290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Янир (ЛП) » Текст книги (страница 9)
Янир (ЛП)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Янир (ЛП)"


Автор книги: М. К. Айдем






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 22 страниц)

– Они обычные воины, миледи, – наконец заговорил Корин, нахмурившись. – Они не нуждаются в чем-то особенном и не ждут… заботы от женщины.

– Вы говорите о них так, будто их жизни не имеют значения, Корин! Как будто они ничего не значат! – Эбби почувствовала, как в ней закипает гнев. – Никто не может быть неважным! – она перевела взгляд с Корина на Пагана, чтобы привлечь его внимание. – Все имеют значение! Я не считаю большой заботой то, что кого-то кормят. Это обычная порядочность. Что-то, чего не хватало на Этрурии при Бертосе и Рисе. Но так не будет под управлением Ригель Дома Этрурии. Теперь я хочу, чтобы этим воинам принесли еду! Это понятно? – когда же никто не пошевелился, она вдруг топнула ногой. – Сейчас же!

– Да, миледи!

И Корин, и Паганус ответили единогласно и, забыв спросить разрешения у Янира, бросились исполнять ее приказание.

Глава 11

Янир хмурился все больше и больше, читая информацию Корина, которую тот подготовил для него на остальных воинов Бертоса. Помимо описания сильных и слабых сторон в досье каждого самца, он также включил в них свои личные наблюдения. Объясняя, как каждый мужчина процветал или насколько был ограничен под властью Бертоса.

Услышав тихий голос Эбби, в котором звучало раздражение, он оглянулся и увидел, что она пытается заговорить с Паганом, но тот только качал головой, крепко сжав губы.

– В чем дело, Эбби? – спросил Янир.

– Я не могу заставить Пагана разговаривать со мной, – произнесла Эбби, разочарованно глядя на него.

– Скажи мне, что он должен сделать, и я прослежу, чтобы он это сделал.

Поднявшись, Янир подошел к ней.

– Меня это не устраивает, Янир. Мне нужно иметь возможность напрямую общаться с нашими людьми. Ты можешь быть занят, разбираясь с проблемами, оставленными Бертосом. Ты не сможешь быть рядом и вмешиваться каждый раз, когда мне будет нужно с кем-то поговорить.

– Я говорил тебе, что мужчины видят в этом знак того, что ты хочешь соединиться с ними, – Янир сердито зарычал при мысли о том, что какой-нибудь другой самец подумает о ней так же.

– Ну, а я – нет, – она погладила его по щеке, желая успокоить. Почему-то она знала, что он не сердится на нее. – Ты – единственный мужчина, с которым я хочу соединиться, и чем скорее они все это поймут, будет лучше для всех, – ее ласковый взгляд был тверд, когда она посмотрела на него. – И пусть это произойдет как можно скорее, Янир. И я собираюсь сделать так, чтобы это началось прямо здесь и прямо сейчас. И начну я с Пагана.

Повернувшись, она посмотрела на потрясенного услышанным мужчину.

* * *

Паган, стоявший с низко опущенной головой перед своим лордом, вдруг резко поднял ее, услышав слова его новой леди, и наткнулся на испытующий взгляд двух пар глаз. Что происходит? Почему женщина так выделяет его? Не потому ли, что он налетел на нее? Он ведь сделал это не нарочно. Он поймал ее раньше, чем она могла упасть. Она ведь сама сказала, что не будет никакого наказания за это, но она могла и солгать. Самки все время лгут. Риса была тому подтверждением.

Он сделает так, как она потребовала, и убедится, чтобы все воины тоже были проинформированы, но он отказывался говорить с ней напрямую. Неужели теперь она расправится с ним за то, что он не заговорил с ней?

– Я… что? – он взглянул на Янира, ожидая указаний.

– Почему с Пагана? – не отводя глаз с мужчины, спросил Янир у Эбби голосом, который, хоть и был требовательным, но в нем звучала нежность.

– Потому что он здесь, и мы должны с чего-то начинать, – Эбби перевела взгляд на Янира. – И он уже доказал, что достойный мужчина.

– Что? – прошептал Паган, совсем уже ничего не понимая. Он ничего не сделал, чтобы доказать это этой женщине.

– Что, по-твоему, он сделал такого, что доказывает это, моя Эбби?

– Он не дал мне упасть и получить травму, хотя знал, что его дни были бы сочтены, если бы я была такой, как Риса. Он сделал то, что считал правильным, несмотря на последствия для себя, как и Корин для Лизы. Это черта сильного духом и достойного мужчины.

– Он слуга, Эбби. Не воин.

– Ну и что? Где написано, что только воины могут быть пригодными и достойными мужчинами? Лукен не был. Бертос не был. Ни Рив, ни все те, кто следовал за ними. Лишь действия мужчины должны говорить о его чести и доблести. А не его титул. Не его положение и, определенно, не очередность его рождения. Все это не зависит от него, но только не его действия и поступки.

– Ты более чем доказал это, потому что ты – третий потомок своего манно, ставший лордом по решению самого Императора. Ты стал им не из-за твоего титула или происхождения. В отличие от Бертоса, ты не замышлял и не потворствовал тому, чтобы стать кем-то большим. Ты просто был собой. Хороший, пригодный и достойный самец. Я горжусь тем, что я твоя, Янир. Лорд ли ты, воин, слуга или просто мужчина, для меня не имеет значения, я просто хочу тебя.

– Богиня! Эбби, чем же я заслужил тебя? – спросил Янир, наклоняясь, чтобы прижаться лбом к ее лбу.

– Тебе не нужно было ничего делать, Янир. Все, что тебе нужно было сделать, это жить и быть собой. Это все, что должен делать мужчина.

Янир обнаружил, что не может произнести ни слова. Никогда в жизни ему не приходило в голову услышать такое описание. Услышав, как Император описывает его на Ассамблее лордов, он преисполнился гордости. Это перечеркнуло все обидные вещи, сказанные ему и о нем в прошлом. Но слова, произнесенные его самкой вслух в присутствии других, значили больше, чем слова Императора.

Они наполнили его чувством достоинства и давали понять, что ее мнение всегда будет иметь для него большее значение, чем чье-либо любое другое. Зная, что она поймет, Янир выразил свою благодарность за это единственным доступным ему способом. Он наклонился, накрыв ее губы жарким поцелуем.

* * *

Паган не мог поверить в то, что видел, не говоря уже о том, что слышал. Эта женщина не могла говорить такое всерьез. Статус и положение мужчины всегда имели значение. Как и то, что он мог ей дать. И все же она говорила с таким… чувством… о том, кем был для нее Янир. Разве женщина может испытывать чувства к мужчине? Женщина использовала мужчину, отставляя ему своего потомка, а затем уходила к кому-то, кто мог предложить больше. И все же Паган не сомневался в искренности ее слов и в том, что его новый господин верит ей.

Родная мать Янира ведь не оставила его манно… он слышал, как Бертос много раз возмущался по этому поводу, даже после того, как Риса осталась с ним.

Когда-то Паган мечтал стать воином Дома Гуттузо, потому что, после Дома Люды, это был самый весомый Дом Империи. «Несчастный случай» на тренировке, который, как потом узнал Паган, не был «несчастным случаем», где он повредил себе руку, и Бертос отказался позволить ему продолжать тренировки. Паган был опустошен, когда Бертос предложил ему место прислуги в своем доме. Он думал, что получил подарок от судьбы, заботясь о его нуждах и нуждах Ризы. Вместо этого это стало его проклятием. Быть тенью Бертоса, но быть не в состоянии предотвратить что-либо… это, казалось, запятнало его честь и достоинство. Но куда мог пойти Паган, если бы захотел уйти? Не то чтобы Бертос позволил бы ему это, но кто мог знать, что он чего-то стоит! Поэтому он остался и молча наблюдал за зверствами Бертоса и Ризы, как и Корин, как и все остальные.

А теперь эта женщина говорила о том, что мужчина достоин и пригоден, даже если он – не воин… Можно ли ей верить?

А чем вообще сейчас они занимаются?

– Это называется поцелуй, – тихо произнес Корин из-за спины Пагана, заставив его обернуться от неожиданности, не услышав его приближения.

– Поцелуй?

– Да, похоже, земным женщинам это нравится, как и мужчинам. Королева Лиза поцеловала Короля Грима на глазах у всей Ассамблеи, и я видел, как Императрица целовала Императора.

– И им это нравится? – Паган не мог скрыть своего изумления.

– Да, – рычание Янира заставило обоих мужчин повернуть головы и наткнуться на его тяжелый взгляд, в то время как Эбби нежно прижималась к его груди. – Это одно из самых удивительных ощущений, когда-либо созданных Богиней, и благословение для любого мужчины, которому позволено испытать это.

* * *

Эбби спрятала порозовевшее от смущения лицо на груди Янир. Она не могла поверить, что позволила себе так отвлечься. Она никогда не была сторонницей открыто проявлять чувства на публике. Она никогда не позволяла Лэнсу больше, чем быстрый поцелуй в губы или подержать ее за руку, когда они были на виду, но с Яниром, когда он касался ее, она забывала обо всех и обо всем. Единственное, что имело значение, – это был Янир.

Эбби было удобнее оставаться в тени, наблюдая и помогая, когда это было нужно, так, чтобы никто этого не замечал. Но Лиза заметила, как и Ким. Они заметили и не позволили ей остаться в этой тени. Она больше не могла оставаться незаметной, если хотела быть рядом с Яниром. Пришло время ей взять всю ту любовь и веру, которую дали ей родители, и показать всем, что она более чем достойна этого… и прежде всего самой поверить в это.

Она должна и будет рядом с Яниром. Она поможет ему выстроить самый великолепный Дом, который когда-либо видела Торнианская Империя, и сделает это на своих условиях, а не по-торниански. Она будет прикасаться к нему, когда захочет, целовать его, когда захочет, и отдыхать с ним каждую ночь, ни перед кем не извиняясь и не смущаясь. И это пора начать уже сейчас.

* * *

– Так выражают любовь на Земле, – сказала Эбби, подняв голову, не покидая объятий Янира, когда посмотрела на мужчин. – Различные поцелуи могут означать разные вещи. То, как я только что поцеловала Янира… предназначено ему и только для него, мужчины, с которым я соединена. Это выражение моих чувств к нему, и только он может получать такой поцелуй.

– Есть и другие виды поцелуев? – спросил Паган.

– Да, – Эбби перевела свой взгляд на Янира. – Есть такие, которыми обмениваются друзья, мужчины и женщины, родители и дети, а также члены семьи.

Янир нахмурился, подумав, что ему совсем не нравится мысль о том, что его Эбби целует другого мужчину, независимо от причины.

Эбби поймала его хмурый взгляд с трудом удержавшись от того, чтобы не покачать головой, но вместо этого продолжила.

– Ты действительно думаешь, что Императрица целует Дестини так же, как и Рэя? Что Грим целует Карли и Мики так же, как Лизу? Все они являются выражением любви и привязанности, но они разные.

– Как рукопожатие воина с кровным братом может отличаться от рукопожатия с братом по оружию, – наконец-то понял Янир.

– Да, прикосновения всегда были очень важны на Земле. Это… связывает нас, заставляет понять, что мы не одиноки, что мы важны для кого-то другого.

Корин и Паган посмотрели друг на друга, думая об одном и том же. Торнианские мужчины и женщины соприкасались только во время соединения.

– Я знаю, что у торнианцев все не так, – продолжала Эбби, легко читая мысли двух других мужчин, – но это было раньше, и вам придется привыкнуть к этому. Теперь, – она сделала малейший шаг в сторону от Янира, чтобы убедиться, что может стоять самостоятельно, и продолжила. – Я хочу, чтобы вы, Паган, были моим… – она нахмурилась, пытаясь подобрать нужное слово, затем плюнула и использовал земное понятие. – Помощником. Вы поможете мне привести Дом Ригель в порядок.

– Что?.. Я.… я… – Паган, казалось, забыл, с чего все началось, почему он отказывался говорить с ней напрямую.

– Да, Паган. Вы. Вы, должно быть, послужили Бертосу хорошо, чтобы оказаться здесь. Обычно это не являлось бы для меня одобрением, но это также означает, что вы знаете, что и кого следует избегать, чтобы прожить долго в его доме, как и Корин. Эбби бросила взгляд на Корина, а затем вернулась в Пагану. – Бертос определил ваши обязанности только на «Вознесении»?

– Я… – на этот раз Паган посмотрел на Янира и, увидев его легкий кивок, заговорил. – Нет, миледи. Я должен был выполнять те же обязанности в Доме Гуттузо… простите милорд… Доме Ригель.

– Вы заботились о том, чтобы Дом содержался в порядке?

– Нет, миледи! Мастер Хитон отвечает за Дом. Я отвечал только за крыло лорда и леди, заботясь, чтобы у них всегда было все необходимое.

– То есть?

– Постельные принадлежности, предметы личной гигиены, следил за чистотой их покоев.

– Значит, несмотря на то, что тебя считали прислугой, на вас лежала большая ответственность.

– Я… да, миледи.

– Как давно вы в этой должности, Паган? – спросила Эбби.

– Три года, миледи.

– А тот, кто был до вас?

– Аарик, миледи, но его казнили за то, что у него не было нужного постельного белья, когда лорд Бертос потребовал их.

– Что? – спросил Янир.

– Нужного постельного белья? – переспросила Эбби.

– Рассказывай, Паган! – приказал Янир.

– Я… да, господин… лорд… Бертос спал только на простынях из химру… черных, с серебряной оторочкой по краю. Было трудно найти такие, а он требовал, чтобы их меняли каждый день. Если он находил в них хоть малейший изъян, он уничтожал их.

– Уничтожал?! – Янир даже не пытался скрыть потрясения.

– Янир, я не совсем понимаю, – Эбби переводила взгляд с одного мужчины на другого.

– Химру – очень дорогой материал, Эбби. Один рулон его стоил бы воину больше, чем количество кредитов, полученное за год. Самки часто используют его в своих покрытиях, но я никогда не слышал, чтобы на нем отдыхал самец.

– Леди Риса тоже этого требовала. Вот почему Аарик был казнен. Она израсходовала все его запасы, а когда Бертос заказал новые простыни, материала не оказалось.

– Бертос казнил его за это? – Янир не мог в это поверить.

– Да, милорд.

– И все же вам удалось найти материал? – Янир бросил на него подозрительный взгляд, гадая, не утаивал ли Паган что-нибудь, чтобы занять место Арика, похоже, так заведено в доме Бертоса.

– Нет, милорд. Должен был прийти корабль, чтобы пополнить запасы Этрурии. Но у него возникли проблемы с двигателем… и он опоздал на день.

Легкий толчок «Вознесения» заставил всех троих мужчин тут же протянуть руки, чтобы поддержать зашатавшуюся Эбби, но Янир смог сделать это первым.

– Давайте присядем и закончим этот разговор, – и Янир, убедившись, что Эбби будет в безопасности на своем месте, повернулся к Пагану. – Продолжай.

– Господин, я не уверен, что есть что рассказывать.

– Почему ты согласился на эту должность, хотя знал, что можешь погибнуть из-за такой ерунды?

– Милорд… не было никакого согласия на эту должность. Я был ранен во время одной из тренировок и был признан неспособным продолжать обучаться военному делу. Бертос сказал мне, что именно я это и должен сделать, чтобы вернуть ему долг, поскольку не могу служить ему как воин.

– Он сказал тебе, что ты все еще должен исполнять свои обязательства перед ним? – Янир не мог в это поверить. Чтобы самец должен был служить лорду, который обучал его в течение пяти лет после того, как он закончил свое обучение и был наречен воином, тот должен был завершить программу обучения, чтобы это условие было выполнено. По крайней мере, так было заведено в любом другом Доме, и это был способ защиты новобранцев, потому что, если им причиняли вред, лорд терял свои инвестиции в них. Очевидно, по своей прихоти Бертос решил, что может изменить это. Богиня, Какой была бы Империя под его управлением?

– Конечно, – Паган нахмурился. – Так происходит везде.

– Нет, Паган, это не так. Если проходящий военную подготовку не может завершить свое обучение или если лорд не возведет его в статус воина, то его обязательства перед этим лордом считается недействительным. Это гарантирует, что лорд не будет злоупотреблять своей властью над учениками, находящимися под его руководством.

– Бертос никогда не заботился о нас, мой господин, – выплюнул Паган.

– Я начинаю верить в это, – Янир посмотрел на Эбби и отметил, что та внимательно наблюдает за ними и слушает. – Моя леди увидела в тебе что-то, Паган, что-то, в чем я не уверен. Это ее дар – видеть мужчину изнутри и видеть, что он больше, чем то, что он представляет собой внешне. Тем не менее, я просмотрю твой послужной список и если найду его удовлетворительным, тогда ты будешь назначен мастером крыла лорда и будешь также отвечать за помощь моей леди и в том, что если она решит, что что-то нуждается в изменениях не только в нашем крыле, но и во всем замке.

– Я… – взгляд Пагана переметнулся от Янира к Эбби и обратно. – Мастер… – это было серьезным изменением его статуса, и он никогда не думал, что сможет достичь, не после того, как был ранен. Это означало бы, что его господин видит в нем достойного и пригодного мужчину, хотя он и не был воином.

– Если только я не найду в твоем досье что-нибудь, что заставит меня решить, что ты непригоден для службы в моем доме.

– Янир… – попыталась прервать его Эбби, но он не обратил на нее внимания.

– Или если я решу, что ты не сможешь защитить мою леди, если возникнет такая необходимость.

Он видел, как Паган, начавший было расправлять свои плечи от гордости за свое новое положение, вдруг снова ссутулился и обреченно вздохнул.

– Ты что-то хочешь сказать мне, Паган? – сурово спросил Янир.

– Моя рабочая рука… она была… повреждена во время тренировки и так и не зажила. Вот почему меня исключили из программы обучения воинов.

– Почему она не зажила? – спросил Янир, для него это не имело смысла. Портативные регенераторы всегда были под рукой во время тренировок самцов. Несчастные случаи и травмы случались ежедневно, но их легко было вылечить.

– Я был ранен клинком из торнианской стали, и капитан, отвечавший за обучение, не смог найти портативный регенератор. Рана была настолько серьезной, что я потерял сознание от потери крови, когда меня доставили в медицинское отделение, – Паган приподнял рукав, чтобы показать Яниру шрам, тянувшийся вдоль его правой руки.

Янир нахмурился, глядя на шрам. Ни одного воина не обучали такой технике боя. И потом вопрос с мечем…

– Почему такой клинок использовали для тренировки? – потребовал ответа Янир, потому что знал, что такое оружие никогда не применялось на учебных тренировках у молодых неопытных воинов, потому что слишком серьезные травмы было можно нанести им.

– Партнер, с которым я тренировался, утверждал, что это была ошибка. У него было два клинка, один для тренировок, другой для битв. Он сказал, что взял не тот.

– Где сейчас этот воин? – спросил Янир.

– Он погиб в Ассамблее, сражаясь на стороне Бертоса, мой господин, – ответил ему Паган и впервые поднял взгляд на Янира.

Несколько мгновений Янир молчал, потом коротко кивнул.

– Можешь идти к воинам, Паган. У нас еще есть несколько часов до прибытия на Этрурию, а с учетом разницы во времени это будет долгий день. Я хочу, чтобы они были полностью готовы к прибытию. Я сообщу тебе о своем решении о назначении мастером до того, как мы приземлимся.

– Да, господин, – поклонившись, Паган собрался уже уходить, но остановился и повернулся к Эбби. – Моя госпожа, – он отвесил ей еще более глубокий поклон, а затем повернул налево, чтобы исполнить приказ своего лорда.

* * *

Янир нахмурился, читая досье Пагана, мужчина получил высокую оценку за все свои тренировки. Единственным негативным комментарием, который он нашел, ну, негативным по меркам Бертоса, было то, что Паган отказался атаковать самца, пока тот лежал на земле. Хотя это воин не мог бы сделать в бою, но это ожидалось на тренировке, особенно для молодых учеников, когда у многих еще не было навыков и силы, необходимых, чтобы отразить атаку. Было отмечено, что именно так Паган получил травму, что Бэйг не смог остановить свой удар. Но Янир почему-то в это не верил. Он видел шрам на руке Пагана, слишком точный, идущий по вене вниз по руке, чтобы выпустить наибольшее количество крови, то был навык, которым сам Янир овладел совсем недавно. Неопытный воин просто бы отрубил бы руку Пагану.

– Дай мне досье Бэйга! – приказал Янир, не отрываясь от чтения.

– Да, мой лорд, – Корин быстро набрал что-то на своем планшете, отыскав нужную информацию. – Я выслал его вам, господин.

Янир лишь хмыкнул в ответ и открыл файл Бейга. Но его ворчание превратилось в низкое рычание. Капитан, который отвечал за тренировку в день ранения Пагана, был дядей Бэйга, читая дальше, он обнаружил, что до его травмы Бэйг по уровню оценивания в упражнениях всегда был вторым после Пагана. После случившегося Бэйг стал лучшим в классе.

– Ты знал, что дядя Бэйга отвечал за тренировку в тот день, когда был ранен Паган? – спросил Янир у Корина и увидел, как Эбби напряглась из-за его вопроса.

– Конечно, все, включая и Пагана.

– И никто не спросил, как Бэйг смог нанести столь точный удар. Не спросил, почему там не портативного регенератора?

– Дядя Бэйга был капитаном. Вы спросили бы капитана о чем-то таком, если бы от него зависела ваша жизнь? – сообщил ему Корин, заставляя себя не терять зрительный контакт с Яниром.

* * *

Паган медленно провел пальцем по шраму, начинавшемуся посередине правого бицепса, затем по крупной голубой вене, спускавшейся по внутренней стороне руки и заканчивавшейся в нескольких дюймах от запястья. Как он мог быть настолько глуп, чтобы позволить Бэйгу нанести себе такой удар? Даже если бы это был тренировочный клинок, он все равно бы нанес травму. Паган потерял бдительность и опустил меч, когда Бэйг упал на землю. Бэйг застонал, как будто его ранили, и Паган повелся на это. Глупый! Его жизнь изменилась, потому что он не следовал основному правилу Бертоса. Добиться успеха любой ценой. Это и сделал Бэйг. Именно поэтому он был объявлен воином, а Паган стал всего лишь слугой. Если бы он мог вернуться и изменить это. Смог ли бы он? Паган, честно говоря, не знал.

* * *

– Паган, лорд Янир готов сообщить тебе свое решение, – Корин понял, что своим приближением застал того в врасплох, и заметил, как спешно он опустил рукав.

– Конечно, – ответил Паган.

Корин сочувствовал молодому самцу, по правде говоря, Паган был моложе их нового лорда. Но служба у Бертоса и Корина, и Пагана состарила раньше времени. И они оба знали, что Янир ни за что не сделает того мастером. Это была недостижимая мечта, ни один лорд не позволил бы травмированному самцу защищать свою леди. Это было так же жестоко, как то, что сделал Бертос, чтобы заставить Пагана думать, что он это сделает.

* * *

– Янир? – произнесла Эбби, вставая и направляясь к нему, как только Корин вышел из комнаты. Она тихо сидела на своем месте, пока Янир читал свои файлы. Она не хотела прерывать его и не могла прочесть выражение его лица. Это заставило ее прийти к выводу, что она еще так много о нем не знает.

Почему она решила, что Паган должен участвовать в изменениях дома Этрурии, она не знала. Она только знала, что это правильно, и надеялась, что Янир это позволит.

– Что, моя Эбби? – спросил Янир, принимая ее в свои объятия и сажая к себе на колени и накрыв ее губы своими. – Он понял, что соскучился по ощущениям ее роскошного тела рядом со своим, по ее приоткрытым губам, когда его язык проник меж ее губ. Воспоминания о прошлой ночи заполнили его разум, а тело загорелось желанием.

Эбби упала в объятия Янира, тут же забыв о своем вопросе, когда томление наполнило ее. Возможно, она не знала, что происходит в голове у Янира, но точно знала, что происходит в его теле, и ответила.

– Богиня! Эбби…. – Янир оторвался от ее губ и прижался лбом к ее лбу. – Я хочу тебя.

– Мы можем отправиться ненадолго в покои леди, – Эбби посмотрела на него, тяжело дыша.

– Мы в нескольких минутах от Этрурии, а то, что я хочу сделать с тобой, займет несколько часов. Я хочу услышать, как ты выкрикиваешь мое имя, когда мой рот заставит тебя освободиться. Затем я хочу почувствовать, как мой член погружается в твою мягкость, и почувствовать, как ты приветствуешь меня. Хочу чувствовать, как твое тело сжимается вокруг меня, как ногти впиваются в мою спину, когда твое удовольствие снова нарастает, и когда оно становится слишком большим для нас обоих, я хочу найти свое освобождение в твоем теле, пока ты кричишь мое имя.

От его слов у Эбби перехватило дыхание.

– Я не могу сделать это за несколько минут.

– Нет… не можешь… – прошептала Эбби, глядя на него горящими от желания глазами.

– Но сегодня вечером, когда мы останемся одни, я сделаю все это с тобой.

– Я буду с нетерпением ждать этого, – прошептала Эбби, целуя его.

– Мой лорд… – голос Корина заставил Эбби прервать поцелуй. Поднявшись, Янир осторожно усадил ее на прежнее место и повернулся к мужчинам.

– Ты все еще тренируешься, Паган?

Вопрос был столь неожиданным, что мужчина нахмурился, глядя на Янира.

– Мне больше не разрешают тренироваться…

– Я спрашиваю не об этом, – перебил его Янир. – Твоя рука хоть и травмирована, но полна сил. Этого не было бы, если бы ты не использовал ее регулярно.

– Я тренируюсь, господин, в пустой кладовой. Меня не пускают на тренировочные поля.

– Ты будешь тренироваться, по крайней мере, один час в день на тренировочных полях, чтобы поддерживать силу рук, и ты посетишь целителя, чтобы узнать, можно ли сделать еще что-нибудь, что может помочь твоему выздоровлению.

– Я… – Паган покраснел от шока, заикаясь. – Да, господин.

– Это, конечно, будет происходить после того, как ты закончишь со своими обязанностями у моей леди в течение дня.

Его заявление было встречено молчанием, и Янир с трудом сдержал улыбку.

– Поздравляю, Паган, теперь ты – Мастер Паган из Дома Ригель, находящийся в услужении леди Эбби.

Глава 12

Эбби подняла руку, чтобы защитить глаза от яркого утреннего торнианского солнца, и впервые увидела свой новый дом. Господи, это же замок! Как она не догадалась? Она провела несколько недель в Торино, знала, что это дворец, но никогда не видела его снаружи. Они прибыли ночью, и их под охраной доставили в комнаты на второй этаж Торино. Кроме как в обнесенный высокой стеной сад, их больше никуда не выпускали наружу.

Цвета Дома Гуттузо теперь имели для нее смысл. Высокие стены, которые защищали резиденцию Дома и его территорию, были выстроены из толстого серебристо-черного камня. Он напоминал ей обсидиан, который был на Земле, и производил пугающее впечатление.

– Мы называем его «мианраи дабх», – сообщил ей Янир, и Эбби поняла, что произнесла его название вслух, когда указала на стену. Он постоянно находился рядом с ней с тех пор, как они покинули «Восхождение». – Именно этот минерал делает Этрурию таким важным регионом торнианской Империи.

– Тогда почему из него сделаны стены? – Эбби опустила руку и повернулась к нему.

– Потому что, когда он был открыт, основным его полезным свойством считалась чрезвычайная твердость. Стена может выдержать энергетический удар, и при этом на ней едва останется хоть какой-то след. Только спустя столетия после того, как были построены эти стены и дом, после того, как торнианские воины спасли Богиню, мы обнаружили другие особые свойства этого минерала. Даже самое незначительное его количество улучшает другие технологии. Это позволяет нам перемещаться быстрее и дальше, чем любому другому виду.

Эбби снова посмотрела на стену, и, когда солнце заслонило облако, серебро в камне потускнело, и на мгновение показался золотистый отблеск. От этого стена показалась теплой и гостеприимной, как место, где ты всегда будешь в безопасности, а не впечатляющей своей устрашающей крепостью, какой она была несколько мгновений назад. Но это продолжалось недолго.

– Это было действительно прекрасно. – прошептала Эбби, опечаленная тем, что мгновение гостеприимства прошло.

– Это аномалия минерала, которая появляется только тогда, когда свет попадает на нее в нужное место, – сказал Янир, хмуро глядя на стену. – Существовала легенда, что, если воин видел хунаджу в мианраи дабх, то это значило, что Богиня благословляла его и все, что защищал мианраи дабх.

Янир прикрыл глаза и вознес про себя молитву Богине, надеясь, что легенда была правдой, поскольку знал, что ему понадобится ее помощь, чтобы снова возвысить этот Дом.

– Мой лорд! – Янир встрепенулся, и тут же выхватил меч, встав между Эбби и потенциальной угрозой.

– Дэй, – Янир опустил меч, но не расслабился, увидев приближающегося к нему капитана Императорской Гвардии. Капитан Дэй был тем, кого Император послал взять под контроль Этрурию до его прибытия.

– Лорд Янир, – Дэй скрестил руки на груди и поклонился Яниру.

– Капитан Дэй, – Янир коротко кивнул. Он, как обычно, хотел было поклоняться Дэю, когда вспомнил, что теперь он лорд, а лорды кланяются только Императору. – Эбби, – повернувшись, Янир протянул руку и, когда она коснулась ее, привлек к себе. – Эбби, это – капитан Дэй из Императорской Гвардии. Капитан, это – моя леди, леди Эбби, – представил с гордостью он.

– Капитан, – Эбби кивнула большому зеленому мужчине, слегка улыбнувшись ему, и увидела, как глаза капитана слегка распахнулись, прежде чем его взгляд быстро вернулся к Яниру.

– Император сообщил мне о вашем назначении и о том, что вы в пути. Однако он не говорил, что вы прибудете со своей леди.

Янир напрягся, услышав осуждение в голосе Дэя. Он слишком долго обучался у капитана, чтобы не различать интонации его голоса.

– Возможно, потому что этого следовало ожидать, капитан, – произнес Янир, чеканя каждое слово. – Ни один лорд не оставит свою леди, – Эбби вопросительно посмотрела на него из-за резкости в голосе, но он продолжил: – Я встречусь с вами в командном центре, и вы доложите мне, что вам удалось сделать… как только леди Эбби будет устроена в нашем крыле. Воин Навон! Воин Морио! – Янир произнес имена двух воинов, которых послал с ним его манно. Это были два воина, которых он знал и которым доверял.

– Лорд Янир?

Оба воина тут же бросились к нему, низко кланяясь.

– Воины, это капитан Дэй из особой Гвардии Императора, – все трое кивнули друг другу. – Он покажет вам ваши места размещения. Как только это будет сделано, я хочу, чтобы вы оба явились в крыло лорда. Вы будете отвечать и за охрану покоев леди Эбби.

– Да, лорд Янир, – оба мужчины поклонились, перекрестив руки на груди. Они прекрасно понимали, какая честь только что была оказана им. Только самым доверенным воинам позволялось охранять крыло, в котором находилась самка.

– Милорд, вы думаете, это разумно? – спросил Дэй. – Навон и Морио только что прибыли. Они не знакомы ни с замком, ни с его обитателями.

– В этом-то все и дело, капитан. Этих самцов я знаю и доверяю. Они всецело преданы только мне, и поэтому будут верно охранять мою госпожу. Выполняйте приказ!

– Да, лорд Янир, – поклонившись, Дэй повернулся и направился к оставшимся воинам, которые как раз спускались вниз по трапу «Восхождения».

* * *

Из того, что услышала Эбби от Янира о наружных стенах, она поняла, почему внутренние стены и полы, по которым они шли, были сделаны из тех же самых толстых черных блоков. Это было не из-за нездоровой одержимости Бертоса черным цветом. А из-за его свойств и наличия в этом регионе, так же, как на Земле все замки строили из местного камня.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю