332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Меган Харт » Незнакомец (ЛП) » Текст книги (страница 21)
Незнакомец (ЛП)
  • Текст добавлен: 15 декабря 2020, 05:30

Текст книги "Незнакомец (ЛП)"


Автор книги: Меган Харт






сообщить о нарушении

Текущая страница: 21 (всего у книги 21 страниц)

Мои чувства это не ранило. Это вообще не вызвало во мне никаких чувств. Но от того, что мы смотрели друг другу в лицо, узнавали друг друга, но ничего не говорили, становилось больно. Мы даже вскользь не подняли руку, чтобы поприветствовать знакомого, лицо которого помним, но чьё имя забыли. Он не ответил мне – я не ответила ему. Мы делали вид, что не знакомы, но сгорали под длительным взглядом друг друга.

Мы вместе танцевали, вместе обедали и вместе ходили в кино. Мы обнажались друг перед другом и вместе покрывались потом. Я знала вкус его кожи и выражение лица, когда он приходил в себя, знала, каково это, когда он проводит рукой по моим растрепанным от секса волосам. Всё это мы знали, и всё-таки отворачивались друг от друга.

Я отчаянно пыталась сосредоточиться на книге, но история, изложенная в ней, казалась мне отравленной. Я не могла читать о влюбленной паре, которая закончила путь в объятиях друг друга. Когда маленькие чёрные буквы в море белых страниц отказались складываться в слова, я сильно сожмурила глаза. Затем к столу подошла Мелания, ей захотелось попить. Она беспрестанно болтала, я же ответила ей кивком головы и натянутой улыбкой. Она ёрзала на стуле и рассказывала мне о кукольном спектакле, который разучивала с другой девочкой.

– Мне надо в туалет. Вы с Симоном остаётесь на детской площадке и никуда не уходите, – Я старалась, чтобы мой голос не звучал глухо, но получилось ли это, не имела понятия.

– Хорошо, – беззаботно ответила Мелания и убежала на своё кукольное представление.

Из умывальника, расписанного мотивами джунглей, я поплескала водой на лицо, не удосужившись предварительно стереть помаду. Вытерев лицо бумажным полотенцем, я уставилась на своё отражение в зеркале: щёки всё ещё горели, глаза сильно блестели, взгляд казался безумным и диким. Я заморгала, потом сфокусировала зрение. Не хотелось покидать дамскую комнату, но ответственность за племянников пересилила, и я открыла дверь в коридор.

Там стоял он.

В другом конце зала я смогла увидеть игровую площадку, кишащую детьми, двое из которых принадлежали мне. Увидела свой столик и книгу, небрежно прислоненную к держателю для салфеток. Сквозь стеклянную витрину с надписью «МокаМеднес» я увидела стройную светловолосую женщину, которая держала за руку маленького мальчика, пока тот поднимался по бордюру к стоянке.

Целую вечность мы с Сэмом смотрели друг на друга, потом я ожила и лучезарно улыбнулась. От этой улыбки болело лицо.

– Привет.

– Привет, Грейс, – Сэм заколебался, но на сей раз не отвёл взгляд. – Как твои дела?

– Хорошо. А у тебя? – коридор возле туалета не самое лучшее место для встречи, но выбора у нас не было.

– Хорошо. Великолепно, – кивнул он.

Я думала, что притворяться чужими, плохо, но делать вид, что мы ничего друг для друга не значим, ещё хуже. Если ему было всё равно, то мне нет. Улыбка сползла с моих губ, лицо нахмурилось. Сэм тоже наморщил лоб.

– Эй...

Я махнула рукой.

– Т-с-с.

Мы стояли в узком коридоре, в котором воняло химикатами, и таращились друг на друга. Вокруг нас громким эхом раздавались крики детей. Сэм сделал шаг вперёд, обхватил меня и прижал к себе. Я уткнулась лицом в его плечо, моё тело напряглось, а глаза закрылись.

«Ничего не изменилось», – подумала я и глубоко-глубоко вдохнула. – «По-прежнему, всё так, как было всегда».

Такой же запах. Я чувствовала, как он прижимается ко мне, как его дыхание нежно ласкает ухо, чувствовала вес его на своей спине. Наши колени столкнулись. Всё было по-прежнему. Всё и ничего. Или многое. То, что нельзя выразить словами, заключалось в случайном прикосновении двух колен и запахе лосьона после бритья.

Я высвободилась из его объятий. Это объятие длилось не более нескольких секунд, хотя оно было таким коротким, его прикосновение оставило тепло на моей коже. Я отступила и прошла мимо него в сторону главного зала. Он уставился мне вслед.

– Рада была тебя увидеть, – произнесла я. – Но мне надо возвращаться. Симон и Мелания...

– Да. Конечно-конечно, – Сэм кивнул и последовал за мной.

Он стоял рядом с моим столиком и колебался, но я уже сидела в кресле и тянулась за романом. Я вскользь улыбнулась ему, а затем снова опустила взгляд на книгу в руке. Сэм задержался чуть дольше, чем было необходимо, но не пытался вновь заставить меня посмотреть на него.

– Рад был увидеться с тобой, Грейс.

– До свидания, Сэм.

Я не поднимала глаз, чтобы увидеть, как он уходит, но, тем не менее, точно знала, когда он ушёл.

В доме сестры Мелания и Симон отправились в подвал. Им хотелось сразиться на пластиковых мечах, которые они получили по входному купону. Ханна предложила кофе. Не могу сказать, кто из нас двоих изумился больше, когда я расплакалась. Ханна наливала нам кофе, а я, давясь слезами, рассказывала свою историю. Сэм с бабой. Его запах. То короткое мгновение его объятий ощущалось точно таким же, как и раньше. Мне очень хотелось его возненавидеть, но я так и не смогла этого сделать. Она молча слушала меня. Тот факт, что мне не давалось никаких советов, в конце концов, заставил меня перестать плакать. Я вытерла лицо и выпила полчашки уже остывшего кофе.

– Как насчёт того, что это вопиюще? – Ханна покачала головой.

– Это не поможет, – я уткнулась подбородком в руку. – Думала, что преодолела это.

– Ты месяцами пребывала в унынии. Если думаешь, что преодолела это, то сделала бы что-нибудь для себя, – рассмеялась она.

– Но... я же не всё время грущу, – запротестовала я. – Я даже больше не плачу из-за этого! Во всяком случае, до сегодняшнего дня.

– Тебе не нужно грустить, чтобы скучать по кому-то и желать, чтобы он все ещё был с тобой.

Дети пришли из подвала с пригоршнями наполнителя от разорванной подушки. Я же в это время защищалась от очередной нападки Ханны. Увидев результат сражения, Ханна лишь вздохнула, забрала у детей наполнитель и, выдав им по порции шоколадного пудинга, снова отправила их вниз.

Я таращилась на неё, пока та не подняла одну бровь.

– Что?

– Он хорошо на тебя действует, – отважилась я.

– Кто?

Я уличила Ханну, но она не была готова в этом признаться.

– Он. Кто бы то ни был, – я подлила себе ещё кофе и обхватила руками чашку, чтобы согреться. – Кстати, я тебя не осуждаю.

– За что? – засмеялась сестра.

– За твои действия. Я тебя понимаю. Просто будь осторожна, вот и всё.

– Ты думаешь, что у меня роман, – Ханна сделала глубокий выдох и рассмеялась.

Мы обе отпили кофе, Ханна вновь рассмеялась, я же почувствовала себя глупо.

– У тебя не роман?

– Нет, Грейс. Боже, нет, – веселилась она и состроила гримасу. – Я занимаюсь терапией.

У меня в голове вертелось множество ответов, но я не высказала ни одного, а сестра смотрела на меня и забавлялась.

– Давай, колись, – подталкивала меня Ханна. – Полагаешь, что время пришло?

– Я такого не говорила, – хотя именно так я и думала.

– Все в порядке, – успокоила меня сестра. – Правда.

– Джерри об этом знает?

Я ещё раз оглядела сестру, но на сей раз не исходила из того, что её преобразила сексуальная удовлетворённость. Тем не менее, она выглядела по-другому. Моё предположение о причинах изменений, произошедших в сестре, стало другим, не более того.

– Теперь, да. Сначала, нет. Впрочем, это большая разница, – Ханна пожала плечами.

– Могу себе представить.

Я смотрела, как она расставляет пакеты с сахаром в маленькой корзинке на столе. В конце концов, на инопланетянина её не подменили.

– Может быть, тебе стоит позвонить ему, Грейс.

– Твоему терапевту? – я заморгала и в изумлении уставилась на неё.

– Нет, дура. Сэму.

– Точно. Сэму, – повторила я ироническим тоном.

– Просто позвони ему, – произнесла сестра.

На это я не способна. Как оказалось, мне и не нужно было этого делать. Сэм позвонил мне, как обычно, посреди ночи. Я вынырнула из глубокого сна, мой язык спотыкался даже на таком простом слове, как «привет».

– Грейс?

– Сколько, чёрт возьми, времени? – ярко-синий дисплей телефона бил по глазам, но через десять секунд он погас, и меня снова окружила темнота.

– В действительности ты не хочешь этого знать.

– Нет, не хочу. Привет, Сэм.

– Ты сейчас снова повесишь трубку?

На мгновение я задумалась.

– Не думаю.

Я медленно оживала, хотя и не знала, следует ли мне цепляться за маленький остаток сна или просто смириться с тем, что спать уже не придётся. Я натянула одеяло до подбородка.

– Хорошо, – обрадовался Сэм.

– Ты пьян? – поинтересовалась я.

– Нет. Ни капли не пил. Должен ли я напиться, чтобы заставить тебя...

– Нет. Не говори мне, – закашлялась я.

– Я не пьяный. Честное слово. Я уже целый месяц не пил.

Я поверила ему.

– Я скучаю по тебе, Сэм.

– Если я постучусь, ты откроешь мне дверь?

Я начала осторожно вглядываться в темноту, но, когда он произнёс эти слова, села прямо в постели. Мое сердце бешено колотилось. Телефон чуть не выпал из рук, но я снова прижала его к уху и свесила ноги с кровати.

– Почему бы тебе не попытаться это выяснить?

Мне потребовалось пять шагов, чтобы дойти до двери спальни. Ещё шесть шагов отделяли меня от кухни. Там я и ждала, теперь уже совершенно бодрая, в то время как в животе царила бурная суматоха.

Он постучал.

Я бросила телефон на кухонный стол и сдвинула полку в сторону. Пакеты с лапшой и пара кастрюль свалились на пол, но я не обратила на них внимания. Ругаясь, я изо всех сил дёргала замок, и через минуту мне удалось открыть дверь.

Сэм.

– Я не хотел тебя пугать, – говорил он в телефон, который всё ещё держал возле уха, хотя смотрел прямо на меня.

– Иди сюда, – приказала я, но не стала дожидаться, пока он выполнит, а сама направилась к нему.

Его рот такой же на вкус, каким я его запомнила, и кожа, и его грудь под моими ладонями, и щёки. Я рванулась к нему, он распахнул руки и заключил меня в объятия. Длинные ноги, слегка выступающая линия мышц, намёк на бороду, необычная пряжка на ремне и рубашки в несколько слоёв, рваные прядки блестящих, тёмных волос – всё это для меня не в новинку. Время разлуки не превратило его в незнакомца.

Он понёс меня в спальню, и мы рухнули на кровать. Я ждала, затаив дыхание, что она под нами сломается, но старое дерево лишь скрипнуло в знак приветствия, когда Сэм накрыл меня своим телом и поцелуями.

Когда мы разделись, то долго не могли оторваться друг от друга. Он целовал меня от мочек ушей до пяток, и когда пришла моя очередь, я касалась губами тех мест, которых мне больше всего не хватало: коленок и внутреннего сгиба локтей, углубления рядом с бедренной костью, выпуклости лопаток. Когда Сэм, наконец, испепелил меня взглядом, мы оба вздохнули. Больше никаких изысканных и художественных приёмов, никаких извращенных положений, никаких игрушек из секс-шопа – ничего, а только он и я.

Мы занимались любовью нежно и медленно, каждый толчок увеличивал напряжение, потом я пришла в себя и выкрикнула его имя. Мгновение спустя Сэм пробормотал моё имя мне на ухо и вздрогнул. Когда он уткнулся лицом мне плечо, его волосы щекотали щёки. Я гладила его спину, пока он не скатился с меня, а потом натянула одеяло на нас обоих.

– Ты получил скидку на повторения? – сонно поинтересовалась я.

– Шла бы ты, Грейс, – нежно ответил Сэм.

– Опять? – я ущипнула его за сосок, и парень удовлетворенно потянулся.

– Нет ничего, о чём нам обоим нужно поговорить? – тихо спросил он.

– Говорить должен ты, – пробормотала я уже в полусне. – Давай отложим это на завтра, ладно?

– Я всё ещё люблю тебя, – Сэм повернулся и прижался грудью к моей спине.

– Знаю, – ответила я с улыбкой. – Завтра утром будешь любить меня снова. А теперь спи.

Но Сэм спать не собирался.

– Прости.

Я перевернулась, чтобы видеть его. Взгляд Сэма в лунном свете, который прокладывал серебряную дорожку на его щеках, заставил моё горло сжаться.

– Ты вернулся ко мне или пришёл сюда только, чтобы потрахаться в память о старых добрых временах?

Он так сильно поцеловал меня, что мои губы задрожали.

– Я вернулся. Не спрашивай меня сейчас о музыке. Я расскажу тебе об этом потом.

– Ладно.

Я гладила его волосы и вдыхала тёплый мужской аромат. Мои колени столкнулись с его, и, хотя мы недавно занимались любовью, он прижался ко мне.

– Ты всё ещё не хочешь иметь постоянного друга?

– Всё зависит от того, о ком идёт речь, Сэм, – я поцеловала маленькую ямку на его горле.

– Обо мне, Грейс. Я спрашиваю тебя, хочешь ли ты меня.

– Ты действительно решил поговорить об этом сейчас?

Даже мой зевок не смог его сдержать.

– Да.

– О, Сэм, – произнесла я. – Да. Я хочу тебя. А теперь, пожалуйста, давай поспим?

Через пять минут я задремала, но Сэм снова начал разговор.

– Ты меня простишь?

– Я тебя ни в чём не упрекаю, – объяснила я. – Это свершившийся факт. Ты меня кое-чему научил.

– Но не проделывать трюк с языком, – заметил он. – Ты знала его, когда мы познакомились.

– Я не это имела в виду, – со смехом подтвердила я. – Я узнала, что могу жить без тебя, но не хочу.

– Не уверен, что мне это понравится, – Сэм снова поцеловал меня.

– Это хорошо. Действительно хорошо. До встречи с тобой я так боялась, что не способна жить одна, что стала не способна жить с кем-то.

В три часа ночи бессмысленные вещи воспринимаются легче. Сэм, как большой специалист по ночной философии, знал это. Он ещё крепче прижал меня к себе, но ничего не сказал.

– Спи уже, – велела я.

И, кажется, он заснул. У нас ещё будет время поговорить, выслушать друг друга, договориться. В светлое время суток я, наверное, рассердилась бы на него. Хорошо, что он пришёл ночью, так как знала, чтобы ни случилось в дальнейшем, я никогда не пожалею об этом моменте. Сэм говорил, надо знать горе, чтобы ценить счастье. И впервые мне показалось это честной сделкой.

Конец

Notes

[

←1

]

Еврейское похоронное учреждение, называвшееся также «Обществом истинного милосердия», по написанному в Торе: «...Окажи мне милость и правду...» (Быт. XLVII. 29))

[

←2

]

британская актриса театра и кино, лауреат премий «Оскар» и «Золотой глобус», многократная обладательница премии BAFTA. Кавалер ордена Кавалеров Почёта, дама-командор ордена Британской империи

[

←3

]

Эррати́в – слово или выражение, подвергнутое умышленному искажению носителем языка, владеющим литературной нормой, для придания особого эффекта

[

←4

]

по-английски данная фраза звучит, как Jack of all trades.

[

←5

]

Jackass с английского переводится, как «чудаки».

[

←6

]

школьная организация в США, созданная для хорошо успевающих учеников.

[

←7

]

Интимный пирсинг «Принц Альберт» – это прокол мужского члена вдоль нижней стороны головки и уретры. Если сделано обрезание, то серьга проходит через центральную часть уздечки

[

←8

]

дегидратор – электрический прибор, который сушит продукты в закрытом корпусе-коробке, испаряя содержащуюся в них воду с помощью нагретого циркулирующего воздуха.

[

←9

]

англ. Boombox, иначе англ. Ghettoblaster – тип переносного аудиоцентра.

[

←10

]

Приглашение артистов на работу по договору на определённый срок.

[

←11

]

американская рок-группа

[

←12

]

машина британской марки MG)

[

←13

]

модель хонды

[

←14

]

Cluedo – настольная игра для трёх-шести человек, в ходе которой имитируется расследование убийства.

[

←15

]

Товарищество на вере (коммандитное товарищество)– коммерческая организация, основанная на складочном капитале, в которой две категории членов: полные товарищи и вкладчики-коммандитисты.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю