири.

– Я так давно не был в ваших краях. Что у вас тут нового?

– Да из всех новостей, только что Марна теперь у нас вместо ярла.

– Она же не королевской крови, – рискнул Юрген.

– Вот именно! – оживилась Тири. – Она не может править Сверигией. Это против Вотана и Фьёр, против асиров!

– Полностью согласен, – кивнул Шу.

– Вы ведь барды?

– Да.

– Так разнесите по всей Сверигии об этом! Таких людей много, не мы одни.

– С удовольствием. Наш друг Бьёрн сам свериг, и, конечно, он хочет, чтобы его страной правил достойный ярл.

– Я вот что подумала, – почему-то перешла на шёпот Тири. – Здесь неподалёку живёт один человек. Знатный человек. Он будет очень рад, узнав, что у него есть ещё сторонники, и не только свериги.

– Был бы рад познакомиться с хорошим человеком, – ответил Юрген.

– А твоя супруга возражать не станет?

– Почему она должна возражать? Она сама обожает новые знакомства.

– И ты не ревнуешь?

– Нисколько. Кстати, – Юрген легонько коснулся косички Тири, – она тоже не ревнует.

– Тогда завтра утром я провожу вас к нему, – щёчки Тири порозовели, и она смущённо опустила глаза.

– Значит, до утра, красавица, – проговорил Шу.

Когда Юрген вернулся в комнату, Густава там не было. На всякий случай он заглянул к Жоржу, но тот был на месте.

– Что? – спросил Кафар.

– Я подумал, Грета у тебя, – объяснил Шу.

– Нет, – вздохнул Жорж. – Но я догадываюсь, где она.

– И где же?

– У хозяина. Думаю, скоро вернётся. Ты, если хочешь, можешь пойти сцену ревности разыграть.

– Не, – махнул рукой Юрген и вернулся в комнату. Жорж был прав, и Густав действительно скоро объявился.

– Хозяин – хам и варвар, – проговорил он.

– Приставал? – хихикнул Шу.

– Да он был готов уже штаны снимать.

– А вот Тири намного скромнее.

– Знаешь, лучше бы было наоборот.

– Зато Тири собралась нас знакомить с каким-то знатным человеком, который против Марны.

– Тебе повезло больше. Хозяин, кажется, давно женщин не видел. Раз у нас завтра важная встреча, то нам наверняка придётся выступать.

– Да, думаю, что придётся.

– И нам надо определиться с репертуаром. Раньше мне было проще, я всегда сам решал, что и когда исполнять и часто импровизировал. Теперь же мы должны с тобой договариваться.

– Ну, давай договоримся, – пожал плечами Юрген.

– Обязательно исполняем «Старый сад», потому что уже проверено. Потом ты можешь сыграть колыбельную, а затем я Балладу о дружбе. И было бы неплохо, если бы мы что-то ещё исполнили вдвоём.

– Я, наверное, могу сыграть про стрелу. Как там… «Я выстрелил в небо стрелу мою птицу…»

– Хорошо, – кивнул Густав. – Решили. А теперь спать.

Утром Тири принесла в комнату завтрак, а затем, как они и договаривались, повела гостей к жилищу знатного сверига по имени Хальвар. Его дом хоть и был деревянным, но выглядел богато. Тири прошла вперёд и вскоре вернулась, позвав бардов зайти. Хальвар был высоким и крепким сверигом с рыжеватыми волосами и аккуратной бородой.

– Значит, вы странствующие барды? – поздоровавшись, спросил он.

– Да, – ответил Юрген и представил хозяину себя, Грету и Бьёрна. – Мы готовы порадовать вас нашими балладами.

– А я готов вас послушать. Проходите.

Кроме Хальвара в доме оказался ещё его младший брат Янне. Он был похож на старшего, как его меньшая копия. Они пришли в просторную комнату, Жорж протянул Густаву арфу, а Юрген достал из сумки флейту. Они исполнили всё, что задумали, и получили в ответ восхищённые взгляды и возгласы Хальвара, Янне и Тири. Затем хозяин предложил гостям горячий чай из плодов шиповника и проговорил:

– Слышал я, что вы, как и мы, являетесь приверженцами традиций.

– Это верно, – кивнул Юрген. – Мы считаем, что ярлом должен быть ярл, а не какая-то женщина, которая делила с ним ложе.

– Ты свериг? – спросил Хальвар Жоржа.

– Да, – ответил тот. – И, разумеется, я не понимаю, как Хьярти допускает это.

– Просто Хьярти пользуется этим, – сказал Янне. – И сам правит Сверигией. А он уж точно не королевской крови.

– Но что же делать, если Рагнар не оставил наследников? – спросил Юрген.

– Найти наследника, – ответил Янне. – Есть верные Сверигии люди, которые готовы сделать всё, чтобы восстановить справедливость. Сама Вар на их стороне.

– Прекрасно, когда есть такие люди, – поддержал Шу.

– Вы как барды могли бы сочинить новую балладу и рассказать народу о том, что у Рагнара есть наследник. Вы могли бы разнести эту весть по стране.

– А у Рагнара есть наследник? – удивился Юрген.

– Конечно, есть. Это мальчик, его племянник. Асмунд.

– Асмунд? – переспросил Шу.

– Да. Несмотря на то, что он наполовину сарби, в нём течёт королевская кровь. Как нортов, так и сарби. А, как известно, норты и свериги – братья. Асмунд сможет возглавить страну по праву.

– Это было бы чудесно. Грета напишет балладу, да, любимая?

– Ну, конечно, напишу, радость моя, – ответил Густав.

– Я бы сам хотел услышать эту балладу, прежде чем вы отправитесь в путь, – проговорил Янне. – Вы наши гости, сколько пожелаете.

– Благодарим за гостеприимство, – улыбнулся Юрген.

Их троих проводили в отдельную комнату и оставили одних.

– Мы точно в гостях или это плен? – проговорил Шу.

– Это суровое северное гостеприимство, – ответил Густав.

– Ты в самом деле напишешь балладу?

– У меня есть выбор? Вообще ты мог бы мне помочь. Ты же пишешь стихи.

– Я не пишу их по приказу. Они у меня выходят только под настроение.

– Хорошо, тогда вот что… Ты знаешь местные легенды и верования? Читал книги Сверигии?

– Да и да, – ответил Юрген.

– Тогда рассказывай.

– Что рассказывать?

– Что угодно. Мне нужно за что-то зацепиться.

– Подожди, – Шу задумался, – мне тут пришла в голову одна вещь. Раньше у сверигов была традиция. Жена восходила на погребальный костёр своего умершего мужа. Вероятно, этот обычай стали забывать. Марна ведь живёт и правит страной.

– А это серьёзно, – довольно улыбнулся Густав.

– Я читал что-то вроде мифа или легенды, в которой жили древние асиры, предки сверигов. Были там король с королевой или что-то вроде. Когда король умер, королева осталась жить, и к ней сватался кто-то из простолюдинов. Дальше помню смутно, но история плохо закончилась.

– Все умерли? – догадался принц.

– Да, а ещё там было что-то про дракона. Фафнир его звали. Дракон был очень злым и убил своего брата, потом украл чьё-то золото. Но и его убили. И того, кто взял его золото, тоже. Что-то не получается у меня тебя вдохновить.

– Нет, ты мне напомнил об интересных вещах, так что спасибо тебе, – Густав взял в руки арфу и начал что-то тихонько наигрывать.

– Слушай, а Асмунд – это же Шелдон? – вдруг вспомнил Юрген.

– Не отвлекай её, – проговорил Жорж.

– Тогда ты мне ответь.

– Эти мужики сказали, что он наполовину сарби и что он королевской крови. Выходит, что Шелдон. Только я знать не знаю, почему он Асмунд.

– Значение имени, – задумался Шу. – Если говорить о древних языках, то Шелдон на одном из предков языка нортов означает защита. Асмунд тоже означает защита, но на древнем северном языке. Всё сходится.

– И ты знаешь все эти языки? – спросил Жорж.

– Древние я знаю только немного. Только то, что сохранилось в современности. Имена, географические названия, какие-то артефакты. Руны опять же. Я этим с раннего детства увлекаюсь и до сих пор. Я полиглот.

– Вот это мне знать совершенно неинтересно.

– Что? – не понял Юрген.

– Прекратите меня смешить, – заговорил Густав.

– А мы тебя смешим? – удивился Шу.

– Бьёрн не знает значения слова полиглот. Он явно что-то не то про тебя подумал, – рассмеялся принц.

– Дорогой наш медведь, полиглот – это тот, кто знает много языков, – объяснил Юрген и тоже рассмеялся.

– Да ну вас, – отмахнулся Жорж.

– Всё, а теперь помолчите, пожалуйста, оба, – попросил Густав.

Вздохнув, Юрген пошел к окну, отдёрнул занавеску и замер: на подоконнике сидела кукла. Это был воин-свериг с топориком за поясом. На костюме у куклы не хватало одной пуговицы.

– Они были здесь, – проговорил Шу.

– Кто? – обернулся принц.

– Вот, – Юрген взял в руки куклу и показал Густаву.

– Значит, Асмунд, – сказал тот.

II

Ждать было трудно, и Оташ занимал своё время, как умел. Шепард поддержал его и с радостью согласился на спарринг с ним. Оташ встречался с Фарлеем и Асимой, все втроём они пытались отвлечься от мысли об исчезновении детей и беседовали о делах и взаимоотношениях между Нэжвиллем и Шоносаром. Вечером о королевской аудиенции попросил Альфред, который хотел сообщить что-то важное. Фарлей пригласил его в зал, где вчера они слушали музыку в исполнении Густава и Юргена, туда же пришли Шепард и Оташ.

– Ваше величество, – заговорил Брунен, – по поручению господина Латимора мы с Элинором должны были выяснить, кто из людей, проживающих в замке или имеющих возможность приходить сюда, мог, во-первых, знать о тайных ходах и, во-вторых, имеет связь со Сверигией. Также мы понимаем, что эти люди имели возможность пообщаться либо с принцем, либо с Феликсом. Мы посчитали, что неслучайно похищение произошло именно во время летнего праздника. Значит, нужно было искать человека или людей, которые могли бы встретиться с кем-то из мальчиков только во время праздника. Логично было отмести тех, кто регулярно общается с принцем. Конечно, это не наверняка, ведь можно предположить подкуп или долгую подготовку. Но это следует считать второй версией или запасным вариантом. Поэтому мы сосредоточились на празднике. Кому проще всего привлечь внимание детей и сделать так, чтобы со стороны это не выглядело необычным?

– Шутам, клоунам, – подал голос Фарлей. – И другим артистам.

– Верно, ваше величество, – кивнул Альфред. – Дети всё время были под присмотром двух стражников и гувернёра, господина Свифта. Знаю, что господин Свифт служит вам уже много лет, и вы доверяете ему, а стражников отбирает и проверяет лично Шепард, поэтому подозревать их можно лишь в крайнем случае. Но мы пообщались с ними, чтобы узнать, кто оказался наиболее близко к детям. И действительно на празднике были артисты. В чём ещё особенность клоуна?

– У них лица размалёваны, – заметил Шепард.

– Да, – согласился Брунен. – Всё так. Клоуном может оказаться кто-то, кого вы встретите потом без грима и не узнаете, потому что вам в голову не придёт, что он и был тем самым артистом. И вот здесь мы возвращаемся к тому, о чём я говорил в самом начале. Нам нужен человек, имеющий доступ в замок. Мы понимаем, что раз он воспользовался праздником для того, чтобы поговорить с мальчиками, значит, в замке такой возможности у него нет. Вряд ли это кто-то из знатных нортов, скорее всего, из штата прислуги или охраны. Мы переговорили с управляющим и выяснили, кто из прислуги был нанят уже после смерти Рагнара, а также нет ли среди слуг сверигов. Оказалось, что штат с тех пор не обновлялся, но свериг действительно есть. Это Ларис, один из тех, кто работает в конюшне. Вчера у него был выходной, а сегодня утром он не вышел на работу. Мы обыскали его комнату и обнаружили довольно дорогой актёрский грим. Очевидно, его ему предоставил кто-то состоятельный. Мы стали разыскивать Лариса. Одно из предположений было, что тот, кто нанял его, мог избавиться от Лариса как от ненужного свидетеля. К сожалению, мы были правы. Тело Лариса было обнаружено сегодня в окружном рве. Его зарубили топором.

– Вы узнали о том, с кем он был связан, с кем общался? – спросил Шепард.

– Элинор сейчас занимается этим, а я поспешил доложить вам о том, что нам уже известно.

– Значит, это было хорошо спланированное похищение, – проговорил король. – И следы ведут в Сверигию, как мы и предположили.

– Фарлей, я хочу отправиться туда уже завтра, – сказал Оташ. – Мы и так дали Густаву и Юргену день форы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю