290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Белый дирижабль на синем море (СИ) » Текст книги (страница 10)
Белый дирижабль на синем море (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 04:00

Текст книги "Белый дирижабль на синем море (СИ)"


Автор книги: Рина Лесникова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 17 страниц)

Исчезнувший на время Макс вернулся к их столику, держа в руках две длинные палочки с воздушной цветной ватой, и протянул их девушкам. Анита удивленно вскинула глаза, но, заметив вспыхнувший искренней радостью взгляд подруги, покорно приняла подарок.

– А мне? – обиженно протянул Саша.

– Обойдешься! – отрезал Макс.

– Я поделюсь с тобой, любимый, – промурлыкала Анита.

– Чтобы я без тебя делал, – Александр зарылся носом ей в волосы.

Николь не заметила, куда исчезла порция Аниты, но свое угощение съела полностью. И ей нет совсем никакого дела, что подобные сладкие шары были только в руках у детей. Она бы и на смешном батуте попрыгала, но там кувыркалась совсем уж малышня не старше шести-восьми лет.

– Что? Хочешь попрыгать? – шепнул на ушко Макс.

– Там только дети, – не скрывая разочарования, вздохнула Николь.

– Жаль, – притворно вздохнул искуситель. – Но у нас впереди еще много интересного! Вперед?

Все, что было потом, смешалось в большой праздничный калейдоскоп. Смешные фотографии, где нужно было проходить за фанерку с нарисованными фигурами воздушных барышень и широкоплечих рыцарей и выставлять голову в специально вырезанное оконце, прыжки с камня на камень в небольшом бассейне, и конечно же, море с его головокружительными водными горками. И пусть над Николь посмеивались даже дети, но она наотрез отказалась пройти в сектор для взрослых и с визгом скатывалась с маленьких горок вместе с весело хохочущими ребятишками. Потом ей водрузили на голову купленную здесь же капитанскую фуражку, объявили капитаном и все отправились в плавание на катамаране, управлять которым нужно было, крутя педали, как на велосипеде.

Немного нервировали иногда мимолетные, а иногда излишне пристальные взгляды в спину. Но здесь ничего не поделаешь – далеко не каждый мог сдержать свое любопытство при виде довольно свежего пулевого ранения, да еще у девушки. Однажды Николь даже обернулась: чей-то взгляд резанул особенно, но найти его обладателя в плотной яркой толпе не удалось.

– Что-то случилось? – поинтересовался Макс.

– Да так, ничего, показалось.

Пообедали друзья в одном из многочисленных уличных кафешек и, дружно согласившись, что на сегодня силы закончились, отправились домой. По дороге набрали огромный пакет фруктов.

– Будешь их есть, и твои щечки засияют, как эти персики! – уверенно заявил Саша, уловив счастливую улыбку сестры, появившуюся при виде этого богатства.

– А мне? Мне можно их есть? – коварно спросил Макс, медленно проводя пальцем по розовому пушистому бочку спелого фрукта.

– Можно, – улыбнулась Николь, впиваясь зубами в сочную мякоть. – И твои щечки засияют тоже!

– Да-а? – мужчина с сомнением заглянул в пакет.

– Да!

– А я согласен! – и он перехватил руку Николь с зажатым в ней плодом и откусил от ее персика.

– Эй, но это же мой персик! У тебя целый пакет!

– Но мытый из них только твой, – резонно заметил воришка. – Ты, как целительница, должна понимать, чем чревато употребление в пищу грязных фруктов.

За легкой ни к чему не обязывающей беседой обратная дорога пролетела незаметно. Уже дома девушки перемыли все фрукты и заняли ими три огромные вазы. Алекс и Анита сообщили, что они устали и идут отдыхать, а Николь приступила к истреблению добычи. Макс присел рядом и стал лениво крутить в пальцах огромную лиловую сливу и, не отрываясь, смотреть, как девушка ест.

– Что, хочешь грушу? – в какой-то момент выносить этот голодный взгляд стало просто невозможно.

Макс молча кивнул и протянул руку, намекая, что он хочет именно ту грушу, которую выбрала Николь. Пришлось отдать, а взамен получить сливу, которую тоже не удалось доесть до конца. Странная игра вызывала непонятное волнение. Не то, чтобы было неприятно, но… как-то необычно. Да еще совсем некстати вспомнился ночной сон. И возня за дверью, за которой скрылись Саша и Анита все нарастала. Нужно спешно убегать. Одной-то слушать эти звуки неудобно, а уж в компании мужчины тем более, пусть даже он и считается братом. То есть, хочется считать его братом. Или не хочется? Заслышав первый стон, Николь соскочила со стула и сообщила, что тоже пойдет отдыхать.

– Отдыхать, так отдыхать, что нам еще остается, – согласился Макс.

Проснулась Николь от уже знакомого стрекота: где-то совсем рядом работала газонокосилка. Девушка покинула свою спальню и, заметив еще одну дверь, ведущую на небольшую лоджию, прошла туда. Внизу Александр старательно косил заросший газон. Брат приветливо помахал рукой и, отключив тарахтящий мотор, сообщил:

– Вот, навожу порядок.

– Переложили обязанности на тебя? – улыбнулась она.

– Скажем, честно поделили. Макс просто волшебно готовит мясо, чем сейчас и занимается.

– А где же Анита?

– Поближе к кухне, – Александр смешно изобразил вселенскую грусть.

– Я так понимаю, моя помощь тебе не нужна? Пойду тоже на кухню! – развеселившись, ответила Николь и отправилась помочь друзьям в приготовлении ужина.

На кухне раздавался веселый перестук ножей – приготовление ужина было в полном разгаре.

– …я очень боюсь ее спугнуть, – услышала Николь конец фразы Макса.

Спугнуть? Кого спугнуть? Впрочем, не ее дело. Подслушивать Николь не будет, тогда и обижаться будет не на что. Как она уже знала, о любвеобильности старшего братца Саши складывались легенды. И о том, что на море многие едут, чтобы закрутить легкий ни к чему не обязывающий романчик, успела узнать не только из песен. Парочек за сегодня она увидела множество, а вот связей между ними – таких, как у Саши и Аниты – единицы. Как говорится: приехали, отдохнули, разбежались. Оставалось надеяться, что Макс не приведет свой «курортный роман» сюда. А то впору будет сбегать в палатку самой.

– Помощь нужна? – звонко спросила Николь еще из холла.

– К мясу шеф-повар нас не подпустит, – тут же ответила Анита, – значит, нам с тобой остаются овощи!

Овощи, значит, овощи. Кто бы спорил.

Ужинать перебрались на увитую виноградом террасу.

– Как же все вкусно, к концу нашего отдыха я растолстею, как надувной паяц! – пожаловалась позже Анита.

Николь внимательно на нее посмотрела, потом всмотрелась еще раз и, не сдержавшись, сказала:

– Ты растолстеешь в любом случае.

Все сидящие за столом мгновенно замерли. Затем Макс удовлетворенно кивнул своим мыслям. Его «Я так и предполагал!» можно было понять без слов, Анита испуганно охнула, положив обе ладони на живот, и лишь Александр молча переводил глаза с одной девушки на другую. Он же первый смог заговорить:

– Ники, это правда? Ани беременна? Ты не ошиблась?

– Я могу провести более полное сканирование, но думаю, оно уже не нужно. Все ясно. Да ты и сам можешь увидеть. Смотри, вот здесь! – Николь попыталась познакомить брата с целительским видением. – Этого скопления линий нет у обычных женщин, можешь проверить хотя бы на мне.

– Саша? – неужели Анита собралась заплакать?

Александр оглядел собравшихся ошалевшим взглядом, затем подхватил Аниту на руки и утащил в дом.

– Это что, я скоро стану дядюшкой? – задал глубокомысленный вопрос Макс.

– А я – тетушкой. И это точно!

– Согласен! – махнул рукой будущий дядюшка. – Только давай опять уйдем на берег. Чувствую, этим двоим – или троим? – мы опять будем мешать.

На этот раз они пришли раньше, и людей на берегу было гораздо больше, чем вчера. Конечно, не так много, как на пляже с аттракционами. И совсем не было детей. Больше – увлеченные друг другом парочки. Они, совершенно не стесняясь себе подобных, прижимались, целовались, а одна из них – если Николь не подводят глаза – заплыли подальше в воду и занимались совсем уж непотребным. Или, для них как раз потребным?

Макс осмотрелся, выбрал местечко пусть и не самое удобное, зато подальше ото всех, и провел туда свою спутницу.

– Море, отдых, люди расслабляются, – пожал плечами он, усердно работая насосом и накачивая принесенный одноместный надувной матрас.

– Я ничего, – смущаясь, пролепетала Николь. – Пойдем купаться?

– Конечно, пойдем! Ведь мы пришли именно для этого!

Оказалось, на матрасе интересно не столько плавать, сколько пытаться забраться на него вдвоем. Попытаться усесться, как на коня или улечься, но непременно вдоль оного и тоже вдвоем, или попытаться с него нырнуть. И уже совсем неважно, чем занимаются окружающие. Можно просто хохотать и пробовать все новые трюки, которые предлагал Макс. В конце концов, Николь даже запыхалась.

– Замерзла?

– Не-а, немного устала!

– Уступаю лежачее место даме!

Николь забралась на матрас и улеглась на живот, опершись подбородком на сложенные ладони. Как-то так получилось, что лицо Макса оказалось совсем рядом, и то ли он сам это сделал, то ли его подтолкнула игривая волна, но их губы встретились. Пусть это можно было считать случайностью и длилось всего лишь мгновение, но тело опять окатило жаром.

– Я никак не могу понять, какого цвета у тебя глаза, – тихо признался он. – Когда злишься – темные, почти карие, беспокоишься или грустишь – болотные, а сейчас – зеленые. Это какая-то неизвестная науке магия, да?

Хотелось ответить, что научных изысканий про магическое изменение глаз читать не приходилось, но отвечать совсем не хотелось. Хотелось, чтобы их подбросило очередной волной. Николь даже немного подалась вперед. И губ опять коснулся мимолетный поцелуй. Можно прикрыть глаза. Тогда она как бы и не участвует во всем этом. Мокрый палец прошелся от виска к подбородку, и Николь сама не заметила, как ее сдернули с матраса, и соленые мужские губы впились в ее рот. Чтобы удержаться на воде, пришлось обвить торс Макса руками и ногами. И… неужели это из ее груди вырвался тихий стон? Еще немного, и они уподобятся той парочке, которая увлеклась друг другом прямо в воде. Как же сложно оторваться. Наверное, это потому, что Николь боится не удержаться на воде. А матрас… а что матрас? Он отплыл в сторону, и единственная опора – это Макс, руки которого крепко обхватывают ее попу и прижимают к себе. И Николь сама вжимается в то твердое, от чего ее отделяют всего лишь несколько тонких слоев ткани.

– Идем на берег? – Макс опомнился первым.

– Что? Да, конечно, на берег.

Они поймали свое плавсредство и, чинно расположившись по обе его стороны, поплыли к берегу, где и улеглись на еще не остывший песок.

Разговаривать после произошедшего не хотелось. Нужно было обдумать то, что произошло в воде. Случайность? Или… Макс избрал именно ее в качестве очередной мимолетной интрижки? И, если это так, то что следует делать? Сразу поставить его на место? Рассказать Саше? Нет, только не Саше, у него сейчас хватает своих проблем. Николь несколько раз дотронулась до горящих до сих пор губ. Вот же… опытный! Знает, как сделать так, чтобы от поцелуя пылали не только губы, но и загорелось все тело. Решено. Нужно сразу поставить его на место и сказать, пусть поищет развлечение в другом месте.

– Макс!

– Да? – мужчина с готовностью откликнулся, словно сам ожидал разговора.

– Ты же понимаешь, что… это, ну, то, что произошло, оно вышло случайно. Я совсем этого не хотела. Ведь ты же мне как брат.

– Николь, – Макс присел на песок, – я не хочу быть твоим братом. И считать наш поцелуй случайностью не хочу.

– Я понимаю, так бывает. Мы находимся долгое время рядом. Еще и Саша с Анитой… распускают флюиды. Нас просто задело их чувствами! Ты осмотрись! Не ты ли говорил, что большинство девушек для того сюда и приехали, чтобы завести мимолетную интрижку! Может…

– Значит, я в твоих глазах такой – мимолетный, – Макс невесело усмехнулся. – Что ж, заслужил.

– Ты не обижайся на меня сейчас. Но что есть, то есть. Мы разные. Наши миры разные! Пойми, даже если я сейчас здесь, с тобой, моя память и жизнь до того, как я попала сюда, никуда не ушли! Я же только что почувствовала свободу и… не смогу принять того, что ты можешь предложить.

– Откуда ты знаешь, что я тебе могу предложить?!

– Макс, не надо! – для верности Николь прикрыла его губы пальцами, но, получив легкий поцелуй, тут же их отдернула, подскочила на ноги и нервно сказала: – Пойдем домой, я устала.

По дороге никто не произнес ни слова. Дома стояла полная тишина.

– Подожди! – Макс придержал за руку Николь, собравшуюся подняться к себе в комнату, и постучал в дверь родительской спальни, где обитали Саша и Анита.

– Что случилось? – Александр вышел, оставив дверь открытой. Анита, свернувшаяся в кресле у окна, тоже остановила на них заинтересованный взгляд.

– Александр, – начал Макс торжественно, отчего Сашины брови медленно поползли вверх, – я прошу разрешения официально ухаживать за твоей сестрой.

Брат с шумом выдохнул.

– Одно потрясение за другим, – немного растерянно произнес он. – Но если первое я отнес к разряду счастливых, то это… не знаю, не знаю.

– Значит, вот как. Ты тоже мне не веришь?

– Тоже? Николь? – Александр повернулся к сестре. – Что ты скажешь?

А что здесь можно сказать? Что Макс поцеловал ее, и это было приятно? Что ей будет больно, когда он найдет следующую забаву? Все молчали. Ждали ее ответа.

– Я не знаю, что сказать. Все так быстро. И потом, ты знаешь Макса намного больше меня.

– Заслужил. Все до последнего слова заслужил. Ну так что? – Макс в упор смотрел на Александра.

– Патриархальный уклад давно остался в прошлом, и принимать решение вправе только сама Николь.

И куда же пристроить в момент ставшие большими и неуклюжими руки? И на чем остановить взгляд? И вообще, кажется, она опять замерзла и ее начинает потряхивать.

– Мальчики, – Анита выбралась из кресла и решительно пошла в наступление, – а не пошли бы вы… куда-нибудь? Да хоть на кухню, кофе сварить.

– Тебе нельзя кофе, – тут же откликнулся будущий отец.

– Значит, молока! – и Анита, подтолкнув мужчин к кухне, взяла подругу за руку и потащила наверх. – Давай, переодевайся и рассказывай. А я пока отвернусь, – распорядилась она, когда зашли в комнату.

– А что рассказывать? – от энергичного напора Николь совсем растерялась.

– Все! С самого начала и рассказывай! Как познакомились, как себя вел, как ведет, что говорил и что говорит сейчас. И, самое главное, как относишься к нему ты сама! Переодевайся, переодевайся, нечего ходить в мокром!

Аните удавалось быть везде и сразу. Она сдернула со спинки стула бриджи и тунику и сунула их в руки Николь, выглянула за дверь, словно подозревала, что их будут подслушивать, взяла из вазочки кисть винограда и, отщипнув несколько ягод, положила их в рот. Такая бурная деятельность несколько ослабила тугой узел, сжимающий грудь.

– А что рассказывать? Как познакомились, знаешь сама. А что было потом? У него была Суси, – Николь скривилась, вспоминая неприятную особу, – потом не знаю, да и знать не хочу! Повезло тебе, тебе достался Саша. А мне. Мне никак не везет. Костик еще в детстве сказал, что мы поженимся, но… не получилось. Зонгер, – она передернулась от отвращения. – Знаешь, именно благодаря ему я ненавижу мужчин! Как же это было противно, Анита. Но самое страшное даже не это. Мне завидовали. Понимаешь, завидовали!

– Николь, Николь, не нужно это вспоминать! Лучше скажи, Макс тебе противен?

– Макс? Ну что ты, конечно, нет!

– Может, он слишком спешит, и тебе нужно время? Ты так и скажи!

– Анита, ну ты же не только врач, у тебя есть Саша, и ты знаешь, что им всем нужно от женщин!

– Знаю. Саше нужна от меня моя любовь, и я теперь уверена, наш малыш! – и она положила руку на живот.

– Ну да, от вашей любви даже воздух кипит. Рядом с вами очнется от дремы и столетнее бревно!

– Что? Мы не сдержанны в проявлении чувств? Мы постараемся…

– Нет-нет, что ты! Не нужно прятать любовь! Только Макс, он же не железный, у него есть потребности, которые обостряются в присутствии такого всплеска эмоций. Вот и…

– Или я резко поглупела, или ты все время ловко уводишь разговор в сторону, – погрозила пальчиком Анита. – Ты мне скажи: что предлагает Макс, и что хочешь ты? Только это главное, если у вас зарождается что-то серьезное.

– То, что предлагает он, ты слышала сама. А что хочу я? – Николь задумалась. А ведь и правда, чего хочет она?

– Да, что хочешь ты? Дотрагиваться до него, ждать ответных прикосновений, каждое мгновение знать, что он рядом? Видеть в каждом встречном его черты? Хочется не только быть счастливой самой, но и сделать счастливым его? И забывать обо всем на свете, так, что окружающее перестает существовать, когда он начинает тебя ласкать?

– Что, правда все-все забываешь?

Анита смущенно улыбнулась:

– Да, я понимаю, что мы бываем излишне шумными, но сдержаться невозможно! Счастье рвется наружу, как фейерверк. Если его сдерживать, оно взорвет тебя!

– Про такое даже девчонки не говорили, – неуверенно призналась Николь.

– Это нужно испытать самой. Не гони его, Николь! А вдруг, Макс твой тот самый, единственный!

– Ну да, мой единственный. Но, знаешь ли, хотелось бы и самой не быть одной из многих, а тоже единственной.

– И все же, судьба дала и вам шанс на счастье, не отмахивайся от него! Не спеши, но и не убивай то робкое чувство, что зарождается между вами!

Робкое чувство? Поцелуй в море никак нельзя назвать робким.

– Знаешь, он уже целовал меня!

– Ну и как? Это было ужасно? – Анита сделала большие-пребольшие глаза.

Николь в который уже раз за вечер прикоснулась пальцами к губам, несмело улыбнулась и отрицательно покачала головой.

– Н-нет, но как-то все быстро. Я не готова!

– Он тебя торопит?

– Да нет же! Ты сама слышала только что, он попросил у Саши разрешения ухаживать. Надеюсь, ухаживать в Империи не значит… – Николь покрутила кистью, пытаясь обозначить не очень приличный намек.

– Даже в Империи с ее излишне свободными нравами слова «ухаживать» и «в койку» имеют совершенно разное значение! – авторитетно заявила Анита.

– Да? Ну тогда разрешим, а?

– Разрешим! – и подруга решительно рубанула воздух ладонью. – Пойдем на кухню пить молоко.

– Нет-нет, я совсем не хочу на кухню!

Отчего-то встретиться с Максом и сообщить, что ему позволят ухаживать, было боязно. И ведь понимала, что уже давно не ребенок и даже не невинная девушка, но только при мысли о встрече с ним сердце замирало глупой испуганной мышкой. Анита вышла. Николь закрыла плотнее дверь и даже защелкнула простенький замок, словно опасалась, что «ухаживать» за ней примутся прямо сейчас.

***

Утром Николь разбудил странный гул, слышимый через окно в холле. Монотонный и совсем не похожий на стрекот газонокосилки. Еще какой-нибудь аппарат? Ведь имперцы вынуждены механизировать все, чего не могут достичь с помощью магии. Нужно посмотреть, может, нужна помощь? Накинув полюбившийся сарафанчик, девушка вышла из комнаты и поспешила на балкон. А там…

На постриженном вчера газоне располагался огромный яркий надувной батут с веселыми горками и обязательными пальмами и диковинными животными. Около него стояли Макс и Саша.

– Больной, точно больной, – донесся голос брата.

– Ага, – счастливо подтвердил Макс. – Как ты думаешь, ей понравится? – и он поднял голову.

– Откуда? – только и смогла вымолвить Николь.

– Ники, доброе утро, – отозвался Александр. – Этот блажной арендовал для тебя батут.

– Для меня? – для убедительности она положила ладонь себе на грудь.

– Ага, – Макс улыбнулся и кивнул.

– Но… зачем?

– Я же видел вчера, как тебе хотелось на нем попрыгать.

– Я сейчас! – Николь метнулась к выходу, но, сообразив, что в сарафане прыгать будет не совсем удобно, вернулась, быстро переоделась в шорты и маечку и подбежала к арендованной игрушке.

Макс подал руку, помогая взобраться. И что дальше? Девушка немного растерялась. Ай, ну и ладно, пусть думают, что хотят! И она подпрыгнула раз, потом другой. Как же здорово.

– Анита, тебе не стоит прыгать, – пытался удержать невесту Александр.

– А я только с горки!

Оказывается, с горки веселее всего скатываться вчетвером. И куда только отступила боязнь встречи с новым Максом. Он был все таким же. И целоваться совсем не лез. Ну и ладно! Подумаешь. Кому они нужны, его поцелуи!

На завтрак их прогнал разыгравшийся не на шутку голод.

– Какие у нас на сегодня планы? Пляж или экскурсия? – поинтересовался Макс сразу у всех. Или экскурсия, а потом пляж?

– Вы обещали показать пещерные водопады, – напомнила Анита.

Ехать решили на одной машине. Вот и хорошо, остаться наедине с Максом Николь готова не была. Саша и Анита заняли заднее сиденье. Только машина тронулась, с их стороны стали раздаваться звуки поцелуев.

– Молодежь, – подпустил строгости в голос Макс, – пристегнитесь оба и не отвлекайте водителя.

– Ладно, ты босс, тебе и штраф платить, – согласился Александр и тщательно исполнил указание.

А потом была извилистая дорога по горному серпантину, в конце которой они оставили машину на стоянке и дальше отправились пешком, причем через каждые пятьдесят метров Саша заботливо интересовался у Аниты: «Ты не устала, солнышко?» В итоге она вынуждена была согласиться забраться к жениху на руки, обхватив руками и ногами спереди, а он заботливо поддерживал ее под попу. Нет, не то чтобы Николь устала, но, наверное, приятно, когда о тебе так заботятся.

Пещеры, к которым они пришли, были ярко освещены внутри и никаких неожиданностей вроде сырых неисследованных каверзных подземелий не предрекали, но Николь послушно подала руку Максу и пошла рядом с ним. Все больше начинал занимать вопрос: а сообщили ли вчера ему, что она согласилась, чтобы за ней ухаживали? Или нужно это сделать самой? Но Макс, как назло, не спрашивал. Не заводить же разговор на эту тему первой.

Потом пещерные красоты отвлекли от волнующих мыслей. Совсем рядом с ними вел группу туристов разговорчивый гид. На каждую пару сотен метров пути у него была припасена своя душещипательная история. Здесь держали оборону древние герои, долго сопротивлялись, но все умерли. Здесь боги покарали двух влюбленных, те не пожелали склониться перед божественной волей, и тоже умерли. А собственно конец их пути – пещера с двумя почти одинаковыми водопадами, бегущими с самого верха и так и называемыми – слезами бога Райту, – является последним пристанищем еще одного бога, скорбящего по своему возлюбленному, которого превратил в камень ревнивый третий бог. Ну у этих имперских богов и отношения!

Но как стервец рассказывал! Николь сама не заметила, как несколько раз шмыгнула носом, пусть и любовь, о которой поведал словоохотливый гид, была неестественна и противна природе. Нужно отвернуться, чтобы Макс случайно не заметил ее слез по такому глупому поводу.

Потом был обед в близлежащей кафешке и подъем высоко в горы на подъемнике в открытой кабинке, двухместные диванчики в которой располагались один напротив другого. И опять пришлось занимать место рядом с Максом. Не разлучать же голубков, даже под жесткими креплениями исхитрившихся прижаться плотно друг к другу.

– Это для дела! – сразу же пояснил Саша. – Вверху намного холоднее, Аните нельзя простывать.

– Да ладно уж, обнимайтесь, – безнадежно махнул рукой Макс.

– Ну спасибо, брат, что разрешил! – и Аните достался еще один горячий поцелуй.

На самом верху и правда оказалось прохладнее, чем у подножия, но терпимо. И Николь была благодарна Максу, что он не предложил ее «согреть».

Домой попали почти затемно, остановившись на ужин по дороге.

– Ну что, купаться? – предложил Макс.

– Я устала, – извинившись, сообщила Анита. – Идите без меня.

– Мне тоже хватит душа, – согласился Александр.

Николь устала не меньше. Можно было бы тоже отдохнуть. Все же день получился очень насыщенным. И вроде бы все время Макс был рядом. Но на пляже. Там же совсем по-другому!

– А я не против искупаться, – призналась она.

Неужели, перед тем как скрыться в комнате, Анита ей подмигнула?

ГЛАВА 10

Дорога к пляжу прошла в неловком молчании. Николь и хотела, и боялась того, что Макс заговорит. Он же словно чувствовал ее состояние и шел молча, соблюдая небольшую дистанцию. Даже матрас не взял, чтобы на нем поплавать и… попробовать повторить то, что было вчера. Значит ли это, что мужчина решил отказаться от Николь? Понял, что легкомысленные временные отношения, к которым он привык, ее обидят? А к постоянным он не готов. Впрочем, так даже и лучше. Если ничего не случится, то и расстраиваться потом будет не из-за чего. Николь сможет забыть этот глупый не начавшийся роман. Только… как в таком случае вести себя все то время, что осталось до отъезда? Относиться к Максу так же, как к Саше? Придется пробовать. Что еще делать? Не прятаться же все оставшееся время, как малый ребенок. Николь уже выросла.

По случаю довольно позднего времени пляж пустовал. Сегодня море было абсолютно спокойным. Подмигивали на мелкой ряби крупные южные звезды, озорная лунная дорожка игриво серебрилась и звала в бесконечность. Откуда-то из темноты доносились звуки томной музыки. И вдруг Николь захотелось развернуться и уйти. Испугалась предстоящего разговора? Или ее насторожило что-то еще? Но чего или кого бояться? Здесь только они вдвоем. Или нет? Какая разница! Пляж общественный, и сюда имеют право приходить все, кто пожелает. В воде никого нет, да и на берегу в ближайшей видимости тоже пусто.

Николь быстро сбросила сарафан, и первая зашла в воду. Хотелось забраться далеко-далеко, как будто бы там, вдали, проблемы могли решиться сами собой. Должны же еще остаться необитаемые острова? Но стоило учитывать свои невеликие силы – до необитаемых островов точно не добраться, и она принялась плавать недалеко от берега.

Макс шумно забежал в воду и нырнул. Спустя почти минуту его голова показалась далеко в море. Только сейчас Николь поняла, что не дышала все это время вместе с ним. На миг закрались ужаснувшие мысли: а вдруг не вынырнет? Мало ли что? Уф, как же она сегодня устала. Может, и правда лучше было остаться дома? Нет, пусть Саша и Анита побудут только вдвоем. А сейчас можно просто постоять по пояс в воде и посмотреть на простирающуюся морскую даль. Ну и на купальщика заодно. А если посмотреть магические потоки?

И вдруг. Что это? Николь заметила, как в сторону Макса полетел яркий энергетический сгусток. Правда, упал, много не долетев до мужчины. Странно, раньше она такого не видела. Такие скопления магической энергии – редкость для Империи. Потом был еще один, этот упал уже гораздо ближе. Обернувшись, девушка заметила, что немного слева, в тени мрачного осколка скалы, одинокой громадой выпирающего из светлого песка, кто-то скрывается, совсем невидимый обычным зрением, но прекрасно различимый в магическом спектре. И магические потоки странного незнакомца горели очень ярко. В Империи такие встречаются очень, очень редко.

А незнакомец опять водил руками, собирая следующий энергетический заряд. Можно было догадаться, что он не видит потоков, и собирает магическую энергию больше наощупь. Но он ее собирал. Пусть и не очень ловко, словно ему что-то мешало. Чтобы снова бросить в беззащитного?

– Макс! – голос Николь срывался от напряжения и отчаяния. – Макс!

Что же делать? Бежать дальше в воду или попытаться задержать сумасшедшего, раскидывающегося зарядами, могущими стать смертельными?

Услышав панический крик, Макс со всех сил поспешил к ней. Он быстро приближался, но приближался не только к Николь, но и к тому неизвестному, который уже почти сформировал новый заряд.

– Ники, что случилось? Ногу свело?

– Нет! – она заметила, как с рук нападающего сорвался еще один заряд. – Макс, ныряй!

В беззащитного на воде мужчину летел еще один магический сгусток. К счастью, Макс не стал выяснять причины столь странной просьбы, почти приказа, и послушно нырнул. Смертельный шар магии вошел в воду в том месте, где только что была голова, а сейчас мелькнули белизной ступни.

– Ма-акс! – Николь все же бросилась навстречу. Если задело, то он может потерять сознание. Так же, как когда-то Саша.

– Ники! Почему ты кричала? С тобой все в порядке? – Макс вынырнул всего в нескольких метрах и направился к ней. Совсем скоро он оказался рядом и попытался встать на ноги. – Ох, нога. Я не чувствую ногу. Неужели свело? Странно.

– Макс, там, – Николь указала на темнеющую скалу, – кто-то есть, и он кидается в тебя боевыми магическими зарядами!

– Кто-то кидается боевыми зарядами? Ну я сейчас покажу этому шутнику. Эй ты, кретин от магии, а ну-ка выходи! – крикнул он в темноту, и сам поспешил на берег, но чуть не упал и зашипел от боли: – Вот же незадача! Нога совсем онемела.

– Он тебя задел. Я видела! Опирайся на мое плечо, я помогу.

Они медленно пошли к берегу. Чем больше выходили из воды, тем было сложнее. Макс зло шипел от боли и тяжело подтягивал онемевшую ногу. Пришлось даже обнять его за торс. Вода уже не скрывала колен, когда из тени вышел мужчина, и он опять собирал магический сгусток.

– Развлекаешься, маленькая шлюшка? Быстро же ты забыла того, кто вытащил тебя из грязи, – раздался смутно знакомый голос.

Где же Николь его слышала? Неужели?.. Как же это было давно. Сложно узнать в невысоком молодом человеке, одетом в яркую рубаху и шорты, Револа – серого секретаря Зонгера.

– Как же быстро же ты нашла замену своему благодетелю, – с презрением продолжил он. – Ну да ничего, гражданин Зонгер добр, он даже не будет ссылать тебя к северным границам, как твою старуху мать. Пока молодая, будешь работать в его постели! Родишь ему пару одаренных и перейдешь ко мне. Босс уже обещал. Ведь мне тоже нужны потомки, видящие магию. А ты ведь видишь ее, да, крошка? Вот и хорошо. Сейчас в деталях увидишь, как умрет твой любовник, – Револ усмехнулся и, перебросив с руки на руку магический сгусток, замахнулся, целясь в голову ненужного спутника Николь.

Николь заметила, что пассы Револа были неуклюжи и скованны, как будто ему, магу восьмого уровня, было сложно собирать магические потоки. Хотя, чему удивляться, дома он привык к их изобилию.

Эта заторможенность в действиях и спасла Макса. Он сделал немыслимый прыжок на одной ноге и врезал нападающему кулаком в лицо, сопровождая удар посылом собственной магии. Магический заряд прислужника Зонгера, сменив направление, ударил не в голову, а в живот. Макс бессильно осел.

– Ну вот, кто сильнее, тот и победил, – осклабился Револ и осторожно ощупал челюсть. – Не насмерть его? Жаль. Ну ничего, значит, перед смертью посмотрит, как мы с тобой развлечемся. Иди же ко мне, маленькая шлюшка. Я сделаю тебя счастливой. Много раз, – Серый противно ухмыльнулся и пошел к Николь.

Что же делать? Бежать и звать на помощь? Но тогда он убьет Макса.

– Помо… – хотела закричать Николь, но враг мгновенно оказался рядом, обхватил ее одной рукой, а другою крепко зажал рот.

– Да, да сопротивляйся, я люблю таких, – зашептал он на ухо. – Чувствуешь мое желание? – и он потерся мерзкой твердостью о живот Николь, а затем подтащил девушку ближе к Максу и грубо бросил ее на песок. – Вот какой я добрый, пусть и твой дружок посмотрит, может, получит удовольствие вместе с нами? – и он противно загоготал.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю