332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Михаэль Пайнкофер » Клятва орков » Текст книги (страница 19)
Клятва орков
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:18

Текст книги "Клятва орков"


Автор книги: Михаэль Пайнкофер






сообщить о нарушении

Текущая страница: 19 (всего у книги 26 страниц)

Судя по всему, жили люди Каль Анара в постоянном страхе. Очевидно, что-то произошло добрых десять лун тому назад, что изменило историю города и его обитателей. Похоже, что-то вернулось. Что-то темное, злое, нашедшее вновь дорогу из седой древности в мир и пугавшее людей.

Оно жило над городом, в Змеиной башне, и заботилось о том, чтобы на улицах царил страх, а жуткие казни стали привычным делом. Омерзительные змееподобные существа, передвигавшиеся по воздуху, состояли на службе у этой ужасной силы.

Нестор и Гурн понимали, что Лао подразумевает василисков, но не могли взять в толк, как все взаимосвязано, и не стали возвращаться к оркам, пока все не выяснят. Они хотели отправиться в Змеиную башню, чтобы разузнать побольше, но Лао принялся энергично отговаривать их от этой идеи.

Он дал им понять, что попытка приблизиться к башне граничит с самоубийством, и просил набраться терпения. Судя по всему, на днях должно было случиться нечто, что дало бы ответы на их вопросы.

Поэтому они ждали.

Весь первый день они прятались в доме Лао и только ночью отважились выйти на улицу. Затем они осмелели и, закутавшись в плащи, которые принес им Лао, принялись осматриваться в городе и при свете дня, смешавшись с народом.

Днем на улицах и переулках царило оживление. Люди занимались повседневной работой, как в любом другом городе: ремесленники трудились в своих мастерских, открытых прямо на улицу, чтобы можно было наблюдать за производством домашней утвари или одежды; торговцы сидели на рынках, размещенных на открытых площадках города. Но Каль Анар казался обычным только на первый взгляд; если присмотреться повнимательнее, можно было заметить отличия. И чем дольше находились в городе Нестор и Гурн, тем больше таких отличий замечали.

С одной стороны, это большое количество солдат, которые сновали повсюду. В своих черных доспехах и шлемах, закрывавших лицо, они казались мрачными и грозными, патрули были буквально всюду. На щитах был изображен герб Каль Анара – красный василиск. Жители города боялись солдат, и на то были причины. Несколько раз Нестору и Гурну довелось наблюдать, как воины произвольно выхватывали людей из толпы и избивали почти до смерти.

Происходили и казни – за любую, самую мелкую провинность. Не проходило и дня, чтобы где-нибудь в городе какой-то бедолага не закончил свои дни на виселице. Что случится, если выяснится, что Нестор и Гурн преступники, разыскиваемые у себя на родине, убийца не хотел даже и думать.

Страх в Каль Анаре был вездесущим. Ни смеха, ни приветливых лиц… а если такое случалось, то мгновенно улетучивалось, как только вдалеке появлялись солдаты. Но страх был вызван не только черными воинами – причины были глубже.

Жители города то и дело с опаской глядели на башню, возвышавшуюся над городом. Что бы ни таилось там, наверху, оно было истинной причиной страха, душившего Каль Анар. Поначалу Нестор и Гурн не заметили этого, но чем дольше они находились в городе, тем больше попадали под влияние этого внушающего ужас строения. Словно на них опустилась тень, на душе стало как-то тревожно и грустно, причину этой тревоги они не могли понять, но она, тем не менее, сжимала их души все сильнее и сильнее.

Несмотря на это, оба оставались в городе, и когда раздался странный сигнал, они начали догадываться, что именно этого все время и ждали жители.

Вместе со странным звуком словно был произнесен безмолвный приказ, и с людьми в Каль Анаре начали происходить перемены. Неожиданно они побросали все: ремесленники уронили инструменты, прохожие – товары, которые только что купили, торговцы – деньги, только что полученные за товар. В мгновение ока все внимание обратилось к жуткому строению, возвышавшемуся над городом, источнику таинственного сигнала.

Люди пришли в движение, дюжинами протискивались сквозь узкие улочки, поднимались по ступенькам навстречу Змеиной башне.

– Проклятье, что это на них нашло? – прорычал Гурн, который понял, что тут что-то нечисто. Варвар северных земель не доверял ничему, что казалось загадочным или не от мира сего (еще одна черта характера, объединявшая его с орками). Им с Нестором с трудом удалось протиснуться сквозь толпу, внезапно устремившуюся вверх на гору.

– Понятия не имею, – пожал плечами Нестор. – Однако предполагаю, что это та самая возможность, о которой говорил Лао.

Ледяной варвар мрачно зарычал.

– А где есть маленький человек?

Действительно, хороший вопрос. Лао проводил их на рынок, но исчез, когда раздался сигнал, и с тех пор не возвращался. И среди массы людей не было никакой возможности отыскать его.

– Не нужен он, – недолго думая, решил Гурн. – Идем в башню одни.

Нестор колебался. Лао знал город, владел языком. Он неоднократно помогал им, когда прохожие удивлялись росту Гурна. Иметь рядом Лао означало иметь дополнительную защиту, но, судя по всему, им придется обходиться без него. Возможность попасть к Змеиной башне была благоприятной, и они не хотели упускать ее.

Недолго думая, лазутчики смешались с толпой, движущейся по узким, выдолбленным в камне ступеням, вверх по горе. Гурн втянул голову в плечи, чтобы не слишком выделяться, Нестор тоже избегал смотреть в лица горожан. Впрочем, было непохоже, чтобы кто-то интересовался чужаками – с тех пор, как прозвучал сигнал, лица кальанарцев приняли странное, почти просветленное выражение. Что же, во имя каменных идолов Тайка, происходит в этом городе?

В переулках царила давка и толчея. Казалось, жители не могли дождаться, чтобы попасть наверх, к башне. Нестор и представить не мог, что их страх вдруг улетучился. Скорее это было похоже на то, что они не могли противиться зову – словно мотыльки, летящие на свет факела, чтобы сгореть самым жалким образом.

Впервые с тех пор, как они попали в Каль Анар, Нестор и Гурн оказались на верхних ярусах города. И наконец по крутой широкой лестнице им удалось подняться к гигантскому строению, которое превосходило по высоте все остальные здания и, казалось, доминировало над ними.

Вблизи Змеиная башня производила еще более сильное впечатление, чем издалека. В том, как она впивалась в серое, окутанное облаками дыма небо, действительно было что-то от змеи: казалось, огромная рептилия устроилась на отвесном склоне, а затем застыла, окаменев. В отличие от домов в городе, которые были серого и черного цвета из-за вездесущей копоти, башня сверкала матово-белым, что объясняло также, почему ее было видно далеко даже ночью, когда окрестности освещало только зарево вулкана.

В верхней части, где башня сужалась, в ней было несколько круглых окон, а единственным входом были высокие ворота, перед которыми находилась платформа, к которой вела широкая лестница. Там стояли люди в черных робах с символом василиска на груди. Лиц под капюшонами видно не было.

Они молча смотрели на народ, собравшийся на площади. Казалось, каждый мужчина и каждая женщина, каждый ребенок последовали таинственному зову. На площади между скалой и постройками на сваях собралась невероятных размеров толпа. Но паники не было, напротив, едва люди оказались на площади перед башней, казалось, зов, которому они следовали, смолк. В немом испуге смотрели они на мужчин в робах, пока один из них наконец не вышел вперед.

Он повелительным жестом поднял обе руки, и воцарилась тишина. Нестор и Гурн обменялись многозначительными взглядами: кем бы ни были эти застывшие ребята, похоже, они обладали большой властью.

Мужчина в капюшоне произнес одно слово.

– Ксаргул.

По толпе пронесся шепот, похожий на дуновение ветра перед началом грозы, А затем люди Каль Анара в один голос принялись повторять слово, снова и снова.

– Ксаргул. Ксаргул. Ксаргул…

Монотонное, тысячеголосое пение…

Нестор и Гурн снова переглянулись. Они не знали языка Каль Анара, понятия не имели, что означает это слово. Но у него было жуткое звучание, особенно когда его повторяли тысячи глоток одновременно. И Нестор снова спросил себя, свидетелями чего они стали…

Некоторое время человек в капюшоне прислушивался к жутковатому монотонному пению толпы, затем снова поднял руки, и хор фанатиков умолк так же внезапно, как и запел. Из-под капюшона послышался низкий голос; человек произнес несколько слов, значения которых Гурн и Нестор не поняли. Лазутчики дорого бы отдали за то, чтобы иметь рядом Лао. Но кальанарца нигде не было видно.

То, что говорил закутанный в плащ человек, было непонятно для обоих шпионов – но реакция горожан была однозначной. По толпе снова и снова пробежал шепоток, и Нестор видел, как на лица стоявших вокруг людей возвращался прежний страх.

Ворота башни отворились, и оттуда вышел отряд солдат в тяжелых доспехах, вооруженных до зубов. По двое присоединились они к одетым в плащи людям, затем стали спускаться по лестнице к народу.

То, что произошло потом, ни Нестор, ни Гурн, стоявшие позади, не могли толком разобрать, но поняли, что возникло столпотворение. Слышались крики, и Нестор увидел, что солдаты вынули из ножен мечи и принялись рубить ими направо и налево.

Гурн презрительно зарычал, потому что для него было признаком трусости бросаться на беззащитных и детей. Нестор тоже испытывал возмущение, удивившее его самого. Ведь не так давно он продавал свои руки и не смущался от того, что его клинки вонзались под ребра невинным и невооруженным – по крайней мере, до тех пор пока ему платили. Что, черт побери, с ним случилось? Или это все общение с орками?

Наконец солдаты и закутанные в плащи люди вернулись на платформу – волоча за собой молодых людей, тщетно старавшихся вырваться. Толпа молчала и стояла неподвижно, а пленники словно пробудились ото сна. Они как безумные вырывались и кричали изо всех сил, но солдаты не ведали жалости, и никто из собравшихся не спешил к ним на помощь. Сопротивлялись немногие, но они уже лежали убитые, в лужах собственной крови.

Остальные просто хотели выжить.

Пленников выстроили в ряд, их заставили встать на колени перед Змеиной башней. После этого прозвучал громкий приказ, и люди на площади тоже опустились на колени. Нестор понял: Змеиная башня была не резиденцией обычного правителя, нет, там жило божество – и ребята в робах были не кем иным, как жрецами…

Чтобы не бросаться в глаза, оба шпиона тоже опустились на колени, к огромному неудовольствию Гурна. Варвару было противно опускаться на колени перед кем бы то ни было. Они с Нестором наблюдали за тем, что произошло дальше: двое одетых в рясы вынесли сосуд из глины, после чего говоривший – очевидно, верховный священнослужитель – взял предмет, похожий на длинные щипцы. Их он опустил в сосуд, после того как помощники открыли крышку, и вынул из него на дневной свет нечто, всего лишь в палец толщиной, в локоть длиной, обвившееся вокруг щипцов.

– Змея, – вырвалось у Нестора, впрочем, настолько тихо, что услышал его только Гурн. – Что, клянусь всем на…

Мужчина в капюшоне подошел к первому пленнику, который, хныча, стоял перед ним на коленях. По его знаку солдаты схватили пленника, приподняли его и грубо открыли рот, а верховный священнослужитель затолкал живую змею в рот несчастному!

Послышался хрип, пленника громко стошнило. Он изо всех сил противился тому, чтобы проглотить тварь. Но уже несколько мгновений спустя змея, похоже, нашла путь по его горлу. Мужчина рухнул наземь и остался лежать неподвижно.

– Проклятье, что это значит? – прошептал Нестор, обращаясь к своему товарищу. – Что они с ними делают?

Ответа ледяной варвар не знал, поэтому обоим не оставалось ничего иного, кроме как наблюдать за жуткой церемонией. Остальных пленников тоже вынудили проглотить змей. Каждый сначала истошно кричал, чтобы потом внезапно умолкнуть.

– Ксаргул! Ксаргул! Ксаргул! – снова пела толпа.

И Нестор понял: это было не слово из языка Каль Анара, это было имя. Имя того божества, которое жило в Змеиной башне и которому священнослужители только что принесли несколько человеческих жертв. И внезапно человек из Тайка понял, почему на улицах и в переулках Каль Анара царил страх: каждый мог стать следующим, кого принесут в жертву!

Теперь притащили следующего пленника. Нестор и Гурн шумно втянули носами воздух, когда увидели, кто это был.

Лао…

Маленький человек отчаянно отбивался от стражников, но одетые в черные доспехи воины безжалостно тащили его к верховному священнослужителю, который снова взялся за щипцы.

– Не есть хорошо, – беспокойно проворчал Гурн, потянув Нестора за рукав. – Мы быстро исчезать.

– Ты прав… – Нестор уже повернулся, чтобы уйти, когда Лао принялся кричать от ужаса. Его голос был слышен по всей площади. Стражи схватили его и раскрыли ему рот, чтобы священнослужитель мог выполнить свою жестокую работу.

– Мы идти! – настаивал Гурн.

Но Нестор колебался.

Охваченный ужасом, он наблюдал, как верховный священнослужитель подошел к Лао, сжимая в руках щипцы с извивающимся животным. Глаза Лао расширились от ужаса, и голос его сорвался, в то время как он – как предположил Нестор – молил о пощаде.

С другой стороны площади до ушей Нестора внезапно донесся другой громкий звук. То были жена Лао и его дети, которые были вынуждены беспомощно наблюдать за тем, что творят с их мужем и отцом.

– Идти! – снова повторил Гурн.

Он схватил Нестора за рукав и хотел было утащить в переулок, но бывший наемный убийца вырвался.

Проклятье, да что это с ним творится?

Раньше его совершенно не волновало зрелище умирающих невиновных людей, более того, он собственноручно помогал им встретиться с богами. К причитаниям жен и сирот он был равнодушен, пока дело того стоило, а теперь вот достаточно какого-то крика, чтобы растопить его душу?

Нет!

Нестор решительно отвернулся и хотел уже было вместе с Гурном скрыться в ближайшем переулке, когда крики Лао вдруг перешли в рвоту и бульканье. Нестор не смог ничего с собой сделать и посмотрел туда.

Верховный священнослужитель запихивал животное в горло Лао, а единственные, кто мог ему помочь, собирались тайком улизнуть.

Это было неправильно.

Лао помог им, когда это было нужно им, не обращая внимания на опасность, которой подвергался он сам и его семья…

– Гурн… – только и сказал Нестор.

Варвар остановился, и они обменялись взглядом, означавшим больше, чем тысячи слов.

–  Шнорш! – прорычал Гурн.

Поскольку свой двуручный меч варвар оставил в доме Лао (меч был слишком велик и слишком бросался в глаза, чтобы таскать его под плащом), ножи Нестора были единственным оружием, которое было у них с собой, но этого было достаточно.

Гурн двинулся вперед, прокладывая спутнику дорогу в толпе. Нестор распахнул свой плащ, выбрал два лезвия и вытащил их из-за пояса. Необходимо было спешить, Лао все еще сопротивлялся, но уже через несколько мгновений могло быть слишком поздно…

Нестор хладнокровным, привычным движением размахнулся, прицелился – и метнул клинок!

Перевернувшись в воздухе, нож преодолел дистанцию в тридцать – сорок шагов – и исчез в темноте, царившей под капюшоном верховного священнослужителя.

Закутанный в плащ человек взмахнул щипцами, в которых по-прежнему извивалась змея, и закачался. Остальные жрецы, не понимая, что происходит, вопросительно переглядывались, а солдаты просто перепугались.

Верховный священнослужитель выпустил из рук щипцы, которые вместе с животным со звоном упали на пол, и схватился за капюшон. Неловким движением он отбросил его и обнажил голову. Жрец оказался пожилым человеком; из его левого глаза торчала рукоять ножа.

По толпе прокатился вздох ужаса, священнослужители запаниковали. В следующий миг старик упал, да так и остался лежать неподвижно, и, в то время как жрецы и солдаты только начинали понимать, что происходит, Нестор схватил еще два клинка, отправил их в полет и уложил стражников, державших Лао.

– Беги, Лао! – изо всех сил закричал он.

На лестнице и на возвышении поднялась паника – паника, которой тут же воспользовался пленник, чтобы вскочить на ноги и броситься наутек. Один из солдат попытался догнать его, но метательный нож вонзился преследователю в горло. В то время как священнослужители бежали в башню под громкие крики толпы (у одного из них свалился с головы капюшон и обнажил изможденное лицо), солдаты образовали вокруг них защитный кордон.

Нестору доставило бы немало удовольствия отправить на свидание со смертью еще нескольких из них, но Гурн схватил его и потащил прочь. Самое время исчезнуть.

Они воспользовались защитой толпы, в то время как кальанарцы в страшной панике покидали площадь. Однако поскольку улочки были слишком узки, поток людей вызвал затор и пройти было невозможно.

Бросив взгляд через плечо, Нестор заметил, что к стражникам храма прибыло подкрепление. Из башни выходил целый отряд тяжеловооруженных воинов, который спустился по лестнице и ринулся на площадь в поисках убийцы верховного жреца.

– Проклятье, нужно убираться! – прошипел Нестор, и Гурн начал действовать. Подобно пловцу, он двигался по течению бегущей толпы, разгребая своими большими руками в стороны тех, кто оказывался у него на пути. Таким образом, оба спутника смогли продвигаться вперед быстрее, но при этом привлекли к себе ненужное внимание.

Нестор услышал, как стражники принялись отдавать друг другу поспешные приказы. Внезапно кто-то схватил его за плащ и потянул. Ткань с шелестом порвалась и плащ упал наземь – теперь каждый мог видеть, что Нестор чужак. Более того, всем стал виден широкий кожаный пояс, в котором не хватало нескольких клинков, и это было равносильно признанию вины.

–  Умбал! – прошептал ему на ухо Гурн, схватил товарища и потащил за собой.

Что-то кричали позади стражники, но лазутчики не понимали их слов; наверное, солдаты приказывали остановиться и сдаваться, но, конечно, беглецы не хотели даже думать об этом. Слишком уж ясен был исход…

Но в тесноте улиц нельзя было уйти далеко, люди столпились настолько плотно, что даже Гурн не знал, как их расталкивать. Поэтому он выбрал другой способ бегства: по крышам города.

Нестора никто не спросил, согласен ли он или нет. Ледяной варвар, недолго думая, швырнул его на один из низеньких козырьков, прежде чем сам проворно взобрался по сваям. Оттуда лазутчики попали на крышу дома и пустились в бегство.

Им приходилось следить, чтобы не поскользнуться на покрытых пылью и копотью крышах. Тем не менее они бежали настолько быстро, насколько это было возможно, и не один раз им начинало казаться, что конструкции вот-вот рухнут под их весом. Они уже добежали до конца крыши и были вынуждены перепрыгнуть на следующую через переулок.

Ни один из шпионов не колебался – никому не хотелось окончить свои дни с петлей на шее или змеей в желудке. Совершив следующий отчаянный прыжок, они преодолели запруженную людьми улицу и оказались на очередной крыше. При этом Нестор поскользнулся на нескольких вывалившихся кирпичах. Балансируя руками, он снова обрел равновесие и помчался дальше. По роду профессии у Нестора уже имелся некий опыт в необычных способах бегства, а Гурн еще ребенком взбирался на отвесные и часто скользкие утесы у себя на родине.

Нестор уже хотел поздравить своего друга-варвара с идеей бежать по крышам – когда на расстоянии вытянутой руки от них просвистела стрела.

– Проклятье…

Беглый взгляд через плечо… Нестор увидел, что на крышах они были не одни; вооруженные луками и стрелами солдаты последовали за ними. Просвистело еще несколько стрел, едва не задев товарищей.

Нестор и Гурн резко изменили направление, перепрыгнув на следующую крышу, которая находилась чуть ниже. Тем временем вдали показалась городская стена, все еще недосягаемая для них…

– Это есть твоя вина! – проворчал на бегу Гурн.

– Нет, – задыхаясь, возразил Нестор, – это все вина этого проклятого орка. Еще совсем недавно я был безжалостным человеком, а теперь…

– …ты есть бог-ухг, – по-орочьи закончил ледяной варвар.

Нестор хотел что-то ответить, но пронзительный крик, внезапно раздавшийся у них над головами, помешал словам сорваться с его губ.

– Василиск! Беги! – закричал Нестор еще до того, как увидел чудовище; ужасный звук подсказал, с чем они теперь имеют дело.

И убийца со всех ног понесся по непрочной крыше, а люди, стоявшие вокруг в переулках, в панике принялись кричать. В следующий миг на беглецов упала темная тень, и воздух наполнился опасным шорохом.

Обернуться Нестор и Гурн не отваживались из страха, что окаменеют. Они инстинктивно выждали момент, чтобы в последний миг упасть на крышу животом – и сделали это как раз вовремя!

Крылатое тело пронеслось над ними всего лишь на расстоянии ладони. Спутники тут же вскочили на ноги и помчались дальше, перепрыгнули на следующую крышу, которая оказалась уровнем ниже, и продолжили бегство.

Но василиск не отпускал добычу. Хлопая кожистыми крыльями, он круто взмыл ввысь, застыл на фоне серого неба, дико завизжал, чтобы снова обрушиться вниз.

– Не смотри ему в глаза, слышишь? – напомнил Нестор своему другу-варвару. – Ни в коем случае не смотри ему в глаза!..

Гурн крикнул ему что-то в ответ, но что именно, Нестор не понял, а в следующий миг угроза исчезла. Чудовище пропало так же внезапно, как и появилось.

– Куда он подевался? – спросил Нестор, озадаченно оглядываясь по сторонам и держа руку на метательном ноже.

– Не важно, только ушел! – заметил Гурн и снова побежал.

Они продолжали путь по крышам. Поскольку теперь их не обстреливали и солдаты не преследовали их, они положились на удачу и скорость, но, как выяснилось впоследствии, это было ошибкой.

Лазутчики достигли края крыши, под ними простиралась одна из главных улиц, образуя, на первый взгляд, непреодолимое ущелье. На другой стороне находилось шесть или семь крыш, а за ними тянулась городская стена, по ту сторону которой людей ждала свобода…

– Прыгать! – решительно прорычал Гурн, разбегаясь, чтобы преодолеть немалую дистанцию.

В этот миг он услышал шорох мощных крыльев, и отвратительная голова огромной птицы показалась над краем крыши.

– Нет! – в ужасе закричал Нестор, но было слишком поздно.

Они с Гурном уставились на василиска, посмотрели ему в глаза. В страхе и панике застыли они, одновременно чувствуя, как все внутри них замерзает и превращается в прочный камень. Они застыли в неподвижности, в то время как чудовище поднялось ввысь, взмахивая мощными крыльями, волоча в небо змеиное тело.

Нестор изо всех сил пытался заставить себя дотянуться до метательного ножа. Но как ни старался, ничего не получалось. Из горла василиска вырвался звук, похожий не столько на крик, сколько на издевательский смех.

В следующий миг Нестор и Гурн оказались в компании: солдаты, отступившие для того, чтобы беглецы попали в лапы василиску, схватили и потащили их прочь, а чудовище все поднималось и поднималось вверх, к небу, затем покружило над Змеиной башней, а после исчезло в кратере Анара.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю