290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Янир (ЛП) » Текст книги (страница 20)
Янир (ЛП)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Янир (ЛП)"


Автор книги: М. К. Айдем






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 22 страниц)

– Не угрожайте мне, Король Грим! Эбби – моя леди, и вы, Вастери вы или нет, не имеете права отнимать ее у меня. Нет, если только она не попросит об этом и не скажет вам «нет».

С этими словами Янир оставил с открытым ртом Короля и Королеву и отправился на поиски своей леди.

* * *

Эбби проигнорировала изумленные взгляды охранников, когда открыла двери и прошла мимо них.

– Эбби! – выбежал за ней Янир. – Постой! – когда один из охранников попытался остановить ее, Янир оттолкнул его к стене. – Не смей. Дотрагиваться. К. Моей. Леди! – зарычал на него Янир и последовал за Эбби.

– Эбби! – снова позвал он. – Куда ты идешь? – спросил он, догнав наконец ее.

– Брайс напуган и прячется. Он не собирается показываться вам. Он может быть и мал, но он знает, что, если вы поймаете его, он умрет.

Янир аж споткнулся от ее слов, произнесенных так бесстрастно, словно он не был мужчиной, с которым она отдыхала, соединилась, любила. Неужели она действительно верит, что у него такое холодное сердце?

– Он мне доверяет. Он знает, что я не причиню ему вреда и буду защищать его. Он выйдет ко мне, – она повернула к нему голову, но не встретилась с ним взглядом. – Но не тогда, когда ты со мной.

– Тогда мы его не найдем, потому что ты права. Он не имеет значения для меня, но не по той причине, что ты думаешь. Ты всегда будешь значить для меня больше, чем кто-либо или что-либо в этой вселенной. Больше, чем любое потомство, которое у нас может быть. Больше, чем мой манно. Больше, чем моя мать. Больше, чем мои братья по крови или братья по оружию. Ты значишь для меня больше, чем моя честь или гордость. Я бы отказался от всего этого, чтобы ты была рядом, чтобы ты смотрела на меня так, как когда-то смотрела.

Шаги Эбби замедлились от слов Янира, потому что ей хотелось верить ему. Хотелось верить, что он имел в виду их. Когда она успела стать такой неуверенной в себе? Такой зависимой? Ее мама и папа сделали все возможное, чтобы помочь ей обрести уверенность в себе, чтобы помочь ей поверить в то, что она достойна чего-то.

Когда она потеряла эту веру в себя? Это случилось, когда Лукен ударил ее? Или когда Риса терроризировала ее? Эбби не знала, но она отказывалась снова быть той маленькой девочкой, той, которая пряталась в углу, одинокая и забытая всеми. Она была Эбби Джеймисон, и для того, чтобы сломить ее, требовалось нечто большее, чем какие-то чертовы инопланетяне.

– Где вы видели его в последний раз? – потребовала она, отказываясь позволить его словам поколебать ее.

– В нежилом крыле, – Янир следовал за ней по лабиринту коридоров, ошеломленный тем, когда она привела его в крыло, используя гораздо более короткий маршрут, чем использовал он, чтобы добраться к ней. Как она узнала… потом он вспомнил, что она рассказывала на «Вознесении», что когда она что-то увидела, то сразу вспоминала это.

Подойдя к дверям крыла, Эбби увидела, что они, хотя и были массивнее, чем те, что вели к их… нет, поправила она себя с болью в сердце… к крылу лорда, все же были меньше, чем те, через которые они впервые вошли в сам замок. Они тоже были открыты настежь. Войдя в крыло, Эбби окинула взглядом пространство. Оно было в основном идентично первому этажу крыла лорда, за исключением того, что здесь по обеим стенам окна и двери были от пола до потолка. Должно быть, когда-то было удивительно входить в эту залу и наполнить ее своими людьми, праздновать вместе с ними, разделять их радости и печали, их достижения и потери, знать, что они умрут, чтобы защитить тебя, а ты убьешь, чтобы защитить их, знать, что ты принадлежишь этому месту… Теперь это была просто кладовая, давно забытая и покинутая всеми. Послеполуденное солнце едва пробивалось сквозь грязь на окнах.

Отогнав эти мысли, она посмотрела на воинов, которые держали в одной руке энергетические камни, а в другой мечи.

– Что вы делаете?!! – гневно спросила она, ворвавшись в комнату. – Вы ищете трехлетнего ребенка, а не самого Дако. Уберите свои мечи!

Все мужчины посмотрели на Янира.

– Делайте, как повелела ваша госпожа! – приказал он, и они немедленно подчинились.

– Мой лорд, – Корин шагнул вперед. – Мы обыскали все, но не нашли его.

– Конечно, вы не нашли, – подтвердила Эбби, проходя вглубь комнаты, ее голос был полон такой горечи, что это потрясло каждого мужчину в комнате. – Вам никогда не приходилось прятаться в темноте, у вас никогда не было тех, кто причинял вам вред, хотя должен был защищать вас. Вам никогда не приходилось выживать, когда никому не было дела, жив ты или мертв.

Эбби окинула взглядом комнату, рассматривая мебель, которая была сдвинута в хаотичном порядке, пока они искали Брайса по следам пыли и потертостям на полу. Она позволила своим глазам заглянуть в глубокие темные углы комнаты, отмечая какой из них бы выбрала она. Подойдя к одному, она прошла так далеко, как позволяла мебель, затем села на пол, скрестив ноги.

– Я здесь, Брайс. Теперь ты можешь выйти, – тихо произнесла она.

– Мой лорд? – Янир перехватил за руку Корина, заставляя замолчать его.

– Никто тебя не обидит. Я обещаю. Я не позволю им отправить тебя в Геенну. Ты останешься со мной. Я позабочусь о тебе, – она замолчала, не ожидая ответа. – Я ведь не делала тебе больно раньше, правда? Я не расстроена, что ты съел еду. Она бы просто пропала в противном случае.

Из темноты не доносилось ни звука, ни движения.

– Уже становится поздно. Последняя трапеза будет подана в ближайшее время. Что там обычно подают? Я все еще не привыкну к тому, насколько отличается торнианская еда, некоторые из блюд действительно странные. На Земле, откуда я родом кстати, если бы я захотела побаловать себя чем-нибудь после действительно трудного дня, я бы заказала очень большую пиццу из одного очень замечательного места в конце квартала. Я бы заказала их специальные колбаски и пепперони, а затем добавила грибы, лук и перец пепперончини. А еще бы добавила дополнительную порцию сыра и последнее, но не менее важное, я бы добавила в заказ бекон, потому что все всегда вкуснее с беконом, чем без него. Я бы взяла ее, села бы на пол в своей маленькой квартирке и стала бы наслаждаться… – все услышали улыбку в ее голосе. – Это всегда помогало. Как ты думаешь, Брайс, здесь есть что-нибудь подобное? Потому что это был действительно дерьмовый день.

Тишина продолжала приветствовать ее.

– Клянусь тебе, Брайс. Им придется прикончить меня, прежде чем я позволю им причинить тебе вред. Я позабочусь о том, чтобы тебя любили и заботились о тебе. Что ты в безопасности. Что тебе никогда больше не придется бояться и прятаться. Ты имеешь значение, Брайс. Ты так много значишь.

Эбби раскрыла объятия, и прежде, чем кто-либо успел сделать еще один вдох, маленькая фигурка отделилась от тени стен, и Брайс оказался в ее объятиях.

Янир держался рядом, пока Эбби несла Брайса по коридорам замка. Он хотел сам нести ребенка, но Эбби не позволила этого, как воспротивился и сам Брайс, еще крепче обняв ее за шею. Янир знал, что он должно быть был тяжелым для нее, ведь она была такой маленькой, но он недооценил ее силу и решимость. Он многое недооценил в своей Эбби.

– Мастер Паган, мне нужно, чтобы вы положили еще один матрас в комнату, соседствующую с покоями лорда. Еще мне понадобятся простыни, подушки и одеяла. Я также хочу, чтобы очистительная комната там была заполнена всем необходимым.

– Да, моя госпожа, – Паган посмотрел на Корина, но ничего не сказал, просто поднял свой комм, чтобы исполнить ее указания.

– Также убедитесь, что туда подадут еду. Что-нибудь такое, что может понравится Брайсу, и я найду для него чистое покрывало.

– Будет исполнено, моя леди.

– Лорд Янир, – голос Дэя заставил Янира посмотреть на него. – Если мы вам больше не нужны, мы вернемся на тренировочные поля, – он указал на себя и других воинов.

– Это будет весьма кстати, капитан.

– Вы скоро вернетесь? – продолжал он.

– Нет.

– Да, – заговорили одновременно он и Эбби.

– Я останусь, чтобы помочь тебе, Эбби, – нахмурившись, сказал ей Янир.

– В этом нет необходимости, – ответила ему Эбби. – У тебя есть те, кто достоин твоего Дома, чтобы заботиться о них. А мы с Брайсом позаботимся друг о друге.

Янир заметил, как от ее слов остальные присутствующие застыли в замешательстве. Когда Эбби добралась до их крыла, охранники открыли двери.

– Держите связь со мной, Дэй, Корин. Остаток дня я проведу в своем крыле, – с этими словами Янир последовал за Эбби.

– Да, мой лорд, – ответил Корин.

– Да, лорд Янир, – отозвался Дэй.

* * *

Янир молча наблюдал в дверях, пока Эбби удостоверилась, что Брайс правильно купается. Сначала она принесла чистую одежду и все остальное, а затем завела его в кабинку и включила воду. Янир не мог поверить, насколько грязной была вода, которая стекала с него. Как у такого маленького самца может быть так много грязи? Когда вода стала почти чистой, она наполнила ванну и приказала ему туда войти.

Янир помнил, как сильно протестовал против купания, когда был в этом возрасте, но Брайс не произнес ни слова. Почему? Было ли это потому, что он боялся? Янир с трудом в это верил. Брайс не боялся Эбби. Он охотно открыл ей себя. Тогда почему?

Эбби начала напевать, когда она наполнила свою руку очищающим гелем и начала втирать в колтуны на голове Брайса. Именно тогда Янир понял, почему Брайс не протестовал. Эбби уделяла ему свое внимание, дарила свою заботу. Впервые в жизни у Брайса был кто-то, кто заботился о нем. Янир почувствовал, как его глаза наполняются слезами. Он знал, каково это. Когда все внимание Эбби сосредоточивалось на нем. Когда она боролась за него, защищала его, заботилась о нем… Это была самая удивительная вещь во Вселенной, и он каким-то образом потерял это.

Но он получит ее обратно.

Глава 24

Эбби провела пальцами по длинным чистым мягким волосам Брайса. Она не могла поверить, что недавно они были столь грязными и спутанными. Сначала она подумала, что единственный способ избавиться от беспорядка в волосах – это просто срезать их, как это в свое время сделала с ней Ронни, но в конце концов через некоторое время ей удалось их распутать.

Где Паган нашел чистую одежду, которая подошла бы Брайсу, она никогда не узнает. Ей нужно будет поблагодарить его за это. Она заметила странные взгляды, которые время от времени он бросал на нее. Не нужно забывать, что Паган не виноват в том, как все обернулось. Он был рядом с тех пор, как они прибыли, всегда помогал, всегда делал все, что она просила. Да, ей нужно будет поблагодарить его за все перед отъездом.

Когда принесли еду, Эбби не могла поверить, сколько смог съесть Брайс. Как будто не он несколько часов назад съел сэндвич размером с воина. Он по-прежнему не проронил ни слова, но это не волновало Эбби, поначалу она тоже молчала, хотя молчание Брайса, вероятно, было вызвано присутствием Янира. Янир даже настоял на том, чтобы поесть вместе с ними. Это первая их совместно проведенная последняя трапеза, и Эбби посмеялась бы над этим фактом, если бы у нее так не было тяжело на сердце.

Теперь она стояла, наблюдая, как Брайс спит в чистой, удобной постели, и придя к мысли, что для него, судя по его реакции, и это было, наверно, впервые.

– Он заснул, Эбби. Иди спать. Тебе нужно отдохнуть, – Янир стоял в дверях, все также наблюдая за ней. Он видел усталость в ее глазах. Он очень хотел, чтобы она отдохнула. Хотел, чтобы она отдыхала в их постели. Он хотел держать ее в своих объятиях.

– Я отдохну здесь, – ответила она ему, указав на место рядом с Брайсом. – Он может проснуться и испугаться. И если он увидит меня, то убедится, что он в безопасности.

– Потому что у тебя все было именно так? – спросил он, вставая рядом с ней.

– Да.

– Прости меня за то, что я сказал, Эбби.

– Я уверена, что ты… сожалеешь о том, что сказал, но это не значит, что это именно то, что ты чувствуешь и во что веришь, – в тихом голосе Эбби сквозила боль, по крайней мере, так ощутил Янир.

– Я… Я не стану лгать тебе, Эбби… Я никогда не сделаю этого, потому что ты слишком много значишь для меня… – он проигнорировал ее недоверчивое фырканье. – Он и ты для меня не одно и то же.

– Нет, потому что, хоть у меня и есть испорченная кровь, я все равно могу дать тебе потомство. Точно так же, как Риса делала для многих.

– Нет! – Янир схватил ее за руку, притягивая ее к себе как можно ближе. – Никогда! Никогда! Не сравнивай себя с ней! Ты совсем не похожа на Рису! Риса была холодна и коварна. Она эгоистично использовала каждого мужчину, с которым вступала в контакт. Она замыслила заговор и убила. Но ты! Богиня, Эбби, ты такая теплая и заботливая. Ты больше беспокоишься о других, чем о себе. Ты…

– Не прикасайся к ней! – внезапно Брайс вскочил с кровати, и его худые руки в миг обвились вокруг шеи Янира, когда он попытался оттащить его от Эбби.

Потрясение, а отнюдь не сила ребенка, заставило Янира отшатнуться. Он восхитился смелостью мальчика, который посмел напасть на взрослого мужчину, но это восхищение быстро исчезло, когда этот маленький засранец укусил его.

Зарычав, Янир схватил Брайса за шиворот и оттащил его, слегка встряхнув.

– Никогда больше так не делай!

– Янир! Не надо! – Эбби мгновенно оказалась рядом, выхватывая у него Брайса. – Не трогай его!

– Не трогать его? Не трогать его? А как же я? Он укусил меня! – воскликнул от негодования Янир.

– Да ладно! – пренебрежительно отмахнулась она от его претензий, подперев голову Брайса своим подбородком. – Ты же взрослый торнианский самец! Ему – всего три года! И что ему оставалось делать?

– Что оставалось делать? Он ничего не должен был делать! Он должен был отдыхать!

– Ты сделал ей больно! – хотя голос был тихим и слабым, глаза Брайса горели огнем.

– Я никогда не причиню ей боль! Она – моя леди! – Янир не мог поверить, что он оправдывается перед ребенком! И не просто перед ребенком, а ребенком Ризы и Бертоса!

– Перестань, Янир, – тихие слова Эбби заставили его снова взглянуть на нее. – Я никогда так его не уложу, если ты будешь находиться здесь.

– Я уйду, только если ты поклянешься, что придешь отдыхать в нашу комнату.

Всхлип Брайса заставил Янира впиться в него взглядом.

– Нет, Янир. Я остаюсь здесь.

Со вздохом полного разочарования Янир развернулся и вышел из комнаты.

Эбби не хотела признаваться даже самой себе, что была разочарована тем, как легко сдался Янир, хотя именно этого она и ожидала. Все всегда покидали ее.

– Давай, малявка, – сказала Эбби, отворачиваясь от двери. – Тебе пора отдохнуть.

– А если он вернется? – прошептал Брайс, не сводя глаз с открытой двери и зевая. – Мне нужно защищать тебя.

– Мне не нужна защита от Янира, Брайс, – уложив его, она натянула одеяло ему до подбородка, убедившись, что оно плотно укутало его. – Янир никогда не причинит мне вреда, Брайс. Он – пригодный и достойный самец.

– Но…

– Никаких «но». Я знаю, что он не был добр к тебе, но у него были свои причины, ни за одну из которых ты не отвечаешь. А теперь тебе пора спать.

* * *

Янир откинулся на спинку стула, который он притащил в комнату, теперь принадлежавшую Брайсу. Ему потребовалось несколько минут, чтобы успокоиться после отказа Эбби отдыхать в их комнате. Он уже хотел было вернуться обратно и потребовать, чтобы она отдохнула с ним, когда услышал ее тихие слова, обращенные к Брайсу.

Она по-прежнему считала его пригодным и достойным мужчиной. Она все еще верила, что он никогда намеренно не причинит ей вреда. Янир вновь воспрял духом, после того как уже принял было мысли о потере своей Эбби, и боль в его сердце немного ослабла. Он не потерял ее. Если она все еще верит в него. И значит, у него есть шанс вернуть ее. Вознеся благодарственную молитву Богине, он схватил стул. Если она не хочет отдыхать с ним, он будет отдыхать с ней.

* * *

За следующую неделю жизнь в замке кардинально изменилась, и мало кто был этому рад.

Паган по-прежнему приходил каждый день, но Эбби больше не стремилась наводить порядок и расчищать третий этаж. Он больше не принадлежал ей. Он будет принадлежать следующей женщине, которую выберет Янир, и ей придется уже решать, что с ним делать.

Когда Кэрбр связался с ней для того, чтобы они могли продолжить видео-экскурсию по замку, она ответила ему, что этого больше не требуется и что он должен просто сосредоточиться на уже выбранных предметах мебели. Это тоже будет решение уже новой леди Янира.

Когда Лиза связалась с ней, сообщив, когда прилетит «Раптор», Эбби сказала, что он ей не понадобится. Она не солгала Лизе, когда сказала ей, что они с Яниром все уладят, но это займет какое-то время. Они бы так и сделали. Это просто означало бы, что она и Брайс уедут, а не останутся, как предполагала Лиза.

Брайс все еще не открыл свой секрет, как он мог входить и выходить из крыла, к большому разочарованию Янира. Особенно, когда Эбби не позволила ему попытаться запугать его. В ответ Янир поставил двух охранников на втором этаже и потребовал, чтобы все двери оставались открытыми.

Прямо сейчас здесь были Сунил и Саар, стоя по одному на каждом конце второго этажа, их глаза видели все. Навон и Джа стояли у входа, через несколько часов они поменяются местами. Только когда Янир был здесь, стражники уходили, и для Эбби так было еще хуже.

Когда Янир был рядом, боль от всего, что она потеряла, нестерпимо выжигала ее изнутри. Каждый вечер он говорил, что им пора отдыхать в своей комнате, и каждый вечер она отказывалась. Он хмуро смотрел на нее, а потом отдыхал в кресле в комнате Брайса.

Когда она попыталась перенести свои вещи в комнату Брайса, Янир, рыча на нее, отнес все обратно, ворча всю дорогу. Все это просто сводило Эбби с ума!

– Богиня, как бы мне хотелось выбраться отсюда! – пробормотала Эбби себе под нос, убедившись, что Сунил и Саар ее не слышат. Брайс посмотрел на нее своими большими темными глазами на мгновение, затем соскользнув со стула, на котором сидел за обедом, обошел вокруг стола, чтобы молча взять ее за руку.

Эбби нахмурилась, но встала, позволив ему отвести себя в покои Янира.

– Моя госпожа? – вопросительно произнес Сунил, когда они проходили мимо.

– С нами все в порядке, Сунил, – немного раздраженно ответила ему Эбби. Она не собиралась говорить мужчине, что понятия не имеет, что задумал Брайс. Она последовала за Брайсом на третий этаж, затем еще дальше, в старые покои Рисы, где она никогда не была. – Брайс, куда ты меня ведешь?

Отпустив ее руку, Брайс шагнул к стене и, потянувшись вверх, нажал на твердое пятно серебра. К удивлению Эбби, стена начала открываться, и за ней появился тускло освещенный проход.

– Что это такое? – прошептала Эбби, делая нерешительный шаг вперед. – Брайс? – она посмотрела на него сверху вниз.

– Идем, – сказал Брайс, указывая рукой, и вышел в коридор.

Эбби оглянулась, думая, что ей следует вернуться и позвать Сунила, Янир расстроится… Подождите. Почему ее это должно волновать? Она ведь уезжает, не так ли? В конце концов, ей придется разбираться со всем самой, и лучше это начать прямо сейчас. Глубоко вздохнув, она шагнула в коридор.

– Подожди меня, Брайс, – крикнула она в темноту, и стена закрылась за ней.

* * *

Это была долгая неделя, и Янир не знал, сколько еще он сможет спать в этом кресле в комнате Брайса, но он отказывался отдыхать в их постели без своей Эбби. Каждую ночь он просил ее лечь с ним. Каждую ночь она предпочитала спать с Брайсом. От этого у него защемило сердце. Он хотел обнимать ее, хотел прикасаться к ней, хотел целовать ее. И дело было не в желании соединиться к ней, хотя он тоже хотел этого. Речь шла о том, чтобы быть с ней. Богиня, он скучал по возможности просто быть с ней рядом.

Отбор был завершен, и многие из них не были довольны результатом. Он не позволил никому из предыдущих воинов вернуться в статус Воина, и большинство учеников были возвращены к статусу новобранцев. Нескольким он не оставил выбора, кроме как уйти, а остальные должны были либо вернуться к нему, либо тоже покинуть замок. Это означало, что ему придется продолжать полагаться на воинов из других Домов, пока самцы, соответствующие его требованиям, не завершат программу обучения. Как бы ему хотелось поговорить об этом с Эбби, потому что это волновало ее не меньше, чем его самого, но она больше не желала слышать о таких вещах.

Паган и Корин вместе с Навоном, Морио и Кэрбром пришли к нему на прошлой неделе, выражая свою обеспокоенность внезапным изменением поведения их госпожи. Они хотели знать, что случилось, и если есть что-то, что они могли бы сделать, чтобы заставить ее улыбнуться снова, то они готовы сделать это. Сначала это удивило Янира, потом разозлило, а потом он понял, что нежные прикосновения Эбби и ее забота повлияли не только на него.

Он обнаружил, что Корин был прав насчет отзывов об Эбби новобранцев, когда случайно подслушал, как некоторые из них говорили о том, что они надеются, что их выберут в следующий раз для перемещения мебели, чтобы они могли увидеть свою прекрасную леди. Тогда, увидев его, они побледнели и разбежались. Янир рассмеялся… но это было раньше… до того, как его слова и действия лишили ее улыбки и смеха. Как же теперь ему их вернуть?

– Войдите! – отдал приказ Янир, когда сигнал о посещении командного центра отвлек его от мрачных мыслей. Когда дверь открылась, впуская внутрь Улла, он не смог скрыть своего потрясения.

– Улл?! – Янир быстро поднялся и подошел, чтобы обнять брата. Это было объятие, полное искренней радости от встречи, на которое Улл ответил прохладно.

– Лорд Янир, – ответил в свою очередь Улл, слегка поклонившись.

– Лорд? – сделав шаг назад, Янир окинул брата внимательным взглядом и догадался, что Улл все еще до сих пор очень расстроен тем, что произошло во время Церемонии Соединения. Богиня, Яниру казалось, что это произошло вечность назад. Обойдя вокруг стола, Янир сел. – Что привело тебя сюда, воин Улл? – холодно спросил он. – Я не помню, чтобы ожидал тебя.

Бровь Улла слегка приподнялась от тона, которым говорил Янир. Когда это маленький засранец научился быть похожим на могущественного лорда? Когда он научился так точно подражать их манно? Глядя на Янира, сидевшего за столом лорда, Улла вдруг осенило. Янир вовсе не «подражал» их манно. Он и был могущественным лордом.

– Вы просили моей помощи, – наконец заговорил Улл. – Я здесь.

– Поскольку я не получал от тебя никаких известий, я предположил, что ты «решил» не оказывать мне помощи.

– Да, мне было указано, что, как будущему лорду Бетельгейзе, недостойно не прийти на помощь лорду другого Дома. Было также указано, что если воины дома Ригель обнаружат, что после всей верности и поддержки, которую оказал мне мой кровный брат, я не смогу дать ему того же, что и он, то они могут начать сомневаться в моей верности им.

– Это наш манно сказал? – Янир не мог скрыть своего потрясения.

– Нет, – признался Улл, чувствуя, как темнеет от смущения его кожа.

– Тогда кто же? Кто, кроме самого манно, осмелился бы сказать тебе такое? Ты – первый самец!

– Да, ну, очевидно, это не имеет никакого отношения к тому… к той, что представила нас.

– Что? Мама? Мама тебе это сказала?

– Да. Я пришел к выводу, что время, проведенное с земными женщинами, оказало на нее дурное влияние.

– Ты имеешь в виду время, которое она провела с Императрицей и Королевой Люды? – прозвучал в ответ голос Улла, полный раздражения.

– И с твоей самкой, – продолжил Улл.

– Эбби – моя леди, Улл. Если ты не можешь уважать это, тогда тебе нужно уйти прямо сейчас, потому что если бы мне пришлось выбирать между тобой и Эбби… Эбби выиграла бы. Каждый. Раз.

– Конечно, так и будет, пока она не представит тебе потомство, и тогда все вернется на круги своя.

– Нет, Улл… – Янир медленно поднялся, положив руки на стол и склонившись над ним, чтобы убедиться, что Улл его понял, четко произнес. – Эбби всегда будет на первом месте. Важнее тебя. Важнее меня. Важнее этого Дома. Она – единственное, что имеет значение.

* * *

Брайс вел Эбби по коридору, время от времени останавливаясь, чтобы показать ей, что она должна посмотреть, пуста ли комната, куда толкнуть, чтобы открыть стену. Девушка находила это удивительным, но больше всего ее поразили вещи, которые она нашла в коридоре или они были спрятаны, потому что на некоторых из них была пыль, скопившаяся на них за долгие годы. Эбби быстро стало ясно, что эти проходы были построены тогда, когда был образован первоначальный Дом, и именно поэтому такие же были на Торино. Император тогда знал о них. Риса, узнав о них на Торино, должно быть, искала их здесь, пока не нашла.

Эбби остановилась, когда услышала голоса… глядя через то место, которое указал Брайс, она увидела, что они были в командном отсеке Янира и что он был не один. Кто был с ним?

Улл…

Остановившись, она замерла и не могла поверить в то, что видела и слышала.

– Нет, Улл… – Янир медленно поднялся, положив руки на стол и склонившись над ним, чтобы убедиться, что Улл его понял, четко произнес. – Эбби всегда будет на первом месте. Важнее тебя. Важнее меня. Важнее этого Дома. Она – единственное, что имеет значение.

Эбби медленно отодвинулась от стены. Неужели Янир действительно так думает? Что она так много значит для него? Могла ли она в это поверить?

* * *

– Есть еще кое-что, что ты должен знать, Улл, – проговорил ему Янир, медленно садясь обратно, – в замке остался Брайс Гуттузо, и здесь он останется.

– Что? Что ты имеешь в виду? О чем ты только думаешь, оставляя в своем Доме это отродье Дако?!! Почему ты оставляешь его в живых? – потребовал ответа Улл. – Он негоден и происходит от испорченной родословной! С ней надо покончить!

Янир откинулся на спинку стула, глядя на своего брата. Мужчину, которого он до недавнего времени беззаветно почитал и уважал. Улл только что произнес те же самые слова, которые сам Янир говорил о Брайсе, и думал, что был прав, когда произносил их… Но услышав, как Улл произнес их… Янир никогда в жизни не испытывал такого стыда. Неудивительно, что его Эбби отвернулась от него.

– Ты мой кровный брат, Улл, и будущий лорд дома Ригель из Бетельгейзе, но если ты когда-нибудь… когда-нибудь… произнесешь эти слова снова в моем присутствии… я отправлю тебя к Богине! Ты меня понял? – Янир встал и обошел вокруг стола, впервые в жизни бросив вызов своему брату.

– Брат или нет.

– Лорд или нет.

– Это не имеет никакого значения. Именно самцы, которые думают так же, как и ты, которые считают, что они лучше других лишь из-за очередности представления, привели нашу Империю туда, где она находится сегодня! Это то, во что верил Бертос! Это то, во что верила Риса! Так считал Император Берто, когда насиловал своих самок. Именно так считали те, кто помогал ему скрывать эти преступления! С этими самцами надо покончить! А не с невинными трехлетними отпрысками! Тебе придется решить, кто ты.

Улл поймал себя на том, что сделал шаг назад от ярости, которой пылал его брат. Никогда за всю свою жизнь Улл не видел Янира таким. Неужели Янир всегда был исключительным воином? Да. Неужели Янир обучался вместе со специальной гвардией Императора? Да. Но все же Улл всегда одерживал над ним победу. Янир всегда уступал в их схватках. Улл никогда не был свидетелем этой силы, которую сейчас демонстрировал его брат… Он слышал, как другие шептались об этом, но она никогда не была направлена на него. Улл всегда считал, что это потому, что он был лучшим воином. Теперь он понял, что это было потому, что Янир позволял ему побеждать, из уважения к тому, что он был первым отпрыском. Из-за «своей очередности на представление», как назвал это Янир.

Действительно ли он был похож на Бертоса?

Богиня, он молился, чтобы это было не так.

* * *

Брайс посмотрел на Эбби, когда он привел ее в нежилое крыло. Это было одно из его любимых мест, потому что туда никто никогда не ходил. Она молчала с тех пор, как они оставили спорящих мужчин. Казалось, что ее что-то беспокоит. Это был не он. Он привык слышать сердитые голоса, привык слышать крики.

Брайсу нравилась эта «леди», она сказала ему называть ее Эбби. Она была намного добрее, чем та, другая. Они сказали, что это была его мать, но он не знал, что это значит. Эбби смотрела на него, улыбалась и заботилась о нем. Единственный раз, когда та другая женщина дотронулась до него, это когда она обнаружила его в своей комнате, трогающим ее вещи. Ей это не понравилось. Не понравилось, что он обнаружил проход за стеной. Она ударила его, а потом пришел Васаки и забрал его.

«Лорд»… ну, он не знал, что и думать о нем. Он тайком наблюдал за ним, пока тот шел по замку. Он сильно отличался от того, кого все называли лордом Бертосом. Этот не кричал и не вопил все время. Он не бил и не убивал, когда злился. Этот «лорд» улыбался и смеялся, по крайней мере, когда был с Эбби, а она смеялась и улыбалась ему в ответ. Ему нравилось находиться в этом крыле с тех пор, как они прибыли. Это было хорошее место.

Пока они не нашли его. Он не должен был брать эту еду. Но он был так голоден. Васаки не было уже несколько дней, и после того, как повар в последний раз поймал его на кухне, Брайс не осмелился туда возвращаться. Теперь Эбби и лорд не смеялись и не улыбались друг другу.

* * *

Эбби не смогла сдержать вздоха, когда Брайс открыл проход и они оказались в нежилом крыле.

– Как же так? Неужели? – Эбби не могла в это поверить. Они были на противоположной стороне замка. Оглядев комнату, она поняла, что они были в комнате в одном из углов, ближайших к входной двери, противоположном углу от того, где Брайс прятался неделю назад. Неудивительно, что он не смог сбежать. Янир стоял между ним и проходом.

– Тебе нравится эта комната, не так ли? – спросила Эбби, глядя на Брайса сверху вниз, и он кивнул. – Как ты думаешь, что бы рассказала эта комната, если бы могла говорить? – спросила она, привыкнув к его молчанию. – Бьюсь об заклад, тут будут отличные истории. Ты так не думаешь? – она прошла дальше в комнату. – Как ты думаешь, какие секреты она хранит? – когда Брайс начал отчаянно дергать ее за руку, она посмотрела на него сверху вниз. – Брайс?

– О, я знаю одну, которую он сохранит.

Эбби резко обернулась, когда темная тень отошла от стены и превратилась в мужчину, которого она узнала.

– О, воин Ошош, – выдохнула она. – Вы меня напугали.

– Неужели? – спросил он с холодной ухмылкой.

Эбби не понравилась эта ухмылка, она пугала ее, но она не собиралась показывать ему это.

– Только на минутку. Вам что-то нужно?

– О да, мне многое нужно, и начну я с тебя.

Когда он сделал шаг вперед, Эбби вильнула в сторону, но тут еще одна тень отделилась от стены, став мужчиной, которого Эбби не знала, преградив ей путь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю