290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Янир (ЛП) » Текст книги (страница 17)
Янир (ЛП)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Янир (ЛП)"


Автор книги: М. К. Айдем






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 22 страниц)

Но сначала он должен был позаботиться о своей Эбби. Захлопнув перед собой гроссбух, он поднялся на ноги из-за стола. Богиня! Он оставил ее одну еще на один целый день! Что она о нем подумает? Особенно после того, как он пообещал, что они обязательно продолжат начатый разговор. Он хотел только на минутку заглянуть в записи, но там было так много всего, чего он еще не знал, что это заняло у него больше времени, чем он думал.

Его обучение никогда не включало работу с бухгалтерскими книгами и по пополнению и распределению запасов. Его манно обучал его как воина, тому, что пригодилось бы ему, и он всегда был всем обеспечен, и никогда не спрашивал и не беспокоился о том, откуда это берется.

Выйдя из кабинета, он направился по коридору в тиши замка к своей леди. Вход охраняли Навон и Морио.

– Вы должны быть здесь только днем.

– Да, мой лорд, но когда мы услышали о тренировках, то поняли, что должны задержаться тут.

– Я… Спасибо. Кто-то из гвардейцев Дэя сменят вас?

На этот раз последовала пауза, прежде чем ответил Навон.

– Нет, мой лорд.

– Что значит «нет»? – спросил Янир.

– Господин, некоторые воины из Дома вашего манно спрашивали, какую задачу нам поручили, поскольку мы не были с ними на стене. Когда мы сообщили им, что охраняем ваше крыло и еще теперь охраняем вашу леди, некоторые выразили заинтересованность в возможности примкнуть к нам, – Навон посмотрел на Морио, который кивнул. – Мы выбрали двоих, чтобы они могли сменить нас сегодня вечером, это Сунил и Саар. Мы знали, что вы знакомы с ними и посчитали, что это будет хорошим испытанием для них.

– Сунил и Саар? – переспросил Янир. Навон был прав, он действительно знал этих двух мужчин.

– Да, мой лорд. Если вы против, мы можем остаться.

– Нет, думаю, все будет в порядке, но убедитесь, что они поняли, что это вовсе еще не значит, что теперь они – члены личной гвардии леди.

– Конечно, нет, мой лорд, только вы можете выбирать таковых.

Кивнув, Янир направился к дверям, которые они открыли для него, затем резко обернулся.

– Двери поменяли?

– Да, мой лорд. Ваша леди приказала сменить их, когда обнаружила, что они не были установлены тут изначально. Мастер-столяр Кэрбр узнал, где они находятся, и велел установить их вместе с теми, что были ранее в вашей комнате отдыха.

– Моя леди…

– Была под охраной все это время, мой лорд. Поскольку двери были очень тяжелыми, потребовалось много самцов, чтобы перенести их, и она осталась с нами, в то время как на втором этаже меняли двери, она была под наблюдением мастера Пагана, а затем оставалась в своих покоях, когда они были установлены.

Янир хмыкнул. Ему не понравилось, что он только что услышал, но он не мог найти что-то предосудительное в происходящем.

– Очень хорошо. Хорошего вечера, – сказал Янир им и вошел внутрь.

– Вам тоже, мой лорд, – услышал он в ответ.

Янир быстро пересек второй этаж, его шаги эхом отдавались в тишине полупустой комнаты. Он был благодарен тому, кто оставил тускло светящимися энергетические кристаллы для него, потому что это позволяло ему видеть куда идти. Его глаза были сосредоточены на дверях в дальнем конце покоев… И ему пришлось напрячь свое зрение, потому что они так хорошо сливались с мианраи дабх, что были почти невидимы.

– Удивительно, – Янир остановился перед ними, понимая, что они были созданы именно для этого, чтобы быть невидимыми для посторонних. «Вы сможете напасть на лорда только в том случае, если сможете найти его». – Король Варик был гением.

Двери бесшумно открылись, впуская нового лорда в его покои. Они тоже изменились с тех пор, как он покинул их утром. Теперь на полу лежали ковры, были переставлены кушетки, а на кровати лежал матрас и постелены простыни. Все это Янир смог разглядеть благодаря свету от огня в камине, а также потому, что его Эбби опять уже спала, свернувшись калачиком на краю одной из кушеток, а не в постели, как положено.

Он бесшумно пересек комнату, присев на корточки, и посмотрел на нее. Богиня, она была прекрасна… она спала так мирно, ее золотистые локоны, свешивались с подлокотника кушетки, а ее длинные ресницы, словно золотые полумесяцы, веером отбрасывали тень на ее прекрасном лице..

Рядом с ней лежал крил. Протянув руку, он поднял его. Это был просто кусок золотистой материи, но как он объяснит ей, откуда взял его? Он знал, что расстроил ее тем утром, не ответив на ее вопрос, но как можно рассказать кому-то, что он общался с Богом и Богиней, и заставить поверить, что ты не сумасшедший? Может быть, не менее важным было и то, почему Райден позволил ему сохранить его?

О, он понял, что Райден хотел, чтобы он был облачен в него, находясь перед Богиней. Янир тоже не хотел бы, чтобы другой мужчина предстал обнаженным перед своей собственной Богиней. Но чтобы он все еще облачен в него, когда проснулся утром. Должна же быть какая-то причина… но какая?

Эбби молча смотрела, как Янир рассматривает крил. Она знала, что он не подразумевал, что она проснулась, и это давало ей возможность незаметно понаблюдать за ним. Его действия прошлым утром все еще причиняли ей боль. Не ответив на ее вопрос, он лишил ее уверенности… ее веры в то, что он всегда будет говорить ей правду, что он расскажет ей все… и что она тоже может рассказать ему все, и вместе они все уладят. Но сейчас…

Янир перевел взгляд на Эбби и увидел, что та наблюдает за ним, а ее глаза были полны боли и смущения, вызванных его недавним поступком. Это было неприемлемо. Опустившись перед ней на колени, он уронил крил и обхватил ее лицо руками.

– Мне очень жаль, Эбби. Я никогда не хотел причинить тебе боль.

– Ты солгал мне, Янир… не словами, но… я… – слезы наполнили ее глаза. – Ты поклялся, что всегда ответишь на мои вопросы, но не сделал этого сегодня. Как я могу поверить в то, что ты говоришь мне сейчас?

Янир прижался лбом к ее лбу, осознав всю степень вреда, причиненного его реакцией. Он нарушил клятву… которую дал своей Эбби… теперь он потерял ее любовь и доверие. Из-за своей гордыни. Богиня, что ему теперь делать?

«Скажи ей правду, лорд Янир, – голос Райдена внезапно раздался у него внутри. – Верь в нее, даже когда сомневаешься в себе. Открыв ей ее, ты станешь только сильнее, а не слабее».

Подняв голову, он заглянул в глаза своей леди и произнес.

– Пока мы спали, меня вознесли на небеса, – он почти прошептал свое признание, что Эбби пришлось напрячься, чтобы услышать его

– Что? – глаза Эбби распахнулись от удивления от услышанного, но она не отстранилась.

– Пока мы отдыхали, супруг Богини, Райден, вознес меня на небеса… Потому что, кажется, твои слова… заинтриговали его.

– Мои слова? Что я могла сказать такого, что могло бы заинтриговать Бога? – Эбби попыталась вспомнить, что она ранее сказала.

– Это был твой комментарий обо мне… о моем теле, – Янир почувствовал, как его кожа начинает заливаться жаром.

– Ты хочешь сказать, что это были мои слова о том, что только Богиня могла создать нечто столь же великолепное, как тебя?

– Да, и тебе было интересно, кто ее вдохновил.

– И что?

– Что «и что»?

– Ты выяснил, кто был ее вдохновителем?

– Ну, да. Ее пара…

На лице Эбби появилась еще большая степень удивления, и она заставила себя подняться, широкая улыбка появилась на ее лице.

– Бог! Она сделала тебя по образу и подобию Бога!

Янир кивнул, покраснев еще больше.

– А это? – ее улыбка исчезла, когда она наклонилась и подняла крил.

– Я был обнажен, когда Райден… забрал меня, и он не хотел, чтобы его Богиня видела меня таким.

– Ну, с этим я могу согласиться! – воскликнула Эбби. – Богиня она или нет, но никто не увидит того, что принадлежит мне.

Янир несколько раз открыл и закрыл рот от шока, прежде чем смог заговорить.

– Эбби…

– Ты думал, я тебе не поверю. Если бы не это, – она слегка потрясла крилом. – Ты бы никогда мне не рассказал?

– И да, и нет, – ответил он и увидел боль, промелькнувшую в ее глазах, прежде чем она протянула ему материю и поднялась с дивана.

– Думаю, этим все сказано, не так ли? – она подошла к окну и невидящим взглядом уставилась на темный пейзаж. – На кровати новые простыни. Тебе нужно отдохнуть. У тебя был долгий день.

– Эбби, – Янир медленно поднялся и последовал за ней. Ему физически причиняло страдание расстояние, которое внезапно возникло между ними, и он не имел в виду комнату. Он причинил ей боль. Его правда ранила ее, как и его молчание. Что ему нужно было сделать? Как он мог это исправить? – Мне очень жаль, Эбби, – он осторожно положил руки ей на плечи, притянул к своей груди, и, хотя она напряглась, не отстранилась. – Я должен был рассказать тебе все сегодня утром, но… – он подыскивал слова. – Никто никогда не верил в меня так, как ты. Даже мой манно. Ты выбрала меня, когда могла заполучить любого мужчину в Империи. Говорила со мной. Выслушала меня. Отдыхала со мной. Ты видишь во мне больше, чем я есть, и это заставляет меня хотеть быть кем-то более важным… но… я все еще просто Янир, третий отпрыск своего манно… и если я когда-нибудь подведу тебя…

– Ты все равно останешься мужчиной, которого я люблю, – Эбби медленно повернулась в его объятиях, глядя на него. – Я не жду, что ты будешь идеальным, Янир. Нет. Возможно, когда-нибудь я тоже могу разочаровать тебя. Что ты будешь делать, когда это случится? Ты отошлешь меня?

– Никогда! – Янир крепко прижал ее к себе, словно боясь, что она исчезнет. – Ты моя и только моя, ничто никогда не изменит моих чувств к тебе. Ты – моя жизнь! Моя – любовь!

– Ты любишь меня? – Эбби почувствовала, как ее глаза наполняются слезами, он никогда раньше не говорил ей таких слов.

– Конечно, да! – его тембр голоса смягчился, когда он увидел ее слезы. – Ты ведь знаешь это, Эбби.

– Ты никогда раньше этого не говорил, – она спрятала лицо у него на груди, обняв его.

Янир нахмурился, глядя на нее сверху вниз, и вдруг осознал, что ведь она права.

– Мне жаль, моя Эбби. Я столько раз повторял это про себя, что мне казалось, что я уже это сделал.

– Я… я так и думала, но слышать это… Слова имеют силу, Янир. Они могут причинить вред или исцелить.

Янир вспомнил все обидные слова, сказанные ему за всю жизнь. Слова, которые заставили его думать хуже о себе, о своей семье. Его Эбби была права.

– Это правда, Эбби.

– Вот почему мне было так больно сегодня утром, когда ты отказался рассказать мне правду о криле, – Эбби подняла голову, встретившись с его глазами. – Я хочу, чтобы ты рассказал мне все, Янир, и знал, что я не буду думать о тебе хуже, даже если у тебя нет ответов на все вопросы. Наступит момент, когда тебе понадобится помощь, и я хочу быть рядом, чтобы помочь тебе, как ты был там, чтобы помочь мне, даже если эта помощь будет в том, чтобы просто выслушать о чем-то.

– Ты хочешь знать, что я не всегда тверд в своих решениях? Когда я не уверен, как решить какую-либо проблему?

– Ты знаешь, что – да, – еще раз подтвердила она ему ранее сказанное.

– Да, но это совсем другое дело.

Эбби прикрыла глаза. Кажется везде все мужчины одинаковы.

– Это не так, Янир. Это позволит мне участвовать в твоей жизни, даже когда меня не будет рядом, – взглянув на него, она увидела его внутреннюю борьбу и поняла, что его что-то беспокоит, нечто большее, чем крил. – Что тебя беспокоит, Янир? Почему ты вернулся сегодня так поздно?

– Я расскажу тебе, моя Эбби, – ответил Янир ей, зная, что должен. – После того, как я вымоюсь. Я весь в грязи и копоти после дневной тренировки, – высвободившись из ее объятий, он повернулся к уборной. – Я ненадолго.

Эбби остановилась в дверях очистительной комнаты, наслаждаясь потрясающим видом, который ей открывался. Очистительная установка представляла собой одну большую душевую кабину, ее прозрачные стены позволяли ей видеть Янира, который стоял перед ней, под струями воды запрокинув голову, во всем своем обнаженном великолепии. Черт возьми, мужчина был великолепен!

– Я понимаю, почему Бог заревновал.

Янир высунул голову из-под струи воды.

– Что?

– Я сказала, что понимаю, почему Бог Райден был так обеспокоен тем, что Богиня увидит тебя обнаженным, – и внезапно вдалеке послышался раскат грома. – На тебя приятно смотреть, Янир, – Эбби понравилось, как Янир засмущался, покраснев от ее слов.

– Райден не любит, когда его называют Богом, – сказал ей Янир и вновь сунул голову под струю воды, надеясь, что она охладит его кожу, пока его мыльные руки пробегали по телу, чтобы смыть следы тяжелого дня.

– Почему? – спросила Эбби, не отрывая глаз от движений рук Янира, блуждающих по его телу, страстно желая, чтобы сейчас это были ее руки. Но потом она поняла, что это вполне возможно, и с легкой улыбкой начала снимать платье.

– Потому что он не был рожден Богом, – Янир откинул голову назад, чтобы закончить мыть волосы, не понимая, что она делает. – Когда-то он был смертным, Императором. Богиня сделала его бессмертным, чтобы они всегда были вместе.

И тут Янир вздрогнул, почувствовав на груди маленькие ладошки Эбби.

– Эбби!

Открыв глаза, он увидел ее обнаженной перед собой. Что она тут делает? Мужчины и женщины не очищались вместе… Могли ли они… Но Богиня, ее руки чувствовались на нем замечательно.

– Продолжай. Я просто помогаю тебе закончить водные процедуры, – она спрятала улыбку от его растерянного взгляда. – Значит, Богиня сделала его бессмертным.

– Д-да… – Янир почувствовал, как ожил его член, когда ее руки скользнули у него по груди, которую он уже очистил. – Очевидно, другие Боги были не очень рады этому, особенно Дако.

– Тот, кто похитил Богиню? – уточнила Эбби, когда ее руки проследовали по дорожке из воды, что спускалась вниз по его телу, пока не нашли его восставший член.

– Д-да… – резко втянул он воздух он, немного изменив свое положение, чтобы дать ей лучший доступ.

– Тот, от которого Король Варик спас Богиню? – медленно она погладила его нежными пальцами от основания до головки, обводя большим пальцем большую головку, прежде чем снова начать движение вниз.

– Да… Эбби… – Янир не мог поверить, как быстро она смогла возбудить его и что она хочет этого после всего… Застонав, он упёрся ладонями в стены кабины, когда ее губы накрыли сначала один сосок, а затем другой.

– Да, Янир? – спросила она, глядя на него сквозь ресницы.

– Если ты будешь продолжать в том же духе, я соединюсь с тобой. Прямо здесь, в очистительной кабине.

В ответ ее пальчики лишь крепче сжали его, начав поглаживать быстрее.

Зарычав, Янир подхватил ее за пышную попку и приподнял, прижав к стене. Ноги Эбби тут же обвились вокруг его талии, и она потерлась своим сосредоточием страсти о его член. Янир погрузил пальцы одной руки в ее волосы, откинув ее голову назад, и проник языком в ее рот, одновременно погрузившись в ее горячее, такое гостеприимное лоно.

Богиня! Ничто никогда не готовило его к Эбби. Она была такой мягкой и податливой, и не только телом, но и собой, своей душой и своими чувствами. Она рассказывала ему о разных вещах, расспрашивала, заставляла чувствовать, что он важен, особенно для нее. Только он. Янир. Она показала ему, что соединение – это нечто большее, чем просто физический акт. Что это больше, чем просто создание потомства. Смысл был в том, чтобы стать близким и открытым, уязвимым и защищенным, любимым и любящим того, с кем ты был соединен. С тем, кого выбрал ты. Она сделала его целым. Это то, что дала ему Эбби, и он сделает все, чтобы дать это и ей.

Руки Эбби обвились вокруг шеи Янира, и она окунулась в поцелуй, когда его бедра начали двигаться медленном темпе. Когда он, казалось, нуждался в ней так сильно, что просто брал полностью контроль над собой. Она не думала, что их занятие любовью в душе станет для него чем-то новым, но произошло именно так. Она была первой у Янира, и даже если бы не была, ни одна торнианка не сделала бы этого. Отношения с Яниром сделали ее сильнее, смелее. Его любовь и поддержка изменили ее, сделали ее цельной.

– Да! – застонала она, отрывая свои губы от его, когда он коснулся особо чувствительного места у нее глубоко внутри. – Богиня, Янир!

– Ты – Богиня, – хрипло произнес Янир, его глаза горели страстью, когда он вновь задел то место, которое доставляло ей столько удовольствия. – Моя Богиня! Отпусти себя для меня Эбби! – потребовал он, чувствуя, как ее лоно сжимается вокруг него. Напряжение росло внутри него, и он ощутил, как приближается его собственное освобождение, но отказывался познавать его, пока она не получит свое. – Давай же, Эбби!

– Янир! – вскрикнула Эбби, и ее ногти впились в его плечи, когда ее тело повиновалось его приказу.

Крик Эбби и пульсация ее лона на его члене, когда она познала свое освобождение, – это было слишком для него. Его ладони еще крепче обхватили ее бедра, удерживая ее так, чтобы он мог прижаться еще сильнее к ней. И через мгновение с ревом освобождение накрыло и его.

Позднее, уже после того, как они обсохли и переместились в свою новую постель, одаривая друг друга нежными поцелуями, сейчас, лежа в центре огромной кровати и сжимая Эбби в своих объятиях, пока она своими пальчиками рисовала маленькие круги у него на груди, Янир вдруг вспомнил нечто важное. Он так и не сказал ей, что его беспокоит.

– Я не уверен, что мне суждено быть лордом, – тихо произнес, и ее пальцы на мгновение замерли, прежде чем снова начать продолжал вырисовывать круги на его разгоряченной коже.

– Почему?

– Я многого не знаю. Есть такие вопросы, которые я никогда не понимал, но они требуют решения. Всю свою сознательную жизнь лишь тренировался, чтобы просто стать воином.

Эбби приподнялась на локте, подперев ею голову, но не убрав свою другую руку с его груди, и посмотрела на него. То, что она увидела, чуть не разбило ей сердце. Янир выглядел таким потерянным и сбитым с толку. Она понимала, чего ему стоило произнести вслух эти слова, особенно ей. Торнианцы уважали только пригодных и достойных мужчин. Мужчин, кто имел честь и добивался успеха, им не нравились неудачи. У них у всех было что-то общее с Бертосом, но они также с честью умели признавать свои поражения.

Эбби не забыла, что воин Яго поведал Ассамблее о смерти Короля Раска и капитана Бусто. Какими были их последние слова. «Смерть с честью лучше жизни без нее!»

Она вспомнила мужчин, кивавших на это в знак согласия. Теперь Янир испытывал страх, что потерпит неудачу… без чести… и она знала, что он никогда этого не сделает.

– Чего ты не знаешь?

– Как обращаться с книгами. Как планировать поставки. Очень много всего, что входит в обязанности управления Домом, чего я никогда не знал.

– Как будто ты внезапно оказался в незнакомом мире и изо всех сил пытаешься понять что к чему, – тихо подытожила Эбби.

– Да, – глаза Янира распахнулись от удивления, когда он понял, что она говорит не только о нем, но и о себе. – Мне очень жаль, Эбби. Я никогда до конца не понимал, как тебе было трудно… до этого момента.

– Да, было трудно, особенно в начале, но потом стало легче, потому что я встретила кого-то, кто смог помочь мне. Кого-то, кто понимал то, чего не понимала я, и объяснил мне. Кого-то, кому я доверилась, кто может сказать мне правду, нравится мне это или нет.

– И кто это был? – нахмурился Янир, глядя на нее сверху вниз.

Эбби мягко улыбнулась ему.

– Ты, Янир… я встретила тебя.

Наклонившись, Янир нежно поцеловал ее.

– Я благодарю Богиню за это, Эбби, но боюсь, ты не сможешь мне помочь.

– Понимаю. Я еще меньше знаю обо всем этом, чем ты, но должен быть кто-то, кто сможет помочь тебе. Например, твой манно.

– Это невозможно, Эбби. Он должен управлять собственным Домом.

– Но ведь у него есть и другие помощники, верно? Я имею в виду, он – как директор школы.

– Я не понимаю, что значит этот титул, Эбби.

– Э-э-э… директор школы… Ну, во-первых, школа – это место, где учатся дети… потомки проходят обучение, – она подождала, пока Янир кивнет в знак понимания. – Директор школы – глава этого места, как твой манно – глава Бетельгейзе. У него есть заместители, которые отчитываются перед ним, как и ваши капитаны, и каждый из них отвечает за свою работу в школе, поскольку я уверена, что и ваши капитаны отвечают за что-то.

– Так и есть. Одни отвечают за обучение, другие за охрану стен замка.

– И у вас есть мастера, как Паган, которые также отвечают за выполнение определенных обязанностей.

– Да.

– У каждого заместителя директора есть учителя. Поэтому я ходила в школу. И это те, кто ежедневно занимаются фактическим обучением потомства.

– Здесь тоже есть такие. Они подчиняются мастерам или капитанам.

– Разве именно твой манно принимает решение, какую комнату убирать и в какой день. Или знает, что на кухне необходимо пополнить те или иные запасы. Или кто кого должен сменить на стенах. Это ответственность мастера или капитана, которого он назначил главным в этом, не так ли?

– Да, конечно, но…

– Так что, только возникает какая-нибудь проблема, с которой они не могут справиться, ты или любой другой лорд будете поставлены в известность, потому что они доверяют тому, кого выбрали.

– Да, но здесь все не совсем так.

– Я знаю, здесь Бертос сам, вероятно, решал, какие комнаты убирать, но это потому, что он никому не доверял. Вот почему этот Дом развалился на части после его смерти. Твой манно не стал бы так поступать.

– Нет, Улл станет лордом, его учили этому всю жизнь, а если не сможет он, то это сделает Вали.

– Их обоих готовили быть лордами? Почему обоих сразу?

– На случай, если кто-то встретит Богиню до того, как станет лордом или сможет иметь потомство.

– Но не тебя.

– Нет, я учился быть воином, – Янир тяжело вздохнул. – Уже поздно, Эбби. Давай отдыхать. Мне просто придется еще больше стараться и работать усерднее.

Это было то, что он делал в прошлом.

Эбби позволила ему прижать ее к груди, размышляя. Как еще Янир мог работать усерднее, чем он уже это делал. Это было слишком для одного мужчины, когда он не был обучен этому. Эбби почувствовала, что начинает злиться на Рэя: он поставил Яниру задачу, с которой тот не смог бы справиться без надлежащей поддержки. Эбби свято верила в то, что Яниру просто суждено стать лордом, великим лордом. Слишком много знаков было подано богами, чтобы быть им. Кровать. Знак Варика. Дверь. Крил. Янир даже встречался с Богом и Богиней. Да, Яниру было суждено стать великим лордом, ему просто нужна была помощь… кого-то, кто был обучен… но чья…

– Янир?

– Хм… – ответил он полусонно.

– Свяжись с Уллом.

– С Уллом? – его глаза моментально распахнулись. – О чем ты говоришь Эбби?

– Улл обладает необходимыми навыками. Сейчас пока он не лорд, а твой брат. Он может тебе помочь.

– Он воспримет это как признание того, что я недостоин быть лордом.

– Он ошибается. Если бы Император послал тебя в битву, но не дал тебе ничего, чем ты мог бы сражаться, а ты все равно бы сражался, разве можно было бы тогда тебя назвать недостойным, Янир?

– Мне нужно подумать об этом, Эбби. Улл и мои родители все еще находятся на «Охотнике», до Бетельгейзе они доберутся только через сутки. И есть другие вещи, которые нужно учитывать.

– Хорошо.

Эбби знала, что Янир имел в виду недовольство Улла из-за того, что она выбрала не его. Ну что ж, ему просто придется пережить это. Улл поможет Яниру, даже если Эбби придется подключить для этого их мать.

Глава 21

– Мой лорд, – Паган поднялся со стула, в котором ожидал его, когда Янир направился к дверям из крыла. Он знал, что лорд покинет покои еще до первой трапезы, и хотел поговорить с ним наедине.

– Паган. Что ты здесь делаешь так рано?

– Мне нужно поговорить с вами о том, что произошло вчера, мой лорд.

– Мы можем говорить по пути?

– Я бы предпочел не делать этого, господин.

Янир вопросительно поднял бровь.

– Ладно, Паган. Давай.

– Вчера я приказал явиться столяру Кэрбру, чтобы он мог осмотреть каркас вашей кровати, которая так заинтересовала нашу леди.

– Эбби рассказала мне об этом, Паган. Она также рассказала мне, что пригласила его стать мастером-столяром, поставив перед ним задачу изготовить новую мебель для нашего крыла, и что он многое знал об изначально изготовленных дверях. Все в порядке, – Янир повернулся, чтобы уйти.

– Она сказала вам, что ему разрешили войти в ваше крыло без доклада о его приходе и что его не досматривали?

Это заставило Янира обернуться и прорычать:

– Что?!!

– Он вошел с воспитанниками, заносившими новый матрас. Ни воин Менава, ни воин Ошош не спросили о его цели появления и не обыскивали его, прежде чем разрешить ему пройти. По реакции воина Навона и воина Морио я также понял, что им тоже не сообщали, что он оставался в крыле, когда они явились сменить прежнюю смену.

Янир почувствовал, как внутри его начинает расти гнев. Постороннему мужчине позволили приблизиться к Эбби, и никто не потрудился его обыскать? На нее могли напасть… надругаться… и никто не пришел бы ей на помощь, пока не стало бы слишком поздно.

– Спасибо, что довел это до моего сведения, Паган, – он стиснул зубы. – Я позабочусь об этом.

– Да, господин, – поклон Пагана был отдан уже спине Янира.

* * *

Янир буквально ворвался в командный пункт, все еще кипя от злости из-за того, что ему рассказал Паган. То, что двое из лучших воинов Императора были так небрежны по отношению к безопасности Эбби, привело его в ярость. Подойдя к столу, он набрал код на коммуникаторе.

– Воинам Менаве, Ошошу, Навону и Морио немедленно явиться в командный центр!

Последнее слово Янира эхом разнеслось по коридорам замка. Откинувшись на спинку кресла, Янир оперся локтями о подлокотники и стал ждать.

Через несколько минут все четверо воинов вошли в командный центр в сопровождении капитанов Дэя и Корина, которые также пришли узнать, в чем дело.

– Лорд Янир? – начал было Дэй, но взгляд Янира заставил его замолчать. Никогда еще он не видел Янира в такой ярости.

– Воины Менава и Ошош, вчера вы несли дежурство у дверей моего крыла, не так ли?

– Да, лорд Янир, – ответили они хором.

– Пока воины Навон и Морио не сменили нас, – добавил Менава.

– Вы оба были на дежурстве, когда прибыли стажеры, – глаза Янира пригвоздили их к месту.

– Да, лорд Янир, – ответил Ошош ему.

– Сколько?

– Мой лорд?

– Скольким стажерам вы позволили войти в то крыло, где находилась леди?

– Пятерым, лорд Янир, – немедленно ответил Ошош.

– И вы обыскали их. Убедились, что они были стажерами.

Мужчины посмотрели друг на друга, прежде чем ответил Менава.

– Нет, лорд Янир. Но они явно были стажерами.

– И по какой причине вы пришли к такому выводу?

– Они несли матрас, – ответил ему Менава.

– Значит, вы их не досматривали.

– Нет, они несли матрас. Мы лишь открыли двери, – сказал Ошош.

– Понятно, – Янир переводил взгляд с одного на другого. – И когда они ушли?

– Прямо перед началом тренировки, – сообщил Ошош. – Они выбежали, чтобы не опоздать.

– Сколько их было? – тихо спросил Янир.

– Лорд Янир? – переспросил Ошош, широко раскрыв глаза.

– Сколько самцов покинуло крыло? – тихий вкрадчивый голос Янира никоим образом не скрывал его гнев. Волосы у Дэя на затылке встали дыбом. Что-то определенно было не так.

– Все, лорд Янир, – ответил Менава.

– И ты сообщил страже леди об этом, воинам Навону и Морио, кто был в крыле с миледи, когда они прибыли вас сменить.

– Конечно, – высокомерно произнес тот.

Янир мгновение пристально смотрел на Менаву, потом перевел взгляд на Навона и Морио.

– Воин Навон?

– Воин Менава сообщил нам, что в покоях с леди Эбби был мастер Паган, когда она обедала, мой лорд, – Навон увидел, как ухмылка появилась на лице Менавы.

– Понятно. Продолжай.

– Мой господин, – Навон знал, что сейчас Менава перестанет ухмыляться. – Почти спустя час после того, как прибыл мастер Маре и попытался проникнуть в крыло, мы обнаружили, что с леди Эбби и мастером Паганом там был еще один мужчина.

– Что? – закричал в шоке Менава, повернувшись к Навону. – Ты лжешь!

Навон отказывался терпеть оскорбления от другого мужчины, был тот воином Императора или нет. Он кинулся на мужчину, столкнувшись нос к носу с тем.

– Мужчина по имени Кэрбр был в покоях с миледи, а ты не сообщил мне об этом!

– Воин Навон, отставить, – приказал Дэй, зная, что Менава – самый горячий из его людей.

– При всем уважении, капитан Дэй, – Навон бросил на капитана полный негодования взгляд. – Я член дома лорда Янира и подчиняюсь его приказам. Не вашим.

– Как ты смеешь? – зарычал Менава, и его рука потянулась к мечу.

– Менава! Отставить! – закричал Дэй в то же самое время, когда Янир потребовал того же от Навона. Оба самца мгновенно отступили друг от друга на шаг.

– Воин Морио, – Янир посмотрел на молчаливого воина.

– Мой лорд?

– В моем крыле был мужчина, о котором вам не сообщили?

– Да, мой лорд. Позже леди Эбби представила его как мастера Кэрбра, своего мастера-столяра.

Корин приподнял бровь, он знал, что мастером-столяром был Мэре, но промолчал.

– Ты бросаешь вызов тому, что обнаружили двое стражников моей госпожи, когда выполняли возложенный на них долг? Долг, который вы не выполнили?

– Мы – члены особой гвардии Императора, – прорычал Ошош сквозь стиснутые зубы. – Мы прибыли сюда служить под командованием капитана Дэя, а не охранять женщину третьего…

– Воин Ошош! Молчать! – приказал Дэй, встав лицом к лицу с дерзким самцом, и его взгляд был тверд как кремень, в котором полыхала ярость. Никогда бы он не поверил, что один из его мужчин решит так говорить не только с лордом, но и о женщине!

– Пусть он закончит, капитан, – приказал Янир, все еще сидя за столом. Он не позволит Ошошу увидеть, насколько его слова подействовали на него. – Женщину кого?

Ошош побледнел, видя ярость на лицах: явную – своего капитана и сдерживаемую – Янира. Он понял, что не должен был так говорить, но его сомнение в том, кого Император избрал лордом Дома, взяло верх. Дэй ведь заслужил этот титул!

– Прошу прощения, лорд Янир, я не должен был произносить эти слова…

– Твоя правда, – тихо закончил Янир. – Ты считаешь, что Император ошибся, избрав меня лордом. Скажи мне, Ошош, кто в рукопашной схватке одержал над тобой победу?

Корин, Навон и Морио повернули головы к Ошошу, желая услышать его ответ.

– Вы, лорд Янир, – выдохнул Ошош, его синяя кожа потемнела.

– А кто одержал над тобой победу в бою с мечом?

– Вы, лорд Янир, – снова заставил себя произнести это вслух он.

– А кто превосходил по баллам тебя в каждом учебном испытании?

– Вы, лорд Янир, – к этому времени лицо Ошоша стало почти фиолетовым.

– Совершенно верно! Я! Третий мужчина. Ты смотришь на меня свысока не потому, что я недостойный или непригодный мужчина, а из-за моей очередности рождения, – Янир наконец произнес вслух то, что давило на него тяжким грузом всю его предыдущую жизнь. Его Эбби была права – шансы мужчины на рождение никоим образом не отражались на его физической форме.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю