290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Янир (ЛП) » Текст книги (страница 10)
Янир (ЛП)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Янир (ЛП)"


Автор книги: М. К. Айдем






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 22 страниц)

– Когда-то это был Дом первого Императора, верно? – спросила Эбби, обводя взглядом коридор в поисках каких-либо следов его обитателя.

– Так оно и было. Родословная Берто когда-то была достопочтимой и уважаемой. Воины этого дома первыми откликнулись на мольбу Богини о помощи, когда низший Бог Дако похитил ее у супруга. Дако хотел заставить ее соединиться с ним и таким образом изменить свое положение среди богов.

– Как меняется положение мужчины-торнианца, когда женщина дарит ему потомка женского пола, – тихо спросила Эбби.

Острый взгляд, брошенный на нее Яниром, подсказал ей, что он никогда раньше не видел какую-либо связь в этом.

– Я… да. За помощь Богиня обещала, что каждому воину она подарит женщину, созданную специально для него, пару. Что она соединится с ним и только с ним, дополняя воина, как он дополнит ее, – и он почувствовал, как Эбби сжала его руку. Посмотрев вниз, он встретил понимание в ее глазах и продолжил: – Много веков спустя, когда мы смогли начать путешествовать по другим мирам и Торнианская Империя охватывала не только Торниан, Император Торин Берто решил, что Империи нужен дом. Поэтому он создал и перевел туда Дом Берто, переименовав его в дом Торино. Затем он нарек своего кровного брата Королем Дома Берто и назначил его правителем Этрурии.

– Правда? – Эбби зачарованно слушала то, что говорил ей Янир. Она всегда любила историю. – А как же он стал домом Гуттузо?

– После того, как род Берто был навсегда лишен возможности править Империей, новый Император, Император Вик Вастери из дома Вастери из Люды решил, что брат прежнего Императора не принимал участия в злодеяниях, совершенных его братом. Он понимал, что клеймо позора, которое носила теперь вся его семья, было достаточным наказанием. Король Радек всегда хорошо управлял регионом Этрурия, и Император считал его достойным мужчиной, поэтому он позволил своей семье остаться править регионом, но изменил его титул на лорда. Затем Король Радек сменил фамилию на Гуттузо – так звалась родословная его леди, чтобы быть как можно дальше от брата.

– Он использовал имя своей леди?

– Да. Император Вик провозгласил своего кровного брата Королем Люды, пока его собственный самец не достиг совершеннолетия.

– Вот почему Грим – Король Люды.

– Да.

Когда они дошли до конца коридора, Эбби увидела двух мужчин, стоявших перед массивными дверями, на каждой из которых была выгравирована большая богато украшенная буква «Г». При их приближении мужчины напряглись, беспокойно глядя на приближающихся, а их руки потянулись к мечам.

– Фелим. Дартон. Отставить! – отдал приказ Корин, выходя из-за спины Янира. – Это ваш новый лорд. Лорд Янир.

Оба мужчины тут же убрали руки с рукоятей мечей и склонили головы.

– Открыть двери, – нетерпеливо приказал Янир. Он хотел, как можно скорее устроить Эбби.

– Я… мы… – Дартон поднял на Янира испуганные глаза. – Милорд, мы не можем.

– Что значит не можете?!! – требовательно спросил Янир, в низком его рычании четко было слышно недовольство.

– Мой лорд, – произнес Корин так, чтобы застывший Дартон его не услышал. – Хотя к этим дверям всегда приставлены стражники, Бертос всегда следил за тем, чтобы его крыло было заперто, когда его нет дома. Единственный ключ он брал с собой. На время своего отсутствия он запирал и опечатывал дверь. Корин указал на серебряную печать, ради которой Фелим отошел в сторону, чтобы Янир мог увидеть, что печать цела.

– Он запирал свое крыло даже в резиденции? – Янир сомневался, правильно ли он понял Корина. – Когда его леди была внутри?

– Да, мой лорд, – подтвердил Корин.

– Если он запирал и опечатывал двери, зачем ему нужно было выставлять охрану? – потребовал Янир.

– Чтобы никто не попытался проникнуть в его покои, милорд, – ответил Фелим, как будто это было очевидно.

Янир переводил свой взгляд с одного мужчины на другого. Одно дело запирать и опечатывать покои в свое отсутствие. Многие делали это, не его манно. И Янир слышал об этом. Но делать это, когда он был в резиденции? Это говорило о полном отсутствии доверия Бертоса к своим воинам, особенно когда он запирал внутри там свою женщину.

– Найдите что-нибудь, чтобы сломать ее, – приказал Янир.

– В этом нет необходимости, мой лорд, у меня есть ключ, – заговорил Корин, сунув руку за пазуху, чтобы вытащить ключ и показать Яниру.

– Где ты его взял? – резко спросил тот. Он все еще не полностью доверял Корину.

– Я снял его из тела Бертоса, милорд. Я знал, что тому, кого нарекут лордом, он понадобится.

Через мгновение Янир кивнул.

– Открывай двери, Корин.

* * *

Услышав слова Корина, Эбби не удивилась затхлому запаху, который ударил ей в нос, когда двери крыла лорда распахнулись. Что удивило ее, когда она вошла, так это окна от самого пола до потолка, которые были расположены вдоль стены всей комнаты. Через них туда проникал свет утреннего солнца и, казалось, озарял золотым теплом стены и пол вместо прохлады серебра.

Подойдя к ним, она обнаружила, что некоторые из них на самом деле были дверями, которые вели в сад. Повернув ручки одного из них, она обнаружила, что они не открываются.

«Конечно, они закрыты», – подумала про себя Эбби. Если перед отъездом на Торино Бертос запер и опечатал двери крыла. Он бы не оставил незапертыми окна и внутренние двери.

– Задвижка здесь, Эбби, – Янир прижался всем своим телом к ее спине, когда потянулся вверх, чтобы открыть спрятанную от посторонних глаз задвижку, и почувствовал, как она с тихим вздохом откинулась назад. – Попробуй еще раз, – сказал он, положив руки ей на плечи. На этот раз, когда она повернула ручки, они поддались.

Распахнув дверь, Эбби почувствовала, как свежий воздух овеял ее лицо, растрепав несколько прядей волос. Он вытеснил старый затхлый воздух и заменил его сладким ароматом цветов.

– Так гораздо лучше, – прошептала Эбби, выходя на террасу и подставляя свое лицо солнечному теплу. Почувствовав легкое прикосновение к щеке, она решила, что это Янир. Вместо этого, открыв глаза, она обнаружила рядом с собой порхающую красивую бабочку и не смогла сдержать улыбки.

Эбби и не подозревала, что ее шепот привлекли внимание всех мужчин в комнате, но Яниру это не понравилось. Эбби принадлежала ему и только ему. Ему не нравилось, когда другие мужчины смотрели на нее. Если бы он мог, то спрятал бы ее подальше от всех, чтобы она никогда не могла пострадать, и тогда он был бы единственным мужчиной, которому позволено наслаждаться ее красотой и улыбками.

Едва подумав об этом, Янир понял, что если он это сделает, то его Эбби погибнет. Внезапно он осознал, что его Эбби похожа на разноцветную болборету, которая словно слегка поцеловала ее в щеку. Оба были крошечными… но яркими… и удивительными. И все же они оба были хрупкими и, если не обращаться бережно с ними, могли погибнуть. И все же на этом их сходство заканчивалось тем, что болборета путешествовала с ветерком, позволяя ему выбирать свой путь, когда его Эбби была вынуждена оставаться сильной перед лицом невзгод. Это была одна из первых вещей, которые он узнал о своей Эбби. Хотя она и поведала ему в своем страхе тогда через изгородь, она не позволила ему сломить себя, как это произошло бы с торнианкой. Она многое рассказала ему о том, что случилось с ней в ее жизни, но никогда не рассказывала о том, что случилось, когда ее забрали с Земли. О том, что Лукен пытался с ней сделать.

Что еще она ему не сказала?

– Эбби, – услышав голос Янира, Эбби повернулась к нему. – Не желаешь осмотреть наше крыло? – и, протянув ладонь, он заправил выбившиеся волосы ей за ухо.

– Очень, – тихо ответила она ему.

Янир повел ее мимо мебели, расставленной в комнате. Хотя здесь было много кушеток и кресел, а также несколько столов, все они, казалось, были беспорядочно расставлены по всей комнате без какого-либо порядка или причины. Кроме того, они не были такими же черными с серебристым, как на «Вознесении». Здесь Бертос, казалось, пытался произвести впечатление на тех, кто входил, количеством мебели.

– Это «приёмная» или «общая» зона крыла. Второй этаж – личные покои лорда, а третий – покои леди.

Эбби понимающе кивнула, и Янир повел ее вверх по лестнице.

Теперь тут было еще круче, чем Эбби могла ожидать от Бертоса.

Все было черным.

Здесь было серебро.

И все это было вульгарно.

Нужно немедленно связаться с Лизой и выяснить, как это можно исправить. Лиза изучала дизайн интерьера еще на Земле и могла бы подсказать Эбби, что ей нужно сделать, чтобы ее новый дом стал похож на место, как слышала Эбби, которым была Луанда.

Янир посмотрел на то место, куда он привел свою Эбби, и едва сдерживал отвращение. Как он мог попросить свою Эбби оставаться здесь? Где когда-то обитал такой недостойный и непригодный самец, как Бертос?

– Все нормально, Янир, – сказала Эбби, входя в комнату. – У тебя есть дела поважнее, чем это, – она указала вокруг себя.

– Ты слишком все понимаешь, Эбби, – протянув руку, он нежно провел костяшками пальцев по ее щеке. – Мастер Паган! – крикнул Янир через плечо и побежал вниз по лестнице. Именно тогда Эбби поняла, что никто из мужчин не последовал за ними вверх по лестнице. – Ни один мужчина не может находиться на этом или следующем этаже без специального разрешения, – сообщил ей Янир.

– Да, милорд? – отозвался Паган, торопливо поднимаясь по ступенькам.

– Иди возьми свое оружие и возвращайся.

– Да, милорд. – поклонившись, Паган быстро вышел из комнаты. Он не обратил внимания на шокированные взгляды Дартона и Фелима, когда проходил мимо них. Они тоже слышали слова Янира о его новом положении, во что даже ему было трудно пока поверить.

– Корин! – снова заревел Янир.

– Мой лорд? – тут же оказался рядом с ними Корин.

– Организуй обед для леди.

– Конечно, милорд, – склонив голову, Корин отступил назад и включил коммуникатор.

– Со мной все будет в порядке, Янир. Я могу подождать, пока ты не вернешься, и тогда я поем с тобой.

– Я не знаю, когда смогу вернуться к тебе, Эбби, – с сожалением сообщил ей он.

Корин поднял голову и стал ожидать ее ответа. Женщины не отличались терпимостью к разочарованиям. Риса тоже очень расстраивалась, когда Бертос разочаровывал ее. Он видел, что леди Эбби реагирует иначе на многие вещи, но как будет она реагировать на такое? На то, что тебя бросили в незнакомом месте?

– Не знаешь? – переспросила она с легким волнением в голосе.

– Нет. Мне тоже многое нужно увидеть.

– Конечно, – заговорила уже тверже Эбби, нежно погладив его по груди. – Есть мужчины, с которыми ты должен встретиться, решения, которые ты должен принять.

– Да, но не раньше, чем вернется Паган, а Навон и Морио будут стоять у дверей. А до тех пор мы вместе осмотрим наше крыло. Если это доставит тебе удовольствие.

– Обязательно, – Эбби улыбнулась ему и обняла за талию, позволяя увести себя на второй этаж.

* * *

Фелим схватил Пагана за руку, когда тот возвратился в крыло лорда с мечом на боку.

– Что происходит, Паган? – спросил Фелим.

Паган вырвал руку из хватки Фелима. Тот никогда не был талантливым воином, поэтому Бертос приказал ему охранять запертые покои. Но он завершил программу обучения воина, чего Паган не смог сделать, и Фелим никогда не позволит ему забыть об этом.

– Для тебя я мастер Паган, воин Фелим, – выплюнул Паган. Теперь он превосходил по статусу задиристого воина, и ему больше не нужно было терпеть его оскорбления.

– Мастер? – усмехнулся Фелим. – Мастер чего?!!

– Паган теперь мастер крыла лорда и служит леди Эбби, – произнес Корин, спускаясь по лестнице со второго этажа. – Он был назначен на эту должность самим лордом Яниром и пользуется его полным доверием, – Корин подошел вплотную к Фелиму практически натыкаясь на младшего по званию. Ему никогда не нравился Фелим. – Я – заместитель лорда Янира, а ты, воин Фелим, очень близок к тому, чтобы проявить неуважение по отношению к нам обоим, – Корин увидел, как побледнел Фелим, потому что они оба знали, что это значило при Бертосе. Но Корин не мог позволить тому думать, что их новый лорд похож на Бертоса.

– Тебе повезло, что лорд Янир теперь правит этим Домом, потому что он совсем не похож на Бертоса и не прикончит тебя только по донесению капитана.

– Какие-то проблемы, капитан? – спросил Янир, незаметно спустившись по лестнице. Все мужчины обернулись к нему.

– Нет, милорд, – заговорил первым Корин. – Нет никаких проблем. Воин Фелим как раз просил разъяснений по поводу изменения статуса мастера Пагана.

– Воин Фелим, – рука Янира сжала рукоять меча, когда он окинул взглядом самца. Богиня благословила Янира хорошей памятью, и теперь она не подвела его. Он читал досье Фелима и не мог поверить, что Бертос присвоил ему статус воина. Фелим провалил три из шести испытаний. В доме Ригель Бетельгейзе низкий балл по любому тесту помешал бы самцу стать воином. – Ты считаешь, что имеешь право спрашивать, кого я назначил мастером?

– Я… нет… конечно нет… лорд Янир, – Фелим тут же упал на колени, его пальцы впились в бедра, когда он склонил голову, все его тело задрожало, когда он ждал, что Янир вытащит свой меч и покончит с ним.

Янир в шоке уставился на мужчину. Он только хотел утвердить свой авторитет над мужчиной, утвердить свое положение лорда и дать понять, что его следует уважать. Никогда он не думал, что Фелим отреагирует таким образом. Посмотрев на Корина и Пагана, он увидел, что ни один из них не был удивлен. Они оба ждали, когда он приведет приговор в исполнение, и это потрясло Янира до глубины души. И все же он не показал этого ни голосом, ни выражением лица.

– Встань, воин Фелим, – приказал Янир.

Медленно, словно ожидая, что эта отсрочка окажется уловкой, Фелим поднялся и наконец встретился глазами с Яниром.

– Хотя я всегда буду уважать право на вопросы воина, я не потерплю, чтобы какой-либо воин злоупотреблял своей властью. Это понятно, воин Фелим?

– Да, мой лорд, – быстро ответил Фелим.

– Так о чем же ты спрашивал мастера Пагана?

– Я…

– У тебя есть такая возможность, воин Фелим. Так спроси сейчас! Меня!

– Лорд Янир… Паган…

– Мастер Паган, – поправил его Янир.

– Я… да, лорд Янир… мастер Паган так и не достиг статуса воина… как он может стать мастером?

– На самом деле быть достойным мужчиной – это нечто большее, чем просто получить статус «воина», Фелим. Это связано с внутренней силой мужчины и его верой в себя и в своего лорда. Мастер Паган доказал мне своими словами и делами, кто он такой, и я считаю его более чем достойным статуса мастера, – Янир посмотрела на Дартона. – Каждый мужчина в этом доме должен доказать мне это, как сделал это мастер Паган, если он хочет остаться. Теперь статус и положение мужчины не гарантируется только из-за отношения к нему Бертоса. Фактически, вы должны все подняться выше этого, если хотите остаться здесь.

Заявление Янира было встречено мертвой тишиной.

Глава 13

Эбби застыла в дверях покоев Бертоса и не cмогла унять дрожь отвращения, пробежавшую по ее телу. Янир отправился на первый этаж, когда услышал громкие голоса, доносящиеся с лестницы, а Эбби решила продолжить осмотр.

Покои лорда представляли собой просторную гостиную, которая занимала примерно две трети пространства с несколькими дверями по обеим сторонам. Заглянув в каждую из них, она обнаружила большие комнаты, в которых не было ничего, кроме кроватей. Эбби предположила, что эти комнаты предназначались для потомства лорда, точно так же, как в доме ее родителей были комнаты для ее и брата.

И все же она могла сказать, что «потомство» не проживало в этих комнатах в течение очень долгого времени, может быть, столетий.

В дальнем конце комнаты располагались две большие двойные двери, похожие на те, что были у входа в крыло, только на каждой них были вырезаны половины большой буквы «Б». Толкнув их, Эбби попала в святая святых – спальню лорда. Сделав всего один шаг в комнату, Эбби кожей почувствовала зло, которым Бертос пропитал комнату. Оно словно давило на нее, заставляя сердце биться быстрее. Мужчина был мертв, но казалось, что все вещи, которые он оставил здесь, по-прежнему словно ожидали его возвращения.

– Миледи? – голос Пагана заставил Эбби тихо вскрикнуть, и она обернулась, прижав руку к бьющемуся сердцу. – Прошу прощения, миледи, – Паган немедленно опустился на колено и склонил голову. – Я не хотел вас пугать.

– Паган… это вы, – Эбби попыталась успокоить быстро бьющееся сердце. – Пожалуйста… прекратите уже.

– Что именно, миледи?

– Падать на колени. Нет никаких причин, чтобы становиться на колени передо мной.

– Конечно, есть! Вы – моя леди.

Эбби покачала головой и поняла, что это тоже происходило и на Земле, но она просто не привыкла к этому.

– Хорошо, но вы можете просто склонить голову и не вставать на колени? Мне неудобно, когда вы стоите на коленях.

– Если вы этого желаете, миледи, – Паган медленно поднялся.

– Да, я так желаю. А где Янир? – спросила Эбби, оглядываясь.

– Навон и Морио прибыли охранять двери, миледи. Лорд Янир послал меня помочь вам и просил передать, что он вернется, как только сможет.

– О…

Эбби попыталась скрыть разочарование, но безуспешно.

Паган не хотел видеть грусть в глазах своей леди, потому что ей там не место.

– Он также хотел, чтобы я дал знать вам, что он тут же вернется, если возникнут проблемы. Вам нужно только связаться с ним, – он наблюдал, как Эбби расправила плечи и спрятала грусть, чтобы одарить его улыбкой.

– Со мной все будет в порядке, Паган, – ответила она ему. – вы здесь, чтобы помочь мне, поэтому я уверена, что не будет никаких проблем, и мы начнем с этой комнаты.

Обернувшись, Эбби вошла в комнату, которая когда-то была покоями Бертоса. Пришло время победить призраков и сделать этот дом своим и Янира.

* * *

«Леди Эбби ошибалась. Проблемы будут… много проблем… и все из-за нее!» – сердито подумал Паган. Ей нужно было просто стоять и говорить ему, что она хочет сделать. Вместо этого она пыталась сделать все сама. Торнианские самки никогда так не делали. Вот почему он так медленно отреагировал, когда его леди пододвинула стул к закрытому окну. Она встала на него, затем встала на цыпочки и потянулась к запирающему механизму, потому что даже на втором этаже Бертос держал окна запертыми. Паган едва успел схватить ее, когда она распахнула окна и покачнулась на стуле. Обхватив ее за талию, он повалил ее на пол.

– Никогда больше так не делайте!!! – закричал Паган, его сердце бешено колотилось, когда он осторожно опустил ее на пол. Богиня! Она могла упасть и разбиться насмерть.

– Я как раз открывала окно, Паган. Расслабься, – Эбби спокойно смотрела на него, даже не подразумевая, как близка была она к смерти. – Разве здесь уже не пахнет лучше?

Именно тогда Паган понял, что эта крошечная женщина действительно не считала себя хрупкой или слабой. Она не понимала, как сильно нуждается в защите, особенно в этом доме. Глядя на нее, он не увидел ни капли страха, только твердую решимость завершить начатое. Она считала себя равной мужчине и не собиралась поручать мужчине то, что, по ее мнению, могла сделать сама.

– Дело не в запахе, – произнес Паган сквозь стиснутые зубы. – А в вашей безопасности.

– Со мной все было в порядке. Тебе нужно больше мне доверять, Паган, – повернувшись лицом к комнате, она глубоко вздохнула. – И что мы со всем этим будем делать?

– Делать?

– Да… ничего из этого тут не останется, – Эбби подошла к кровати с балдахином, задрапированной черной с серебром материей. Протянув руку, она потянула за кусок ткани, но та упрямо не поддавалась. – Паган? Не могли бы вы? – спросила она, поворачиваясь, умоляя взглядом.

Паган протянул руку и потянул материал вниз.

– Можно посмотреть? – пробормотала она, прежде чем взглянуть на то, что открылось ее взору. Она знала, что это было дерево, но какое? Она понятия не имела, и хотя оно была черным, на нем была красивая патина (прим. плёнка или налёт на меди и её сплавах). Почему оно было спрятано под таким отвратительным материалом?

– Он называется «галкано дабх», – пояснил Паган, и Эбби поняла, что озвучила свои мысли вслух. – Это был материал тех, кто когда-то правил Этрурией.

– Тогда почему он был спрятан?

– Он вышел из моды у лордов Этрурии много веков назад. Мне рассказывали, что большая его часть уничтожена. Я никогда не видел вещей времен Короля Варика.

– Короля Варика? – Эбби озадаченно посмотрела на него.

– Он был правителем Торниана, когда Богиня обратилась к нему за помощью.

– Это он спас ее?

– Он и его воины. Вот почему дом Берто когда-то был благословенным местом.

– И вы верите в то, – Эбби дотронулась до только что обнаруженного «галкано дабх». – что когда-то он мог принадлежать ему?

«Это было по меньшей мере тысячу лет назад», – подумала она.

– Я… конечно, нет, миледи. Я уверен, что ошибаюсь, – Паган прервал зрительный контакт с ней.

– Прекратите это немедленно, Паган! – воскликнула Эбби, чувствуя, что начинает злиться.

– Прекратить что, моя леди? – спросил он.

– Вы пытаетесь мне угодить. Но у вас есть собственное мнение. Расскажите мне. Ведь есть причина, по которой вы полагаете, что это изделие может быть со времен Короля Варика.

– Миледи, моя родословная… – он замолчал.

– Ну?..

– Мы всегда служили в Этрурии.

– Всегда? – Эбби потрясенно посмотрела на него. – Вы хотите сказать, что сможете проследить свою родословную до времен правления Короля Варика?

– И до этого, госпожа.

– А этот кусок? – спросила она, проводя пальцем по шелковистому дереву.

– Семейные легенды рассказывают, что такую кровать когда-то мог сделать один из моих предков. Он и его отпрыски когда-то были мастерами-столярами у королей Торниана.

Эбби подняла бровь, услышав гордость в голосе Пагана. Это было первая настоящая эмоция в его голосе, которую она от него услышала.

– Они не отправились с Королем, когда он стал Императором?

– Нет. Они остались здесь. Где им и место.

– Тогда почему же вы стали не столяром, Паган?

– Потому что ни одна женщина не соединилась бы столяром, независимо от того, мастер он или нет, миледи. Паган склонил перед ней голову, смущенный тем, что рассказал.

– Кажется, ваш манно должен был что-то сделать, раз вы здесь, Паган.

– Мой манно был Элитным воином, миледи. Однажды он защитил мать Императора во время нападения. Из-за этого Император приказал одной самке соединиться с ним и представить меня, прежде чем он позволит ей соединиться с другим самцом.

– Император может так сделать? – в ужасе прошептала Эбби.

– У Императора Рэя никогда не было никого, кроме его манно.

– Простите, Паган, – Эбби сочувственно положила руку ему на плечо.

– За что?

– За то, что я не знала, каково это быть по-настоящему любимой женщиной. Я имею в виду не любовь женщины к мужчине, – уточнила она, – а к ребенку. Каждый ребенок заслуживает, чтобы его любили таким, какой он есть. Неважно, каким он родился.

– Для торнианских мужчин так не бывает.

– Может, раньше и не было, но сейчас будет, особенно в этом доме, – Эбби слегка склонила голову набок. – Вы знаете историю этого Дома? Всю свою историю?

– Я… Я знаю ее только со слов, госпожа, но многие не принимают это.

– Под многими вы подразумеваете лордов, которые когда-то правили Этрурией?

– Да, госпожа.

– О, Паган, я знала, что мы с вами найдем общий язык. Вы поможете мне изучить и разобраться в истории этого Дома. Настоящую историю, чтобы мы могли снова возвеличить наш Дом, как когда-то. Но прежде, чем мы это сделаем, вы поможете мне избавиться от всех вещей Бертоса.

И схватив с кровати черное покрывало, она принялась стаскивать его, а также все то, к чему прикасался Бертос.

* * *

Сидя за столом в командном центре, Янир смотрел на капитана Дэя и трех воинов, которых он привел с собой, не веря своим ушам.

– Вы хотите, чтобы все мужчины, служившие под началом Бертоса, были уничтожены? Включая воспитанников?

– Каждый самец здесь, – Корин напрягся, когда капитан перевел на него взгляд, – принимал участие в злодеяниях Бертоса. Никто не пытался остановить его. Единственный способ искоренить зло – это очистить все, зараженное им.

– Даже если они невиновны?!! – Янир не мог поверить, что слышит это от мужчины, которого когда-то так уважал.

– В Доме Бертоса нет невиновных! – сердито возразил Дэй.

– Но это уже не Дом Бертоса! – вскочил на ноги Янир, и его стул отскочил от стены позади него.

Это заставило Дэя и его воинов встрепенуться от удивления, потому что это был уже не тот самец, которого они все тренировали. Тот самец всегда оставался спокойным и сдержанным. Не важно, как сильно они наседали тогда на него. Неважно, что они говорили ему или о нем. Из-за этого многие из них считали его бесчувственным. Но они явно ошибались.

– Это мой Дом! Дом Ригель! И я не желаю, чтобы он был основан на крови невинных! Именно это и сделал Бертос!

– Эту задачу поставил мне Император, когда отправил сюда! – возразил Дэй.

– Нет, капитан Дэй, – Янир обошел стол и встал лицом к лицу с мужчиной, бросавшим ему вызов. – Это то, что поручил мне Император. Он сделал хозяином этого Дома меня. Не вас! Вы – капитан его Гвардии, Император поручил вам оказывать мне помощь, а это значит – делать то, что скажу я. Если вы не можете этого делать, тогда вам нужно вернуться на Торино, а я найду того, кто сможет!

Зеленое лицо капитана потемнело и стало почти черным, а рука сжала рукоять его меча, когда Янир предположил, что он не в состоянии выполнить порученную ему задачу. И все же он восхитился тем, что новый лорд не отступил от него. Он просто продолжал смотреть ему в глаза и ждать ответа.

* * *

Корин протянул руку к рукояти его собственного меча, готовый защитить своего нового лорда, даже если это был капитан Гвардии Императора. Он знал, что Янир все еще не полностью доверяет ему, но его слова Дэю показали Корину, что Янир, по крайней мере, готов дать ему шанс вместе с другими мужчинами из этого Дома, включая его брата Мабона. То, чего не хотел делать Дэй. Корину нужно было поговорить с другими мужчинами, чтобы понять, чем на самом деле занимался тут Дэй до момента их прибытия.

Все остальные мужчины в комнате беспокойно зашевелились, а лорд Янир и их капитан продолжали молча смотреть друг на друга. Как им нужно было поступить? За кем они должны были следовать? Дэй был их капитаном, и действительно не было мужчины лучше и достойнее. Они доверяли ему свои жизни. Они все думали, что Император назовет его лордом этого дома, когда он просто послал его сюда для подавления возможных беспорядков. И Император провозгласил лордом Янира. Идти против Янира – значит идти против Императора… ведь так?

Наконец Дэй отступил назад, убрал руку с меча и склонил голову перед Яниром.

– Прошу прощения, лорд Янир, я не хотел проявить неуважение. Я и мои люди, более чем способны оказать помощь вам в укреплении вашей власти.

– Благодарю, капитан Дэй, – Янир положил руку на плечо Дэя, удивив старшего самца. – Я ни минуты не сомневался, что вы и ваши люди окажетесь более чем способными на это. А теперь за работу.

* * *

Эбби была удивлена многим из того, что обнаружила в покоях Бертоса… нет, не Бертоса… а их… ее и Янира покоях. И почти все это должно было отсюда исчезнуть. Кровать, вернее ее каркас, была единственной вещью, которую Эбби позволила себе оставить. Она была создана тысячу лет назад для Короля Торниана. Не для Императора. Не для Короля Этрурии. И она противостояла не только разрушительному действию времени, но и злу, которым стал Бертос. Она не позволила ему проникнуть в себя. После того, как были сняты остатки кричащей ткани и матраса, Эбби была поражена мастерством, с которым была сделана эта вещь.

По углам возвышались четыре витых столбика с замысловатой резьбой, к которым крепилось изголовье и изножье. Подойдя ближе, Эбби поняла, что в центре изголовья была вырезана камея.

– Кто это? – тихо спросила она, проводя пальцем по профилю портрета неизвестной женщины, которую Эбби никогда не встречала. Ее длинные локоны были стянуты назад лентой из сверкающих черных камней. Если Эбби не ошибалась, мианраи дабх был инкрустирован в дерево. Она была красива, но не ее очевидная красота привлекла внимание Эбби, а выражение лица женщины. Ее взгляд был таким волевым и в то же время таким… нежным… что она им невольно привлекала к себе. Каким-то образом ремесленник заставил желать узнать, куда смотрела женщина, когда он создавал этот шедевр, потому что это был именно шедевр.

Когда Паган не ответил, Эбби оторвала взгляд от камеи и обнаружила, что он вновь стоит на коленях в изножье кровати, почтительно склонив голову.

– Паган? – смущенно позвала Эбби.

– Я никогда не думал, что он существует… – прошептал Паган. – Я думал, это всего лишь семейная легенда.

Эбби не знала, что потрясло ее больше: поступок Пагана, его слова или то, что глаза, которые он поднял на нее, были полны слез.

– Кто это? – снова спросила она, на этот раз шепотом.

– Женщина Короля Варика, – благоговейно ответил Паган, не сводя глаз с камеи. – Та, которой Богиня лично благословила его после того, как он пришел к ней на помощь. Древняя легенда гласит, что единственное, что затмевало ее красоту, была ее любовь и преданность Королю. Они прожили вместе много лет, и она представила ему много достойных отпрысков, как мужского, так и женского пола. А когда Король Варик был убит в бою, она умерла через несколько часов после него. Их похоронили вместе, чтобы они могли вечно покоиться в объятиях друг друга.

Эбби обнаружила, что ее глаза наполнились слезами, когда Паган закончил говорить. Повернувшись, она снова посмотрела на камею и теперь могла понять выражение лица женщины. Это была чистая любовь и преданность, она, должно быть, смотрела на Короля в момент, когда был создан портрет.

Теперь Эбби понимала, зачем Бертосу понадобилось это скрывать, ведь он не имел ни малейшего представления о том, как женщина может относиться к своему мужчине.

– Как ее звали? – опять же шепотом спросила Эбби.

– Королева Роуни… – продолжал говорить хриплым голосом Паган. – Ее почитали на всей планете. Говорили, что, хотя она была маленького роста, ее доброта и сострадание ко всем были безграничны. Легенда гласит, что после ее смерти камни Этрурии потеряли почти весь свой золотой блеск, и с тех пор его никто не видел.

– Роуни… – прошептала Эбби, и это имя почему-то отозвалось в ней. Может, потому что ее мать звали Ронни. Ее полное имя было Марджори, но ей нравилось, когда ее называли Ронни. Эбби как-то спросила ее об этом, и мать рассказала, что, когда брат был совсем маленьким, он так произносил ее имя, и оно стало ее семейным прозвищем.

Подойдя к изголовью, Эбби посмотрела на резьбу в изножье кровати. Она думала, что это надпись тоже времен Короля Варика, и удивилась, когда вместо него оказались буквы «Дж». Она вопросительно посмотрела на Пагана.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю