290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Янир (ЛП) » Текст книги (страница 12)
Янир (ЛП)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Янир (ЛП)"


Автор книги: М. К. Айдем






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 22 страниц)

– Эбби… – зарычал он, в то время как все мужчины в комнате потрясенно уставились на нее.

– О, я так рада, что застала тебя перед уходом. Я не хотела бы тебя потом искать. У бедняги Пагана уже начинался припадок из-за того, что я зашла так далеко от наших покоев.

– Так и должно быть, – Янир не знал, что такое «припадок», но был уверен, что Паган заслужил его за то, что выпустил Эбби из крыла. – Почему ты не в нашем крыле, Эбби?

– Потому что мне нужно поговорить с тобой о том, что я обнаружила. Это не могло ждать, и я не хотела делать это через комм, – движение позади Янира заставило Эбби внезапно понять, что Янир был не один. – О! – она насчитала полдюжины мужчин позади Янира. – Ты не один…

– Нет, – Янир наблюдал, как огонь и решимость, которые только что горели в глазах Эбби, исчезли. Ему это не понравилось. Ему не нравилось, что она всегда пыталась отойти на задний план, когда сталкивалась с теми, кого не знала. Это не было ее истинной реакцией. Она была воином в маленьком, пышном, миниатюрном теле.

Он заставил себя отвести взгляд и отогнать мысли о этом теле, понимая, что сейчас не время. Он должен выяснить, что она сочла настолько важным, что покинула безопасное крыло. Он также должен представить ее капитанам, которые будут защищать ее. Повернувшись, чтобы представить свою леди, он обнаружил, что руки всех мужчин в комнате все еще сжимают меч, а рты их открыты от потрясения… у всех, кроме Корина, потому что он уже был знаком с его Эбби.

– Отставить! – гаркнул Янир. Он не потерпит никакой угрозы своей леди, даже если это всего лишь руки на мечах.

Каждый мужчина в комнате быстро вздрогнул, закрыл рот и выпрямился в полный рост.

Кивнув, Янир взял Эбби за руку и подвел к ближайшему воину.

– Эбби, это воин Сафи, член особой Гвардии Императора. Воин Сафи, это леди Эбби из Дома Ригель Этрурии.

– Леди Ригель, – мужчина положил руку на грудь и поклонился.

– Приветствую вас, воин Сафи, – тихо произнесла Эбби. – рада познакомиться.

Взгляд Сафи метнулся к ней, а затем к Яниру, который тут же догадался, что так обеспокоило воина, и понял, что ему нужно немедленно обсудить это с этими мужчинами, чтобы не возникло недоразумений.

– Как вы все знаете, леди – одна из женщин, которых мы доставили с Земли. Мне рассказала не только она, но и Королева Люды и сама Императрица, что на Земле многое происходит иначе, чем на Торниане. Одна из таких вещей заключается в том, что женщине разрешается общаться напрямую с мужчиной, с которым она не связана. И это не означает, что она желает соединиться с ним.

– Конечно, нет! – тут же воскликнула Эбби, бросив на них недоверчивый взгляд. – Неужели? Вы возьмете женщину, которая скажет: «Здравствуйте, приятно познакомиться»? Вы думаете, она хочет секса? О, пожалуйста…

– У нас они заговаривают только, когда хотят его, – кивнул Янир, пристально смотря на нее.

– О… – посмотрев на Янира, она застенчиво улыбнулась. – Печально.

Янир был рад, что в ее глазах снова вспыхнули искорки, хотя она и снова прервала его. Ни одна торнианская самка, будь леди она или нет, не осмелилась бы сделать так с лордом. И эта легкая улыбка заставила его пожалеть, что они не одни.

– Да… хорошо… – он снова обратил внимание на мужчин в комнате. – Я хочу, чтобы вы все это поняли и убедились, что все остальные мужчины в этом доме тоже приняли это к сведению, – к тому времени, как он закончил фразу, тон Янира стал жестким. – Леди Эбби – моя.

– Конечно, лорд Янир.

Все хором произнесли это, кроме Корина и Пагана, которые ответили: «мой Лорд».

Кивнув, Янир перешел к следующему воину.

– Это воин Тохо, член Элитной Гвардии Императора.

– Леди Ригель, – Тохо скрестил руки на груди и поклонился.

– Воин Тохо, – ответила Эбби, – рада знакомству.

Янир подвел ее к двум воинам в другом конце комнаты.

– Это воин Менава и воин Ошош, они также члены особой Гвардии.

И также воины поклонились ей одновременно, скрестив руки на груди.

– Леди Ригель.

– Воины, очень приятно познакомиться, – проговорила Эбби.

– И ты уже знакома с капитаном Дэем, – Янир указал на мужчину, стоявшего позади остальных.

– Да. Еще раз здравствуйте, капитан Дэй.

– Леди Ригель, – Дэй поклонился ей и посмотрел на Янира. – Мы оставим вас наедине с вашей леди, лорд Янир, и будем ждать вас у стен.

– Нет. Останьтесь. Пожалуйста. Все, – взгляд Эбби прошелся по всем, прежде чем остановился на Корине. – Я надеюсь, что вы сможете помочь мне.

– Эбби? – Янир нахмурился, глядя на нее сверху вниз. Что могло произойти за такое короткое время, что она почувствовала, что ей понадобится помощь других мужчин, чтобы понять, что он не сможет помочь?

Увидев, как потемнели глаза Янира, Эбби внезапно поняла, о чем он подумал. Он думал, что она обращается за помощью к другим. Что она сомневается в нем. Протянув руку, она нежно погладила его по щеке, не заботясь о том, кто будет свидетелем этому.

– Никогда, Янир. Я никогда не буду сомневаться в тебе. Ты самый достойный мужчина, которого я когда-либо встречала, но сейчас я прошу помощи остальных из-за того, что тут это произошло до нашего прибытия, и только капитан Дэй и его люди могут помочь мне понять почему это так.

Янир заглянул в ее голубые глаза и увидел, что она говорит правду, ее вера в него сияла там и была видна всем. Кивнув, он поцеловал ее ладонь, затем подвел к своему креслу, креслу лорда, и усадил в него. Глядя на мужчин, он знал, что они поняли значение его поступка. Он дал понять им, что она управляет этим домом так же, как и он. Со времен Великой Инфекции ни одна женщина не помогала править Домом.

– Расскажи нам, что произошло, Эбби, – попросил он.

– Ну, – Эбби смотрела на всех больших мужчин, уставившихся на нее, и чувствовала, как ее сердце забилось быстрее, а руки вспотели. Что она делает? Кто она такая, чтобы врываться в командный центр Янира, считая, что имеет право надрать чью-то задницу за то, что случилось с Мабоном?

Она была никем, ниоткуда. Хотя… Ну, она была кое-откуда… С Земли, но сейчас она была на Торниане. Возможно, Янир может согласится с Квантом, что Мабон получил по заслугам. Посмотрев в спокойные, но обеспокоенные глаза Янира, она сразу поняла, что это не так. Она знала, что Янир… Знала, что он так не думает… А другие… Вдруг она опозорит его? Не возникнут ли у него потом проблемы, если она заговорит об этом?

– Эбби, скажи нам, что тебя так расстроило. Мы все исправим.

* * *

Эбби на мгновение прикрыла глаза, пытаясь собраться с мыслями, когда вспомнила, что однажды сказал ей Дэйви. Он хоть и любил пошалить, но он был серьезным мальчиком. Он был самым бесстрашным в их семье, в то время как она… она всегда была той, кто прятался… так она выживала. Но Дэви, если он видел что-то, что считал неправильным, он всегда старался это исправить. Не важно, что он должен был сделать для этого. Однажды, после одного из таких «крестовых походов», как любила называть их Эбби, он сказал ей одну вещь.

Ее родители проснулись среди ночи, узнав, что их тринадцатилетний сын, который, как они думали, должен был находиться в своей постели, на самом деле наклеивал надпись «Грубое обращение с детьми» на большом рекламном щите с агитацией за переизбрание на следующий срок местного политика. Рекламный щит стоял на проезжей части, а Дэйви был задержан полицией.

Что это был за ужас… политик был возмущен… пресса сошла с ума.

Одноклассница Дэйви была дочерью этого человека, и когда он однажды увидел ее синяки, она умоляла его никому не рассказывать, говоря, что так будет только хуже. Вместо этого он не рассказал… он написал об этом.

Эбби не могла поверить тогда, что он сделал это. О, не тому, а на что он отважился, чтобы совершить задуманное. Дэйви до ужаса боялся высоты. Он даже не любил смотреть в окно спальни на втором этаже. Но в ту ночь он не только выглянул из окна, но и спустился по боковой лестнице по стене дома, а потом поднялся на тридцать футов, чтобы сделать надпись на рекламном щите.

Еще до того, как выяснилось, что этот человек на самом деле издевался над своей дочерью, Дэйви отстранили от занятий, выгнали из футбольной команды, которую он так любил, и почти весь город избегал его… включая девушку, которой он пытался помочь.

Именно тогда Эбби спросила его «зачем». Зачем он это сделал, а он посмотрел на нее глазами старше своих тринадцати лет и произнес: «Потому что это было неправильно, а я не мог просто стоять в стороне и позволить этому происходить, тогда, когда я мог что-то сделать. Кара не думала, что она имеет значение, что кого-то это волнует, ведь ее отец – важный и влиятельный человек. Так что люди избегают меня, думая, что я странный… но разве это имеет большее значение, чем дать кому-то понять, что он важен?»

Дэви был прав. Если бы кто-либо из мужчин, который был свидетелем преступлений Императора Лукана, рассказал бы о его злодеяниях, Великая Инфекция никогда бы не наступила. Эбби также вспомнила, что во время похорон брата, Кара была там, поблагодарив его за спасение ее жизни.

* * *

– Эбби… – обеспокоенный голос Янира вернул ее к действительности.

– Извини, просто я пытаюсь собираться с мыслями, – она перевела взгляд на мужчин. – Прежде всего, я хочу поблагодарить каждого из вас за то, что вы прибыли сюда, чтобы помочь лорду Яниру образовать его Дом. Это будет непростая задача, учитывая весь вред, который нанес Бертос своим людям, но я знаю, что каждый из вас справится с этой задачей, потому что каждый из вас – достойный мужчина. Вы все упорно трудились, чтобы стать Элитными воинами, но не просто Элитными воинами, а воинами в особой Гвардии Императора, а этого мало кто может достичь.

Все мужчины в шоке уставились на нее. Женщины никогда не думали о таком, никогда не говорили об этом, особенно с мужчинами. И, что особенно невиданно, они никогда не благодарили мужчин.

– То, что Император послал вас сюда раньше нового лорда Этрурии, говорит о его доверии к вам. Элита элит и, как мне говорили, это те, кто именно нужен здесь, потому что то, что вы обнаружили тут, было… ну, хаосом.

– Да, – Дэй поймал себя на том, что заговорил с леди.

– Вот почему я понимаю, что вы должны были расставить приоритеты в том, что действительно важно. Например, безопасность Дома и его обитателей, чтобы те были целы и невредимы. А, что могло бы подождать, так это очищение крыла лорда.

– Я… мне это и в голову не приходило, – Дэй нахмурился. Зачем очищать крыло?

– Конечно, нет. Ваши мысли были о безопасности.

– Да, леди Ригель, – согласился Дэй.

– Это все ведет к тому, почему я здесь, – продолжала Эбби.

– К чему, леди Ригель? – задал вопрос Дэй.

– Я хочу знать, кто из вас был таким идиотом, – мягкий, нежный голос Эбби стал таким же жестким, как ее взгляд, шокировав воинов Императора, – кому показалась неплохой мыслью оставить Мабона в его старой казарме?!!

– Что?!! – возглас Корина заставил Эбби обернуться к нему, и она поняла, что он не знал, что его брат здесь.

– Вы не знали… – прошептала она, переводя взгляд на Янира, и вдруг вспомнила, что Корина не было в комнате, когда он выбирал учеников, чтобы помочь Эбби.

– Нет! Нет! Мабона здесь нет. Король Грим пообещал, что его заберут, что он будет под его защитой.

– И он действительно был под ней, – сказала Эбби, – как мне сказали, всего лишь однажды ночью.

– Наша госпожа говорит правду, капитан Корин, – Паган заговорил впервые с тех пор, как вошел в комнату. – Я был здесь, когда Мабон исчез из своей постели несколько недель назад. Никто не знал, как и куда он делся. Его наставник, воспитанник Квант, был строго… наказан… – Паган тщательно подбирал слова, глядя на Эбби, – за это.

– Тогда как он оказался снова здесь? – спросил Корин.

– Потому что я приказал, – заговорил Дэй, глядя на Корина. – Когда мне сообщили, что ты возвращаешься на Этрурию, я связался с воином, который его приютил, и приказал ему вернуть его обратно. Он принадлежит своему брату.

– Полностью согласна с капитаном Дэем, – подтвердила Эбби, прежде чем Корин мог что-либо возразить. – Мабон принадлежит своему брату. Чего я не понимаю, так это того, что вы же знали о том, как мужчины живут в этом доме, о том, как их обучают, и о том, как их учили «преуспевать» в достижении своих «успехов»… Как вы могли полагать, что Мабон останется в целости и сохранности в казарме, заполненной этими воспитанниками?

– Я… – осекся Дэй.

– Он пострадал? – вклинился Корин, костяшки его пальцев побелели, когда он схватился за рукоять меча.

– Его избили, – прямо сказала Эбби, – и, похоже, здесь нет больше целителя.

– Что?! – прозвучал громкий голос Янира так, что Дэй вздрогнул. – Мне об этом не сообщили! Нет целителя? – он привез свою Эбби в место, где нет целителя?

– Он умер в зале Ассамблеи, лорд Янир. Простите. Я думал, вы знаете, – ответил ему сухо Дэй.

– О, Янир, тут еще одна проблема, – сказала Эбби, переводя внимание Янира с капитана на себя. – Похоже, Бертос обучил только своих капитанов пользоваться портативными регенераторами.

– Что?! Это же совершенно безответственно! – воскликнул Янир.

– Это давало его капитанам большую власть над учениками, – тихо сказал ему Паган. – Капитан не стал бы залечивать рану, если бы почувствовал, что ученик недостаточно хорошо подготовлен или если…

– Он просто был придурком, – закончила за него Эбби.

– Да, госпожа, – сказал Паган, слегка кивнув ей.

– Значит, Мабон не был излечен? – спросил Корин, возвращая разговор к тому, что имело значение для него, о его брате.

– Нет, – ответила ему Эбби. – Я попросила Морио вылечить его, как только обнаружила, что он ранен, – Эбби видела, что он все еще остается обеспокоенным. – С ним все будет хорошо, Корин, – она попыталась успокоить его и увидела, как он ослабил хватку на рукояти меча, когда резко выдохнул и кивнул ей.

– Очень жаль, что он был ранен, и хорошо, что его исцелили, но я не понимаю, почему вы решили, что это должно быть доведено до сведения вашего лорда. Мабон всего лишь простой самец и к тому же новобранец.

Эбби потрясенно посмотрела на Дэя, не в силах поверить в то, что он только что произнес, и не одна она.

– Вы не считаете своей обязанностью, капитан Дей, следить за тем, чтобы с теми, кто находится под вашим командованием, обращались должным образом? – голос Янира не обманул Эбби, тот был в ярости.

– Конечно, считаю! – тут же возразил Дэй. – Я никогда не пренебрегал своими обязанностями перед братьями по оружию!

– Братьями по оружию, – тихо произнесенные слова Эбби заставили всех мужчин посмотреть на нее, когда она прошлась по всем ним взглядом. – Вы все – «братья по оружию»? – ее заявление было встречено кивками. – Ни у кого из вас нет «кровного брата»?

– Нет, – Дэй ответил за всех, его взгляд был жестким.

Эбби вспомнила слова Рэя на собрании, когда он объяснял, почему выбрал именно Янира для управления Этрурией. Одним из них было то, что Янир поймет, что приходилось терпеть воинам под командованием Бертоса, защищая своих братьев. Похоже, капитан Дэй этого не знал.

– Значит, вы не понимаете… и не сочувствуете тому положению, в котором оказался капитан Корин, когда речь зашла о его кровном брате, капитан Дэй, – спросила она.

– Он не должен был служить Бертосу. Он мог уйти в любой момент, забрав с собой брата. Но он этого не сделал.

– Нет, не сделал, – Эбби перевела взгляд с Корина на Янира и увидела, что, хотя Янир и не согласен с тем, как Дэй обошелся с Мабоном, он тоже удивлялся, почему Корин не оставил службу у Бертоса, но не стал спрашивать его о том.

– Мужчины… – с усмешкой подумала Эбби, – это все равно, что вам спрашивать дорогу. Иногда вы слишком упрямы, чтобы спрашивать.

– Почему вы остались, Корин? – спросила Эбби без осуждения в голосе. – Это было ради статуса?

– Нет! Я планировал уйти, когда срок моей службы будет закончен…

– Но?.. – настаивала Эбби.

– Мой манно встретил Богиню до того, как я окончил службу.

– Мне очень жаль, – Эбби тихо сказала ему. – Как давно это произошло?

– Больше пяти лет назад. Это было в мой последний год службы у Бертоса.

– Пять лет назад… Галал тоже был убит пять лет назад, это кровный брат Лотема.

– Да, – Корин посмотрел на нее, удивленный тем, что она знала о Галале. – Он и мой манно отправились к Богине в одной битве. Манно Лотема был тяжело ранен. Как вы узнали о Галале?

– Лотем рассказал мне, – рассеянно ответила она, не осознавая, что снова ошеломила мужчин. – Значит, у Лотема все еще был манно, а у Мабона – только ты, поэтому он и прибыл сюда.

– Не сразу, – ответил Корин напряженным голосом. – Сначала лорд Бертос отказал ему.

– Что?! – воскликнул Янир, потрясенно глядя на него. – Зачем ему это понадобилось?

– Лорд Бертос утверждал, что Мабон будет ненужной тратой ресурсов Дома и что он не может себе этого позволить… тем более, что я покину его службу через шесть лун, – сухо ответил Корин.

– Тогда ты должен был позволить отправить Мабона на Геенну, – рявкнул Дей, глядя на Корина. – И тогда вы могли бы выполнить свой долг и сохранить честь!

– Никогда! – Корин угрожающе шагнул к Дэю, сжимая свой меч, а в ответ капитан сжал свой. Остальные мужчины поспешно отступили на шаг. – Я никогда не позволю отправить Мабона в такое место!

– Довольно! – взревел Янир, заставив Эбби вздрогнуть в кресле. – Разойтись, оба, или я вас отстраню! Это понятно?!!

Эбби никогда раньше не слышала, чтобы Янир с кем-то общался таким тоном. Это не был мягкий, заботливый тон, который он всегда использовал с ней. Это был стальной, устрашающий голос. Он давал понять, что здесь командует он и что если кто-то не подчинится его требованиям, то понесет серьезное наказание. Это был голос лорда. Ее господина.

Мужчины медленно повиновались, убирая руки с мечей, но продолжали смотреть друг на друга, а их мускулы были готовы к бою.

– Что такое «Геенна»? – спросила Эбби.

Мягкий женский голос заставил всех мужчин обернуться к ней, когда они внезапно вспомнили о ее присутствии. Богиня, тут чуть не произошла схватка воинов… на глазах у женщины! Она будет в отчаянии! Она будет нуждаться успокоении! А у них больше не было целителя! Что им теперь делать?

Эти мысли проносились в голове каждого мужчины, когда они поворачивались в ее сторону, и были шокированы, обнаружив, что Эбби пристально смотрит на них.

Янир не был шокирован, потому что, хотя он и увидел, как она вздрогнула от его резкого тона, он знал, что она не рассыплется на части из-за этого или из-за разногласий между воинами. Она была сделана из более прочного материала, и скоро эти мужчины тоже поймут это.

– Что такое «Геенна»? – снова повторила она свой вопрос, глядя на Янира и не понимая, что взгляды всех мужчин следят за изящным изгибом ее шеи.

– Это область на Луне, Иджирак, куда отправляют молодых самцов, когда никто не желает брать на себя ответственность за них.

– Но… – Эбби растерянно посмотрела на него.

– Геенна – это место для брошенных и непригодных, – сообщил ей Корин. – Мабон не является ни тем, ни другим.

– Конечно нет! У него есть вы, – согласилась Эбби, глядя на Корина. – Брат, который, очевидно, пойдет на все, чтобы защитить и позаботиться о его благополучии. Я понимаю, почему ты не хочешь, чтобы он уходил в такое место. Чего я не могу понять, так это почему другой мужчина не мог просто присмотреть за ним, пока твоя служба не будет завершена.

– Что?

Корин озадаченно посмотрела на нее.

– На Церемонии соединения говорилось, что брат мужчины возьмет на себя ответственность за молодого мужчину, если его манно умрет. Разве это не относится к его «братьям по оружию»?

– Только если нет кровного родственника. Если кровный родственник жив, он должен взять на себя ответственность или тот отправляется на Геенну.

– И вы были единственным кровным родственником, – сказала Эбби.

– Да, – ответил ей Корин.

– Так что же тогда потребовал Бертос, прежде чем «позволить» Мабону попасть сюда? – спросила Эбби.

– Весь мой срок службы и гарантию, что Мабон тоже будет здесь обучаться, – неохотно признался Корин.

– Что? – переспросил Дэй, не в силах скрыть потрясения.

– Что еще? – тихо спросила Эбби, зная, что у такого мужчины, как Бертос, должно быть что-то еще.

– Что если я когда-нибудь подведу или предам его, он лично отправит Мабона к Богине, по частям.

– И все же вы помогли Королеве Люды, – осторожно проговорил Янир, поняв, в каком положении тогда оказался Корин.

– Женщины – самая ценная вещь во всех известных вселенных, – ответил Корин ему. – Их всегда нужно защищать, даже если это будет стоить мужчине жизни.

– Но ценой будет не твоя жизнь. Ее заплатил бы Мабон, – парировал Янир и подумал, мог ли он сделать то же самое. Если бы жизнь Зева… или любого из его братьев висела на волоске.

– Я не мог поступить иначе. То немногое, что у меня оставалось, не позволяло этого, – ответил Корин.

Эбби фыркнула, вновь привлекая к себе всеобщее внимание.

– Вы хотите что-то сказать, капитан Дей? – спросила она обманчиво мягким голосом.

– Он уже признал, что женщины ценнее мужчин. Если он хотел сохранить свою «честь», ему следовало послать брата на Геенну и сообщить Императору все, что он знал о Бертосе.

– Тогда я ничего не знал! – сердито ответил Корин Дэю. – Это было уже потом…

– После того, как Мабон уже был здесь, – закончила за него Эбби.

– Да! – Корин снова посмотрела на Эбби, удивленный пониманием в ее глазах. – До этого меня никогда не допускали в эту комнату.

Его глаза блуждали по комнате, которая хранила для него столько плохих воспоминаний.

– Я разговаривала с Мабоном, – поведала Эбби Корину. – Для человека, кто провел здесь последние пять лет, он, кажется, не страдал никакими болезнями.

– Это потому, что я не позволил ему жить в этих стенах. В деревне есть старый воин, который согласился позаботиться о нем.

– И чего тебе это стоило? – спросила Эбби.

– Почти всех моих ежемесячных кредитов, – ответил Корин.

– Но тогда ты никогда не смог бы привлечь ни одну женщину, – голос Тохо был тихим, но в нем слышался намек на уважение.

– Нет, но однажды сможет Мабон.

– После того, что ты сделал?!! – с отвращением воскликнул Дэй. – Никогда! Твоя родословная покрыта позором!

– И что же он сделал, капитан Дэй? – хлопнула ладонями по столу Эбби, опять привлекая к себе всеобщее внимание. – Как он может сохранить невиновного в безопасности, когда никто другой этого не сделает? Даже когда это стоило ему чести, он все еще защищался.

– Он допустил насилие над женщиной! – возразил Дэй в ответ.

– А вы позволили насилие над его братом! – ответила Эбби. – Где тогда была ваша честь, капитан Дэй? Вы приказали вернуться Мабону, прекрасно зная, что может случиться с ним здесь, и оставили его без защиты!

– Это не одно и то же! – выкрикнул Дай, перегнувшись к ней через стол.

– Вовсе нет! – Эбби медленно поднялась со стула и тоже подалась через стол, чтобы быть ближе к Дэю. – Корин защищал невинного! Двоих невинных! Мабона и Лизу! В то время как вы… – голос Эбби стал таким же убийственным, как и голос Янира. – Вы предпочли смотреть в другую сторону, позволив оскорблять невинных, как это делали те, кто покрывал Императора Лукана, когда тот надругался на своими детьми!

В комнате воцарилась тишина, все мужчины затаили дыхание, ожидая, как отреагирует Дэй на оскорбление Эбби. Янир же – нет. Он позволил своей Эбби высказаться… и она высказалась. Но он не позволит дальше продолжаться этому.

– Капитан Дэй, отойдите от леди, – прорычал Янир, мягко оттолкнув Эбби от стола бедром, в то время как Дэй продолжал сверлить Эбби взглядом.

Янир встал между ней и разъяренным торнианцем.

– Капитан! – взорвался он.

Не говоря ни слова, Дэй оттолкнулся от стола, развернулся и выскочил вон из командного центра.

***

Эбби прижалась дрожащей рукой к спине Янира и чуть не упала в кресло, потому что ноги больше не держали ее. Что это было? Как это произошло? Она никогда не сопротивлялась никому. Особенно если это были очень большие, злые мужчины. Но она… так же, как она противостояла семье Янира. Она не знала, когда изменилась, но это было приятно.

Она осторожно взглянула на Янира, гадая, насколько сильно расстроила его. Сначала она ворвалась в его командный центр без предупреждения, а потом накричала на капитана Императорской Гвардии, мужчину, которого Рэй послал на помощь Яниру. Богиня, что еще она могла испортить, пробыв здесь всего пару часов.

Она обнаружила, что, хотя выражение лица Янира оставалось суровым, его глаза были полны восхищения и… гордости. За нее? Эбби не могла в это поверить. Никто никогда не гордился ею… ну, кроме ее родителей… Янир исцелил старую рану, о которой она даже и не подозревала. Именно тогда она поняла, что все изменилось… Янир теперь был в ее жизни, и ей больше не нужно было прятаться и быть незаметной.

И все же она должна извиниться.

– Янир…

Он мягко прижал палец к ее губам, заставив Эбби замолчать.

– Я никогда не видел, чтобы кто-то мог так противостоять Дэю. Он считается одним из самых свирепых военачальников во всей Империи. Мужчины трепещут перед его яростью, и все же ты сумела противостоять ему.

– Он неправ в том, что делал и говорил.

– Да, – наклонившись, он нежно поцеловал ее. – Спасибо, что сообщила мне об этом. Я позабочусь обо всем, – и вернувшись к остальным, его взгляд посуровел. – Но больше не делай так!

– Что? – Эбби потрясенно посмотрела на него.

– Я еще не уверен, что Дом в безопасности. Мне нужно, чтобы ты оставалась в нашем крыле, пока этого не произойдет. И одного самца недостаточно, чтобы обеспечить твою безопасность. Ты понимаешь?

– Да, Янир.

– У тебя есть комм. Используй его.

– Хорошо. Мне пора возвращаться. Остальные уже должны быть там.

– Остальные? Что значит «остальные»? Я дал очень конкретные указания… – его взгляд переместился к Пагану.

– И их выполняют. Только одобренные тобой самцы допущены в наше крыло, ну, за минусом Кванта. Морио и Навон сочли его неподходящим, – Эбби проигнорировала поднятую бровь Пагана. – Они выносят мебель из крыла, а остальные самцы отнесут ее туда, где она потом будет храниться.

Янир помолчал и задумчиво посмотрел на нее.

– Это весьма…

– Разумно? – Эбби покачала головой. – Как я уже говорила Навону, женщины могут быть логичными… когда захотят.

– Как скажешь, моя Эбби, – произнес Янир ни выразив особо ни согласия, ни протеста по этому поводу. Сделав шаг назад, он протянул руку, чтобы помочь ей подняться, и повел ее вокруг стола. Когда они проходили мимо Корина, который все еще не смог прийти до конца в себя, она остановилась.

– Было бы неплохо, если бы Корин проводил меня обратно в наше крыло вместе с Паганом, – попросила она и, заметив, что Янир нахмурился, поспешила продолжить дальше. – Ты сказал, что одного мужчины недостаточно, а Корин знаком с замком…

Янир минуту смотрел на нее, потом понял, что задумала его Эбби. Она хотела, чтобы Корин увидел все сам. Ему нужно было убедиться, что с братом все в порядке, прежде чем он успокоится. Если бы это был один из его братьев, Янир поступил бы точно так же. Но обставив это так, что это будет для ее безопасности, она спасала тем самым гордость Корина. Она была потрясающей.

– Корин, ты и Паган проводите леди в крыло лорда. И надеюсь, что в течение получаса ты вернешься к нам. Мы будем осматривать укрепления на внешних стенах. Это понятно?

– Да, мой лорд, – ответил Корин.

Глава 16

Эбби вздохнула, глядя на темный пейзаж, едва различимый в свете торнианской Луны, которую ее отец всегда называл «ногтем Бога». Отвернувшись от окна, она окинула взглядом столь же темную комнату у себя за спиной, единственным источником света в которой был огонь в камине, разведенный Паганом перед его уходом для нее.

Она слегка улыбнулась, вспомнив о том, как Паган сопротивлялся тому, что должен был уйти из их покоев. К тому времени Янир пока еще не вернулся, и Паган был озабочен тем, что ему придется оставить ее одну, особенно когда обнаружил, что она понятия не имела, как разжечь огонь. Очевидно, на Торниане даже для женщин это было неслыханно. Поэтому он подробно продемонстрировал, как правильно складывать поленья, которые, как она подозревала, ей никогда не удастся поднять, в огромный камин. Сначала Паган поместил туда небольшие куски дерева, а сверху них – более крупные, затем он достал коробку с полки над камином. Внутри нее оказались то, что он назвал «зажигательными камнями». Он вытащил два, и потер их друг о друга, пока они не засветились, а затем бросил их на поленья. Он предупредил ее, что как только они начнут светиться, их нужно будет бросить в камин, иначе они могут обжечь ей руки. И через мгновение в камине вспыхнул огонь.

Затем Паган принес ближе к камину небольшие поленья, чтобы ночью у нее была возможность поддерживать огонь.

Только после того, как принесли ужин, Эбби смогла убедить его, что он может идти. Ей нужно было время, чтобы побыть одной, чтобы обдумать все, что произошло в этот день, а еще нужно было помыться, потому что это был долгий день.

Сделав все необходимое, она подошла к огню и оглядела импровизированную кровать, стоявшую перед ней. Паган все-таки смог убедить ее, что не всю мебель нужно убирать, и теперь она была благодарна ему за то, что, как оказалось, действительно не нужно было избавляться совсем от всего, что раньше принадлежало Бертосу.

После того, как они вернулись в покои, Эбби еще раз окинула взглядом то, что собиралась отправить на хранение в другое крыло, пытаясь не так открыто смотреть на воссоединение Корина и Мабона. Но она ничего не могла с собой поделать.

Поначалу все было так, как иногда бывает у мужчин, когда это происходит у всех на виду, а они не хотят показывать свои эмоции. Они несколько мгновений просто молча стояли друг перед другом, глядя друг другу в глаза. Удивительно, но первый шаг сделал Корин, когда протянул руку и схватил Мабона за шею, приняв его в свои объятия, даже чуть оторвав молодого человека от земли. Улыбнувшись, Эбби отвернулась.

Еще раз окинув все взглядом, Эбби поняла, что Паган все-таки оказался прав, особенно с тем, что касалось первого этажа. Как только большую часть отвратительной мебели убрали, комната наполнилась светом и свежим воздухом, в ней практически перестало ощущаться присутствие Бертоса. И она решила, что несколько кушеток и кресел, стоявших в глубине комнаты, можно оставить. Они были выполнены в более простом стиле и казались старше, наводя Эбби на мысль, что они были изготовлены намного раньше остальной мебели.

Но на втором этаже, в покоях лорда, ей все же хотелось, чтобы почти всю мебель вынесли, потому что здесь как будто был апофеоз раздутого эго Бертоса и его безумия. Оно словно стекало с блестящих, отполированных поверхностей, которые были повсюду. Похоже, ему нравилось видеть свое отражение во всех окружающих его предметах. Эбби это казалось просто жутким.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю