290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Шаукар » Текст книги (страница 6)
Шаукар
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 11:00

Текст книги "Шаукар"


Автор книги: Юлия Рахаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 42 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

– Третье убийство, Таш, – проговорил Шу. – Я иду туда.

– Если я скажу тебе не ходить, это ведь тебя не остановит? – отозвался шоно.

– Если прикажешь и запретишь, то остановит. Но я прошу тебя этого не делать.

– Иди. Только не забывай о своих прямых обязанностях.

Кивнув, Юрген буквально выбежал из комнаты. Ким ждал его вместе с хозяином «Дома сладостей». Сейчас айни выглядел как Кимико.

– Так это и правда какой-то душитель, господин визирь? – обеспокоенно спросил Агсар.

– Правда, – ответил Шу. – Кто на этот раз?

– Ивет, – сказал Ким. – Снова задушена. Здесь, в одной из комнат.

– Ивет? Она норт?

– Она вроде бы родом из Яссы, но очень похожа на норта.

– Кто был её последним клиентом?

– Один уважаемый человек, – ответил Агсар.

– А имя у этого уважаемого человека есть?

– Он точно не убийца, – замялся хозяин.

– С чего такая уверенность?

– Я давно его знаю. Господин визирь, если я раскрою его имя, пострадает его репутация. А потом пострадаю я.

– Это Дарын?

– Нет, – округлил глаза Агсар. – Откуда ты про него знаешь?

– Значит, это Казим?

– Ох, ты ж! – глаза хозяина стали ещё больше.

– Ясно. Видишь, ты мне ничего не говорил. Можешь расслабиться. Ким, а ты его раньше видел здесь?

– Видел, – ответил тот. – Он мне не нравится.

– А что, он хотел и с тобой?

– Хотел, – кивнул Ким. – Я отказалась.

– Когда Казим ушёл? – спросил Юрген Агсара.

– Ночь ещё была, – задумался хозяин. – Часа три или четыре.

– А когда вы обнаружили, что Ивет мертва?

– Так не сразу. Одна из девочек в комнату заглянула и как завизжит.

– Я немедленно написала тебе, – добавил Ким.

– Господин визирь, пойдёшь на тело смотреть? – спросил Агсар. – Или можно забирать?

– На тело пойду смотреть я, – послышался знакомый голос в дверях.

– Ты? – обернувшись, воскликнул Юрген. В «Дом сладостей» зашёл Альфред Брунен собственной персоной. Следом за ним появился Элинор и с улыбкой поздоровался.

– Всем доброе утро, – проговорил Альфред.

– Как ты узнал? Зачем ты…

– Я прибыл по просьбе великого шоно, чтобы расследовать убийства.

– Как по просьбе шоно?

– Он написал мне. Я немедленно приехал.

– Оташ? Написал?

– Что тебя удивляет?

– Так кто пойдёт на тело-то смотреть? – вмешался Агсар.

– Господин из Нэжвилля пойдёт, – ответил Юрген. – А мне здесь больше делать нечего.

Ким догнал его уже на улице, быстро идти ему мешало длинное одеяние.

– Стой! Ты что так быстро убежал? – спросил он.

– Ничего. Я просто злюсь, – ответил Юрген.

– На сыщика? Это же он тогда Кайсара арестовал, я правильно помню?

– Правильно. Но злюсь я не на него. Вернее, и на него тоже. Но больше на Оташа.

– За то, что он его вызвал?

– Да. И мне не сказал!

– Так ты, наверное, был против.

– Я и был!

– Но этот человек – сыщик. Он должен разбираться в этом всём.

– Ты за этим за мной бежал?

– Знаешь, я не думаю, что это Казим.

– Почему?

– Нет, я допускаю мысль, что он спятил из-за своей профессии, но он в самом деле любит то, зачем он сюда приходит. Он был уже с несколькими девочками, ему разнообразия хочется. И тот факт, что он противен лично мне, не делает его убийцей. Он просто лицемер.

– А Дарына здесь этой ночью не было случайно?

– Это который?

– Это министр торговли.

– Думаешь, он представился?

– И ты туда же.

– Ну, опиши его. Если Агсар знает, как его имя, то я могу и не знать.

– Он невысокий, чуть полноватый, немного лысеющий. Лицо гладкое, доброжелательное. Одет всегда с иголочки. Перстень у него ещё такой…

– С лошадиной головой?

– Да, точно. Ты его видел?

– Видел, – Ким заулыбался и прикрыл рот ладонью.

– Он твой клиент?

– Да. Только не надо, наверно, об этом распространяться.

– У меня сейчас мир перевернулся, – проговорил Юрген. – Я даже забыл, что злюсь.

– Этой ночью его тут не было, – продолжал улыбаться Ким. – Прошлой был.

– Ой, я представляю его лицо на заседании министров, когда Михат заявил, что я хожу в «Дом сладостей» к Кимико. Бедный.

– Ты? Ко мне? В смысле как клиент?

– Ну да.

– Я бы тебе отказала.

– Что? Это почему ещё?

– Это моё дело, – усмехнулся Ким.

– Слушай, ты расскажи там Альфреду всё, что знаешь, – вздохнул Юрген. – Он умный. Может, он быстрее найдёт убийцу.

– Расскажу, – кивнул айни.

Возвращаться во дворец Шу сейчас совсем не хотелось, но он понимал, что оттягивать разговор с Оташем было глупо. Ким ушёл в «Дом сладостей», а Юрген заметил уныло стоявшего на углу улицы Самура.

– Что ты здесь делаешь? – поинтересовался Шу.

– Я узнал, что Ивет убили, – грустно ответил парень. Он казался совсем юным, хотя ему и было уже больше двадцати. Его дэл выглядел совсем потрёпанным и кое-где даже испачканным.

– Ты знал её?

– Я всех там знаю. К тому же сейчас я устроился туда на подработку. Агсар меня взял по старой памяти. На складе я помогаю. Куда сладости привозят. Ну, настоящие которые. Пастила там и всякое такое.

– Этой ночью ты здесь был?

– Да я спал прям на складе. Так умаялся, что домой не пошёл. Теперь мне так плохо, – Самур вздохнул.

– Хочешь, пойдём со мной, и я тебя угощу горячим чаем? – предложил Юрген.

– Так всё закрыто ещё. Рань такая.

– Я во дворец тебя зову, дурик.

– Во дворец? Прям в сам?

– Прям в сам.

– А это можно?

– Ты забыл, кто я?

– Визирь.

– Так пойдём?

Самур робко кивнул. Юрген решил, что сейчас приводить этого парня в свои покои было бы равносильно самоубийству, поэтому отправил его на кухню и попросил напоить и накормить. Сказав Самуру никуда не уходить, пока он его не отпустит, Шу направился к Оташу. Тот уже успел потренироваться и как раз вернулся в покои.

– Ты так и не собирался мне сообщать, да? – проговорил Юрген.

– Это ты про Альфреда?

– Ты невероятно проницателен.

– А смысл? Ты же упёрся.

– То есть ты в меня ни капельки не веришь? По-твоему я сам не мог найти убийцу?

– А кто ещё вчера мне говорил, что у нас нет сыска? Вот тебе сыщик. Пусть занимается своим делом, а визирь должен заниматься своим.

– Или визирем станет кто-то другой, да?

– Не заводись.

– Знаешь, кто был последним клиентом убитой сегодня проститутки?

– И кто?

– Казим.

– Кто это?

– Как кто? Он на Михата работает.

– А, этот Казим. И что? Ты его хочешь обвинить? Для начала узнай хотя бы, где он был во время предыдущих убийств. Или знаешь что? Пусть это всё узнаёт Альфред. А ты, будь так добр, разберись с вопросами поставки хлопка в Нэжвилль и Сверигию. Там какие-то нерешённые проблемы у Дарына.

– У Дарына? – Юрген хмыкнул.

– Что не так?

– Ничего, – покачал головой Шу. – Я разберусь, господин великий шоно.

Дарын, если и был не очень рад видеть визиря, то виду не показал. Юрген не стал никого тянуть за хвост и сразу перешёл к делу, не к тому, что так интересовало его самого, а к тому, каким ему положено было заниматься по должности. Когда же со всеми вопросами, касающимися поставок хлопка, было покончено, Шу проговорил:

– Мы же с тобой друзья?

– Конечно, господин визирь, – отозвался Дарын.

– Тогда я считаю своим долгом предупредить тебя об опасности.

– О какой? – не понял министр.

– Ты же слышал о том, что произошло в «Доме сладостей»?

– Краем уха.

– Послушай, дела обстоят очень серьёзно. Великий шоно вызвал сыщика из тайной канцелярии Нэжвилля, чтобы тот расследовал эти убийства. Я этого сыщика очень хорошо знаю. Зовут его Альфред Брунен, и он уже успел тут всем глаза намозолить, когда искал бежавшего из Нэжвилля циркача-убийцу. Так вот он снова здесь. Поверь мне, его дотошности и скрупулёзности может позавидовать любой счетовод.

– Я всё ещё не понимаю, для чего ты мне это всё говоришь.

– Всё ты понимаешь. Я же помочь тебе хочу. Альфред будет совать свой нос всюду. Вообще всюду. Понятие о частной жизни ему не знакомо. Он выведает обо всех, кто посещал «Дом сладостей».

– Но…

– Да, я всё знаю. Да, Кимико мне об этом рассказала. Но прошу тебя, не бери в голову, я не являюсь её клиентом, клянусь тебе. Наше с ней общение только дружеское.

– И зачем же она…

– Рассказала мне? Чтобы защитить тебя, конечно! Она прекрасно понимает, что сейчас начнётся с появлением сыщика из Нэжвилля. В её уме ты же не сомневаешься? – Дарын покачал головой. – Так вот я тоже хочу тебе помочь, как и Кимико. Тебе нужно алиби. Знаешь, что это?

– Догадываюсь.

– Понимаешь, если Кимико тебя не выдаст, то за Агсара поручиться никто не может. Альфред его запугает, и всё, пиши пропало. Давай, рассказывай мне, где ты был в те ночи, когда убивали девушек. Только честно, иначе я тебе не смогу помочь. Нам надо сочинить, что ты будешь говорить Брунену, если тот вдруг до тебя докопается.

– В ту ночь, когда убили первую девушку, я был дома, – проговорил Дарын. – Здесь, во дворце.

– Кто это может подтвердить? – поинтересовался Юрген.

– Слуги меня видели.

– Отлично. А когда убили Гулли?

– Я был с Кимико, – слегка краснея, ответил Дарын.

– Но ты понимаешь, что для Брунена это не доказательство твоей невиновности, а как раз наоборот?

– И что же мне делать?

– Хочешь, прикрою тебя?

– Это как?

– Ну, к примеру, могу сказать, что мы с тобой той ночью в карты играли.

– Ты правда так скажешь?

– Почему нет?

– Но что ты попросишь за это?

– Не бойся, ничего страшного. Просто, если мне вдруг понадобится твоя помощь, я обращусь за ней.

– Договорились, – кивнул Дарын.

– Этой ночью убили Ивет. Ты, как я понимаю, был во дворце.

– Верно. И снова слуги подтвердят.

– Хорошо. А ещё у меня к тебе вопрос. Ты встречал в «Доме сладостей» Казима?

– Вообще? Да, встречал.

– И что, он не возмущался твоему распутному поведению?

– Он бы и мог, если бы я сам не видел его с девочками, – усмехнулся Дарын.

Расставшись с министром, Юрген вспомнил о Самуре, которого он оставил на кухне. Пришло время поговорить с несчастным парнем. Брат погибшей Гулли был накормлен, напоен и смиренно дожидался визиря.

– Пойдём, – заглянув на кухню, позвал его Шу.

– Спасибо за угощение, – поблагодарил Самур.

– Мне нужна твоя помощь, – остановившись в коридоре, проговорил Юрген.

– Помощь? – удивился парень.

– Ты ведь знаешь, что я хочу найти убийцу твоей сестры?

– Знаю и очень благодарен тебе.

– Я хочу выяснить, с кем из богатых клиентов встречалась Гулли. Ты ведь мог кого-то из них видеть.

– Наверное, мог, – пожал плечами Самур.

– Ты сейчас пойдёшь во двор и будешь ждать, сколько потребуется. А я приведу туда одного человека. Ты посмотришь на него и после скажешь, не видел ли с ним свою сестру.

– И долго придётся ждать?

– Тебе надо на работу?

– Да. Мне не на кого больше рассчитывать.

– Держи, – Юрген достал из кармана пару серебряных монет. – Потом получишь в пять раз больше.

– Мне немного неловко… – ответил Самур, но деньги взял.

Проводив парня во двор, Шу отправился разыскивать Казима. К счастью, инспектор был во дворце. Казим напоминал Юргену большую тощую рыбу с выпученными глазками. Изобразив наиболее искреннюю улыбку, Шу подошёл к инспектору и проговорил:

– Хорошо, что ты здесь, Казим, у меня к тебе крайне важное дело.

– Визирь? – сарби слегка поклонился.

– Ты ведь не можешь не знать, что произошло в «Доме сладостей».

– Увы.

– А как тебе самому это местечко?

– Пренеприятнейшее.

– Послушай, то, о чём я хочу поговорить, не должен никто услышать. Давай выйдем во двор.

Казим кивнул. Когда они вышли, Юрген продолжил:

– Великий шоно вызвал в Шаукар сыщика из Нэжвилля. Альфред Брунен, может, слышал?

– Слышал.

– Он уже начал всюду совать свой нос. Когда он прознает о твоих излюбленных способах проведения досуга, это только дело времени.

– Что?

– Не делай вид, что ослышался. Я всё знаю. Поверь мне, мы с тобой в одном седле.

– Но… – Казим заметно побледнел.

– Я сам хожу в «Дом сладостей», ты же знаешь. Великому шоно это, конечно, не нравится. Но одно дело, когда это слухи, которые распространяет твой начальник, и совсем другое – если до этого докопается сыщик. И представляешь, что будет, если Михат узнает, что ты посещаешь это пренеприятнейшее заведение не только по работе?

– Чего ты хочешь? – не выдержал инспектор.

– Ивет убили.

– Что? Как? Она же… я же…

– Да, её задушили после твоего ухода. На кого подумает Брунен, когда дожмёт Агсара и тот тебя сдаст?

– Я буду всё отрицать.

– Надо не просто отрицать, надо это как-то доказать.

– Что доказать?

– Что тебя там не было и что это просто злые наговоры.

– И каким образом ты предлагаешь мне это доказывать? – спросил Казим.

– Тебе надо заручиться поддержкой влиятельного человека, – ответил Юрген.

– Это кого же?

– Меня, конечно! – улыбнулся Шу. – Предлагаю нам заручиться поддержкой друг друга. Будем всем говорить, что провели эту ночь вместе.

Глазки Казима выпучились ещё больше, и Юрген всерьёз забеспокоился, не выпадут ли они из орбит.

– То есть как это вместе? – воскликнул инспектор.

– Ну, предположим, мы допоздна беседовали об открытии ремесленного училища. Ты рассказывал мне об учителях, о профессиях. Ни о каком посещении «Дома сладостей» и речи быть не могло. Агсар тебя, конечно, знает, потому что бывал ты у него исключительно по работе. И, разумеется, Агсар тебя недолюбливает, вот и оговорил. И как ты думаешь, кому поверят больше: Агсару или мне? Ты ещё учти мои натянутые отношения с Михатом, о которых всем известно. Но даже несмотря на это, я буду тебя защищать.

– Хорошо, – кивнул Казим.

– Есть ещё один момент. Другие ночи, в которые убили Лайлу и Гулли. Ты где был? Может, тебе нужно ещё что-то прикрыть?

– Когда убили Лайлу, я был дома, и это могут подтвердить слуги. А вот с Гулли… – Казим замялся.

– Что такое?

– Я был с ней незадолго до этого.

– Тебя кто-нибудь видел? – оживился Юрген.

– Не уверен.

– Её брат?

– Говорю же, я не уверен.

– Значит так. Нам надо что-то с этим решить.

– Что, хочешь предложить опять провести ночь с тобой? – Казим заметно нервничал.

– Ты был у неё дома, ведь так?

– Так.

– Ну, соседи точно ничего не видели, я с ними уже говорил. Остаётся брат, но и с ним, я думаю, можно будет договориться. Ты ведь знаком с Омари?

– Только шапочно. Он человек не моего круга.

– Тут не поспоришь, он не скрывает своей любви к развлечениям, в отличие от тебя.

– К чему ты спросил про него?

– К тому, что он достаточно беспринципен, чтобы обеспечить тебе алиби, если ему заплатить.

– Но я не хочу говорить, что проводил время с Омари!

– Как ты думаешь, что сильнее повлияет на твою репутацию: общение с Омари, которого сам великий шоно назначил главным ловчим, или ночь с проституткой?

– Ладно, – вздохнул Казим. – Убедил.

– Я договорюсь с Омари.

– Но с чего ты будешь так мне помогать?

– С того, что я прекрасно понимаю, что в случае чего, ты потащишь меня за собой на дно, а я туда не хочу. Я слишком хорошо знаю, что такое гнев великого шоно, чтобы не иметь ни малейшего желания его провоцировать.

– Значит, мы договорились, господин визирь?

– Договорились, господин инспектор.

Когда Казим удалился, Юрген подошёл к скрывавшему за одной из колонн Самуру.

– Ну, как, ты видел его раньше? – спросил Шу.

– Видел, – сжимая кулаки, ответил тот. – Он был тогда с Гулли, и потом она умерла. И с Ивет он был этой ночью. Это он, я уверен, что это он.

– Послушай, но почему он встречался с Гулли на квартире, а с Ивет – в «Доме сладостей»?

– Да потому что он заплатил Агсару за молчание! Я сам видел! А Ивет принимала только в «Доме сладостей».

– Успокойся и ничего не предпринимай. Доверь это дело мне и господину Брунену. Чтобы обвинить Казима, нужны будут веские доказательства. Поверь, мы их отыщем. Ты слышишь меня?

– Слышу, – тихо ответил Самур.

II

Юрген ещё очень хотел побеседовать с сыном казначея Улмесом, о котором ему рассказал Омари, но во дворце того не оказалось, и Шу уже хотел вернуться в свои покои и спокойно пообедать, но, выглянув в окно, увидел, как во дворец возвращались Альфред и Элинор. Решив не откладывать разговор с ними в долгий ящик, Шу решительно вышел им навстречу.

– Зайдёте ко мне? – предложил Юрген.

– Позволь узнать, для чего? – поинтересовался Брунен.

– Пока вы не приехали, расследованием занимался я. Если тебе не интересно, что я смог узнать, то можешь не заходить.

– А я уж решил, что ты сознательно будешь скрывать от меня всю информацию.

– Знаешь, меня, конечно, бесит, что Оташ вызвал вас, но я очень хочу поскорее найти убийцу, поэтому давай поговорим. Вставлять тебе палки в колёса я не собираюсь.

– Хорошо, давай.

Втроём они зашли в покои визиря, и Юрген рассказал обо всём, что знал сам, не скрывая практически ничего.

– То есть ты полагаешь, что это может быть Казим? – внимательно выслушав его, проговорил Альфред.

– Я не знаю, – пожал плечами Юрген. – Это ты у нас сыщик, тебе делать выводы. Только должен тебя предупредить, когда будешь беседовать с ним, будь готов к тому, что Казим станет отрицать свою связь с проститутками.

– Это меня вряд ли бы удивило.

– Но тебя, возможно, удивит, каким образом он будет прикрывать свой, ну ты понял.

– И что же он может такого сообщить?

– Он скажет, что этой ночью был со мной.

– Что? – явно не понял Брунен.

– Мы с ним этой ночью мило беседовали о ремесленном училище. Казим уверен, что я смогу это подтвердить. А когда убили Гулли, он пил вино с Омари. Разумеется, наш главный ловчий тоже это подтвердит, если я его попрошу.

– Может быть, ты ещё что-то не договорил?

– Да, есть немного. В ночь, когда убили Гулли, Дарын играл со мной в карты.

– Допустим. А в остальные ночи что делал Дарын?

– Был во дворце, и слуги могут это подтвердить.

– А где же на самом деле был министр торговли, когда убивали Гулли?

– Разве Ким тебе не рассказал?

– Рассказал.

– То есть ты меня проверяешь?

– Ты сам меня вынуждаешь.

– Но ты согласен, что Дарына можно вычеркнуть из числа подозреваемых? Не мог он и с Кимико ночь провести, и к Гулли сбегать, чтобы придушить.

– Согласен.

– Остаётся ещё Улмес, – сказал Юрген.

– Думаешь, кто-то из убитых проституток могла его шантажировать? – предположил Альфред.

– Всё может быть. Неплохо бы узнать, где он был в ночи убийств. Я могу проделать это точно так же, как с Дарыном и Казимом.

– Могу я сказать? – поднял руку молчавший до сих пор Элинор.

– Конечно, – кивнул Брунен.

– Юрген, вот ты говорил про брата одной из убитых девушек.

– Самур, – отозвался Шу. – Брат Гулли.

– Верно. Ты упомянул, что он будто бы опознал Казима.

– Опознал.

– И Казим понимает, что брат может его выдать.

– Я понял, к чему ты клонишь, Элли, – вмешался Альфред. – Считаешь, что этот парень в опасности?

– Если вдруг окажется, что этот Казим и в самом деле убийца, то он вполне может избавиться от ненужного свидетеля.

– Я сказал Казиму, что с братом можно будет договориться, – произнёс Шу.

– Пожалуй, я соглашусь с Элли, – ответил Брунен.

– Можно отправить одного из стражников в «Дом сладостей», чтобы присмотрел за Самуром. Парень устроился туда на работу, – сказал Юрген. – Одного, думаю, Оташ мне простит.

– Отправь, – кивнул Альфред.

– Ты станешь возражать, если я захочу пообщаться с Улмесом? – спросил Шу.

– Почему я должен возражать?

– Это твоё расследование.

– Конечно моё, это бесспорно.

– И?

– Ты можешь общаться с кем угодно, это твой город, твоя страна, – усмехнулся Брунен.

– Знаешь, мы с тобой никогда не сможем договориться.

– А зачем нам с тобой договариваться?

– Ты, может быть, думаешь, что я держу на тебя зло за тот случай десять лет назад?

– Какой случай? – вдруг спросил Элинор.

– Ты не хватался перед своим помощником? – поинтересовался Юрген.

– Здесь нечем хвастаться, – ответил Альфред.

– Но что случилось десять лет назад? – снова задал вопрос Акст.

– Он толкнул меня, я упал, сильно ударился головой и потерял память, – ответил Шу.

– Как же так вышло? – всплеснул руками Элинор.

– Альфред спустил собак на моего волка.

– Я ничего не понимаю, – проговорил Акст.

– Ну, он тогда был пастухом, а у меня был мой ручной волк, я его воспитал. Овцы напугались, и Альфред спустил собак. Я кричал ему, что этой мой волк, что он не тронет овец, а он не поверил. Я ему даже приказывал, но он не подчинился. Тогда он меня и толкнул.

– Ты забыл упомянуть, что у тебя в руке был пистолет, который ты направил в мою сторону, – холодно произнёс Брунен.

– Да ты выбил его у меня своим кнутом!

– А я должен был стоять и смотреть? Потом ты запросто мог выстрелить в моих собак, чтобы спасти своего волка. Я ни о чём не жалею.

– Но память же потом вернулась к тебе? – осторожно спросил Элинор.

– Вернулась, – кивнул Юрген. – И зла я не держу.

– Это так заметно, – усмехнулся Альфред.

– Господин Брунен, разрешите, я пойду, узнаю, как там насчёт наших покоев? – вдруг попросил Акст.

– Ступай.

– Но я не держу зла и это правда, – сказал Шу, когда Элинор ушёл.

– По всей видимости, он теперь будет на меня сердиться, – задумчиво проговорил Альфред.

– Элинор? На что? На то, что было десять лет назад?

– Я не рассказывал ему о том, чем я занимался в Шоносаре. Он просто знает, что я здесь провёл отрочество и юность. Я не говорил, что был пастухом. Не считал, что об этом необходимо упоминать.

– Он просто твой помощник или вы друзья? – задал вопрос Юрген.

– Не надо было тебе ворошить прошлое, – сказал Брунен и покинул комнату.

Потайная дверь в соседние покои открылась, и появившийся Оташ проговорил:

– Я собираюсь пообедать. Ты со мной?

– Ты подслушивал, что ли? – отозвался Шу.

– Пф, делать мне больше нечего.

– Ты зовёшь меня обедать вместе, значит, ты перестал сердиться! – радостно воскликнул Юрген.

– Надеюсь, ты разобрался с Дарыном и поставкой хлопка?

– Конечно, мой повелитель.

– Тогда иди сюда, я жрать хочу.

– Дай мне минутку.

– Что ещё?

– Мне надо дать одно распоряжение, и мы можем обедать.

– Давай, и я тебя жду.

Юрген приказал одному из стражников проследить за Самуром и защитить его в случае опасности, а затем вернулся к Оташу.

– Кажется, мы с Альфредом ещё больше разругались, – проговорил Шу, когда слуги подали обед.

– Ты же говорил мне тот раз, что у вас перемирие, – ответил шоно, принимаясь за жареное мясо.

– Ну, говорил. Только это было давно. До того, как ты вызвал его расследовать убийства.

– То есть ты всё-таки лезешь в это дело и поэтому вы поругались?

– Не поэтому. Я вспомнил о том, что произошло десять лет назад, и оказалось, что Элинор был не в курсе того, что Альфред работал пастухом. Теперь не знаю, что там у них. Если Акст не просто помощник, а ещё и друг для Брунена, то ему может стать обидно. Получается, что Альфред не доверяет ему. Может, думал, что Элинор смеяться над ним будет. Глупо всё как-то. Акст ушёл явно расстроенный, и Брунен теперь считает, что это моя вина.

– Скажи мне, эне, а зачем тебе понадобилось вспоминать о тех событиях?

– Так я подумал, что Альфред с тех пор на меня за что-то злится.

– По-моему, это ты на него с тех пор злишься.

– Вовсе нет! Я и ему так сказал. Что зла не держу.

– Да, ты не злопамятный, ты просто злой и память у тебя хорошая, – хмыкнул Оташ.

– Я не злой! Дурак ты.

– Да я знаю, что ты не злой. Но тебе давно пора отпустить то, что тогда произошло, и перестать злиться на Альфреда. Он хороший сыщик, так и надо к нему относиться как к человеку, который знает своё дело.

– Я именно так к нему и отношусь. И я знаю, что он умный и что он найдёт убийцу.

– Вот и славно, эне. И я надеюсь, он быстро управится, потому что мы с тобой едем на летний праздник в Нэжвилль.

– Ну, у нас уже есть главный подозреваемый.

– У вас?

– У нас. Это Казим. Есть ещё Улмес.

– Сын казначея?

– Ага. Его мы ещё не проверили насчёт алиби.

– У тебя такое выражение лица, будто проверять его будешь именно ты.

– Ну, я с ним просто побеседую.

– Так уж и быть, – вздохнул Оташ. – Помогу тебе.

– Поможешь? Как?

– Подарю тебе повод для встречи с Улмесом. Его отец просил меня посодействовать тому, чтобы парень занялся борьбой, раз уж учёбой он заниматься не хочет. Так что отправляю тебя с поручением к Улмесу. По моему приказу он теперь должен будет тренироваться под руководством Алтана. Преподнеси ему эту новость как-нибудь помягче.

Когда сын казначея вернулся во дворец, визирь поджидал его на ступеньках.

– Улмес! – с улыбкой обратился к нему Юрген.

– Господин визирь? – несколько удивился молодой человек. Он был ещё совсем юным парнем, и в его глазах горели озорные огоньки.

– А я к тебе по поручению великого шоно.

– Слушаю.

– Ты поступаешь в распоряжение Алтана, и он будет учить тебя борьбе.

– Борьбе? – растерянно переспросил Улмес.

– Да, нашей традиционной.

– Но…

– Это не моя идея, – развёл руками Шу.

– Послушай, а… ну… – парень замялся. – Может, можно что-то сделать?

– Что, например?

– Может быть, ты сможешь переубедить великого шоно?

– Может, и смогу. А что?

– Мой отец – казначей, так что я жадничать не стану.

– Ну, допустим, – снова улыбнулся Юрген. – Раз уж мы заговорили о твоём отце, он ведь ничего не знает о твоих похождениях?

– О каких похождениях?

– О тех самых. Ты ведь понимаешь, о чём я? – Шу подмигнул.

– Нет, не понимаю, – ответил Улмес, а его глаза нервно забегали.

– Да не бойся, ты, я не собираюсь закладывать тебя твоему отцу.

– А к чему тогда всё это?

– Ты в курсе, что великий шоно вызвал в Шаукар сыщика из Нэжвилля?

– Зачем?

– Расследовать убийства проституток. И этот сыщик, Альфред Брунен очень хорошо знает своё дело. Добраться до информации о том, кто из дворца любит поразвлечься, ему раз плюнуть.

– Но я никогда не был в «Доме сладостей»! – воскликнул Улмес.

– Думаешь, сами девочки тебя не выдадут? Даже если им пригрозят тем, что вышлют из Шаукара?

– И что же мне делать? – тихо проговорил парень.

– Сыщикf в первую очередь будут интересовать те ночи, когда убили проституток. Где ты был?

– Да я даже не знаю, когда их убивали.

– Зато я знаю, – и Шу перечислил даты.

– В первое убийство я не скажу точно, где был, – наморщил лоб Улмес. – Во второе я был с Мариам, и минувшей ночью тоже с ней.

– А где принимает эта Мариам?

– В своей квартире на Ярмарочной улице. Ты пойми, она… ну, может, она не… Короче, она не совсем проститутка, точнее, совсем не проститутка. Она только со мной. И квартирку эту я ей оплачиваю.

– Подтвердит она, что ты был у неё, если Альфред придёт с допросом?

– Конечно!

– Ладно, – Юрген собрался уходить.

– Постой, а что насчёт Алтана и борьбы?

– Я поговорю с Оташем. С тебя вознаграждение.

Шу хотел сообщить о результатах разговора с Улмесом Альфреду, но в выделенных им с Акстом гостевых покоях он застал только Элинора.

– Господин Брунен снова ушёл в «Дом сладостей», – сказал он, увидев визиря.

– А ты почему не с ним? – поинтересовался Юрген.

– Он сказал, что справится сам.

– Вы поругались, да?

– Вовсе нет. С чего нам ругаться?

– Из-за меня. Я проговорился, что Альфред был пастухом в Шоносаре, а ты об этом не знал.

– Господин Брунен не обязан был рассказывать мне всё о своей прошлой жизни, – вздохнул Элинор. – Да и о настоящей тоже.

– Наверное, ты всё-таки так не считаешь.

– Я не вправе что-то считать.

– Почему? Ты давно работаешь с Альфредом?

– Уже да.

– Брунен же вроде бы очень хороший сыщик.

– Один из лучших.

– Значит, раз именно ты стал его помощником, то ты тоже чего-то стоишь.

– Я окончил школу сыска при тайной канцелярии с отличием, – потупившись, проговорил Элинор.

– Вот видишь! – подхватил Юрген. – Ты вправе сердиться и вправе что-то требовать, если тебе что-то не нравится. Раз вы так плотно работаете вместе, то должны знать какие-то обстоятельства жизни друг друга, чтобы не попасть впросак.

– Он, наверное, думал, что я стану смеяться, – вздохнул Элинор. – Дурак он.

– Дурак, тут я согласен. А тебе надо с ним поговорить начистоту.

– Я это понимаю, просто он порой бывает очень упрямым. Он может замолчать и всё, и не достучишься.

– Значит, стучи громче.

– Попробую, – грустно улыбнулся Акст.

– А я с Улмесом поговорил. Вот хотел Альфреду рассказать, – проговорил Шу.

– И как? У него есть алиби?

– По его словам, да. Есть некая Мариам, которую Улмес содержит в тайне от отца. Вот с ней он ночи и проводит. Конечно, это надо проверить.

– Так давай проверим, – предложил Элинор. – Что зря время терять?

Ярмарочная улица строилась одной из самой первых в Шаукаре и получила своё название благодаря ярмаркам, которые начали устраивать здесь в дни праздников. Почти все первые этажи домов здесь были заняты разными лавками и магазинами, как на Торговой улице, только все они были на порядок дороже и изысканнее. Здесь же располагались доходные дома, квартиры в которых обходились недёшево.

– Ты думаешь просто пойти к этой Мариам и расспросить? – задал вопрос Юрген, когда они с Элинором подошли к нужной двери.

– Если эта девушка не хочет потерять своего благодетеля, то она не станет отрицать, что он был с ней, – ответил Акст.

– Ну, а если он как раз с ней не был? Мариам не должна думать, что мы в чём-то подозреваем Улмеса. Нам ведь нужна правда, а не ложь, вызванная её желанием сохранить источник дохода.

– Я согласен. Так что ты предлагаешь?

– Мне пришла в голову одна мысль, только я боюсь, ты станешь возражать, – с улыбкой проговорил Юрген.

– Что за мысль?

– Заявиться к ней в качестве клиента. Мол, в «Дом сладостей» теперь ходить опасно, там девиц убивают и сыщики снуют. А нам будто бы Улмес её расхвалил.

– Но ты сам рассказал мне по пути сюда, что Улмес не считает её проституткой.

– Я же сказал, что ты будешь возражать.

– Да я не возражаю. Ты хочешь вызывать у этой Мариам эмоции, я понимаю. Но потом ведь их отношения с Улмесом могут пострадать.

– Мне плевать на это, но я потом извинюсь и скажу, что не так понял Улмеса. А ты подтвердишь. Идём?

Элинор кивнул. Вдвоём они поднялись на второй этаж, и Юрген позвонил в колокольчик. Дверь открыла высокая длинноногая девушка, одетая в лёгкий халат. Внешне она была похожа скорее на сарби, хотя имя Мариам больше подходило норту.

– Вы ко мне? – удивилась она, заговорив на языке нортов.

– Если ты Мариам, то к тебе, – с улыбкой ответил Юрген.

– Но мы не знакомы.

– Сейчас и познакомимся, – Шу нагло толкнул девушку и зашёл в квартиру. Элинор последовал за ним.

– Да кто вы такие?

– Забавно, что ты меня не узнаёшь, – сказал Юрген. – Я к такому не привык.

– А почему я должна тебя узнавать?

– Потому что я один из самых богатых людей в этом городе, милая.

– И что вам нужно?

– Нам нужно то же, что ты даёшь Улмесу, – Шу скинул плащ и небрежно отбросил его в сторону.

– Да как вы смеете! – возмутилась Мариам. – И откуда вы вообще обо мне узнали?

– От Улмеса, от кого же ещё? – отозвался Юрген.

– Ты же сама понимаешь, что сейчас в городе творится, – вступил в игру Элинор. – В «Дом сладостей» не зайдёшь. После убийств там теперь крутится сыщик из Нэжвилля. Улмес – молодец, он туда и раньше не совался.

– Вот теперь и мы взяли с него пример, – добавил Шу.

– За кого вы меня принимаете? – воскликнула девушка.

– Строптивая, – усмехнулся Юрген. – Но мне такие нравятся. Люблю дам с характером.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю