290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Янир (ЛП) » Текст книги (страница 11)
Янир (ЛП)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Янир (ЛП)"


Автор книги: М. К. Айдем






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 22 страниц)

Говорили, что фамилия Королевы настолько сложна и длинна, что была записана только первая буква.

– Зачем кому-то понадобилось прятать ее?

– Эпохи сменяют друг друга, – произнес Паган медленно поднимаясь на ноги. – Люди забывают.

– Как они могли забыть такое? – Эбби не могла поверить своим ушам. – Это же история.

– Правители меняются. То, что считается важным и основополагающим… то, чему учат… меняется.

– Что? – Эбби потрясенно посмотрела на него.

– Когда женщин стало мало, их роль в нашем обществе изменилась. Они стали важными для нас не как пары, а как средство выживания. Истории о Королеве Роуни и других… сильных и независимых самках… перестали рассказывать.

Эбби смотрела на Пагана ошеломленно. Она никогда не думала услышать что-то подобное… особенно от мужчины-торнианца.

– Значит, о ней позабыли… – Эбби снова посмотрела на камею Королевы Роуни. – Обо всем, что она сделала…

– По большей части, да. То, откуда мы пришли, становилось все менее и менее важным по мере распространения Великой Инфекции. То, что нам нужно было делать, чтобы выжить, стало всем, что имело значение, и для этого мужчина должен был привлечь женщину.

– Тогда откуда вы знаете о ней? Если бы вас не обучали истории во время тренировок?

– Как я уже сказал, моя родословная происходит на Этрурии уже более тысячи лет. У нас есть своя устная и письменная история родословной, которая всегда передавалась от мужчины к мужчине.

– Значит, ваш манно рассказывал вам и о ней.

– Да. Он рассказал мне все о ней и нашей истории служения правителям Торниана. Он так надеялся, что моя мать будет похожа на Королеву Роуни…

– Простите, Паган, – протянув ладонь, Эбби сжала его руку. – Некоторые самки достойны своего потомства. Если это имеет значение, я думаю, ваш манно взял над ней верх, – заметив его смущенный взгляд, она продолжила: – Он получил вас, Паган.

– Я… благодарю вас, госпожа.

– Не стоит благодарности, Паган. Это правда. А теперь, – зная, что Пагану становится не по себе, она оглядела комнату, – у меня к вам вопрос.

– Да, госпожа?

– Кто поможет нам вынести все это? – она обвела рукой комнату, указывая на беспорядок, который устроила в ней.

– Вынести, госпожа? – Паган хмуро посмотрел на нее.

– Да. Эту комнату… весь этаж нужно очистить, а ее содержимое куда-то сложить, пока я не решу, что с ним делать. Все, кроме кровати… которая остается здесь.

– Но… – заикаясь, произнес Паган.

– Но что, Паган?

– Покои… этаж… они будут пусты.

– Пока да, по крайней мере, пока я не найду подходящую мебель, – она обратила на него взволнованный взгляд. – Вы не знаете, есть ли в доме еще мебель вашего предка?

– Я… вы хотите обставить крыло лорда старой мебелью?

– Нет. Я хочу наполнить его качественной мебелью, которая будет отражать своего лорда. Вот как такая мебель, – и она указала на каркас кровати.

– Сомневаюсь, миледи, что какие-либо другие предметы все еще существуют…

Паган увидел, как возбуждение в ее глазах померкло, и пожалел, что это случилось из-за его слов.

– Да, я понимаю.

– Мне очень жаль, госпожа.

– Это не ваша вина, Паган, тогда нам просто нужно найти кого-то столь же талантливого, как ваши предки, чтобы сделать новую мебель для Дома Ригель.

Эбби увидела, как Паган открыл рот, потом закрыл его.

– У вас есть какие-то мысли на этот счет, Паган?

– Я… у Бертоса был мастер-столяр.

– Кто-то из вашей родословной?

– Нет, госпожа. Работа моих предков несколько веков назад вышла из моды у правителей Этрурии.

– Качество и мастерство никогда не должны «выходить из моды», Паган.

– Мои предки потеряли свое положение не из-за качества или мастерства работы, госпожа, – Паган не был уверен, зачем он говорит ей это, она никогда не узнает об этом сама, но он чувствовал, что она имеет право знать.

– Тогда почему?

– Потому что один из них соединился с женщиной-неторнианкой и смог иметь потомство.

– Что? Я думала, что это невозможно, вот почему обнаружение земных женщин было так важно.

Паган хмуро посмотрел на нее.

– Разве вы не получили эту информацию в программе Обучателя?

– Там было много всего, что Бертос не внес в программу, потому что решил, что нам этого знать было не нужно.

– Он осмелился вмешаться в программу Обучателя?

Эбби подняла бровь, и он понял, насколько глупым был ее вопрос. Бертос замышлял уничтожить Дом Вастери и захватить Империю, но вмешательство в программы Обучателей не шло ни в какое сравнение с этим.

– Конечно, он это сделал.

– Значит, торнианцы могут соединиться с другими видами и иметь потомство?

– Да, было время, когда мы могли. До Великой Инфекции все виды были способны соединяться и производить потомство. Это принесло мир во вселенные, но после того, как Великая Инфекция поразила миры, все меньше и меньше стало тех, кто соединяясь, мог произвести пригодное потомство.

– Пригодное потомство… это означает, что потомство может быть жизнеспособным.

– Да, госпожа, но большинство из них не доживают до представления, а и если выживают..

– Если?

– Почти все они считаются непригодными, и самцы, которые их породили, теряют свое положение, если позволяют им жить.

– Что? Вы хотите сказать, что они должны убивать своих собственных отпрысков?

– Да. Женщина-торнианка откажется присоединиться к мужчине, у которого есть непригодный отпрыск. Они думают, что это снизит их ценность.

Эбби побледнела и села на пустую кровать, когда Паган закончил говорить, ее ноги дрожали. Неужели то, что говорит Паган, правда? Неужели торнианцы действительно убивают своих детей, если считают их негодными?

– Госпожа… с вами все в порядке? – Паган с тревогой смотрел на нее.

– Так ваш предок…

– Соединился с кализианкой, и она представила ему троих здоровых отпрысков мужского пола. Леди дома Гуттузо в то время очень обиделась, так как она смогла произвести на свет только одного самца и убедила своего лорда, что мой предок больше не заслуживает права быть мастером.

– Он не убил своих отпрысков.

– Нет! Он забрал свою семью и покинул Дом Гуттузо, поклявшись никогда больше ничего не изготовлять для него, пока не будет восстановлена честь Дома.

– И все же он остался в Этрурии.

– Да. Они перебрались в небольшую деревню рядом с шахтами и изготовляли простую мебель для простых рабочих.

– Они больше не производят мебель такого качества? – Эбби провела рукой по раме кровати, на которой все еще сидела.

– Да, но…

– Но?..

– Но они разрешают продавать ее только за пределами планеты.

Паган ждал реакции своей госпожи, ожидая, что она рассердится, но вместо этого она улыбнулась ему.

– Они ставят превыше всего свою гордость и честь, – Эбби встала. – Мне нравится. Вы можете связаться с ними для меня? Мне бы очень хотелось, чтобы они стали частью нашего нового Дома.

– Я могу связаться с ними, госпожа, но не могу гарантировать, что они будут благосклонны.

– Приведите их сюда, Паган. Я их уговорю. А теперь давайте уберем здесь весь этот беспорядок.

Глава 14

Несмотря на протесты Эбби, Паган связался с Яниром, когда стало ясно, что им понадобится много мужчин, чтобы очистить их покои. Эбби хотела, чтобы Паган просто выбрал тех, кому доверяет, не желая беспокоить Янира, но Паган отказался. Его новый лорд ясно дал понять, что его леди должна быть защищена постоянно.

Таким образом, спустя почти час шесть самцов прибыли ко входу в крыло лорда. Янир связался с Навоном и Марио и сказал, что хочет, чтобы каждого мужчину обыскали на предмет возможного оружия. Он также предупредил их, что если по какой-либо причине они решат, что мужчине нельзя приближаться к своей леди, то они могут отказать ему в доступе в крыло.

Навон и Марио были шокированы тем, что Янир доверил им принимать такое решение. Это была его леди, а они были простыми воинами из дома его манно. Теми, кто, будучи пригодными и достойными, никогда не привлекались для охраны леди Исиды. То, что Янир оказал им такую великую честь, заставляло их еще более критично и прилежно выполнять свои обязанности, когда они осматривали прибывших молодых самцов. Они как раз заканчивали с последним, когда двери позади них открылись и вышла новая хозяйка дома.

– Доброе утро, – сказала Эбби, стоя в дверях, ее взгляд скользнул по мужчинам перед ней, и шестеро немедленно упали на колени, склонив головы, тем самым заставив ее тяжело вздохнуть. Она с нетерпением ждала мужчин наверху, и когда Паган сказал ей, что те стоят у дверей, ожидая разрешения войти, она покинула комнату, не обращая внимания на протесты Пагана.

– Пожалуйста… встаньте, – Эбби пришлось сделать над собой усилие, чтобы не протянуть руку и помочь им подняться с колен.

– Ваша госпожа отдала вам приказ! Повинуйтесь! – приказал Паган, окинув критическим взглядом мужчин, стоявших перед ними на коленях. Это были пятеро воспитанников и их наставник, взгляд Пагана обратился к охранникам. – Их проверили?

– Да, мастер Паган, – Навон ответил, что лорд Янир сообщил им, кто находился в крыле со своей леди, когда они прибыли для охраны, объяснив им его статус и титул.

Кивнув, Паган перевел взгляд на мужчин, которые медленно поднимались на ноги, все еще склонив головы, оценивая их. Они были одними из самых молодых учеников в доме, о которых Паган знал, что они только что прибыли на обучение, перед тем как Бертос отправился на Церемонию Соединения. Это был умный ход его лорда. Эти самцы не были запятнаны наукой Бертоса. Его взгляд вернулся к ней.

– Госпожа, эти самцы подойдут.

– Ну конечно, – нежный голос Эбби резко контрастировал с голосом Пагана. – Но прежде чем они приступят к работе, я хотела бы с ними познакомиться.

– Я… что? – заикаясь, спросил Паган.

– Я хочу знать их имена, мастер Паган.

Все, что мог сделать Паган, это уставиться на нее, и Эбби слегка покачала головой, затем сделала шаг и встала перед первым мужчиной. Руки Навона и Марио немедленно потянулись к мечам.

– Вы их обыскали, не так ли? – спросила Эбби, повернувшись к охранникам.

– Да, леди Ригель, – последовал ответ от одного из них.

– Тогда все в порядке, – ее взгляд вернулся к мужчине перед ней. – Как тебя зовут? – когда он не заговорил и не поднял головы, Эбби протянула руку, не обращая внимания на рычание охранников, и мягко, но твердо взяла мужчину за подбородок. Ей не пришлось поднимать его слишком высоко, чтобы их глаза встретились, потому что, пока он старался не поднимать глаз, Эбби была на несколько дюймов ниже его, и он поймал себя на том, что смотрит ей в глаза, сам того не желая.

Эбби не знала, кто был шокирован больше… он… потому что не хотел смотреть ей в глаза, или она не ожидала, что он будет столь молод и что у него на лице оказалось столько отметин от ударов.

Задыхаясь от негодования, она все поворачивала его голову из стороны в сторону, изучая повреждения.

– Что с тобой случилось?!! – потребовала она.

– Отвечай своей госпоже, Мабон! – приказал Паган.

– Мабон… – глаза Эбби расширились от шока. – Ты брат капитана Корина?

– Да, миледи, – ответил Паган, когда Мабон промолчал.

– Что с тобой случилось? Тебя видел целитель? Иди сюда, – схватив его за руку, она потащила ошеломленного юношу мимо трех мужчин, которые должны были охранять ее. Они также были ошеломлены не меньше Мабона. – Садись, чтобы я могла получше рассмотреть твои раны.

Эбби толкнула его на стул, и они почти оказались на одном уровне.

– Когда это случилось? – спросила она, и на этот раз Мабон ответил.

– Вчера, моя… моя госпожа, – пробормотал он, заикаясь.

– Ты был у целителя?

– Нет, госпожа.

– Почему нет?

– Госпожа, – заговорил Паган. – Риса потребовала, чтобы целитель дома Гуттузо сопровождал их на Торино на случай, если он ей понадобится.

– Так где же он сейчас?

Эбби требовательно посмотрела на Мабона.

– Мертв, госпожа, – сообщил ей Паган, и она в шоке посмотрела на него.

– Он был с Бертосом заодно против Императора?

– Да, моя леди.

– Глупый самец, – пробормотала она, но все услышали ее. – А где тот, кто его замещал? Тот, кого он оставил присматривать за воинами, пока его не было?

– У нас нет другого целителя, госпожа.

– Ты хочешь сказать, что Бертос забрал с собой на Торино единственного целителя в этом доме, оставив своих воинов без присмотра, потому что тот мог понадобиться Рисе?

– Да, госпожа.

– Но у Рэя там был целитель. Конечно, он тоже был предателем, но все же…

– Риса настаивала и…

– Риса получала то, что хотела. Я понимаю, – ее мысли вернулись к разговору Янира и Пагана о портативном регенераторе. – Разве здесь нет регенерационных блоков? Или тех, которыми воины сами умеют пользоваться? – спросила она.

– Есть, госпожа, – подтвердил Паган.

– Так почему же его не использовали для Мабона? – ее вопрос был встречен молчанием. – Паган?

– Я не знаю, госпожа.

Но у нее была идея.

– Вы знаете, как им пользоваться? – потребовала она.

– Нет, миледи, этому учат только капитанов, чтобы они могли лечить раны своих учеников.

– Морио? Навон? – она посмотрела на них.

– Конечно, леди Ригель. Нас обучили этому в первый год обучения, чтобы мы могли помогать нашим братьям по оружию, если целитель может быть недоступен.

Вопиющее несоответствие между тем, чему учил Бертос, и тем, чему учил Орион, потрясло Эбби.

– Так принесите его, немедленно! – Эбби рявкнула так, чтобы все мужчины подпрыгнули.

* * *

Эбби наблюдала, как Морио несколько минут водил портативным регенератором по лицу Мабона, прежде чем опухоль и синяки начали исчезать. Он был всего лишь мальчиком, она даже могла бы сказать, подростком.

Потерявшись в своих мыслях, она почти не заметила возникшую тишину и отсутствие каких-либо действий Морио.

– Где-нибудь еще?

Она не упустила, как быстро Мабон затряс головой.

– Они не только повредили лицо. Где еще? – на этот раз голос Морио звучал как тембр голоса воина, допрашивающего ученика, и руки Мабона тут же потянулись к рубашке, прежде чем замереть, его взгляд устремился к Эбби.

Поняв, в чем проблема, Эбби отвернулась и подошла к Пагану.

– Вы знаете больше, чем говорите мне, мастер Паган, – Эбби намеренно подчеркнула его статус. – Скажите мне.

Паган помедлил секунду, затем тихо заговорил.

– Я предполагаю, что Мабон был избит старшими учениками за неудачу брата.

– Что?

– Корин не выполнил задание, которое поручил ему Бертос. Провалы порицались в Доме Бертоса, госпожа. Приказы всегда выполнялись, в противном случае наказание брата воина, друга или класса становились примером… в зависимости от степени неисполнения.

– Оскорбление… – глаза Эбби вернулись к самцу, которого лечил Морио, и она едва сдержала вздох. Торс Мабона превратился в один сплошной синяк. Ее взгляд снова устремился на Пагана. – Лиза говорила нам, что Грим забрал Мабона из Дома несколько недель назад, чтобы защитить его от возможной мести.

Глаза Пагана распахнулись от удивления от слов Эбби. Так вот что случилось с молодым самцом. Он пропал среди ночи, и никакие поиски не смогли найти его следов. Его наставник был жестоко наказан за это.

– Он действительно пропадал.

– Тогда как это стало возможным, что он опять очутился здесь… сейчас… и в таком состоянии?

– Я не знаю, миледи.

– Мне сказали, что раз мой брат возвращается в Этрурию, я тоже должен это сделать, – спокойно ответил Мабон на вопрос Эбби.

– Кто приказал?

– Я не знаю, – ответил ей Мабон. – Вчера меня вернули в казармы.

– Вчера… ты вернулся вчера, и все же на тебя напали?!! – Эбби не могла в это поверить.

– Да… госпожа.

– Он заслужил все, что получил! – Эбби обернулась, желая знать, кто это сказал. Увидев четырех учеников, которые в шоке смотрели на одного и того же самца. Подойдя к ним, она окинула взглядом молодого мужчину.

Он был самым крупным в группе и выглядел самым старшим. Его кожа была зеленовато-желтого оттенка, цвета, который Эбби еще не видела у торнианцев, но у него были длинные черные торнианские волосы.

– Как тебя зовут? – спросила Эбби.

– Квант, моя госпожа.

Представившись, он низко поклонился. Поднявшись, он ухмыльнулся, подумав, как легко ему удалось отвлечь внимание женщины от Мабона. Теперь она заговорила с ним, и это могло означать только одно… она хотела соединиться с ним.

– Квант, – строго проговорила Эбби. – Итак, Квант, поясни мне, почему Мабон заслужил это.

– Потому что он такой же трус, как и его кровный брат, – тут же ответил Квант. – Его брат не выполнил свой долг перед лордом, и Мабон сбежал, чтобы спрятаться, когда должен был остаться и понести заслуженное наказание, – Квант до сих пор помнил, как его били кнутом по спине, когда он также был наказан за исчезновение Мабона.

Когда Мабон хотел было подняться, чтобы ответить на оскорбления старшего самца, Морио положил ему на плечо руку, заставляя остаться на месте.

– Даже сейчас ему нужен кто-то, чтобы защитить его, – усмехнулся Квант.

– Так вот как ты понимаешь это, Квант? Что воин Морио «защищает» Мабона от тебя? – Эбби слегка склонила голову набок, бросив на него невинный взгляд. – Потому что я вижу это совсем не так. Я вижу, что Морио защищает тебя от Мабона.

– Что? – Квант не смог скрыть потрясения.

– О да, именно так я это и вижу. Видишь ли, воин Морио – достойный и пригодный воин. Он обучался в одном из самых уважаемых Домов Империи.

– В каком Доме? – спросил Квант, глядя на Морио.

– Доме Ригель на Бетельгейзе, конечно, – сообщила ему Эбби, удивившись, что Квант не узнал цвет Дома на униформе Морио.

– Дом Ригель! – Квант сплюнул. – Это дом, где его лорд настолько слаб, что позволил женщине использовать себя больше двадцати пяти лет!

Звук обнажаемых мечей заставил Эбби отскочить в шоке, а глаза Кванта расширились, когда один из них оказался у его горла.

– Приготовься к встрече с Дако, – прорычал Навон.

– Навон! Нет! – Эбби положила руку ему на плечо.

– Он оскорбил лорда и леди.

– Да, но это не так. И ты это знаешь. Это то, что сделал бы Бертос, но тебя научили поступать иначе.

После нескольких напряженных мгновений, Навон, угрожающе зарычав на Кванта, наконец, опустил меч.

– Похоже, именно ты нуждаешься в защите, Квант, от женщины, – усмехнулся один из воспитанников, и Эбби увидела, как напрягся Квант, а его кожа потемнела. Казалось, необходимость в защите от женщины была величайшим оскорблением. Нужно будет спросить об этом у Пагана.

– Ученик Квант, ты свободен. Я нахожу тебя недостойным для столь важной задачи, которую ты должен выполнить здесь сегодня, – повернувшись спиной к мужчине, она посмотрела на Навона. – Воин Навон, проследите, чтобы его сопроводили из крыла лорда Ригель.

– С удовольствием, леди Ригель, – немедленно сказал ей Навон и, схватив молодого мужчину за руку, потащил его вон из комнаты.

Повернувшись, Эбби увидела, что каждый из оставшихся четырех мужчин смотрит на нее с разной степенью шока, благоговения и подозрения.

– Ладно, ребята, давайте проясним основные правила. Во-первых, – она подняла палец, – я – леди Эбби, и я жду, что вы будете обращаться ко мне именно так, понятно? – Эбби подождала, пока все закивали, включая Мабона, который присоединился к группе. – Во-вторых, – подняв второй палец, – когда я разговариваю с вами, то жду, что вы будете отвечать. Это понятно? – когда они только кивнули, Эбби уставилась на них. – Я сказала, что жду от вас словесного ответа. Это понятно?

Молодые мужчины быстро переводили взгляд с одного на другого, прежде чем, казалось, остановились на Мабоне.

– Д-Да, леди Эбби, – заикание Мабона быстро дополнилось еще четырьмя такими же.

– Хорошо, – Эбби улыбнулась группе, прежде чем продолжить. – Итак, причина, по которой вас вызвали сюда сегодня, заключается в том, что это крыло необходимо очистить. Вынести нужно все. Паган, – она вопросительно повернулась к тому. – Куда, вы сказали, они все это вынесут?

– В пустующее крыло с другой стороны дома, госпожа.

– Между крылом воинов и крылом, где находится кухня? – уточнила Эбби, словно не замечая шока на лицах мужчин.

– Да… да, моя леди.

Эбби уже собиралась кивнуть в знак согласия, когда услышала низкий стон от молодых мужчин.

– Это проблема? – спросила она, глядя на них.

– Нет, конечно, нет, леди Эбби, – тут же возразил Мабон, склонив голову, как и остальные.

– В-третьих! – резкий тон Эбби снова вернул все взгляды к ней, когда ее рука поднялась, показывая три пальца. – Когда вы будете говорить со мной, ваши головы не будут склоняться. Я понимаю, что Риса была королевской сукой, но я – не она. Я не собираюсь лишать вас жизни, если вы смотрите мне в глаза, когда говорите со мной. И я не собираюсь делать это, если вы пожелаете высказать свое мнение. Я даже не сделала этого с Квантом, не так ли?

– Нет, леди Эбби, – согласился Мабон, но тут же пожалел об этом. Квант уже много лет превращал его жизнь в ад.

– Хорошо. Я рада, что это понятно. Теперь, как вы наверняка заметили, я не торнианка. Я родом с планеты под названием Земля, а на Земле все происходит совсем не так, как на Торниане. Я привыкла разговаривать и иметь дело с мужчинами и буду продолжать делать это здесь. Но это не означает, что я заинтересована в соединении с одним из них, – Эбби вдруг поняла, что сейчас самое подходящее время для того, чтобы начать воплощать в жизнь задуманное. Если бы молодые мужчины на Торниане были похожи на земных, это не заняло бы много времени.

– Я соединилась с лордом Яниром. Он мужчина, которого я выбрала, и останется единственным мужчиной, с кем я когда-либо соединюсь. Вам понятно это? – Эбби глубоко вздохнула, когда все глаза в комнате смотрели на нее в шоке, все, кроме Пагана, который уже слышал это раньше.

– На Земле довольно часто самка остается с одним самцом. Мы называем это браком, – пояснила им Эбби.

– Это правда? – спросил Навон, тихо вернувшись в комнату.

– Правда, – Эбби посмотрела на Навона. – Янир – мужчина, которого я люблю. Он – самец, с которым я останусь, и самец, которому я дам потомство. Много потомства, если мы будем благословенны. Это мой выбор и мое право! Это право имеет каждая женщина!

Ее заявление было встречено молчанием.

– А теперь, Мабон, что это были за стоны из-за того, что мебель нужно перенести в другое крыло?

– Просто это очень далеко, леди Эбби, а нас всего пятеро, – его взгляд скользнул по мебели перед ними.

Эбби посмотрела на Пагана в поисках подтверждения, но он только пожал плечами.

– Второй этаж тоже нужно очистить, – сказала Эбби им и увидела, как расширились их глаза. Глядя на них, Эбби поняла, что из-за их размеров она все время забывала, что на самом деле они были просто подростками. Очень большие мальчишки, но тем не менее мальчишки.

– Нам понадобится помощь.

– Это единственные, кому лорд Янир разрешил войти в крыло, леди Ригель. Другим туда нельзя, – сообщил ей Навон.

– Но…

– Мы не подведем вас, леди Эбби, – сказал ей Мабон.

– Я никогда не допустила бы мысли об обратном, Мабон.

Она окинула взглядом остальных стажеров, с которыми ей еще предстояло познакомиться. Ей нужно было это исправить.

– Как тебя зовут? – спросила она, подходя к синекожему самцу рядом с Мабоном. Когда он промолчал, Мабон толкнул его рукой.

– П… Пранав, леди Эбби, – сказал ей он, и его кожа потемнела.

– Сколько тебе лет, Пранав?

– Тринадцать, леди Эбби.

– А твой брат служит здесь?

– Нет, леди Эбби. Я единственный отпрыск моего манно.

Кивнув, Эбби подошла к темнокожему самцу.

– Я Лотем, леди Эбби. Мне тоже тринадцать, и в настоящее время у меня нет брата, который служил бы в этом Доме.

– Значит, что он когда-то был?

– Да, леди Эбби. Он встретил Богиню больше пяти лет назад.

– Я сожалею о твоей потере, Лотем, – она поняла, что ее слова шокировали его.

– Почему? – вопрос сорвался с губ Лотема прежде, чем тот успел их остановить. Почему женщина, другая чужая женщина сожалеет о потере чужого мужчины? Особенно того, с кем она никогда не была связана и никогда не знала?

– Что почему? – спросила Эбби, нахмурившись.

– Почему вы сожалеете? Он был просто самцом, незначительным и заменимым. Вы никогда не были с ним, а если бы и были, то просто забыли бы о нем, когда перешли к следующему мужчине, как это сделала моя мать, как делают все женщины.

Эбби не думала, что Лотем осознает, сколько боли и гнева было в его словах. Это было наследие Великой Инфекции. Мужчины думали, что они не имеют значения, что они будут забыты теми, кто должен был любить их больше всего. Их матерями и женами.

– Мне жаль, Лотем, – Эбби тщательно старалась подбирать слова, каким-то образом зная, что они зададут тон всем ее отношениям с мужчинами в этом доме, – потому что ты, очевидно, заботился о нем и все еще скучаешь по нему. Мой родной брат погиб… тоже отправился на встречу с Богиней почти пять лет назад, – Эбби почувствовала, как у нее перехватило горло, когда она заговорила о Дэйви, и ей пришлось откашляться, чтобы продолжить. – Его звали Дэйви. Если бы он выжил, ему было бы семнадцать. У него были короткие светлые волосы и сверкающие голубые глаза, которые всегда были полны озорства. Он вечно подшучивал надо мной и был моим лучшим другом. За последние пять лет не было дня, чтобы я не скучала по нему и не хотела, чтобы он разыграл меня… еще хотя бы раз. Он не был воином, Лотем. Он не сделал ничего особенного или героического в своей жизни. Он просто существовал, и это было все, что мне было нужно, чтобы любить и помнить его. Каждый заслуживает этого, Лотем, независимо от того, мужчина он или женщина.

Когда она закончила, воцарилось тягостное молчание, и Эбби уже подумала, не сказала ли она слишком много.

– Его звали Галал, – прошептал Лотем, часто моргая и стараясь сдержать слезы, – и я скучаю по нему.

– Мне жаль, Лотем, – повторила Эбби и сделала то, чего не ожидал ни один мужчина-торнианец… то, что она сделала бы, если бы на его месте был Дэйви. Она обняла его.

* * *

Последними двумя учениками были Брон и Эббе, им тоже было по тринадцать лет, и они были первыми самцами из их рода, прибывшими на обучение на Этрурии. Эбби нахмурилась при этой мысли.

– Мабон?

– Да, леди Эбби?

– Сколько тебе лет?

– Тринадцать, леди Эбби.

– Значит, вы все проходите первый год обучения?

– Да, леди Эбби.

– И вы все только что прибыли?

– Ну… я здесь с восьми лет, после того как мой манно отправился на встречу с Богиней, но остальные, – он указал на остальных четверых, – пробыли здесь чуть больше трех лун.

Эбби начала понимать, почему Янир пустил в крыло только этих воспитанников. Все они были новичками в тренировочной программе Бертоса и еще не были запятнаны его злом. Ну, все кроме Кванта, как оказалось.

– А как же Квант?

– Он уже здесь обучается третий год, леди Эбби.

– Третий? – Эбби потрясенно посмотрела на Пагана. – Почему Янир послал его с этими учениками?

– Это обычная практика, что старший, более опытный воспитанник остается с первогодками, чтобы они могли брать с него пример. Он их наставник, – ответил ей Паган. Эбби посмотрела на Навона и Морио, и они кивнули в знак того, что и в Доме лорда Ориона было так же.

– Бертос сделал Кванта своим наставником, потому что думал, что тот подаст хороший пример?!! – Эбби не смогла сдержать отвращения. – Этот маленький засранец заслуживает того, чтобы ему надрали задницу за некоторые вещи, которые он… – Эбби вдруг вспомнила, что она не одна и что теперь она «леди». Черт! Усмешка, сорвавшаяся с губ мальчика Эббе, заставила ее также улыбнуться, когда она повернулась к стажеру. Внезапно ее осенила другая мысль, и она посмотрела на Мабона.

– Это он тебя избил? – спросила она, но Мабон упрямо промолчал.

– Эббе? – девушка перевела взгляд на самого маленького из пятерых мужчин, но тут же снова посмотрела на Мабона, который угрожающе зарычал. Именно тогда Эбби поняла, что Мабон был негласным лидером этой группы. Она знала, что если будет настаивать, то Эббе скажет ей правду, но это разорвет узы, связывавшие их. – Не обращайте внимания, – сказала она, повернувшись спиной к Пагану, она хотела справиться с этим своим собственным способом.

– Паган, я хочу, чтобы вы призвали сюда еще мужчин.

– Леди Ригель… – начал было Нейвон, но его остановил пронзительный взгляд Эбби.

– Насколько я понимаю, после смерти Бертоса никаких тренировок не проводилось. Это правда?

– Да, миледи, – ей ответил Паган.

– Значит, они будут полны энергии, и перемещение мебели из этого крыла в другое будет хорошим способом использовать всю эту энергию.

– Леди Ригель, лорд Янир очень настаивал… – снова начал Навон, но на этот раз ее поднятая рука заставила его замолчать.

– Я полностью осознаю, что мой лорд не хочет допускать сюда никаких других мужчин, кроме этих, – Эбби вспомнила, как Янир отреагировал на сундук, доставленный без его ведома. Янир очень серьезно относился к ее безопасности, и она была благодарна ему за это. – Он доверяет этим пятерым, и я верю, что он сделал правильный выбор, – пять воспитанников тут же словно приосанились от ее слов. – Вот почему они вынесут мебель с этого уровня в коридор, а остальные ученики перенесут ее в другое крыло.

Глаза Навона расширились от ее логики, и Эбби рассмеялась.

– Да, женщины могут быть логичными, – когда огромный воин покраснел, Эбби рассмеялась. Он исчез, когда она посмотрела на Мабона, хотя его глаз был полностью исцелен, под ним все еще был слабый синяк, напоминая ей о том, что случилось с молодым мужчиной. Что-то совершенно неприемлемое для нее, и кое-кто за это заплатит.

– Паган! – обернувшись, она увидела, что он всего в нескольких футах позади нее. – Мне нужно поговорить с Яниром… лордом Яниром. – поправила себя она.

– Да… моя госпожа…

Он был потрясен внезапной переменой в разговоре.

– Его командный центр дальше по коридору, потом направо, потом налево. Правильно?

– Я… ну да, леди, но…

– Хорошо, тогда вы можете проводить меня. Навон и Морио более чем способны проследить за перемещением мебели, поскольку им нужно оставаться здесь, охраняя вход. Это первый этаж, Мабон, – Эбби повернулась к мужчине, поставившему его во главе. – Я вернусь до того, как мы начнем выносить мебель со второго этажа.

С этими словами Эбби вышла из комнаты.

Глава 15

Янир как раз выходил со своими капитанами из командного центра в общую залу, чтобы осмотреть укрепления, которые Дей установил на стенах замка, когда вдруг без стука распахнулись двери в приемную. Рука каждого мужчины потянулась к рукояти меча, в готовности защитить нового лорда.

Кто мог иметь наглость войти в командный центр лорда, не спросив разрешения? И тут Янир заметил светлые пряди цвета хунаджи и закрыл глаза, поняв, кто это мог быть… Эбби… Конечно, она не будет думать о том, чтобы постучать, прежде чем войти в его командный центр.

Как, во имя Богини, она могла оказаться где-то еще, вне их крыла?!! Его глаза распахнулись, и он увидел, что рядом с ней стоит Паган.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю