290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Янир (ЛП) » Текст книги (страница 3)
Янир (ЛП)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Янир (ЛП)"


Автор книги: М. К. Айдем






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 22 страниц)

– Никогда! Ты никогда не сможешь расстроить меня, Эбби.

– Ну, теперь это совершенно не так. Я могу разозлить тебя, Янир, как и ты меня, это жизнь, люди ссорятся.

– Я…

– Ты никогда не видел, как ругались твои родители?

– Нет, – признался Янир.

– Серьезно? – Эбби не могла сдержать недоверия в своем голосе. Ее родители любили друг друга, но они были двумя очень разными людьми, и у каждого было свое мнение и мысли по каждому поводу. Они спорили, но Эбби вдруг поняла, что в вопросах по-настоящему важных вещей, таких как, например, их дети, они всегда, казалось, соглашались.

Но когда дело касалось других вещей, политики… или чего-то еще такого, они могли спорить об этом дни напролет. Чья очередь была выбирать ресторан или фильм, который они собирались посмотреть. Папа любил боевики. Мама – комедии. С маслом или без масла есть попкорн. Другие мелочи. Но они в кино всегда держались за руки. Они с Дэви по-детски закатывали глаза глядя на это, но делали это с улыбками на лице.

– О чем они могут спорить? – спросил Янир, вдруг растерявшись. – Мой манно обеспечивает все потребности моей матери, ей нужно только лишь попросить.

– Я… – Эбби не знала, как на это ответить, глядя в его очень серьезные глаза. – Но что происходит, если твой манно что-нибудь не сможет или не захочет дать ей? – спросила она.

– Это никогда не случится, ведь тогда женщина уйдет, – честно ответил ей он.

– Мы не говорим о «женщине», Янир, мы говорим о твоей матери. Она прожила с твоим манно почти двадцать пять лет. Должно быть что-то, о чем они спорили.

– Твои родители спорили, сердились друг на друга? – спросил он нерешительно.

– Да.

– И твоя мать осталась с твоим манно?

– Конечно, – Эбби наклонила голову на бок. – Ты думаешь, что я уйду от тебя, потому что ты был зол на меня и выразил это?

– Я… – Янир очень осторожно подбирал следующие слова, внимательно следя за ее реакцией, – торнианская женщина никогда не позволит мужчине говорить с ней в гневе. Она испугается и убежит. Она никогда не позволит мне прикоснуться к ней так, как позволяла ты, даже во время соединения.

– Я не торнианская женщина, Янир, – сказала ему Эбби, к его сожалению, убрав руки с его шеи.

Медленно Янир поставил ее на ноги, и она сделала шаг назад, немного отодвинувшись от него.

– Я знаю это, Эбби, – произнес он, продолжая пристально следить за ней.

– Это будет проблемой? – спросила она.

– Что ты имеешь в виду?

– Что я – не торнианка. Я не собираюсь так себя вести. Ответь честно. У меня нет проблем со спорами с тобой, и я не собираюсь убегать, если ты разозлишься, даже если это будет по моей вине, потому что я знаю, что ты никогда не причинишь мне вред. Мне понравилось, как ты ко мне прикасался, и мне не хотелось, чтобы ты останавливался. Мне нравится прикасаться к тебе, целовать тебя. Если это не то, к чему ты готов, тогда потом у нас будут проблемы.

От ее слов Янир потерял дар речи. Как будто она узнала его самое сокровенное желание и каждым своим словом озвучивала его. И все же он боялся верить в то, что слышал.

– Я причинил тебе боль своими действиями, ты в отчаянии застонала.

– Это от того, что ты остановился, – сказала Эбби, чувствуя, что начинает краснеть. Она никогда раньше не была такой смелой и не могла поверить, что из всех людей она говорит это Яниру. Нет, погодите, это неправильно, Янир должен быть единственным человеком, которому она могла это сказать.

– Свирепость моего… поведения не расстроила тебя? – спросил Янир, осторожно касаясь ее щеки.

– Нет, мне понравилось. Мне нравилось чувствовать твои руки на мне. Ощущение твоих губ. Разве я этого не говорила? – спросила она, подавшись навстречу его прикосновению.

– Я думал…

– Что? – спросила Эбби, стараясь сократить расстояние между ними.

– Что я воспользовался тобой. Улл расстроил тебя, и вместо того, чтобы успокоить, я эгоистично давил на тебя своими потребностями.

– Если бы мне не нравилось то, что ты делал, я бы тебе сказала. Может, я и маленькая, но я умею за себя постоять.

Уголки губ Янира изогнулись при мысли о том, насколько хорошо она могла «постоять». Он никогда не видел, чтобы кто-то так противостоял его манно, но она была права, и теперь это знали все. И Улл, будущий лорд, совсем не беспокоил ее, пока она не подумала, что Улл может навредить ему. Богиня, она беспокоилась о нем!

Где-то глубоко в сердце Янир вдруг ясно ощутил что-то, о существовании чего он даже не подозревал, что внезапно дало знать о себе, когда начало нагреваться и расти. Чтобы женщина беспокоилась… нет, беспокоилась Эбби…, беспокоилась о нем… Знать, что у нее были чувства к нему, что она чувствовала необходимость защитить его так, как он сделал бы для нее… Богиня… какое удивительное ощущение.

– Думаю, мы все обсудили, – сказал он, обнимая ее и наслаждаясь тем, что она тут же попыталась обнять его тоже.

– Это будет проблемой?

– Нет, Эбби, это не так, – быстро успокоил ее он. – Я хочу, чтобы ты всегда выражала мне свои мысли…

– Но? – она почувствовала, что есть какое-то «но».

– К этому просто нужно привыкнуть.

Но внезапный стук в дверь помешал ей ответить.

Глава 4

Янир вошел в покои, где его ждали манно и братья. Его мать пообещала, что побудет с Эбби, когда сообщили, что его манно желает с ним поговорить.

Он не хотел покидать Эбби, потому что им еще многое нужно было обсудить, узнать многое друг о друге, но он также понимал, что есть и другие вопросы, которые также требуют его внимания.

У него также не было возможности поговорить наедине со своим манно о том, что он стал теперь лордом. Так много всего произошло в этот день, и он знал, что ему понадобится совет и руководство манно, пока он не найдет свой путь.

Войдя в комнату, он обнаружил, что его манно тихо разговаривает с Корином, в то время как Зев и Вали ведут беседу между собой, молчал только Улл. Увидев его появление, Орион закончил разговор с Корином и повернулся к нему.

– Надеюсь, ты не возражаешь, что я пригласил Корина на эту встречу, поскольку теперь он твой заместитель, – начал Орион.

Несколько мгновений Янир молчал, ошеломленный тем, что его манно решил, что необходимо объясниться с ним. Но именно в этот момент Янир понял, что теперь их отношения навсегда изменились. Больше он не был третьим потомком лорда Ориона, тем, кто никогда не будет обладать властью, кто никогда не будет равен по статусу его манно. Теперь Янир стал Владыкой Дома Этрурии, который был даже более могущественным, чем Дом его манно, и поэтому по статусу теперь он был более чем равным ему.

– Хорошо, – произнес ему в ответ Янир, хотя его голос был немного натянутым.

– Я знаю, что у нас есть неотложные вопросы, решение которых надо обсудить, но надеюсь, ты позволишь мне сначала обсудить некоторые личные вопросы, прежде чем мы начнем, – сказал Орион, слегка смутившись.

– Конечно, манно, – ответил ему Янир, нахмурившись, когда Орион сделал глубокий вдох, казалось, чтобы собраться с духом. Янир посмотрел на Вали, в попытке выяснить, знает ли тот, что происходит, но тот выглядел таким же озадаченным.

– Я знаю, что твоя жизнь как моего третьего отпрыска была нелегкой, как и у Зева, – начал Орион, устремив свой взгляд на своего самого младшего, прежде чем вернуться к Яниру. – Я разделял радость твоей матери каждый раз, когда она представляла мне отпрыска. После твоего представления, Янир, я даже подумал, чтобы предпринять что-то, чтобы она больше никогда не смогла снова зачать.

– Что?!! Это невозможно! – в изумлении произнес Вали, сделав шаг к своему манно.

– Такое вполне возможно, – ответил Орион своему второму отпрыску. – Да, это тайные знания, но так можно сделать. Существует процедура, которую целитель может выполнить с мужчиной, и, к моему стыду, я подумывал об этом, но ваша мать воспротивилась.

– Что? – Янир в шоке посмотрел на своего манно, который мало того думал об ограничении потомства, которое у него могло быть, но и обсуждал это с его матерью.

– Вы удивлены, – Орион ничего не мог с собой поделать, чтобы спрятать улыбку. – Вы удивитесь еще больше, узнав, сколько всего мы с вашей матерью обсуждали. Еще до прибытия самок с Земли. Ты будешь удивлен тем, сколько тебе придется еще обсудить со своей леди, – Орион бросил на Янира проницательный взгляд, прежде чем заметить, как от удивления поднялись брови у его остальных самцов. – Неужели вы думаете, что после двадцати пяти лет, проведенных вместе, мы с вашей матерью ничего не обсуждали? – он покачал головой. – Вы все будете удивлены, узнав, насколько ваша мать принимала участие в вашем воспитании и обучении. Присутствовала почти на всех ваших занятиях и тренировках.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Вали, не в силах скрыть своего шока.

Торнианские женщины передавали свое потомство их отцам, как только они были отняты от груди, и считали свой долг на этом исполненным.

– Вы действительно не помните, как долго ваша мать держала вас при себе? – спросил Орион, внимательно глядя на каждого из своих самцов, включая Улла. – Только когда кто-то из вас начинал ходить и говорить, когда уже начались разговоры, она, наконец, отказалась от своей опеки над кем-либо из вас. Она держала вас в своих покоях, не позволяя никому, кроме меня, помогать ей ухаживать за вами.

Он увидел шок на их лицах и нахмурился.

– Никто из вас не помнит об этом?

– Ардайс (прим. пер. с ирландского «Розы»), – тихо проговорил Улл.

– Что? – Янир посмотрел на брата.

– Ардайс. Это мое самое раннее воспоминание. Всякий раз, когда я ощущаю их запах, это меня успокаивает. Я испытываю удивительное чувство комфорта, – его кожа начала темнеть, когда он понял, что только что раскрыл свой секрет.

– Это любимые цветы твоей матери, – сказал Орион. – Ее покои всегда украшены ими.

– Почему ты нам об этом не рассказывал? – возмутился Зев.

– Потому что я думал, ты знаешь, – ответил ему Орион.

– Что ты имеешь в виду, говоря, что она принимала участие в нашем воспитании и обучении? – спросил Янир.

– Мало кто из вас помнит, но тренировочные поля не всегда располагались на территории резиденции Ригель. Они были перемещены туда, как только Улл достиг возраста, чтобы начать свое обучение.

– Я думал, что их перенесли туда, потому что наша мать боялась, что непригодные воины попытаются ее похитить, – нахмурился Вали.

– Это официальная трактовка, и все охотно согласились с ней. Правда в том, что на полях, расположенных там, она могла наблюдать за вашими тренировками. Могла подмечать то, над чем вам могло понадобиться еще поработать, что другие могли пропустить.

– О чем ты? – усомнился Улл.

– Твоя мать первая заметила, что ты оставляешь свою левую сторону незащищенной, когда ты рассержен, – ответил Орион старшему отпрыску. – Она настояла на том, чтобы это было исправлено до того, как это могут заметить другие. Она знала, что будущий лорд не может позволить себе быть слабым. Она видела, как быстро ты приноровился к мечу, но испытывал трудности в обращении с кинжалом, поэтому твой график тренировок был изменен, когда тебе было девять. Зев, ты всегда удивляешься, откуда я знаю о твоих трюках?

– Мать их видела? – спросил Зев испуганным шепотом.

– Да, и она получает от них огромное удовольствие, – нахмурился Орион, когда его младший усмехнулся. – Хотя, не знаю! Если у тебя есть так много времени для шалостей, то ты недостаточно тренируешься, и теперь это изменится.

Зев спрятал улыбку.

– Что до тебя, Янир, она настояла, чтобы я послал тебя к Императору для специальной подготовки. Она каким-то образом знала, что твое место никогда не будет на Бетельгейзе, что ты предназначен для великих свершений, – Орион посмотрел на своего третьего самца и все еще не мог принять тот факт, что этот высокий, сильный самец, стоявший перед ним, был тем же самым самцом, который неотступно следовал за Орионом по дому Ригель, пытаясь узнать все, что мог. Как же быстро бежит время! – Я еще не говорил этого, так что скажу сейчас. Я никогда не был так горд, как тогда, когда Император произнес твое имя. Я… я не могу объяснить чувство, которое охватило меня, когда он говорил о тебе, или как ты отреагировал. Он был прав во всем, что говорил о тебе. Ты – самый подходящий мужчина для Этрурии, потому что ты лучше меня понимаешь, что чувствуют эти воины. Ты можешь понять, насколько они пострадали от рук Бертоса и что они должны преодолеть, чтобы снова стать прежними, потому что ты многое испытал сам. Ты и Зев.

Орион посмотрел на своего младшего потомка, потом на остальных самцов и увидел, что шокировал их всех.

– Ты думал, я не знаю об отказах окружающих на ваши просьбы и их насмешках, которые вам обоим пришлось терпеть из-за моего эгоизма. Я знал, что ты испытаешь это, и я знал, что так будет продолжаться, если позволю Исиде представить мне еще потомство, но я все равно позволил ей представить тебя и Зева. Я не мог отказать ей в радости, которую она испытывала при каждом зачатии.

Янир посмотрел на Зева, и ведь ни один из них никогда не подумал бы, что их манно было известно.

– Для вас обоих это – свидетельство того, что ни один из вас никогда не обращал на себя внимания и не просил моей помощи.

– Ты бы ничего не смог сделать, – ответил ему Янир.

– О, я мог бы сделать кое-что, но для вас это было бы только хуже, – Орион посмотрел на своих двух старших потомков и увидел, что они потрясены.

– Если что-то и делалось, то только при вашем отсутствии, – произнес Орион. – Ты – мой первый отпрыск, Улл, мой наследник, и ты бы восстал против любого самца, оскорбившего одного из твоих братьев. Это качество сделает тебя справедливым лордом, когда придет твое время. Твоя сила убеждения и преданность известны, но тут ты бы был неправ. Янир и Зев никогда бы не завоевали уважение других самцов, если бы ты их постоянно защищал.

– Значит, это все просто должно было остаться безнаказанным? – не мог скрыть своего гнева Улл.

– В тебе так много от матери, – продолжил Орион, шокировав всех присутствующих. – Она тоже хотела противостоять мужчинам, которые, как ей казалось, не проявляли должного уважения к ее потомству. Если бы я не вернулся в нашу резиденцию вовремя, она была бы на тренировочном поле. Я успокоил ее и объяснил, что справлюсь сам.

– Как ты с этим справился? – опять же потребовал ответа Улл.

– Я медленно и осторожно убрал недостойных из них из моего дома, убедившись, что никто не поверит, что причиной этого являлось неуважительное обращение с моим потомством, – ответил ему Орион.

– Разумно и правильно, – согласился Вали.

– Да, и именно поэтому ты будешь идеальным помощником и заместителем для своего брата, Вали. Там, где он горяч, ты – спокоен и можешь заставить его увидеть последствия его действий, когда он этого не сможет сделать сам.

– Спасибо, манно, – склонил перед ним голову Вали.

– Нет нужды благодарить меня, отпрыск мой. Все вы вызываете во мне гордость, которую никогда не поймете, пока у вас не появится собственное потомство. А теперь, – Орион повернулся и посмотрел на Корина, который сидел молча в течение всего их разговора, – пришло время обсудить с вашим сподручным, что именно может ожидать на Этрурии и что может представлять угрозу.

***

Исида присела рядом с Эбби, отметив взглядом по ее распухшие губы и раскрасневшиеся щеки. Очевидно, что она прервала что-то своим приходом.

– Все хорошо? – спросила Исида.

– Я в порядке, – ответила Эбби, отвернувшись к окну, и между ними вдруг воцарилась неловкая тишина.

Исида чувствовала свою вину перед ней. Эбби уже упомянула о том, что Исида не должна была оставаться в стороне, пока Риса оскорбляла земных женщин.

– Мне очень жаль, Эбби.

– Нет, это я сожалею, – Эбби повернулась к ней. – Мне не следовало говорить вам того, что я сказала. У вас не было причин…

– У меня были все основания выступить против, – возразила Исида. – Мой первый отпрыск принимал участие в этой Церемонии Соединения. Я должна была пресечь ее выходки сразу хотя бы по этой причине.

– Исида…

– И минимум, что я должна была сделать, – это рассказать о происходящем Ориону. Он поговорил бы с Бертосом. Я решила не делать этого, я не хотела привлекать к себе внимание. Я всегда была такой слабой…

– Я понимаю вас, – сказала Эбби. – Я видела, как к вам относятся торнианки. Это было не намного лучше, чем то, как они относились к нам.

– Это мои собственные проблемы.

– Потому что вы следовали зову сердца? Оставались верны своим убеждениям, даже когда другие искоса смотрели на вас? Так не поступают «слабые», Исида.

– Все, чего я когда-либо хотела, это провести свою жизнь с мужчиной, которого я могла бы уважать, – прошептала Исида, – которому могла подарить потомство и видеть, как они растут.

– Уважение? Это лишь то, что вы чувствуете к Ориону?

– О нет, – тихо произнесла Исида. – Я полюбила Ориона с того самого момента, как впервые увидела его на празднике Богини. Он был… – Эбби отметила, как взгляд Исиды на мгновение подернулся дымкой воспоминаний, прежде чем она смущенно улыбнулась и снова сосредоточилась на Эбби. – Мой манно был не так впечатлен им. Он хотел, чтобы я выбрала другого.

– Он так сказал? – Эбби повернулась лицом к ней.

– Да, Орион тогда еще не был лордом, когда я выбрала его, и многие думали, что его манно будет лордом еще много лет.

– Кого же он хотел, чтобы вы тогда выбрали? – спросила Эбби, любопытство взяло верх.

– У Короля Раска был только один потомок на момент моего появления для выбора на Церемонии соединения. Мой манно хотел, чтобы я выбрала его, соединив наши родословные.

– И все же вы выбрали Ориона.

– Да. Король Раск был…

– Не для вас… – закончила за нее Эбби.

– Нет, несмотря на то, что он был пригодным самцом и достойным мужчиной.

– Улл тоже пригодный самец и достоин этого, – сказала Эбби. – Но он просто не для меня.

– Я знаю, и со временем он тоже это поймет.

– Есть вероятность, что он пойдет против Янира? – спросила Эбби, наконец-то выразив вслух свое беспокойство. Она не хотела, чтобы между братьями возник конфликт, но не хотела позволить тому повлиять на ее решение.

– Не пойдет. Может, я и женщина, но я знаю своих мужчин, честь Улла не позволит ему пойти на такое.

– Хорошо.

И Исида увидела в глазах Эбби облегчение.

– Так ты и Янир… поговорили? – в голосе Исиды прозвучал вопрос.

Эбби слегка покраснела, вспомнив о том, что она и Янир делали недавно.

– Да. Мы поговорили и кое-что уладили.

– Это хорошо, – робко улыбнулась ей Исида. – Я тоже хотела бы поговорить с тобой, если ты не возражаешь.

– Насчет чего?

– Ваше появление многое изменило.

– Наше появление?

– Вы, земные женщины, привнесли так много нового в нашу жизнь.

– Нового для вас, – уточнила Эбби.

– Да, – согласилась Исида. – Я нахожу это весьма… положительным, – ответила она Эбби с легкой улыбкой. – Не знаю даже, что мне больше нравится – отдыхать с Орионом или целоваться с ним.

– Вы действительно никогда не отдыхали с Орионом? – Эбби не могла в это поверить.

– Нет. Я никогда бы не додумалась так поступить. У меня есть свои покои, а у Ориона – свои. Мы обычно приходим в его покои, и вскоре после соединения я всегда ухожу. С тех пор, как стало известно, что не только Король с Королевой, но и Император и Императрица отдыхают вместе каждую ночь, я стала отдыхать в его покоях. Просыпаться в объятиях моего Ориона – это….

– Я слышала, что это замечательно.

– Да, чувствовать его прикосновения… – Исида с удивлением посмотрела на Эбби. – Ты никогда не отдыхала с мужчиной?

– Нет, – призналась Эбби и почувствовала, что снова начинает краснеть.

– Я думала, все земные женщины отдыхают со своими самцами.

– Очевидно, если бы у меня был мужчина, я бы тут не оказалась, – выдохнула Эбби.

Исида смущенно посмотрела на Эбби, не в силах поверить в то, что только что она проявила такую бестактность. Конечно, у Эбби не было мужчины, это было главным условием, когда Император отправлял «Искатель» на Землю. Он приказал, чтобы ни одна женщина, на которой был бы мужской запах, не была доставлена на Торниан. Тогда это смутило Исиду, теперь она поняла. Это было сделано потому, что он не хотел бы разлучить пару, у которой уже были чувства друг к другу, такие чувства, как у него к своей Императрице.

– Прости, Эбби, я не подумала об этом. Просто все, чему я недавно научилась, было так… приятно, что я надеялась, что ты расскажешь мне что-нибудь еще.

Эбби заставила себя забыть о своих чувствах. Исида ведь не хотела напоминать ей, что на Земле не было никого, кому было бы важно, жива она или мертва. Никого, кто любил бы ее. Даже ее домовладелец не вспомнит о ней, так как она заранее заплатила за шесть месяцев аренды. Если она все правильно посчитала, у нее был еще месяц до того, как он придет за деньгами.

– Пожалуйста, Эбби, прости меня, – с мольбой произнесла Исида. – Я не привыкла разговаривать с другими женщинами, и мое любопытство и желание узнать как можно больше сделало меня бестактной по отношению к тебе и к тому, что тебе пришлось пережить.

– Все в порядке, Исида, – сказала она, протянув ладонь в знак примирения. – Я знаю, что вы не имели в виду то, как это прозвучало. Мы все всё еще приспосабливаемся. И будет еще много недоразумений. Я не буду обижаться на вас, если вы не будете обижаться на меня, – неуверенно улыбнулась Эбби.

– О, конечно же, – Исида облегченно улыбнулась в ответ. – Я бы очень хотела стать твоим… – Исида судорожно подыскивала подходящее слово, – другом, ведь у меня их никогда не было.

– Серьезно? У вас никогда не было друзей? – Эбби не могла себе этого представить, даже с ее историей в прошлом, у нее было, по крайней мере, несколько человек, которых она называла друзьями.

– Нет. Торнианские женщины не «дружелюбны» друг с другом.

– А как насчет женщин, которые всегда были рядом с Рисой?

– Дело было во власти, а не в дружбе.

– Вот почему вы держались от них в стороне.

– Да, у меня нет никакой власти. Мне ничего не нужно. Я только хочу быть со своей семьей.

– Но вы – сильная женщина, – нахмурилась Эбби. – Ваш мужчина правит Бетельгейзе, важной планетой в Империи. Вы подарили ему четырех достойных мужчин, одного из которых сам Император только что избрал лордом. Вы показали им всем, как мужчинам, так и женщинам, что вы всегда были правы. Все ваши женщины теперь будут пытаться подражать вам, и все мужчины захотят такую же, как вы.

– Я… – Исида покраснела. – Спасибо, Эбби.

* * *

– Ты действительно в этом уверен? – Улл не мог скрыть своего недоверия, допрашивая Корин.

– Да, особенно с воспитанниками. Они молоды и неопытны, им нужна сильная рука, чтобы исправить то, чему их учили до сих пор, но они не потеряны.

– А их старшие братья? – поинтересовался Орион.

– С ними будет сложнее. Они захотят, чтобы их братья преуспели, и попытаются сделать это так, как учил их Бертос.

– Добиться успеха, независимо от средств его достижения, – прокомментировал Орион.

– Да, – кивнул в знак согласия Корин.

– Ты должен распустить всех их, Янир. – сказал брату Улл. – Не рискуй и начни все сначала.

– Нет, – возразил Янир.

– Худшие из них были здесь с Бертосом, – сообщил им Корин. – Его капитаны и самые «любимые» воины. Он хотел, чтобы они стали свидетелями падения Грима и провозглашения его Королем Люды, тем самым укрепив его власть над ними.

– Это означает, что сейчас в Этрурии не осталось действующих командиров, а оставшиеся сражаются между собой за власть, – заявил Орион, откидываясь на спинку стула.

– Да, – снова кивнул в знак согласия Корин.

– Тебе понадобится некоторое время, чтобы разобраться во всем и укрепить свой Дом, – сказал Улл, глядя на Янира.

– Да, – согласился Янир, задаваясь вопросом, почему его брат озвучивает то, что и так они все знали.

– Твоя женщина не будет в безопасности, сопровождая тебя там.

Янир напрягся от его слов. Улл, что, пытался бросить ему вызов из-за Эбби? Он надеялся, что сможет убедить Эбби, что Янир не сможет защитить ее, чтобы она выбрала его? Янир угрожающе зарычал на брата и шагнул к нему.

Орион быстро встал между мужчинами.

– Улл не бросает тебе вызов, Янир. А ты, Улл, – Орион пристально посмотрел на своего наследника, – скажи лорду Яниру, что ты не имел в виду то, что считаешь его неспособным защитить свою леди.

– Его Дом должен быть безопасным, прежде чем он сможет подумать о том, чтобы отправиться с ней туда.

Орион тяжело вздохнул и хлопнул ладонью по груди Янира, не давая ему приблизиться к своему брату.

– Тихо, Улл.

Никто не сомневался, что теперь с ним говорил его лорд. Орион снова посмотрел на Янира.

– Мне неприятно говорить это, но тут я должен согласиться с Уллом.

– Что?! – Янир отшатнулся, не веря своим ушам, глядя на своего манно. – Вы считаете меня непригодным?!!

– НЕТ! – тут же возразил Орион. – Я знаю, что ты обязательно защитишь леди Эбби, но если ты не планируешь держать ее рядом с собой каждую минуту, ты не сможешь гарантировать её безопасность. Не сейчас. Пока ты не очистишь от непригодных самцов Этрурию, которых оставил Бертос. Ты даже не сможешь обеспечить ей безопасность в ее покоях, потому что не знаешь, действительно возможно ли это. Риса знала, что здесь, в Торино, есть секретные проходы, но такие могут быть и в Доме Гуттузо.

– Моем Доме! – зарычал Янир. – И я учту это.

– Я хотел бы предложить тебе подумать отправить твою леди пока в Дом Ригель, пока твой Дом не будет окончательно защищен от посягательств, – посоветовал Орион Яниру. – Я лично гарантирую ее безопасность. Она останется в покоях твоей матери, а я удвою охрану. Утрою, если ты этого захочешь, обеспечу только самой надежной охраной.

– Ты хочешь, чтобы я оставил ее? – Янир не мог скрыть своего шока.

– Нет, Янир, я знаю, что ты бы никогда не сделал этого. Она – твоя. Мы все это знаем, – Орион пристально посмотрел на Улла. – И потому ты несешь ответственность за то, как сделать для нее так, чтобы было лучше ей. Если бы ты вступил во владение безопасным Домом, у нас не было бы этого разговора, но твой Дом не защищен совсем, и ты не можете рисковать ею.

– Если бы ты должен был исполнить волю своего Императора, ты бы оставил мать? – с вызовом бросил Янир и тут же увидел в глазах своего манно ответ.

– У меня есть целая армия охраны, которую я знаю и которой доверяю, которая бы сопровождала нас. У тебя – нет. Те, кому ты доверяешь и кто могут тебе доверять, понадобятся тебе, а не твоей леди.

– Янир, – произнес Вали, его спокойный голос словно прорезал гулкое напряжение. – Ты знаешь, что наш манно прав. Если бы это была не твоя леди, у тебя тоже были бы сомнения в этом вопросе.

– Но она – моя, Вали.

– И она останется твоей, когда твой Дом станет для нее безопасным, – попытался успокоить его Вали.

Янир повернулся к ним спиной и направился к окну. Схватившись за подоконник так, что побелели костяшки, он посмотрел сквозь резные стекла на земли Торино. Всю свою жизнь он много трудился, чтобы стать доблестным воином и достойным самцом, которым можно гордиться. Он всегда знал, что никогда не будет лордом. Он также знал, что никогда не сможет привлечь высокородную самку. Вместо этого он поставил для себя цель стать умелым воином, чтобы он мог служить своему лорду и стать мужчиной, чьи дети могли бы с гордостью заявить о себе. Это было все, о чем он думал. Затем появилась Эбби и перевернула его вселенную. Она слушала его и общалась с ним, действительно разговаривала с ним, рассказывая ему о своих мечтах, о своих страхах, а он рассказывал ей о своих. Он начал видеть себя иначе, видеть свой мир по-другому. И все из-за женщины, – женщины, которую он знал, что никогда не сможет иметь.

Но теперь она есть у него. Она теперь его. Его Эбби. Леди Эбби Ригель из Этрурии, потому что она преодолела свои страхи и опасения, а не он. Она поверила в него не потому, что он был лордом, а потому что это был просто он. Мог ли он оправдать эту ее веру, подвергая ее опасности?

Император сразу же отправил своих воинов в Этрурию, чтобы обеспечивать безопасность Дома Гуттузо после попытки восстания Бертоса. Еще были воины, с которыми Янир ранее тренировался здесь, в Торино, – те, кого он знал и кто теперь ждали его прибытия и призыва служить ему. Но даже если он и знал их, это не означало, что он может доверять им, не говоря уже о том, чтобы доверить им безопасность Эбби.

Мысль о том, что Эбби может пострадать, как Королева Лиза от рук Лукена или что над ней могли надругаться, как над Императрицей Ким, приносила ему физическую боль… Он не мог так рисковать. Эбби была слишком дорога ему.

Приняв окончательное решение, он повернулся к присутствующим:

– Эбби отправится на Бетельгейзе с тобой и матерью, чтобы я мог утвердить свою власть в Этрурии, не отвлекаясь на другие вопросы.

– Что??? – вдруг раздался изумленный шепот, заставив каждого присутствующего в комнате обернуться, чтобы увидеть стоявших в дверях Эбби и Исиду.

* * *

Эбби и Исида тихо разговаривали, когда направились в покои Исиды. После их не совсем гладкого начала, они, наконец, начали общаться, действительно разговаривать. И Эбби призналась Исиде, что была обеспокоена тем, как она должна будет правильно соединиться с Яниром. Она рассказала Исиде, что у нее был только один мужчина, и то, это было несколько лет назад, и она не знала, чего ее ждет с Яниром.

Исида была удивлена, обнаружив, что сейчас оказалась в роли учителя вместо ученицы, но она быстро сориентировалась и объяснила Эбби, как все это происходит у торнианцев.

– После завершения Церемонии Соединения самка отправляется в покои, которые приготовил для нее самец. Оказавшись там, она готовится к фактическому соединению, облачаясь в специальное покрытие, которое позволяет мужчине увидеть ее обнаженное тело, что свидетельствует о ее готовности соединиться с ним. Мое было сделано из тонкого прозрачного материала, который должен был расходиться в стороны при каждом шаге и скользить по моей коже, когда я войду в покои Ориона.

– Вы шли к нему?

– Да. Женщина должна прийти к мужчине. Это доказывает ее готовность соединиться. Когда я увидела, что Орион стоит там, ожидая меня, одетый только в свободную тогу, я подумала, что лишусь чувств.

Щеки Исиды вспыхнули от смущения при воспоминании о том, как все было.

– Он так хорошо выглядел?

– Он выглядел великолепно, – прошептала Исида, затем моргнула и снова посмотрела на Эбби. – Затем он подвел меня к своей кровати и снял с меня мое покрытие. Я откинулась назад и представила себя перед ним, чтобы он мог доставить мне удовольствие.

– Представила? – Эбби слегка нахмурилась.

– Да. Я развела шире ноги, чтобы его рот мог доставить мне удовольствие.

– Как говорят у нас в книгах, он пировал на вас? – Эбби не могла поверить тому, что рассказывала ей Исида.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю