332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Чичин » Генерал Панк. Дилогия » Текст книги (страница 17)
Генерал Панк. Дилогия
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:38

Текст книги "Генерал Панк. Дилогия"


Автор книги: Сергей Чичин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 60 страниц)

– Есть мысли по поводу этой персоны? – поинтересовался Хастред. – Вообще-то мне бы знать положено, но вот убейте – не слыхал ничего такого… Ну, торговые караваны ходят без предупреждения, а если б кто важный – на каждом углу бы свистели…

– Принцессин папашка не мог эдак скоро обернуться, – заметил Чумп, ему стало как-то слегка не по себе, а чувствам своим он привык доверять. – Да и не тот здесь народ, чтоб перед каждым королём в струнку вытягиваться… Ты чего нюхаешь, колдун? Ну, фасоль в мясном соусе, этим блюдом Копошилка издавна славится, только красть её неудобно – мигом по духу вычислят и плюх накидают…

– Магией пахнет, – известил друид. – Не то что пахнет, а так… надвигается что-то. Сила, но не наша, гоблинская, а у хумансов вся сила заёмная, от стихий, её эдак не унюхаешь.

Хастред уязвлённо внюхался, но, кроме упомянутой Чумпом фасоли, учуял только запах жареного лука со стороны флигеля, где размещалась кухня Наместника. Если бы начертать прямо посреди площади фокусирующую гексаграмму, он, может, и распознал бы, откуда идёт это учуянное лесным колдуном… вот только пока он будет производить должные вычисления и построения, это что-то доберётся до них и, чего доброго, врежет по кумполу.

– Маг едет? – уточнил прозаичный Чумп.

– Маг ли или же хрень магическая, как бишь её… артефакт.

– Лучше бы хрень. И лучше бы, чтоб в кармане помещалась. А то с магом ведь хлопот не оберёшься. Есть нас один – пивом не пои, дай магу услужить…

У дверей капрал остановился, что-то поведал нарядному герольду и отступил в сторону. Герольд передал известие в глубь здания, на минуту воцарилась заминка, а потом из дверей выглянул Кижинга. Сегодня он был без лат, в каком-то чрезмерно пышном одеянии, похоже, что прямо с плеча Наместника – хуманса, надо отметить, изрядной стати. Выглядел орк очень комично, может быть потому, что орки вообще забавно смотрятся, если их выковырять из их вечных доспехов – ну точь-в-точь как если вытряхнуть черепаху из панциря.

– Они и есть, – удостоверил он. – Прошу, вас и ждем!

– Для каких, я извиняюсь, нужд? – насторожился Вово и сделал попытку спрятаться за генеральской спиной.

– Для тебя, мордоворот, персонально заказали в ресторации супчику, – похвастался орк, отступил в сторону, освобождая проход. – Проходите, да на ходу называйте этому вот парню своё имя и все желаемые к объявлению регалии.

Услышав про супчик, Вово стремительно и почти изящно отбортовал генерала (ещё из мести за своё мясо опередит) и метнулся мимо герольда.

– Имя, сударь! – прошипел тот сдавленно.

– Вово мы, – отрекомендовался Вово панически. – Из Железных Гор родом, чинов покуда не снискал, вот разве на кулачках знатен…

– Подвиг какой-нибудь извольте припомнить…

– А? Э? – Вово затравленно оглянулся на генерала, но тот нагло ухмылялся и помогать не стал. – Единожды на волколака свалился, дык что из него и дух вон… сойдёт? Слышь, друг, где тут супцом балуются?

Герольд развернулся внутрь здания и гаркнул так, что Вово присел с перепугу:

– Кулачный боец из Железных Гор, победитель волколака… ВОВО!!!

– Ты чего ж орёшь, долбак? – обиделся Вово. – Я того волколака нечаянно, кабы дедушка прознал, все ухи бы открутил! Я тебе как родному, а ты на весь мир… а ещё шляпу надел!

– Проходи, дурень! Не задерживай, да поклониться не забудь! Следующий!

Кижинга ухватил Вово под руку, протащил в глубину зала. Здесь накрыли полдюжины столов, публики Наместник пригласил десятка три – главным образом городских авторитетов. Будь генерал Панк потрезвее, он бы тут же заподозрил в званом ужине скрытый совет, куда большую часть гостей зазвали по необходимости – чтобы сбор не выглядел подозрительно. И сам Наместник вышел навстречу прибывшим с самым радушным выражением лица, однако искушённый наблюдатель отметил бы быстрый взгляд которым он обменялся со знакомым гоблинам магом. Тот держался в сторонке от парадно разряженных гостей и явно нервничал.

– Приветствую, герой, – обратился Наместник к Вово. – Счастлив, что на дорогах в наше неспокойное время встречаются личности, преисполненные благородства и доблести, и что именно такие повстречались в трудную минуту нашей благородной гостье.

Принцессу на почётном месте развлекали городские бонвиваны – двое толстых, один худой и один средних конституций, причём время от времени эти личности переводили взоры на орка, и взоры это были донельзя опасливые. Кижинга избавился от доспехов, но не от двух своих постоянных мечей и, главное, не от клыков – они как бы даже несколько заострились и вытянулись. Даже будучи на другом конце зала, орк внушал мирным обывателям почтение на грани животного ужаса. Завидев памятного спасителя, Ларбинда поднялась было с кресла, но Вово по-свойски махнул ей лапой – сиди, дескать, дурёха, а то мигом эти хлыщи стул займут, – Наместнику неуклюже поклонился, определив в нём по золотым пряжкам главного, кивнул прочей массе приглашённых, единственно задержав остекленевший взор на дородной даме в красном, а потом углядел посреди дальнего стола большую кастрюлю и тихо, бочком пошел на сближение с нею.

Генерал забуксовал у дверей.

– В порядке возрастания, – щегольнул он лишний раз знанием этикета. – Стало быть, ты, шаман, отправляйся. Главное, подвигов своих лесных повторять не вздумай.

Зембус пошептался с герольдом; сдвинул набекрень шляпу, опять поразил всех, в том числе многоопытного генерала, одним отточенным движением перекинув поясной меч-эсток в классическую парадную позицию, и шагнул в дверь.

– А вы чего морщитесь? – подивился генерал, завидя напряжённые физиономии двух оставшихся.

– Я подвиг себе изобретаю, – признался Хастред. – Волколаков и в мечтах не давил… Что ли назваться Прочитавшим Пару Книг? Как мыслите, оценят?

– Мне бы твои проблемы, – фыркнул Чумп. – Вот у меня подвигов хоть отбавляй, но ни один, пожалуй, не стоит упоминать в приличном обществе. Сэр Чумп, соискатель награды за собственную поимку в восьми суверенных королевствах… То ли дело наш анарал! Подвиги на каждом шагу. Затопитель Ратушной Площади…

– Сопляки, – похвалил юнцов добрый Панк. – Далеко не отходите, я сам вас представлю.

– Только без слова «прапорщик»!

– Лады, хотя это слово как раз приличное.

– Постигший силу и мудрость лесов, знаток живого, отпрыск знатного воинского рода – ЗЕМБУС! – взвыл герольд с новой силой.

Друид не удержался – отсалютовал мечом, так что замершие по углам залы охранники, сами знатные мечники, сперва дёрнулись к оружию, а потом как один завистливо вздохнули. Длинный клинок порхнул в руках нелепой фигуры солнечным лучом и вернулся в ножны с почти немыслимой точностью.

– Всегда полагал, что ежели маг за меч не берётся, так просто выпендривается, – заявил генерал авторитетно. – Эдак и я не махну, а вот нате пожалуйста – колдун называется…

Зембус раскланялся на три стороны, подмигнул задумчиво прищурившемуся Кижинге (орк и не такие трюки видел, сам мог не хуже, но от лесного шамана, понятное дело, такого не ожидал) и неспешно двинулся к столу.

– Следующий!

– Я, стало быть. – Хастред вдвинулся в дверь, отчётливо осознал, что патлы встопорщены и меч на поясе – как на корове седло. – Звать Хастред, а знатен я… Выручай, генерал!

Генерал выручил – гадостно ухмыляясь, прошептал что-то в герольдово ухо, тот было выпучил глаза, но спорить не стал.

– Достославный летописец и леточитец, романист-баталист и практикант-комбатант… ХАСТРЕД!

Книжника это удивило настолько, что он даже не нашёл на что обидеться, – хмыкнул, пожал плечами и двинулся дальше.

– Ты и стихами горазд? – поразился Чумп. – Слыхал, что в иных странах офицеров учат всякой фигне, как то: геральдике, танцам и стихосложению, но чтоб ты?

– Да эт не я, – сморщился генерал. – Главный секрет успеха, открою уж по дружбе, – не делать за прочих их работу. Вот этому малому поди золотом платят, чтоб он гостей обзывал. Вот он пускай стихи и слагает, я всего-то сказал, что, мол, парнишка всяко грамотен, а коли будет объявлением недоволен, шею намылит в путь…

– Мудро… Ладно, я сам себя представить попробую!

Генерал не возразил, после пива он вообще бывал покладист на диво, и Чумп двинулся к дверям. Герольд воззрился на него с ухмылкой.

– Чумп, – представился Чумп. – Подвигов всех и не упомню, а что до профессии… Твой кошелёк, приятель?

Герольд поперхнулся, изменился в лице, выхватил из цепкой Чумповой лапы бархатный кошелёк и гаркнул:

– Иллюзионист и престидижитатор, мастер художественного действа… ЧУМП!

– Кто бы подумал! – Чумп расплылся в ухмылке. – Надо запомнить, как это в свете… Не отставай, анарал, а то Вово весь суп выхлебает.

– Не удивлюсь… Не токмо суп сожрёт, но и кастрюлю на ухи нахлобучит… Добро если себе, а ну как Наместнику, из почтения превеликого? А ты, служивый, чего таращишься? Я генерал Панк – слышал поди?

Герольд покривился, явно таковые гоблинские амбиции пришлись ему не по нутру.

– Отродясь не слыхал. Чем знатны, сударь?

Генерал осмотрелся, убедившись, что никто, кроме индифферентной стражи, его не видит, пустил в нос герольду смачную пивную отрыжку и выдохнул:

– Знаешь знатного полководца Хайндера?

– Как не знать! Я в Академии обучался!

– Так вот я – тот же Хайндер, тока вдвое заслуженнее!

Герольд осмелился глянуть в честные генеральские глаза и… поверил ему.

– Не оскользнитесь, ваше завоевательство, – пробормотал он, набрал в грудь воздуха и как мог завопил внутрь здания: – Всемирно прославленный полководец, осенённый славой не одной сотни побед, непревзойденный знаток тактики и стратегии, знатный дуэлянт и не менее знатный истребитель чудовищ, достойный хранитель доблести предков – ГЕНЕРАЛ ПАНК!!!

– Ещё пиво варю, – похвастался генерал в пространство. – Как, однако, приятно бывает иной раз показаться во сей красе в приличном обществе!

Он попробовал отвесить Наместнику преисполненный изящества поклон, в последний момент смекнул, что идея опрометчива, пиво уже мощно дало в нос, но опытный Кижинга тут же подхватил его под руку, с усилием выправил и подтолкнул к хозяину банкета.

– Два раза о тебе справлялся, а после того как маг прибыл, он мне допрос с пристрастием учинил! Кто ты, что ты, можно ли доверять и дорого ли берёшь за особо специальные миссии. Я уж не стал огорчать, хотя и знаю, что тебе хоть тряпками копыта обмотай, а гул пойдет до самого Гзуристана, так что всей его секретности хватит на полдня…

– Ежели чего спереть, я возьмусь, – решил генерал вслух. – Есть один такой… Возьмусь также настучать по любому чану в пределах досягаемости, прочитать любую книгу или там на крайний случай за несложное магическое деяние…

– Вот с ним и побеседуй, а я умываю руки. Ты уж извиняй, коли понадобится – помогу в драке, но в ваши гоблинские предприятия я вмешиваться не могу. И так за принцессой глаз да глаз нужен, всю прошлую ночь вон тех деятелей гонял – повадились с арфами серенады петь, одиннадцать штук отобрал, пока одумались…

Панк хмыкнул с пониманием, сам бы поди не удержался, повыдергал бы арфы вместе с руками, а когда, как бедолага орк, повязан этикетом по всем лапам – тут уж понятно, что света белого невзвидишь.

– Дык, на слове я тебя подловлю-таки – насчёт драки, ежели вдруг…

– С превеликою радостью. – Кижинга мечтательно вздохнул. – При принцессе разве ж со вкусом подерёшься? При дворе на тупых мечах, а как гзуры налетят – сам видишь, небось не до изячества, свою бы уберечь…

– А брось её к этой маме! Вон Наместнику препоручи, муж видный, а то давай продадим в Дэмаль, в тамошние гаремы!

Орк напряжно засопел, но генерал косил простодушно и безвинно, Йах его разберет, то ли шутит так, то ли от всей гоблинской души…

– Не брошу, – просипел наконец паладин под нос, с какой-то даже виноватостью – как же, мол, так, орк из непокорённого никаким врагом рода добровольно приковал себя к какой-то заурядной аристократке, даже и интереса никакого к ней не имеючи. – Как тебе, гоблину, такое объяснить? Хорошо и прилично честному орку выехать в поле и погибнуть на скаку, а коли славы снискать по ходу – так больше и мечтать не о чем… Но…

– Но?.. – Если бы Кижинга не пялился сейчас старательно на свои сапоги, непременно бы поймал странную, совсем необычную для свирепого гоблина ускользающую полуухмылку генерала.

– Да не знаю я, генерал! Но – не даёт что-то…

Наместник был уже в пяти шагах, смотрел на генерала с надеждой и уважением, и Панк мягко подтолкнул орка в сторону принцессы.

– Иди, займись делом. Вон один флейту вытащил. Знаю я твое «но»…

– Да чего ты знаешь?! – вскинулся Кижинга, знамо дело, до чего сей сержант-переросток мог додуматься… и осёкся. Генерал правда знал! Никогда ещё на его зверской роже не было такого снисходительного, даже какого-то отеческого выражения.

Панк неспешно двинулся дальше, а орк так и остался стоять, глядя ему вслед. Что ж это за странные узы, видимые не только каждому гоблину или там офицеру, но и симбиозу этих двух персонажей?

Тут паладина пихнули в бок, он оглянулся, увидел молодого косматого гоблина, что притащился с генералом, – тот скорчил страшную рожу, кивнул в глубь зала и сам поспешно потёк туда, на ходу неуклюже раскланиваясь с гостями. Орк недоумённо покосился, куда ему было указано. Ну, стоит глава гильдии ювелиров с супругою… и чего? Уж не предлагает ли грамотный гоблин по-уличному взять эту пару в коробочку? Упс! В опасной близости от тех качнулся знакомый пегий пучок волос, мелькнул светло-сиреневый гобиссон, и, опомнившись от минутной вялости, паладин бросился на перехват Чумпа с другого фланга.

Вово добрался до вожделенной кастрюли, не встретив сопротивления. Единственному гостю, вздумавшему затеять нудный ритуал с раскланиванием и пением дифирамбов погоде, многого понахватавшийся у знатоков этикета богатырь непринужденно наступил на ногу. От такого приветствия бормотала тихонько заскулил и оставил разговоры, а всегда ценивший понимание Вово дружелюбно помог ему дойти до стула. От предложенного нарядным парнем с полосками на штанах (ну не видывал Вово в своих тоннелях ни лакеев, ни лампасов) кубка вина герой испуганно отфыркнулся и наконец оказался перед столом с кастрюлей.

– Нукося, чем тут гостей потчуют, – пробурчал он, отодвинул плошку, предназначенную для наливания супа, и подтащил к себе всю кастрюлю. Даром, что ли, клыкастый принцессин товарищ посулил ему лично все здешние запасы супа. Да и никто из гостей не зарился. Ложка всегда была у Вово с собой, но, скинув с кастрюли крышку, герой опытно определил, что в ней не будет надобности.

Несмышлёные городские повара, видимо, не знали, что прелесть супа – в его густоте, бульончик у них получился жиденький, с одинокими и очень редкими клочками каких-то не то овощей, не то пряностей… Мамин суп, припомнил Вово блаженно, иной раз без ножа и вилки и не одолеешь. И чего все находят в этой цивилизации? Но – старались же, нехорошо обижать отказом! И богатырь осторожно приложился к кастрюле прямо через край. Народец вокруг защебетал возбуждённо, кто-то неуверенно предположил метнуть некоему невеже в анфас перчатку. Вово даже хотел было оторваться от бульона, чтоб глянуть самому на живого невежу, но при всей пустоте бульон догадались приправить базиликом, тимьяном, кориандром и ещё какими-то пахучими травками – не оторваться, а пока пил, грудной женский голос безапелляционно обозначил ситуацию как «Прелэээстную», и повидать невежу у Вово так и не получилось.

Допил, плюхнул кастрюлю на место. Бульон заполнил весь живот. Как всё же хорошо, что рядом мудрый наставник Панк, сам бы ни за что не догадался освободить место для супа!

– Здравствуй, сударь! – обратился Вово радостно к ближнему малому с напомаженными усами. – Теперича, как я разумею, время для светской беседы? Расскажи мне как старший чего познавательного! Это, про женщинов расскажи, коли ты, конечно, не придерживаешься ихнего гзурского нечестивого мировоззрения.

Один бесконтрольный нашёл свою нишу, с удовлетворением отметил Хастред, глядя на него. Второго они с Кижингой успели нежно зажать парным захватом, позаимствованным из древней тролльей борьбы без правил (и переглянулись, поражённые такой синхронностью), на ближних подступах к увешанной камнями и золотом даме ювелира. Чумп слабо дёргался и пытался объявить дородную ювелиршу женщиной своей воровской мечты, взывал к мужской солидарности и наконец угрюмо повис, поджав ноги.

– Последи за ним, – попросил Хастред орка, видя, что маг делает ему знаки подойти. – Ты вона как опытен по части приглядывания!

– Я тока за принцессами. За этим мне и не угнаться.

– А ты его мечом приколи к стенке.

– Спасибо, сволочь, – мрачно поблагодарил Чумп. – Да ладно, не буду, не буду я к ней и близко подходить, вы правы, до мечты ей далеко, в левом ухе явная фальшивка…

– Может, пойдём вместе мага послушаем?

– Вот уж уволь. Маги не по моей части. Кроме того, анарал тебе скажет, что все яйца в одну корзину не кладут. Вон он Наместника грузит, ты с магом потолкуй, а Зембус вон как на иголках – не иначе ждёт того, который едет…

Ничего подобного в поведении Зембуса Хастред не заметил – друид вполне развязно вел беседу с двумя плечистыми аристократами из окружения Наместника, показывал им хитрые выпады ухваченной со стола вилкой. Но Чумп тоже зря не скажет…

– Я в резерве побуду, – закончил тот свою мысль. – Во всяком деле скорее всего победит не тот, у кого меч больше, а тот, кто вовремя подкрадётся со стороны задницы.

– Вы не слишком плотно с гзурами переведались? – обеспокоился Хастред, но оглядел Чумпа повнимательней и подумал непонятно для себя самого: «А ведь, пожалуй, бэкстаб у него не ниже Х5». Неизвестным образом эта мысль заставила его принять Чумповы доводы.

– Столовое серебро ненастоящее, – соврал он напоследок, на что Чумп с уверенностью подал ему дулю, и направил стопы к магу. Тот держался в сторонке от гостей, но не отходил далеко от Наместника. Наместник, в свою очередь, опытно повязал беседой генерала.

– …Наслышан о вашем оригинальном стратегическом решении в битве при Хаваре, – расслышал Хастред, проходя мимо. – Кто бы мог подумать, что столь эффективно возможно применить тактику отступления и внезапной контратаки! И ведь вы, генерал, лично атаку возглавили? Неосмотрительно, но очень доблестно!

– Да не было такого, – оправдывался генерал смущённо. – Они ж как попёрли, тут уж и у меня самого колени дрогнули, не то что у моих ополчаг… Я ору, оне бегут в панике… Ну что тут сделаешь? Хорошо, те, враги которые, сами себя перемудрили, в тыл нам заслали отряд самых своих страшных… Мои раздолбаи как завидели, на кого бегут, враз развернулись и ну бежать обратно, то бишь в направлении изначального фронта! Так я и оказался во главе атаки – отступал последним, а тут гляжу – несутся мои прямо на меня! Умения ни на грош, а только стопчут за милую душу… Ну и рванул что есть ног, имея целью хоть погибнуть доблестно – от вражьей стали. А враги как раз в наступленье двинули, линия строя сломалась, тут-то я на их предводителя и вылетел! Ввалил ему на бегу по балде, как сейчас помню – от молота одна рукоятка осталась, а прочие от такой наглости и лапки кверху…

– Ваша скромность делает вам честь, генерал!

– Да скромность, она чего? И на шею не намотаешь, и вспомнить нечего! А вот ударчик у меня и впрямь дай Занги, эвон на турнир раз попал, дык первый тур, на копьях, проиграл вчистую – как вообще эти железнобокие в щит попадают? Зато как объявили общую битву, тут отыгрался – четыре меча изломал, народу боле всех положил!

– Так на вашем счету и турнирная победа?

– Не-а, не засчитали, сутяги. Сказали, своих намахал больше, чем врагов. Придрались! Я там ни своих, ни врагов не видел. Враг – это к кому у тебя счеты, верно? А своих так просто не завалишь, эвон, изволите ли видеть, Вово, вот уж свой так свой!

Хастред помотал головой (теперь, случись драка, надо подумать, как генералу под меч не подвернуться, а то потом сам же виноват и окажешься) и добрался наконец до мага. Подумал ещё, стоит ли ему персонально кланяться, но маг не стал его затруднять этикетом – ухватил сухой рукой за рукав и отволок чуть дальше.

– Здравствуй, юноша, – прокаркал он сипло. – Я рад, что ты и твои друзья не оказались уличными пустозвонами. Дело у меня к вам, и дело крайне деликатного свойства. Способен ли ты хранить тайну?

– Не-а, – сознался Хастред не раздумывая. – Я, почтенный, подумываю сесть за написание мемуаров, как только денек выдастся поспокойнее, и всенепременно изложу в них всякое, что со мной в жизни приключится!

– Мемуары обычно пишут в конце жизни, а ты ещё молод!

– Дык мемуары обычно пишут те, кого по голове не бьют каждодневно! Не начну уже в ближайшие дни записывать – половину позабуду…

Маг болезненно скривился.

– Хорошо, юноша… Обещаешь ли ты, что не станешь публиковать ту часть мемуаров, что касается моего задания, до моей смерти?

– А когда ты, уважаемый, планируешь преставиться? Это я к тому, что коли посулят за мемуары, к примеру, семь монет золотом, я могу долго и не вытерпеть…

– Послушай, – маг тяжко вздохнул, – дело мое вельми ответственное. Коли ты с друзьями его выполнишь… а глядя на этого достойного мужа, я думаю – справитесь, это ж былинный герой, от него так пивом веет, что вон даже стражи захмелели, – мы с сударем Наместником не поскупимся на награду. Тысяча золотых, юноша!

Хастред сохранил невозмутимый вид, хотя сумма его и потрясла до самых печёнок.

– Убить кого-нить жуткого?

– Эх… Убить бы я и сам сподобился… Напротив – спасти!

– За спасти мало (дитя трущоб, Хастред никогда и ни на что не соглашался без торга). Я бы хотел ещё звание Почётных Граждан для всех нас, с соответствующими привилегиями!

– Невозможно, – маг отшатнулся. – Для представления к сему званию необходимо явно указать, за какие заслуги… а миссия ваша – очень тайная! После смерти моей, так и быть, ты можешь рассказать о ней в мемуарах, но до тех пор, заклинаю всеми твоими богами, молчи и убеди молчать остальных!

– То есть звания не будет?

– Не будет.

– А можно тогда меч-кладенец? Или лучше топор?

– Сынок, я всего лишь старый маг, не очень сильный, не очень удачливый… Могу так зачаровать твой клинок, что к нему вовеки грязь не прилипнет, ибо я все же маг Земли и могу повелевать её частицами – но это ли тебе нужно?

– Ну а военной помощи?

– Тьфу на тебя, бестолковый гоблин! Неужели тебе мало золота? Тысяча монет – столько и этот ваш верзила едва ли поднимет! Больше ничем не могу посодействовать.

Хастред тяжко вздохнул. Мечты о топоре-саморубе идут прахом!

– Ну хоть ящик свой прибавь!

– Какой еще ящик?

– Волшебный который. Куда письма суваются…

– О Всевидящий Кано! Транспортёр-то тебе зачем???

– Для солидности!

Тут вдруг даже Хастред содрогнулся от непонятного мороза, продравшего его по спине, а маг вовсе коротко застонал и вздернул руку к сердцу. Подпрыгнул и Зембус, глаза выпучил и уронил свою вилку, а более никто ничего не заметил. Магия?

– Я отдам тебе любой предмет, который ты найдёшь в моей башне, – простонал маг тихо, в полном, очевидно, отчаянии. – Но мне нужно, чтобы вы отправились в путь уже сегодня же вечером и вернулись как можно скорее.

Больше Хастред не хотел торговаться. Ещё один такой симптом приближения магии, и он сам начнёт хвататься за сердце!

– По рукам, – буркнул он, взглядом отыскивая генерала. Тот оставил Наместника в покое и уселся за стол, дабы наверстать упущенные калории. Сочную ветчину и аппетитные овощи в маринаде он сразу придвинул к себе поближе, жестом поманил лакея, послал его на другой конец стола за жаренным в яблоках гусём, на длинный поясной нож подцепил полдюжины ломтей хлеба, из деликатесов со знанием дела выбрал вазочку с солёными грибами и не без зависти косился через стол на блюдо с молочным поросёнком. Гримасы Хастреда он заметил не сразу, а заметив, беспечно махнул рукой – договаривайся, мол, зря, что ли, книжки читал, как завзятый походный интендант. Чумпа вовсе видно не было (ох, только бы не вздумал увести реликвию наместников Копошилки – большой щит-скутум!). И впрямь, приходится самому принимать немаловажные решения! Впрочем, чего-чего, а ответственности не боялся ещё ни один гоблин в истории.

– Итак, – маг заметно просветлел лицом, – вы отправитесь на северо-восток.

– Далеко? Если в Порвенир, то ладью бы нам…

– Не так далеко. Ты, может быть, слышал о башне некроманта Отиалуса в Злом Лесу?

Хастред не слышал. А может, и слышал, но в действительности в Злом Лесу не однажды пытались возвести свои бастионы всеразличные хумансы, особенно тяготевшие к Смерти и Тьме. Аура им, видите ли, нравилась. Как правило, ни один форпост не переживал надолго своего хозяина, а чаще всего и жизнь хозяина, и существование бастиона обрывались одновременно и весьма зловеще.

– Карта есть?

– Конечно, получишь через несколько минут. – Маг сделал знак слуге. – Так вот… Около года назад Академия Магии прислала мне на стажировку одну… гм… юную особу. Мы с нею не очень поладили… и я предложил ей самостоятельную практику в упомянутой башне.

– Магичка?

– Да, и когда наберётся опыта, будет куда сильнее меня, можешь мне поверить. Ей с её магией – а она выбрала стихию всесокрушающего пламени – ничто не должно грозить… Мы поддерживали связь через астрал… а теперь она вдруг исчезла.

– Исчезла или?..

– О нет, не умерла. Это я бы сразу понял. Мы, маги, чувствуем колебания астрала, если же погибает маг такой силы – об этом узнает каждый, в ком есть хотя бы задатки колдовских сил, и даже те, в ком их нет вовсе… Она жива, это несомненно, но я потерял связь с нею – именно тогда, когда она так необходима нам!

– А тот, кто сюда катит?

– А что он? – Глаза мага остро блеснули.

– Тоже маг. – Хастред подумал и добавил со значением: – И тоже сильный.

– О, да ты совсем не прост! Хотя в тебе и слаба магическая жилка, ты это тоже понял? Увы, это и есть причина, по которой вы должны спешить, потому что именно для него мне и нужно доставить в город мою подопечную. Это сильнейший маг – и её отец!

Хастред поскреб в затылке.

– Он её тоже потерял?

– Не знаю. Может быть, просто решил навестить дочь в этом диком для него краю. Но я ответственен за её судьбу перед Академией, а значит, и перед всеми остальными…

– А по рогам ему, если чего, ты надавать не сможешь?

Маг усмехнулся – вымученной усмешкой старика.

– Помимо того, что он сильнее непредставимо, он ещё и в своем праве…

– А кто нам заплатит, если мы её привезём, а папа тебя уже пришиб?

– Я не обману вас! Заплатит Наместник, он участвует в сделке. Не без его… гм… участия я спровадил ученицу в башню. Впрочем, спровадил – неверное слово, она сама рвалась туда, ей, как всем молодым, лишь бы добраться до запретного знания… Но кого это волнует?

Подбежал слуга, с поклоном вручил магу кожаный тубус и устранился, демонстрируя отменную выучку.

– Здесь карта, письмо к ученице и на всякий случай верительные грамоты Коалиции. Ты понимаешь, в лесу грамоты бесполезны, но кое в чем могут облегчить вашу задачу – если, к примеру, столкнетесь с баронами. Доставьте её в течение трёх суток… Я боюсь даже думать, что будет, если вам это не удастся.

– Живой или, если что?

– Если что – лучше не возвращайтесь.

– Хорошенькое дело! Я тут живу, как же я могу не возвернуться? У меня тут жизнь какая ни есть, а налажена! Одних штанов почти две пары, а в ином заведении и нальют забесплатно, это ж сколько на новом месте эдак обживаться?

– Не скули, юноша! Вон какой здоровенный, а ноешь как кисейная барышня! Чем ныть, ты бы лучше в путь выступил пораньше! Глядишь, и обернулся бы уже до завтра.

– Сделал смело – гуляй мимо? Ишь, хитёр ты, уважаемый! За риск да поспешание надо бы прибавить!

– Ах ты, вымогатель!

– А будешь ругаться, ваще никуда не поедем! Щас вон пойду слопаю того хрюнделя, на которого генерал голодным взором таращится, дождёмся приезда пресловутого папеньки, на брудершафт с ним хряпнем, а ты уж сам крутись как знаешь. Ишь какой, и озеро переплыть хочешь, и гузно не замочить!

Маг тоскливо вздохнул, словно бы постигло его жестокое разочарование в доблестном и благородном герое. Хастред таких тонкостей не постигал – он ни разу в жизни старушку не перевёл через улицу, а конфет у детей не отбирал единственно по причине общей нелюбви к сладкому. Уж больно долго он лелеял мечту о топоре-кладенце, чтобы дать настоящему магу дёшево отделаться.

– Вот что, молодой гоблин, – сурово объявил престарелый маг. – Поверь уж мне на слово, не пивать тебе на брудершафт с магом Воздуха, деканом Академии Волшебства Альграмаром Эйрмистериорном! И ещё поверь – как только вскроется, что предъявить дочь мы не сможем, полетят молнии, и в вашу сторону их придется куда как немало!

– А мы-то чего? Мы её не теряли! Мы вообще к магам относимся почтительно, вот и ты не исключение, другому бы давно уже бороду повыдергали! А уж магичкам так и вовсе наше полное восхищение, та же баба, да ещё и в хозяйстве презабавна!

– Уж Альграмар разбираться не станет, и все ваши поручители навроде той дамочки из провинции с её орком вам ничем не помогут!

– Проверим?

Маг содрогнулся от нового голоса за спиной, а Хастред давно уж заприметил неслышно выплывшего непонятно откуда Чумпа. Тот уже некоторое время прислушивался к их торгам. Тон у ущельника был безоблачный, как небо над безводной дэмальской пустыней, а вот рожа за спиной мага переливалась всеми спектрами мрачности. Вообще, за минувшие сутки Чумп проявил больше пессимизма, чем за всё их знакомство, вдруг сообразил книжник. Даже когда по недоразумению их тащили на виселицу в одном малоземельном княжестве, ущельник и то не переставал упражняться в природном сарказме. А уж удирать с этой виселицы было вовсе забавно, хотя и затруднительно – посланные вдогон стражники ловко находили беглецов по приглушённому хохоту. Об этом даже рассказывать в приличном обществе было невозможно – никто не верил, что так бывает, и рано или поздно по этому важному поводу разгоралась драка.

– Проверяйте, – печально предложил маг. – Больше, чем могу дать, я вам обещать не стану. Но поверьте моему опыту – ничем хорошим ваше упорство не обернётся…

– Мы на минутку. – Чумп кивнул Хастреду и обогнул мага. – Пойдем, баталист… Давай решать, что ли.

– А как? – Хастред подумал и признался: – Старику я верю.

– Да и я верю, но вот мой опыт гласит: соль жизни в том, что все хотят тебя надуть!

– То все, а то маг. Надо ли ему связываться, чтобы надуть нас, голоштанных?

– Все – это все. Включая магов, императоров, кухарок и ковырятелей в носу. А вот имя это, Альграмар которое, оно и впрямь наводит на нехорошие мысли.

– Только не говори, что у каждого Альграмара в Дримланде ты успел спереть что-нибудь из фамильных драгоценностей!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю