290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Янир (ЛП) » Текст книги (страница 16)
Янир (ЛП)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Янир (ЛП)"


Автор книги: М. К. Айдем






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 22 страниц)

Она видела, как дрожат пальцы Кэрбра, скользя по дереву, и знала, что он чувствует ее силу. Внезапно Эбби поняла, что именно так оно и было. Каким-то образом эта кровать обладала какой-то силой, ее взгляд переместился на заколку, инкрустированную мианрай дабх, удерживающую волосы Роуни. Была ли здесь какая-то связь?

Когда Кэрбр внезапно исчез под кроватью, она подняла бровь на Пагана, который пожал плечами и покачал головой, дав понять, что понятия не имеет о том, что делает другой мужчина. Наконец, несколько минут спустя, Кэрбр появился с другой стороны кровати, бледный и пытающийся подняться на ноги. Эбби тут же оказалась рядом, помогая ему встать, услышав его тихий стон.

– Благодарю вас, моя госпожа, – рассеянно произнес он, прежде чем подойти к камее.

Тихий голос Кэрбра удивил Эбби, потому что это был уже не тот мужчина, который только что залез под кровать. Он выглядел так, словно его мир внезапно изменился, и он больше не был уверен в своем месте в нем. Когда Паган открыл рот, чтобы отчитать Кэрбра, Эбби сделала знак рукой. Сейчас происходило что-то важное.

– Королева Роуни, – с благоговейным трепетом прошептал Кэрбр, его рука дрожала, когда он коснулся щеки женщины на камее.

– Да, – тихо подтвердила Эбби.

Слезы текли по щекам Кэрбра, когда он повернулся к Эбби.

– Она сохранилась… Я прикасаюсь к чему-то, что мастер по дереву Феодор создал для Короля Варика, чтобы подарить ее Королеве Роуни… Они отдыхали вместе каждую ночь… каждый из их отпрысков был зачат и представлен здесь… Королева встретила Богиню здесь…

Эбби почувствовала, как внутри у нее все наполняются теми же эмоциями, которые испытывал этот мужчина. Его уважение и любовь не только к женщине, но и к тому, что когда-то принадлежало ей, были неоспоримы. Это заняло мгновение, но что-то из сказанного им вдруг дошло.

– Подождите… они отдыхали вместе?

– Да, конечно, – Кэрбр посмотрел на нее так, словно это было общеизвестным фактом. – Все торнианцы так делали до Великой Инфекции. Говорят, это еще одно наказание Богини.

– Возможно, это связано с тем, что секс с мужчиной означает, что ты любишь его, что ты заботишься о нем и планируешь остаться с ним, – парировала Эбби в ответ. – Это то, что ваши женщины больше не делают, и из того, что я узнала, большинство из мужчин тоже не хотят. Вам нужен только ее «дар», а не сама она!

Кэрбр задумчиво посмотрел на нее.

– Вы правы в том, что торнианские женщины не желают оставаться с одним мужчиной.

– Не все они такие. Леди Исида остается леди лорда Ориона уже более двадцати пяти лет.

– И это ненормально, – пренебрежительно произнес Кэрбр, что рассердило Эбби. Собственный народ избегал Исиду, потому что она отказывалась оставить любимого мужчину, а Кэрбр, который был столь же критичен, осуждал торнианских женщин за то, что они не отдыхали с мужчинами.

– Как вы смеете, – Эбби встала почти нос к носу с Кэрбром, от нее волнами исходил гнев, – стоять здесь и критиковать торнианских женщин, которые не желают оставаться с одним мужчиной, когда каждый из них осуждает ее! Она мать моего лорда, и вы будете говорить о ней с уважением!

Кэрбр в шоке посмотрел на крошечную женщину. Она стояла перед ним. Она защищала другую женщину! Когда Вселенная успела так измениться?

– Я… конечно… прошу прощения, госпожа, это больше не повторится.

Эбби несколько долгих секунд смотрела на него, потом кивнула.

– Я поверю вам на слово, Кэрбр. Не заставляй меня пожалеть об этом. Итак, теперь вы верите, что эта вещь когда-то принадлежала Королю Варику и Королеве Роуни.

– Да, моя леди, на ней стоит маркировка.

– Маркировка? Какая маркировка? – спросил Паган.

Кэрбр не ответил, и Эбби нахмурилась.

– Кэрбр?

– Это информация, о которой знали лишь лорд Этрурии и его мастер по изготовлению мебели.

– Я считаю, что мы можем доверять Пагану и теперь, как хозяйка этого Дома, я тоже имею право знать.

– Я… да, госпожа, – Кэрбр не мог поверить, что говорит это женщине. – У мастера-столяра есть особый знак, который он использует только для своего лорда. Определённый этим лордом. Он ставится только на детали, изготавливаемые для личного пользования этого лорда, и только пока этот лорд жив. Он уничтожается, когда лорд встречает Богиню. Он всегда находится в определенном месте, и только другой мастер знает, чей это знак.

– И вы нашли клеймо Феодора?

– Да, миледи, – взгляд Кэрбра вернулся к кровати. – Нет сомнения, что это сделал мастер Феодор. Я просто не понимаю, как она смогла до сих пор сохраниться…

– Были ли другие изделия?

– О да, госпожа. Здесь были тумбы, комоды, столы, стулья, – глаза Кэрбра сияли, когда он перечислял, давая понять Эбби, что он действительно любит то, что делает. – Когда-то все это крыло было заполнено делом всей жизни Феодора. Остальная часть дома была заполнена работами, которые он наблюдал в своей мастерской.

– Что со всем этим случилось? – спросила Эбби.

– Многое использовалось так, как должно было быть, и изнашивалось. Его заменили работы более поздних мастеров. А что касается мебели, изготовленной специально для Короля и Королевы… – глаза Кэрбра погрустнели, – многое было утрачено из-за смены замкового стиля.

– Но ее нельзя было уничтожить. Это была королевская мебель.

– Нет, не уничтожена, но… некоторые предметы были отправлены с потомством Короля и Королевы… остальные… я не знаю, госпожа… возможно, это было подарено женщинам предшествующих лордов.

– Понимаю. Так что никаких записей нет.

– Я… не то чтобы я знал о этом, госпожа, но прошло уже более двухсот лет с тех пор, как мы перестали быть мастерами-мебельщиками в этом Доме.

– А кто теперь делает мебель? – Эбби повернулась к Пагану, внезапно осознав, что она об этом ничего не знает.

– Мастер Марэ, – усмехнулся Кэрбр прежде, чем Паган успел ответить. – Он – бездарность! У него нет вкуса. Никакого стиля. Он делал то, что приказывал Бертос.

– А вы бы этого не сделали, если бы был мастером-столяром в этом Доме? Вы не станете изготавливать то, что потребует ваш господин или леди? – тихо спросила Эбби, обнаружив, что действительно хочет знать его ответ.

– Хотя ответственность за изготовление того, что требует его господин, лежит на мастере, он также обязан руководить им. У лорда есть более важные вещи, о которых нужно беспокоиться, чем то, какое дерево лучше для какой мебели. Какой лак продержится дольше всего. Это работа мастера.

– И вы не согласитесь со своим господином, если сочтете его неправым?

– Это то, что должен сделать мастер.

– А мастер Марэ этого не делал?

– Очевидно нет, потому что он до сих пор жив, – сказал ей Кэрбр.

– Понимаю. Вы видели, что изготовил Марэ?

– Да, – отвращение Кэрбра было очевидным.

– Значит, вы не расстроитесь, если я уберу почти всю остальную мебель с этого и первого этажей.

– Нисколько.

Эбби кивнула и посмотрела на камею Королевы Роуни.

– Как вы думаете, вы сможете создать что-то же столь прекрасное? – спросила она, проводя рукой по одному из резных столбиков.

– Никто не сможет создать это, – тут же возразил ей Кэрбр. – Это шедевр.

Эбби обнаружила, что ей нравится его честность.

– Я согласна, что, может быть, «создать» – это не то слово, как на счет «сделать что-то похожее»? Если остальные оригинальные предметы мебели были утрачены, то я хочу иметь что-то, что может стоять рядом с этим и не быть похожим на отвратительную мебель, которая была здесь, когда я прибыла. Паган сказал мне, что вы делаете исключительную мебель, а это то, чего заслуживает этот Дом.

– Но мастер Марэ…

– Будет заменен, – она махнула рукой. – Пойдемте, я покажу вам то, что сохранила. Может быть, вы скажете мне, кто сделал это? – когда они выходили из комнаты, Эбби остановилась, глядя на двери с отвратительной и плохо вырезанной буквой «Б». – Я не думаю, что есть способ избавиться от этого, не разрушая дерево, не так ли?

Кэрбр остановился, чтобы осмотреть двери.

– Нет, миледи, извините. Оно слишком глубоко вырезано.

– Этого я и боялась. Мужчина, который разрушил эти двери, должен быть наказан. Вы можете изготовить замену им? Я отказываюсь смотреть на них, – она с отвращением указала на двери, – как на двери наших покоев.

– Я могу, моя леди, но…

– Но что, Кэрбр?

– Это не изначальные двери в эту комнату, миледи.

– Разве? – глаза Эбби распахнулись от удивления.

– Нет, миледи. Никто не смог бы сделать гравировку на изначально установленных дверях. Они были неподвластны резцу.

– Откуда вы знаете?

– Потому что один из моих предков уже пытался вырезать входные двери в это крыло.

– Вы имеете в виду «Г»? – Эбби мысленно вернулась к тем дверям. Она ненавидела все, что напоминало ей о Бертосе. Хотя «Г» и была на самом деле красиво сделана. – Это сделал ваш предок?

– Да, госпожа, после Императора… – Кэрбр умолк, бросив на нее встревоженный взгляд.

– Я знаю, что вы имеете в виду, Кэрбр, продолжайте.

– Да, вскоре после этого название этого Дома было изменено на «Гуттузо», и новый лорд решил сделать заявление об этом, поэтому он приказал своему мастеру-столяру сделать гравировку с символом в виде буквы «Г».

– Значит, эти двери может «взять клинок», но не те.

– Нет, миледи, они тоже отказались, вот почему их заменили почти пятьсот лет назад. А эти двери были заменены совсем недавно, я бы сказал, за последние двадцать или около того лет.

– Когда Бертос стал лордом.

– Да.

– Так что же случилось с изначальными дверями?

– Мой предок хранил их в стропилах мастерской. Из тех, что были здесь… я не знаю.

– Они тоже могут быть до сих пор в мастерской?

– Вполне возможно.

– Мы должны это выяснить.

– Меня никогда не пустят в мастерскую, госпожа.

– О, еще как пустят. Мастер Паган, – повернулась к нему Эбби.

– Я позабочусь об этом, моя госпожа.

Глава 19

– Войдите, – приказал Янир, не отрываясь от чтения отчета.

Капитан Дэй подошел и встал перед столом Янира.

– Вы уверены, что поступили правильно, лорд Янир? – увидев поднятую вопросительно бровь Янира, он продолжил: – Превращая воинов в учеников. Эти мужчины пришли сюда, чтобы помочь тебе защитить и восстановить этот Дом.

– Именно это они и делают. А как бы сделали это вы, капитан Дэй? Убрав отсюда всех мужчин? Как тогда создавать этот Дом?

– У вас есть выбор из всех присутствующих здесь воинов. Воины, которых вы знаете, достойны.

– И тогда они станут моими, капитан? – спросил Янир. – О, я определенно планирую предложить должности тем, кого считаю достойными и подходящими для того, что собираюсь здесь сделать. Двое уже согласились. Но без программы тренировок, хорошей программы тренировок, ни один Дом не выживет. Я планирую сделать так, чтобы мои воины были самыми востребованными и уважаемыми во всей Империи!

– Но на это потребуется время, лорд Янир. Много времени, и пока вы этим занимаетесь, кто позаботится о том, чтобы этот регион функционировал правильно?

– Вы сомневаетесь в моих способностях, капитан? – Янир медленно поднялся на ноги. – Я напомню вам, что я – лорд, а вы – капитан!

– Из личной гвардии Императора!

– Да, вы – тот, кого Император посчитал достойным помочь мне. Но здесь не вы главный! А я. Все ясно?

– Конечно, лорд Янир.

– Хорошо. Теперь, когда мы все решили, я хочу, чтобы Корин взял на себя некоторые ваши обязанности, чтобы вы могли помочь оценить мужчин. Впереди ждет много работы.

* * *

Кэрбр окинул взглядом мебель, которую новая хозяйка дома сочла достойной. Он не мог в это поверить. Каждый предмет был создан кем-то из прошлых мастеров его семьи.

– Вы одобряете? – спросила Эбби, видя, что так оно и есть.

– Мое одобрение вряд ли необходимо, моя госпожа. Но да, это прекрасные вещи.

– Все созданы кем-то из вашей семьи?

– Да.

– Не могли бы вы показать мне клеймо?

Перевернув стул, Кэрбр показал на значок, выжженный на дереве, чем-то похожий на молоток с какими-то буквами, которые не говорили Эбби ничего.

– Это знак мастера по дереву Ома, он вырезал входные двери в ваше крыло. Надпись, которую вы видите вокруг, – на древнем торнианском и это имя лорда Радека Гуттузо.

– Вы сказали, что символ меняется?

– Да, миледи, каждый правитель выбирает свой собственный знак, символизирующий эпоху его правления.

– Так каков же был знак Короля Варика?

– Меч, миледи, сверкающий меч, – Эбби слегка улыбнулась, во всяком случае, это имело смысл, и ей подумалось, что этим Боги пытаются им что-то дать понять.

* * *

– Она очень умна для такой малышки, – произнес Райден, глядя на свою Богиню.

– Она… особенно после всего, что ей пришлось преодолеть… но в конце концов… сможет ли она преодолеть свое прошлое? Сможет ли принять его Янир?

– Это им решать, любовь моя.

– Знаю, но от них многое зависит.

– Тогда мы поможем им, когда в этом будет необходимость, но мы оба знаем, что это должно быть решено. Она никогда не станет леди, которая необходима Яниру, если она не доверится ему, а Янир никогда не станет лордом, которым он мог бы быть, если она не будет рядом с ним. Они станут началом новой эры на Этрурии, но только в том случае, если будут вместе.

* * *

– Я – мастер лорда по столярному делу! Я требую впустить меня! – приглушенные голоса заставили всех повернуться к дверям.

– Могу предположить, что это…

– Мастер Марэ, – усмехнулся Кэрбр.

– Понятно, – Эбби направилась к двери.

– Нет, моя леди! – Паган бросился к ней как раз вовремя. – Вы никогда не должны открывать эти двери самостоятельно. Вернитесь пожалуйста, а я узнаю в чем проблема.

Эбби закатила глаза, но сделала, как он просил.

Паган приоткрыл двери и обнаружил, что воины Навон и Морио стояли, скрестив руки на груди, уставившись на разъяренного Мастера Маре.

– Что за шум? – спросил Паган.

– Этот мужчина желает попасть в крыло лорда, – ответил Навон.

– Я… – начал было Марэ.

– Я знаю, кто ты, Марэ. Зачем ты здесь?

– Ты окажешь мне немного уважения…

Навон обнажил меч.

– Это ты проявишь уважение к мастеру Пагану, или я отправлю тебя к Богине.

– Мастер Паган?

– Да. Мастер Паган, – шагнула вперед Эбби, чтобы ее стало видно, но так, чтобы все еще быть за спиной Пагана. – Кто вы? Почему вы требуете впустить вас в мои покои?

Услышав голос Марэ, к Эбби на ум пришла одна мысль, и она потянула Кэрбра за руку вниз, пока тот не нагнулся к ней, опустив голову. Тогда она прошептала о том, что хочет, чтобы он сделал, на его лице застыло удивление вперемешку с уважением. Кивнув, он выпрямился.

– Я… твои покои? – усомнился Марэ. – Это крыло лорда.

– Это покои для лорда и леди этого Дома, и, поскольку я – леди моего лорда, оно принадлежит мне, – Эбби разговаривала с ним, как с ребенком. – Я спрошу еще раз. Кто вы и что вы здесь делаете?

– Я мастер-столяр Марэ… госпожа, – никто не пропустил его заминки перед тем, как он произнес ее титул. – Я пришел убедиться, что слухи, которые я слышал, не соответствуют действительности.

– И что за слухи ходят, мастер Марэ?

– Госпожа, – прервал ее Кэрбр, – я должен попрощаться с вами и посмотреть то, о чем вы меня попросили.

– Да, конечно, мастер Кэрбр, пожалуйста. О, и сообщите потом мастеру Пагану об этом, если посчитаете нужным

– Конечно, моя леди, – Кэрбр быстро поклонился, пряча ухмылку, и направился к Пагану.

Навон и Морио нахмурились. Менава и Ошош не сообщили им, что тот находился в покоях.

– И что же это за слухи, мастер Маре? – спросила Эбби, отступив на шаг, дав Марэ пройти в покои и отвлекая его внимание от Кэрбра и Пагана. Она увидела, как бровь Пагана взлетела вверх, прежде чем он кивнул и, достав свой коммуникатор, что-то тихо произнес в него:

– Ходят слухи, что из этого крыла убрали всю мебель, – он усмехнулся Кэрбру, проходя мимо того, затем вошел в комнату и застыл, не сделав и пары шагов, издав горлом булькающий звук.

– Как видите, мастер Марэ, – Эбби обвела рукой комнату. – Не вся мебель была убрана.

– Что, во имя Богини, ты наделала?!! – потребовал он, пытаясь направиться в другие комнаты.

– Я выбрала то, что считаю наиболее достойным, – просто ответила ему Эбби, затем оглянулась и увидела, что Паган встал позади нее, когда Навон и Морио вышли, закрыв за собой двери.

– Достойным? Достойным? – с каждым словом голос Марэ становился все выше. – Это вещи предков этого идиота Кэрбра!

– Да, – спокойным тоном подтвердила Эбби, ее учили этому, когда дело касалось истерик. – Полагаю, что так. Разве она не чудесно?

– Чудесно?!! – Марэ недоверчиво посмотрел на нее.

– Да, они смогли сохраниться до наших дней. Это истинное свидетельство мастерства мастеров, которые создали их. Только по-настоящему одаренный человек мог создать такие удивительные произведения искусства.

– Но… Но… здесь нет ни одной моей вещи!

– Разве? – Эбби посмотрела на него невинными голубыми глазами. – Вы уверены?

– Конечно, уверен!

– Как странно… О, подождите, нет, этого не может быть, – Эбби повернулась к Пагану, – или может?

– Я не знаю, о чем вы спрашиваете, госпожа, – церемонно ответил ей Паган.

– Это те другие предметы мебели… те, на которых блестящая черная поверхность…

– Да. Да. Это мои работы, – внимание Эбби вернулось к нему. – Что с ними случилось? – спросил Марэ.

– Они были созданы вами?

– Конечно! Кто еще мог бы сделать все это для лорда.

– Да, но…

– Но что?!!!

– Они были такими… отвратительными, – Эбби произнесла шепотом слово, как будто оно могло сделать обстановку менее уютной.

– Отвратительными? – взревел Марэ, вскинув голову от оскорбления.

– Ну… да… – Эбби сделала вид, что не заметила ярости мастера. – Я имею в виду, они выглядели льстивыми и… ну, злыми, если хотите знать правду. И используемая отделка… она отражала все, как будто владелец должен был постоянно видеть свое собственное отражение.

– Так было задумано! То, что требовалось! Я не ожидал, что самка… – усмешка слетела с лица Марэ, когда он обнаружил клинок Пагана у своего горла.

Эбби отступила назад, но не попросила Пагана опустить клинок.

– Я – леди лорда Янира, мастер Марэ. Он поручил мне проследить за тем, чтобы это крыло и этот замок отображали его в лучшем виде, а этого нельзя сделать имея мебель, единственной целью которой является отражение его внешнего облика. Это может сделать только мебель, которая отражает его внутренние качества и ценности, которые показывают, что он является достойным лордом и может обеспечить комфорт для тех, кто находится под его опекой. И эти предметы интерьера, – она указала на то, что осталось, – делают это. А не те, которые вынесли отсюда.

– Но это была работа всей моей жизни, – запротестовал Марэ.

– Тогда вам следовало работать усерднее, – ответила она ему, но стук в дверь помешал ей продолжить. – Войдите! – громко произнесла Эбби, зная, что Паган не хочет, чтобы она открывала сама, и что он не отойдет от нее и Марэ.

Навон распахнул двери, но, увидев меч Пагана у горла Марэ и тут же вытащив меч, быстро переместился, чтобы спрятать Эбби у себя за спиной у стены.

– В чем дело, мастер Паган?!! – спросил он, и Морио, услышав его слова, вошел в след за ним, так же быстро обнажив свой меч.

– Этот кусок Дако оскорбил нашу госпожу! – в ответ произнес Паган, и Марэ побледнел, когда оба воина угрожающе зарычали на него.

– Я уверена, что произошло недоразумение, – голос Эбби звучал приглушенно из-за широкой спины Навона, – не так ли, мастер Маре?

– Да… да. Конечно, недоразумение.

Пот начал стекать по лицу Марэ, когда Паган сильнее прижал клинок к его горлу.

Эбби слегка коснулась Навона, и он позволил ей выскользнуть из-за своей спины.

– Конечно, так и было. Вы ни в коем случае не хотели даже и намекнуть на то, что, поскольку я всего лишь женщина, я не понимаю, что такое качественная мебель. Это только потому, что я женщина, что я не знаю, что можно считать шедевром, а что – отвратительным. И я уверена, вы ни на миг не допустили мысли, что, поскольку я – всего лишь женщина, то меня можно считать чем-то ничтожным, нежели вас. И вы в своих словах никогда не имели в виду ничего из всего этого, не так ли, мастер Марэ?

– Нет, конечно, нет!

– Хорошо, я рада, что все прояснилось. Опустите мечи, – приказала она. – Теперь, – обернувшись, Эбби увидела у входа в покои Кэрбра и еще нескольких других мужчин, которые были готовы внести другие двери, очень большие двери. И все это увиденное заставило всех присутствующих открыть от удивления рты. – О, замечательно! – удовольствие, четко слышащееся в словах Эбби, эхом отразились в комнате, и каждому мужчине захотелось вновь услышать его снова. И никто не заметил мерцания отблеска хунаджи, проступившего на несколько мгновений в камне. – Вы нашли их, Кэрбр!

– Да, моя госпожа, именно там, где и надеялся, – Кэрбр не мог поверить, что обе створки все еще оказались там, где их оставили ранее, как будто сами боги помогли им сохраниться до настоящих времен.

– Замечательно. Вы сможете установить их сегодня на их законное место?

– Я… вы хотите этого? – спросил Кэрбр.

– Да!

– Подождите! Что происходит?!! – требовательно воскликнул Марэ, теперь к нему вернулась храбрость, когда у его горла больше не было меча.

– Дело в том, что двери, которые были изначально изготовлены для этих покоев, вернутся на свое прежнее законное место.

– Что? – Марэ наблюдал, как поочередно створки занесли в покои. – Ты проник в мою мастерскую! Это мастерская мастера! Я оторву тебе голову за это!

– Думаю, что нет, Марэ, – впервые Эбби обратилась к нему без звания. – Видите ли, Марэ, Кэрбр отправился туда по моему приказу, и я собираюсь назначить его своим мастером-столяром.

– Меня? – тихо спросил Кэрбр.

– Да, – замялась вдруг Эбби. – Если вы будете не против, конечно. Если вы не согласитесь, я попрошу вас только установить эти двери, чтобы эти покои могли вернуть себе часть славы, которую они когда-то имело, и может быть тогда, прежде чем вы уйдете, вы порекомендуете кого-то, кто, по вашему мнению, сможет соответствовать требованиям, которые я озвучила ранее вам.

Все мужчины смотрели на нее в шоке, включая Мэре. Она спрашивала? Она не угрожала и не требовала, а просто спрашивала?

– Для меня будет честью служить вам, моя леди, – низко поклонился ей Кэрбр, хотя было слышно, как от этого движения захрустели его суставы.

– Нет, Кэрбр, это для меня большая честь иметь вас в качестве мастера-столяра… словно это дар самой Богини.

* * *

Эбби стояла в дальнем конце комнаты отдыха на мужской половине и еле сдерживала себя от того, чтобы не пуститься в пляс. Потому что тут теперь не было тех отвратительных дверей, созданных Марэ с вычурной буквой «Б», сразу бросавшейся в глаза из любого места в комнате. Теперь здесь стояли массивные двери, сделанные из того же галкано дабх, что и каркас кровати, словно приветствуя своего хозяина. Они были практически незаметны, почти сливаясь с мианраи дабх, и Эбби поняла, что это и было первоначальным намерением мастера. «Вы сможете напасть на лорда только в том случае, если сможете найти его». Как глупо было со стороны Бертоса заменить их на что-то другое. Интересно, будут ли двери на входе в крыло такими же удивительными? Она готова была поспорить на все, что было на третьем этаже.

Богиня, она хотела бы видеть, как их установят, но Навон и Морио отказались позволить ей находиться на втором этаже в окружении стольких мужчин. Сначала они вообще не собирались впускать никого из мужчин, но после ее просьб они, наконец, согласились, но только при условии, если она останется с ними на первом этаже.

И теперь, когда они снова встали на страже у входа, и когда эти двери были заменены, Эбби была отправлена на второй этаж. Это дало ей время больше изучить комнату.

Пока они с Лизой обсуждали то, что делать с вещами Рисы, Эбби забыла задать ей вопросы по украшению этого пространства. Она предполагала, что ей придётся это сделать самостоятельно, и она начнёт с комнаты отдыха. Там были ковры, подушки и другие предметы, что она могла бы использовать, и еще ей понадобятся те рулоны материала, которые она мельком видела где-то на этаже.

Подойдя ближе, она провела руками по шелковистой поверхности двери и улыбнулась. О да, они определенно принадлежали этому месту. Распахнув их, она вошла в комнату отдыха, и, хотя та была почти пуста, в ней ощущались уют и гостеприимство. Улыбнувшись, она подошла к стопке простыней, которые принес Паган, и начала застилать ими их с Яниром постель.

* * *

– Госпожа! Что вы делаете?!! – от неожиданного возгласа Пагана Эбби чуть было не упала с кровати.

– Паган! Вы меня напугали!

– Простите, госпожа, но что вы делаете?

– Хм… застилаю постель?

– Это не то занятие, которым вы должны заниматься! Это моя задача! – Паган быстро подошел к другой стороне кровати, с легкостью расправив простынь, с которой она воевала последние несколько минут.

– Подумаешь, – пробормотала Эбби, вставая с кровати. – но это только потому, что вы больше меня.

– Намного много, госпожа.

– Да. Конечно. Но это не значит, что я – инвалид.

– Ва… вал… ид… – он вопросительно посмотрел на нее.

– Это не значит, что я беспомощна. Я могу застелить постель.

– Повторяю, это не входит в ваши обязанности. Это моя обязанность.

– А каковы же тогда «мои обязанности»? – спросила Эбби.

– Хм… – Паган сделал паузу, словно обдумывая ответ. У торнианских женщин была только одна задача, выполнять которую требовалось от них… Производить потомство, но он не думал, что его леди оценит эту мысль, если он скажет ей об этом.

– Вы думаете о потомстве, не так ли Паган? – и потемневшие его щеки подсказали ей, что она права. – Я не считаю это «обязанностью», Паган, скорее удовольствием, особенно если оно будет от Янира… – ее голос стал тихим, когда она вспомнила о том, сколько удовольствия Янир всегда доставлял ей. Внезапный приступ кашля у Пагана заставил ее похлопать его по спине. – Вы в порядке?

– Я… да… я просто никогда… – он внезапно опять замолчал.

– Не говорили о сексе с женщиной?

– Нет! Конечно, нет!

– Понимаю… – Эбби склонила голову набок. – Разве вы никогда не желали соединиться к кем-то?

– Конечно, хочу! Но шансов на это очень мало.

– Почему?

– Почему? Потому что я больше не воин, и я травмирован!

– Ты имеешь в виду вашу руку?

– Да!

– Не понимаю, какое это имеет отношение к делу. Вы прекрасно выглядите, – Эбби окинула его взглядом и поняла, что на самом деле может быть объективна. Хотя Янир был единственным мужчиной, которого она хотела, но это не мешало ей оценить красоту другого мужчины. – Вы теперь мастер крыла. Женщины будут просто виться вокруг вас.

– Я – всего лишь прислуга, как сказал Мастер Марэ.

– Чушь собачья!

– Я… что?

– Дерьмо? Навоз? Что вы называете отходами жизнедеятельности животных?

– Животных… вы имеете в виду «кака»?

– Да. Я хочу сказать, что это «кака», что вы просто слуга.

– Моя госпожа…

– Вы приносили еду Бертосу и Рисе?

– Ну, этим занимались другие.

– Вы занимались уборкой всех трех этажей?

– Нет, были другие мужчины, которые…

– Тогда вы не были «прислугой», и вы совершенно точно не один из них сейчас. Как только все уляжется и предметы мебели начнут поступать от мастера Кэрбра, здесь будет много работы, и вы будете наблюдать за теми, кто это будет делает. Теперь вы, Мастер Паган, достойный и пригодный мужчина, с которым будет заинтересована соединиться любая женщина.

– Я… – Паган склонил голову. – Спасибо, госпожа, – тихо пробормотал он.

– Я просто говорю вам очевидные вещи, Паган, – Эбби нежно сжала его руку, прежде чем обойти кровать. – Ладно, давайте закончим с этим, а потом вы поможете мне на третьем этаже.

* * *

Эбби не могла поверить, что была так голодна. Они с Паганом сделали многое. Они оба были поражены количеством найденных рулонов материи. Эбби подумала, что могла бы открыть магазин тканей. Один только рулон по ценности на Земле оплатил бы все ее обучение. Поэтому они спустили их вниз и спрятали в одной из спален, пока Эбби не решила, что с ними делать дальше.

Они также перенесли некоторые ковры, чтобы постелить их на пол, который теперь больше не казался такими холодными. В какой-то момент Эбби решила перекусить, но обнаружила, что еды уже не осталось. Когда она успела все съесть? Пожав плечами, она вернулась на третий этаж.

Когда Паган сообщил ей, что Янир не сможет присоединиться, чтобы разделить с ней трапезу, она без колебаний принялась за еду, которую он принес. Для нее это не имело столь важного значения, что она будет есть в одиночестве. Это была еда, а она была голодна.

Наконец, Эбби откинулась в кресле, от удовольствия поглаживая свой животик. Это был первый раз, когда она по-настоящему насладилась едой с тех пор, как ее похитили с Земли. Единственное, что могло бы сделать это удовольствие еще больше, это если бы Янир разделил прием пищи вместе с ней.

К тому моменту было уже довольно поздно, солнце уже село за горизонт, и на небе взошла торнианская луна, блеск которой осветил всю комнату, упав серебристыми лучами на недавно установленные двери.

Медленно Эбби поднялась из кресла и, подойдя к ним, не могла поверить своим глазам. Там, отчетливо был виден выгравированный пылающий меч Варика, словно преграждавший вход посторонним и защищавший тех, кто был внутри.

– Зачем кому-то нужно было снимать их? – тихо произнесла Эбби, осторожно дотрагиваясь до меча. Под ее пальцами был мианраи даб, крепко вросший в дерево, как на камее. Луч лунного света двинулся далее, и меч исчез, но чувство безопасности и защиты, которое он оставил после себя, не пропало.

Подойдя к кровати, она взяла в руки крил, который положила на нее раньше, и снова посмотрела на двери.

Да, кто-то определенно пытался им что-то сказать, но она не могла понять, что именно.

Глава 20

Янир смотрел в окно командного центра и не мог поверить в то, что незаметно пролетел еще один день. Еще один день. После того, как он лично провел первую тренировку своих воинов, он теперь лучше понимал задачу, которая была поставлена перед ним, и она была колоссальной.

Богиня благоволила ему. Большинство новобранцев прибыли всего за несколько недель до Церемонии Соединения. И, хотелось надеяться, что Бертос не успел отравить их своими понятиями «чести и доблести». Остальные же… чем дальше они продвигались в обучении, тем хуже становились. «Воины» – были наихудшими из них. Их навыки владения мечом и рукопашного боя больше опирались на грубую силу, чем технику владения этими навыками. Их учили, что выживает сильнейший. Они постоянно использовали движения, предназначенные для нанесения увечий. Они могли бы потерять нескольких мужчин, если бы не быстрая реакция его воинов.

Удивительно, но лишь немногие решили уйти, и один из них был Васаки. Похоже, те мужчины, которые остались, действительно хотели, чтобы их считали пригодными и достойными, просто они не знали, как этого достичь. Что ж, Янир покажет им.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю