290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Янир (ЛП) » Текст книги (страница 19)
Янир (ЛП)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Янир (ЛП)"


Автор книги: М. К. Айдем






сообщить о нарушении

Текущая страница: 19 (всего у книги 22 страниц)

– А почему вы думаете, что здесь кто-то есть? – спросил Навон.

– Из-за еды.

– А что с едой? – и прежде, чем Навон успел задать следующий вопрос, они услышали звук бегущих ног по направлению к дверям, и оба мужчины приготовились к атаке.

***

– Что?!! – недоверчиво спросил Янир.

– Милорд, мастер Паган доложил, что в покоях лорда есть кто-то посторонний. Воин Навон отправился ему на помощь. Я охраняю вход, – сообщил ему Джа.

– Корин! – взревел Янир, заставив замереть всех мужчин на тренировочном поле. – Дэй! Тохо! Морио! За мной! – отдавал команды уже на бегу Янир, и самцы, не задавая вопросов, последовали за ним.

Сердце Янира билось как сумасшедшее. Что же случилось? Как кому-то удалось добраться до его Эбби? Она ранена? Напугана? Встречающиеся ему на пути в коридорах замка воины тут же уступали дорогу. Янир лишь немного затормозил, когда Джа появился в поле зрения, все еще стоя перед дверями крыла с обнаженным мечом.

– Докладывай, – приказал он.

– Навон отправился к Пагану и все еще находится внутри покоев. Больше никто не входил и не выходил, – быстро ответил ему Джа.

– Остаться здесь.

– Да, мой лорд.

Распахнув двери, Янир молился богине, что еще не слишком поздно.

– Морио, дай знать Навону, что мы приближаемся.

Навон быстро взглянул на свой коммуникатор, когда тот запищал, затем немного расслабился.

– Это лорд Янир, – передал он Пагану и быстро ответил Морио.

– Леди Эбби в безопасности, мой лорд, – доложил ему Морио, и Янир распахнул двери. Его глаза охватили все сразу. Ничто не казалось неуместным, кроме разбитых тарелок на полу и двух воинов в дальнем углу с обнаженными мечами.

– Эбби! – громко крикнул, не заботясь о том, что могут подумать другие.

– Я здесь! – ее приглушенный голос донесся из-за спины Пагана.

Он быстро подбежал к ней.

– Ты не пострадала? Он не сделал тебе больно? Где он? – все эти вопросы посыпались в один момент, когда он подхватил ее в воздух и крепко прижал к своей груди, лишив возможности ответить.

– Мы никого не обнаружили, мой лорд, но я еще не проводил тщательных поисков.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Янир. – Ты сказал, что тут кто-то был.

– Да, мой лорд, именно это и сообщил мастер Паган.

– Янир, – Эбби сделала попытку высвободиться из его объятий. – Здесь кто-то был. Пища…

– Что? – обернувшись, Янир увидел разбитые тарелки.

– Мой господин, – заговорил Паган. – Когда я вошел, чтобы забрать блюда после обеда, я решил, что леди Эбби, похоже, очень нравится наша еда, раз она съела все.

– Что ты этим хочешь сказать?

– Янир, – голос Эбби вернул его взгляд к ней. – Я съела не все, только половину, а потом поднялась на третий этаж.

– А когда я вошел, мой лорд, тарелки были пусты, – уточнил Паган.

– Двери в покои? – спросил Янир.

– Были закрыты, – ответил Паган.

Янир медленно опустил Эбби на пол и оглядел комнату.

– Эбби?

– Я никого не видела. После того как ты сменил рубашку, я немного поговорила по коммуникатору с твоей мамой, а потом поднялась в покои на третий этаж. Я возвращалась вниз, когда Паган убирал со стола. Мы поговорили несколько минут, и тогда я поняла, что здесь кто-то был.

– Из-за еды, – сказал Янир.

– Да, и это не в первый раз, – продолжила Эбби.

– Что ты имеешь в виду?!! – голос Янира стал напряженным.

– Я имею в виду, что уже это не первый раз, когда пропадает еда. В первый раз я заметила это еще в нашу первую ночь здесь. У меня был готов ужин, я ждала тебя, помнишь?

– Да, – Янир помнил, что тогда тарелки были наполнены всеми его любимыми яствами.

– Я заснула в ожидании тебя. Когда ты пришел, ты уже поел, но когда я осмотрела тарелки, мне показалось, что чего-то не хватает.

– Почему ты ничего не сказала? – спросил Янир.

– Потому что я думала, что могла ошибиться.

– А когда было такое еще?

– В тот день, когда принесли матрас. Паган принес мне обед, но я съела его не сразу. Когда я вернулась, тарелка была пуста.

– И все же ты ничего не сказала! – Янир начал закипать.

– Я подумала, что, может быть, я просто все съела раньше и просто забыла, это единственный другой раз, когда все было съедено, до сегодняшнего дня. Если на других тарелках чего-то не хватало, я никогда не замечала, ведь порции были достаточно большими, что можно накормить торнианского воина.

Янир лихорадочно соображал. Кто-то входил и выходил из его покоев незамеченным почти неделю! Как же так! Когда они прибыли, покои была опечатаны.

– Я хочу, чтобы обыскали все крыло! Начиная с этих покоев!

– Да, мой лорд!

– Эбби…

– Я в порядке… немного взволнована от мысли, что кто-то приходил и уходил, как ему заблагорассудится, но так как он не причинил никакого вреда…

– Но вред причинен!

– Янир, это всего лишь еда! На меня не напали или что-то в этом роде.

– Но могли.

– Но не напали.

– Мой господин, – тихий голос Навона заставил Янира обернуться и увидеть, как тот присел на корточки, внимательно разглядывая что-то. Подойдя к нему, Янир разглядел то, что увидел Навон. Крошки… хлебные крошки, и они вели к гардеробной. Обнажив меч, Янир молча пошел по следу.

Она была на самом деле небольшой комнатой, и если бы она все еще была заполнена вещами Бертоса, потребовалось бы время, чтобы обыскать помещение, но так как Янир еще не приобрел одеяния лорда, а вместо этого все еще носил одежду воина, она была почти пуста.

Глаза Янира тщательно обшаривали каждый открытый дюйм. Был ли здесь потайной ход, как в Торино? Глядя на дорожку из крошек, он нахмурился. Они вели к его укрытиям. С воинами, идущими за ним, Янир подошел ближе к своим вещам.

Все было на месте. Ничего не пропало. Собираясь уже было отвернуться, чтобы покинуть помещение, он посмотрел на испорченную рубашку, которую снял раньше. Но она была не на том месте, куда он ее положил. Двигаясь к ней, он заметил малейшее движение. Нагнувшись, он схватил рубашку, отдернул ее, и меч был готов нанести удар. Но то, что он обнаружил, заставило застыть его на месте.

***

Брайс уставился на мужчину, готового уже было прикончить его. Он был больше его манно, крупнее любого самца, которого Брайс когда-либо видел, но его взгляд был таким же холодным, пронзительным и смертоносным.

Он не должен был красть еду. Он знал это, но был так голоден, а она просто лежала там.

Теперь ему нравилось приходить в эти покои. Они были теплыми. Самка смеялась, от нее приятно пахло, и там всегда была еда. За едой никто не следил, до сегодняшнего дня.

***

Янир уже был готов нанести удар. Готов убить любого, кто осмелится подвергнуть опасности его Эбби. К чему он не был готов, так это к грязному, дрожащему ребенку, который сжался в комок, стараясь стать как можно меньше, с кусочками бутерброда, все еще зажатыми в руке.

Кто это был? Как он сюда попал? Откуда он взялся? Посмотрев на Дэя, который оказался слева от Янира, он увидел, как тот покачал головой, давая понять, что понятия не имеет.

Янир медленно опустил меч.

– Кто ты такой? – потребовал он ответа, но желтокожий ребенок только молча уставился на него. Когда он наклонился ближе, тот отпрянул от Янира, его глаза лихорадочно искали путь к отступлению, которого не было. Не с пятью большими воинами, заполняющими комнату.

Янир схватил ребенка за плечо и был потрясен, обнаружив, каким худым тот оказался. Хотя он казался маленьким, он все равно должен был быть более развитым. Стараясь не навредить ребенку, Янир вывел его из комнаты. Ему нужны были ответы на некоторые вопросы.

***

– Брайс! – возглас Пагана заставил всех обратить на него внимание.

– О Боже мой! – воскликнула Эбби. – Ребенок! – она быстро обошла Пагана, направляясь прямо к мальчику, все еще находящемуся в руках Янира.

– Эбби… – Янир попытался остановить ее, но она упала на колени прямо перед ним, не сводя глаз с ребенка.

– Привет, – голос Эбби, такой мягкий и полный заботы, заставил каждого мужчину замереть на своем месте. – Меня зовут Эбби, – она медленно коснулась своей груди. – А тебя? – когда он не ответил, она совсем не расстроилась. Ее глаза быстро пробежались по нему, отмечая все сразу: его юный возраст, его жуткое внешнее состояние, то, как на нем висела одежда и остатки бутерброда в руке.

– Боже… Ты, должно быть, действительно проголодался, – Эбби указала на сэндвич. – Я едва могу съесть один из этих сандвичей.

К ее удивлению, он медленно поднял руку, предлагая ей то, что осталось.

– О нет, – тихо ответила Эбби. – Оставь себе. Я сыта, – мальчишка тут же сунул его в рот, быстро прожевав остатки еды.

– Вкусно, не так ли? – он кивнул ей. – Хочешь еще немного? Я могу попросить принести еще, если ты все еще голоден, – его глаза расширились от шока, когда он проглотил еду. – Ты скажешь мне, как тебя зовут? – снова спросила она.

– Это Брайс, моя леди, – подсказал ей Паган.

– Я говорю не с вами, Паган, – ответила ему Эбби, и хотя ее голос был жестким и резким, ошеломив Пагана, ее взгляд оставался нежным и полным участия, когда она смотрела на Брайса. – Это твое имя?

Он медленно кивнул.

– Брайс – очень красивое имя. Сколько тебе лет, Брайс? Один? – она подняла один палец.

– Два? – она добавила еще один.

– Три? – к ним присоединился третий.

– Четыре? – к всеобщему изумлению, Брайс протянул руку и остановил Эбби, не дав ей поднять четвертый палец.

– Значит, уже три, – Эбби улыбнулась и медленно повернула свою руку, давая ему время отстраниться, если он захочет, прежде чем она обхватила его маленькую ладонь. – Ты не слишком мал, чтобы бродить по дому в одиночку, тебе не кажется?

Брайс покачал головой, его спутанные грязные волосы слегка шевельнулись

– Держу пари, кто-то очень беспокоится о том, где ты находишься.

На этот раз, когда Брайс покачал головой, его волосы хлестали по лицу.

– О, я в это не верю. Ты такой красивый, находчивый молодой человек. Держу пари, что кто-то прямо сейчас прочесывает дом в поисках тебя.

– Они мертвы, – эти два маленьких слова были произнесены очень тихим, детским голосом, едва шевеля губами.

– О Брайс. Мне так жаль, – Эбби почувствовала, как ее глаза наполняются слезами. – Моя семья тоже погибла, – она раскрыла ему объятия, и после недолгого колебания он нырнул в них.

Каждый мужчина в комнате в шоке наблюдал за разворачивающейся сценой. Почему она утешала этого ребенка? Он не принадлежал ей, и даже если бы принадлежал, в этом возрасте женщина уже отдала бы свое потомство его манно, выполнив свой долг перед ним.

Даже собственная мать Янира сделала это.

– Кто он такой, Паган? – потребовал ответа Янир, не в силах отвести глаз от Эбби.

– Брайс Гуттузо… потомок Бертоса и Рисы.

– Что?!! – глаза Янира снова обратились к ребенку, которого Эбби теперь качала на руках. – Что он все еще здесь делает?!!

– Я не знаю, мой лорд, – недоуменно ответил Паган.

– Корин! – Янир перевел на него тяжелый взгляд.

– Простите, господин, я никогда об этом не думал… забота о нем никогда не входила в мои обязанности.

– Паган!

– Мой лорд?

– Кто отвечал за него, пока Бертоса не было?

– Мой господин… воин Васаки был назначен присматривать за ним с того момента, как Риса отказалась от своих обязанностей.

– Что?

– Бертос не считал, что ему нужно заботиться о своем втором потомке. У него уже был Лукен.

– Васаки покинул замок два дня назад! Почему он не отправил его в Геенну?!!

– Да, мой лорд, но я не знаю. Я могу только предположить, что со смертью Рисы и Бертоса он посчитал свои обязанности законченными.

– Геенна?! – воскликнула Эбби, вспомнив, что Янир рассказывал ей о том месте, куда, по мнению Дэя, Корин должен был отправить Мабона. Место для негодных и нежеланных.

Внезапно Брайс вырвался из ее рук и побежал к дверям комнаты, которые никто не потрудился закрыть.

– Держите его! – тут же отдал приказ Янир.

Глава 23

Эбби медленно поднялась на ноги с пола, когда комната опустела, потому что все взрослые торнианские мужчины пытались поймать одного маленького испуганного мальчика. Она пыталась заставить себя осознать все то, что только что здесь произошло. Она понимала, что, возможно, ей требовалось больше времени, чтобы во всем разобраться, знала, что большую часть того, что Обучатель пытался втолковать ей, не была ею усвоена, но она отказывалась верить тому, что Янир просто не мог сказать то, что она услышала. Она никак не могла принять, что кто-то отправит трехлетнего ребенка в место, которое казалось ей адской дырой. Это был смертный приговор. Янир не мог быть таким. Он был заботливым, чутким.

Эбби огляделась по сторонам, и взгляд Варика на семейном портрете привлек ее внимание. У нее вдруг возникло ощущение, он смотрит прямо на нее, осуждая. За что? За то, что она сделала? Утешила невинного? Или за то, чего она не сделала? Не защитила его так же, как защищали ее? Или это было что-то совсем другое? Неужели он хотел сказать ей, что она недостойна быть членом его семьи?

Она медленно села на диван, пытаясь собраться с мыслями. Звук нетерпеливых шагов заставил ее поднять глаза и увидеть идущего к ней Янира.

– Маленький гаденыш сбежал! – раздосадовано произнес он, проведя рукой по волосам, и сел рядом с ней.

– Действительно, – в ответ тихо проговорила она.

– Да! Джа услышал наши возгласы и открыл двери в крыло. Он проскользнул между его ног, прежде чем мы успели предупредить Джа.

– Находчивый маленький гаденыш, не так ли? – все так же тихо продолжила Эбби.

– Да, но мы найдем его, а когда найдем, то он будет отправлен на Геенну!

– Почему? – спросила Эбби, глядя на него.

– Почему?

– Почему ты так желаешь отправить его туда?

– Эбби, он – отпрыск Рисы и Бертоса! – Янир произнес эту фразу так, словно это все объясняло.

– Ты знал, что у них был общий потомок?

– Конечно. Все знали.

– Я этого не знала, – тихо ответила она. – Никто никогда не говорил мне, что у них был ребенок, то есть отпрыск, у которого нет теперь брата, чтобы присматривать за ним.

– Наверное, потому что он должен был отбыть туда до нашего приезда.

– И это было бы нормально для тебя… что невинного отправят в такое ужасное место?

– Он – не невинный, Эбби. В его жилах течет кровь Рисы и Бертоса. Он – испорчен. Непригоден. Ничто из того, что он может сделать в будущем, не изменит этого. Каждый его вздох увековечивает безумие и зло, отравившие его кровь. Эта родословная должна прекратить свое существование!

– Ты судишь его… из-за его родителей… просто из-за факта рождения… не задумываясь о том, что те, кто его будут воспитывать, смогут повлиять на него больше, чем те, кто ответственен за его рождение?

– Это не имеет значения! Важно то, что его родословная запятнана. Его родители были непригодными и недостойными, и это делает его непригодным и недостойным! – и тут Яниру пришлось ответить на входящий на его комм звонок. – Да?

– Кажется, мы поймали его, мой лорд, – сообщил ему Корин. – В нежилом крыле.

– Я сейчас приду! Эбби, мне нужно идти. Послушай, сейчас у входа стоят два охранника и наверху у лестницы – еще двое. Тебе нужно только позвать, и они услышат тебя. Ты в безопасности, – быстро и жадно поцеловав ее, Янир отправился за Брайсом.

* * *

Эбби смотрела, как весь ее мир исчезает за дверью, унося с собой ее надежду и всю ее веру на будущую счастливую жизнь. Веру в то, что она заслуживает счастья. Веру в то, что кто-то сможет любить ее, по-настоящему любить за то, кем она была… а не за то, откуда она пришла. Лэнс не смог этого сделать, но с Яниром… С Яниром она думала, что все будет по-другому, что он другой… Но она ошибалась.

– Ну конечно, – зашептал снова чей-то голос. – Посмотри на себя! Ты – маленькая и толстая. У тебя никогда не было ни единого шанса быть с таким подходящим и достойным мужчиной! Лордом! Ты действительно верила, что лорд сможет любить кого-то вроде тебя? Лучше тебе уйти или еще лучше покончить с собой, пока ему не пришлось сделать это.

Эбби издала полный боли крик, поскольку каждое слово ощущалось как удар. Что же ей теперь делать? Куда она может пойти? Кто ей теперь поможет? С трудом поднявшись, она подошла к комму.

* * *

– Эбби!

Лицо Лизы лучилось счастьем, когда она появилась на экране.

«Должно быть, это связано с беременностью», – подумала Эбби. И тут она увидела, как улыбка на экране быстро исчезла.

– Эбби! Что случилось? – Лиза сосредоточенно смотрела на нее с экрана, отмечая для себя полное опустошение и отчаяние, видимо отразившиеся на лице Эбби.

– Что случилось? – Лиза обернулась и увидела, как Грим направляется к ней.

– Я совершила ошибку, Лиза. Ужасную… ужасную ошибку. О чем я только думала? Я не должна была забывать… это всегда будет иметь значение… это никогда не уйдет… мама была неправа…

– Эбби, – Лиза бросила обеспокоенный взгляд на Грима, который только покачал головой.

– Мне нужно улететь… улететь отсюда… – глаза Эбби встретились с глазами Лизы на экране. – Можно я отправлюсь на Люду? Мне нужно возвратиться на Люду. Это то место, где я должна была быть все это время. Мне не следовало прилетать сюда. Можно мне к вам?

– Да. Да. Конечно, ты можешь сделать это, но скажи мне, что случилось? – Лиза увидела, как Грим нажал несколько кнопок на своем комме и отошел туда, где Эбби не могла его слышать. – Что случилось? Ты ранена?

– Сегодня. Ты можешь прилететь сегодня? Мы должны уехать сегодня. Мы не можем здесь оставаться. Мы…

– Эбби, успокойся! Мы не можем прилететь за тобой сегодня, мы в трех днях пути от Торниана. А теперь скажи мне – кто это «мы»? Ты имеешь в виду тебя и Янира?

– Нет! – возразила Эбби, отпрянув от экрана. – Нет, не Янира… Брайс… я и Брайс. Нам нужно улетать. Я не могу позволить Яниру отправить его на Геенну. Он умрет там.

– Эбби… Эбби! – воскликнула Лиза. – Кто такой Брайс?

* * *

Янир знал, что они загнали маленького засранца в ловушку. Он был где-то в этой комнате. Все, что им нужно было сделать, это выяснить, где именно. Он нетерпеливо посмотрел на свой коммуникатор, желая проигнорировать звонок, а затем увидел, что это был код Грима.

– Я сейчас немного занят, Король Грим, – принял вызов Янир, наклоняясь, чтобы проверить темный угол.

– Мне плевать, чем ты там занят, – Грим использовал земную фразу, которую недавно выучил. – Я хочу знать, почему в данный момент Эбби связывается с Лизой, говорит ей, что она совершила ошибку и умоляет нас приехать и забрать ее!

– Что? – Янир тут же выпрямился, привлекая к себе взгляды всех мужчин.

– Именно это я и хочу знать. Что ты с ней сделал?

– Ничего. Она в порядке. Я ушел от нее меньше пяти минут назад, – тут же позабыв о Брайсе, Янир побежал обратно к их покоям.

– Она не в порядке. Она практически не в себе, так она расстроена. Тащи свою задницу к ней!

– Уже в пути! – отключившись, он побежал еще быстрее.

* * *

– В трех днях? – Эбби растерянно посмотрела на Лизу. – Это займет у вас три дня?

– Да… Эбби, кто такой Брайс?

– Мне не следовало звонить тебе. Я должна была позвонить Ким, а если Рэй не захочет сделать то же самое… я не могу позвонить Исиде… Что же мне делать? Куда мы пойдем?

– Эбби! – громкий голос Лизы заставил Эбби прерваться, оглянувшись на нее. – Кто. Такой. Брайс?

– Трехлетний сын Рисы и Бертоса, – ответила она Королеве.

Гробовая тишина встретила ее заявление.

– Их отпрыск… Я и забыла… – Лиза перевела встревоженный взгляд на вернувшегося Грима. – Как я могла забыть о нем?

– Тебе и не надо было о нем помнить, моя Лиза, – нахмурившись ответил ей Грим.

– Вы знали о нем? – Эбби перевела обвиняющий взгляд на Грима.

– Конечно.

– Янир хочет отправить его на Геенну, – поведала ему Эбби.

– Это было бы к лучшему, – согласился Грим.

– Погоди, а что такое «Геенна»? – спросила Лиза, глядя на Грима. – И почему это так расстраивает Эбби?

– Это место, куда торнианцы посылают тех, кто остался без попечения или кого посчитали непригодными. Включая детей, тех, за кого никто не будет нести ответственность! – ответила ей Эбби.

– Что? Нет! Это невозможно, – Лиза отказывалась в такое верить. – Брат обычно берет на себя ответственность…

– У тебя тоже есть брат, Лиза, – тихо напомнил ей Грим.

– Верно, но… Может быть кто-то другой…

– Если самец берет на себя ответственность за чужое потомство, он рискует никогда не привлечь к себе самку, чтобы продолжить свою родословную, – разъяснил Грим.

– О, да, как же можно забывать о такой чрезвычайно важной вещи, как родословная! – усмехнулась Эбби.

В этот момент двери в комнату распахнулись, ударившись о стены, и в комнату ворвался Янир.

– Что, во имя Богини, происходит?!! – заревел он, направляясь к Эбби.

Эбби обернулась, ее глаза были полны чувства предательства, когда она переводила взгляд с Лизы на Грима.

– Вы позвонили ему.

– Эбби… – начала было Лиза.

– Да, – Грим перебил ее. – Янир – твой мужчина, Эбби. Тот, кого выбрала ты. Он происходит из хорошей и достойной родословной, ты должна рассказать ему, что что-то не так, чтобы он мог это исправить.

– Исправить это?! – Эбби начала смеяться, но это был смех полон битого стекла. – Исправить это?! Как будто он собирался «все исправить», отправив куда-то умирать невинного трехлетнего ребенка!

– Эбби, ты не понимаешь… – Янир попытался дотронуться до нее, но она отшатнулась.

– О, я понимаю все хорошо… лучше, чем ты… Ты всегда считал себя менее значимым из-за очередности рождения, но ты никогда не чувствовал себя так из-за того, от кого ты произошел, не так ли, Янир?

– Нет, – тихо согласился он.

– И вы, Король Грим, – Эбби обратились к нему, уставившись пылающим негодованием взглядом на самого устрашающего воина во всей Империи. – Вы считали себя менее значимым, потому что были ранены, получили шрамы, но никогда по поводу крови, которая текла по вашим венам, не так ли?

– Нет, – признался тот.

– И все же вы оба приговорили бы трехлетнего ребенка к смерти из-за того, что сделали его родители. Всего лишь из-за крови, которая течет в его жилах. Хотя вы понятия не имеете, что он может или не может сделать!

– Скорее всего, он поступит так, как поступила кровь его манно, – глухо предположил Грим.

– А как насчет крови его матери? А как же манно Рисы, капитан Бусто? Он был капитаном Императорской гвардии! Он погиб, защищая Короля Раска! Он был достойным и благородным мужчиной. Уважаемый многими! Откуда вы знаете, что он не последует по этой линии родословной?

Никто не произнес ни слова.

– Я понимаю, что ты хочешь сказать, Эбби, но это не та ситуация, в которой я готов пойти тебе на встречу, – обратился к ней Янир. – Я – хозяин этого Дома. Он находится в моем Доме. И только от меня зависит, какое решение приму я.

– И если у нас будет потомство, принимать такие решения будешь только ты? – встрепенулась Эбби.

– Что? – Янир потрясенно посмотрел на нее.

– Ты собираешься забрать моих детей и отправить туда умирать, как ты хочешь это сделать с Брайсом?

– Конечно, нет! – тут же возразил Янир.

– Но это то, что ты сейчас сказал, Янир, и я не хочу рисковать, – парировала она в ответ на его слова.

– Эбби, наше потомство будет пригодным и достойным… – начал было он, бросив на нее растерянный взгляд.

– Откуда ты это можешь знать? Ты ничего не знаешь о крови, которая течет в моих жилах. Все, что заботило ваших людей, когда забирали нас с Земли, – это то, что мы были «незащищенными».

– Эбби, – послышался тихий голос Лизы. – О чем ты говоришь? Твои родители…

– Дэвид и Ронни Джеймисон были моими мамой и папой, они были людьми, которые вырастили меня, любили меня и учили отличать хорошее от плохого. Они были удивительными людьми, но ни одна капля их крови не течет по моим венам, – Эбби увидела шок на лице Лизы. – О нет! Кровь в моих жилах течет от Виктора и Вики Дэвис, двух самых больших подонков на Земле.

– Тебя удочерили, – прошептала Лиза.

– Да.

– Что такое… «удочерили»? – спросил Янир.

– То, что ни один достойный и пригодный торнианец никогда бы не сделал, – выплюнула Эбби ему в лицо. – Они приняли и полюбили ребенка, которого больше никто не хотел. Они не отослали этого ребенка умирать куда-то только из-за того, что имел оплошность родиться!

Янир вздрогнул от осуждения, которое увидел в глазах своей Эбби. В ее взгляде не было ни капли от той нежной заботливой женщины, которую он узнал и полюбил. И он хотел, чтобы она вернулась.

– Расскажи мне о них, Эбби, – с мольбой в голосе попросил Янир.

– Конечно, почему бы и нет? – ее уничижительная усмешка больно ранила сердце Янира. – Давай тебя просветим. Таким образом, никто не сможет обвинить тебя в том, что ты не хочешь иметь потомство от меня. Некоторые родословные должны прекращать свое существование, – Эбби посмотрела мимо Янира на портрет, которым так была восхищена. Она была так взволнована мыслью, что станет частью такой семьи, что сможет претендовать на родство с ними. Ей следовало бы быть осторожнее.

– Мое первое воспоминание – это тихие звуки, которые всегда окружали меня. Только позже я поняла, что они исходили от моей сестры. Она все время обнимала меня и напевала. Думаю, она делала это, чтобы я не плакала и не привлекала к себе внимания. Ты бы никогда не захотел привлекать внимание ни Вики, ни Виктора. Мы никогда не знали, что произойдет, если мы это сделаем. Это могла быть пощечина. Это мог быть удар. Если они были в очень хорошем настроении – они бы просто накричали на нас…

– Эбби… – по щекам Лизы потекли слезы, но Эбби не заметила этого, потому как погрузилась в прошлое.

– Я не знаю, сколько мне тогда было лет. Черт, я даже не знаю, сколько мне сейчас лет… мама выбрала дату и год… в любом случае они держали нас в этой крошечной комнате с заколоченным окном. Мы почти не знали, когда наступает день или ночь, но это не имело для нас никакого значения, мы знали только, что когда стемнеет, дверь откроется и они бросят нам что-нибудь поесть. Девчонка всегда заботилась о том, чтобы я получила свою порцию, – Эбби слегка улыбнулась при этом воспоминании. – Но так не происходило, когда начинались крики и вопли. Иногда раздавались странные звуки. Мы забивались в самый темный угол и ждали рассвета, потому что тогда снова становилось тихо.

– Девчонка? – голос Янира проник в воспоминания Эбби, и она сумела ответить.

– Так они ее называли. Она была Девчонкой. Я была Маленькой сучкой. Такова была наша жизнь, пока однажды вечером Виктор не пришел с другим мужчиной. Они схватили мою сестру. Я помню, как цеплялась за нее, крича, что не хочу оставаться в темноте одна. Виктор просто оторвал меня от нее и швырнул через всю комнату. С рассветом он привел ее обратно. Она не двигалась, просто лежала там, где он ее бросил. То, что на ней было, было порвано и покрыто чем-то липким. Больше она мне не напевала.

– Я не знаю, сколько раз они вытаскивали ее из этой комнаты, я не знаю, как часто, но однажды ночью стало очень громко, а потом стало очень тихо, и они не вернули ее обратно, и дверь больше никогда не открывалась.

– Что? – потрясенно спросила Лиза.

Эбби с удивлением посмотрела на экран и увидела, что Лиза стоит в объятиях Грима, а по ее щекам текут слезы.

– Дверь не открывалась. Еды больше не было. Они ушли.

– Они просто оставили тебя там? – голос Лизы был полон шока.

Эбби только пожала плечами.

– Я была для них никем. Просто кем-то за запертой дверью. С глаз долой, из сердца вон, верно? Разве не так обстоит дело с теми, кого вы отправляете на Геенну? – она посмотрела на Янира, который был бледен и выглядел так, словно кто-то только что ударил его. Ее взгляд вернулся к портрету, и она заставила себя продолжить.

– Я не помню, как выбила доски на окне, но, должно быть, все же я их выбила. Однажды ночью кто-то нашел меня бредущей по улице и отвез в больницу. Ронни Джеймисон была дежурной медсестрой в тот вечер. Я узнала об этом только много лет спустя, что она не отходила от меня в течение сорока восьми часов подряд. Она купала меня, ложилась рядом. Она расчесывала мне волосы и кормила меня. Она напевала мне… она была такой мягкой, так приятно пахла, она не кричала на меня, не била меня.

– Несколько недель спустя, когда они не смогли найти никаких записей о моем существовании, я наконец сказала ей свое имя. «Маленькая сучка». Это был единственный раз, когда я видела Ронни в ярости, но не на меня, а на мир. Она назвала меня Эбби, в честь своей матери, потому что знала, что я буду такой же красивой и заботливой, как и она, а потом назвала мне дату моего рождения. Ронни была единственным человеком в моей жизни, который думал, что я чего-то стою, что суть моих родителей не должна определять мою суть.

Сделав глубокий судорожный вдох, Эбби подвела итог.

– Итак, теперь вы все знаете всю грязную историю Эбби Джеймисон. Непригодная. Нежеланная. С испорченной родословной.

– Эбби… – начал было Янир.

Глядя на Янира, она ожидала увидеть в его глазах отвращение, такое же отвращение, какое было у него, когда он смотрел на Брайса. Вместо этого она увидела его стоящим на коленях у ее ног, с глазами полными слез.

– Что? Не волнуйся, Янир, тебе не нужно умолять меня уйти, чтобы не испортить твою достойную родословную, – она указала на портрет за его спиной. – Ты обречен на величие, Янир. Ты сделаешь в точности то, что потребовал Император, и сделаешь свой Дом таким же, каким он был когда-то. Это у тебя в крови.

– Богиня! Эбби, остановись, – Янир никогда в жизни не чувствовал себя более недостойным или непригодным, чем сейчас, когда слушал, как Эбби раскрывает свою тайну. Он думал, что в своей жизни пережил много унижений. Что его жестоко осуждали за то, в чем он не был виноват. Но это было ничто по сравнению с тем, что пережила его Эбби. Какой ужас она пережила и все же не позволила этому ожесточить себя, не позволила превратить ее в то, что пыталось уничтожить ее. Вместо этого она выбрала любовь, выбрала заботу, выбрала быть полной противоположностью тому, что говорила ее кровь.

– Ты нашел Брайса? – спросила она безжизненным и ровным голосом, таким же был и ее взгляд.

– Нет.

– Я пойду помогу его искать. Чем скорее мы найдем его, тем скорее сможем уехать.

– Мы вышлем «Раптор», Эбби, – сказала ей Лиза.

– Нет! – взревел Янир, поднимаясь с колен. – Эбби никуда не поедет! Она – моя леди! Она останется здесь!

– Не надо, Лиза, – прозвучал твердый, но бесстрастный голос Эбби. – Я не поставлю тебя в такое положение. Король Грим уже выразил свои чувства к Брайсу, и я не посмею появиться с ним в вашем Доме. Ты сделала достаточно. Я придумаю что-нибудь еще, для Брайса и для меня. Обними девочек за меня.

– Эбби! Эбби! Послушай…

Но Эбби проигнорировала мольбу Лизы и вышла из комнаты отдыха.

– Лорд Янир! – приказ в голосе Грима нельзя было проигнорировать, остановив Янира, когда он было двинулся за ней. – Я высылаю «Раптор». У тебя есть три дня, чтобы решить этот вопрос с Эбби, или она и Брайс оба станут членами моего Дома.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю